ЩЕ НЕ ВМЕРЛА УКРАИНА, НО ЕСТЬ ЛИ У НЕЁ БУДУЩЕЕ. Глава 8.

Очень интересным было поведение Горбачёва в дни, когда состоялся “путч” и когда к нему в Форос приехали члены ГКЧП. Если это был заговор, перешедший в “путч”, то естественным состоянием президента, была бы его озабоченность судьбой страны и её народа. Ему не составляло никакого труда арестовать “заговорщиков” (охраны для этого было предостаточно) или возвратиться немедленно вместе с ними в Москву и не допустить в стране чрезвычайного положения. Но очень скоро после фарса с так называемым “путчем гэкачепистов”, стало абсолютно ясно, что у президента были иные соображения. И недаром в общественном мнении получила поддержку идея о том, что президент, посовещавшись со своей семьёй, решил, видимо, выждать, посмотреть, на чьей стороне будет перевес. Уже где-то во второй половине пребывания Горбачёва у власти, для многих людей в руководстве партии и государства, в том числе и для большинства граждан страны стало ясно, что руководитель страны является позёром, лжецом и человеком с двойным дном морали. И это убедительно доказывает его книга “Августовский путч”, в которой на каждой странице ложь сопутствует описанию каждого факта происходившего в те дни. Горбачёв заявляет, что он был арестован, окружен войсками и изолирован, что у него не было средств связи, а новости он и его семья слушали по старенькому радиоприёмнику, который они случайно нашли на чердаке. Какой-там чердак и какой-там, старенький радиоприёмник, в новом едва ли не вчера построено здании форосской дачи!? Ведь следователи допросили всех, кого только могли, от адмиралов, генералов, офицеров, вплоть до посудомойки и паркового рабочего. После чего, стало ещё раз ясно, что Горбачёв был и есть лжецом. Средства связи на даче, оказывается, были. Работали радиоприемники, телевизоры, переносные рации, два междугородных телефона. Кроме того, на даче находились президентские автомашины, оснащенные спутниковой связью. Сотрудники охраны звонили по междугородному телефону своим семьям уже вечером 19 августа. “Вы, сообщали об этом президенту?” – спрашивали абсолютно всех следователи. И в ответ получали положительные ответы. На вопросы о том, как реагировал на это президент, звучал один ответ – “На этом наш разговор закончился” отвечали охранники. “Автомашины на дачу и с дачи двигались, как и прежде; привозили продукты, выезжали люди”, говорил следователю командир взвода ГАИ. “Никакой блокады резиденции со стороны сухопутных и морских пограничников не было. Служба неслась в обычном режиме”, говорил начальник погранотряда. “Согласно инструкциям, охраняемое лицо для нас, охранников, главнее любого генерала, и если бы Горбачёв решил выйти за пределы объекта, то я и другие охранники не препятствовали бы ему в этом”, – свидетельствовал сотрудник службы безопасности. “Если бы была мне команда президента отправить его в Москву, я бы выполнил эту команду. Я же не мог насильно вывозить президента, заявил начальник Службы охраны Горбачёва в Крыму генерал-майр Л.Толстой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)