НОВАЯ ВСТРЕЧА-ЛУЧШЕЕ СРЕДСТВО ОТ ОДИНОЧЕСТВА.

Пролог.
-Янина Сергеевна, -дверь приоткрылась и на пороге кабинета появилась секретарь Света. — Янина Сергеевна…
-Да… Что случилось? — оторвав взгляд от монитора компьютера, спросила Яна.
-К Вам посетитель… Он с вами договаривался о встрече, — ответила света. — По крайне мере, он так утверждает.
-Странно… Не помню… -задумалась Яна.
-Вот его визитка. Он утверждает, что Вы сами назначили ему встречу сегодня… — пожала плечами секретарша и добавила: — У него какие-то уточнения по оформлению зала в ресторане «Алмаз»…
-Аааа,-поморщившись произнесла Яна. — Мирослав Владимирович Глебов… Это тот неприятный тип из телефона… Соедини.
-Нет, Янина Сергеевна, он сам пришел, — прошептала Светлана и указала пальцем за спину. — И очень решительно настроен. Если не примете, то грозится отменить заказ, получить еще и неустойку.
-Фиг ему, не получится. Он сам хочет разорвать… Приглашай и позови нашего юриста. Пусть посидит в приемной, если что, то я его позову…
-Хорошо…- Света скрылась за дверью.
Но та тут же с шумом отворилась и на пороге встал высокий, почти под притолоку мужчина лет сорока пяти с шикарной шевелюрой волос, слегка подернутой сединой, упрямым подбородком с ямочкой, ярко карими глазами под разлетом прямых, четко очерченных, бровей…
«Интересно, брови у него такие от природы или поправляет их в салоне?.. Скорей всего в салоне…» — подумала Яна и указала жестом на кресло. — Присаживайтесь.
-Здравствуйте, — он сухо поздоровался и сел в указанное кресло. От него исходила такая энергетика, что любой находящийся в кабинете, должен был сразу почувствовать, что он царь, верховный правитель, короче, хозяин положения.- Мне бы хотелось заменить все цветы, издающие запахи, на абсолютно не пахнущие… У невесты на цветочные запахи аллергия…
-Давайте, заменим их на бумажные, — с легкой ехидцей заметила Яна.
-Что? Что?.. Вы шутите? Это же свадьба, а не похороны, — взорвался он.-Я отменяю заказ…И вы за все заплатите!
-Не надо кричать, — почти шепотом произнесла Яна и улыбнулась. — Разве, вы не поняли, что это шутка… Присядьте и мы сейчас решим, какими цветами надо будет украсить зал и из каких сделать букеты невесте, свидетелям, гостям… Желание клиента для нас закон, но понимаете, такой большой заказ цветов уже сделан поставщикам и при его отмене, они потребуют оплатить неустойку… У Вашей невесты аллергия, но разве ваш представитель не знал об этом? Мы с ним обговорили все цветы, что должны…
-Он не знал… Прошу исключить лилии, гиацинты и что там еще с запахом… Замените их на герберы, гвоздики, розы из Голландии… Вот чек на дополнительные расходы, — и он тут же вырвал листок из чековой книжки. Потом внимательно посмотрел на Яну и вдруг спросил: — Мы с Вами нигде раньше не встречались?
Яна растерялась, но собравшись, резко ответила:
-Нет… Не думаю.
-Странно… Вы мне напомнили одну женщину…. Однажды на мосту… А, — Мирослав Владимирович безнадежно махнул рукой. — Это случилось пять лет назад… Простите, я обознался… Жаль, но вы только похожи, возможно, внешне… Она была растерянной, раздавленной… нежной и нуждающейся в защите, а Вы, Яна Сергеевна, совсем другая — жесткая и сдержанная… Я не могу представить Вас плачущей, как та женщина… Мне захотелось ее успокоить, взять на руки, унести в машину и успокоить, — он задумался и опять махнул рукой, будто прогоняя воспоминания.
-И хорошо, что я не она, — жестко произнесла Яна и продолжила: — Прошу Вас меня простить, но мы все вопросы решили и теперь прошу Вас покинуть кабинет… У меня много дел. Отчет Вы получите в письменном виде. Прощайте.
-До свидания, — ответил Мирослав Владимирович, встал и прошел к двери. Открывая ее, он вдруг оглянулся и посмотрел на Яну. Она смотрела на кончик карандаша, но ее сознание в это мгновение было уже где-то совсем далеко… Она не услышала, что он сказал перед тем как скрыться за дверью.
1. Сказка для Золушки.
Яна осиротела в семь лет. Родители погибли в автокатастрофе, произошедшей по вине пьяного водителя газели, вылетевшей на встречную полосу. Отец пытался избежать столкновения и ушел на обочину, но это не спасло. Обрыв был очень крутой, и машина улетела в овраг, где несколько раз перевернувшись, остановилась. Водитель газели, конечно, нашли и осудили, но родителей было уже не вернуть. Других родственников у Яны не имелось, и ее определили в Малиновский детский дом, где она провела последующие десять лет. Она видела, как радовались другие дети, у которых появлялись приемные родители, но ее никто не выбирал. Никому не нравилась маленькая девочка с тонкими рыжими косичками и конопатым лицом. Со временем волосы у нее потемнели, а конопушки пропали, и как в сказке, Яна превратилась из гадкого утенка в прекрасного лебедя. У нее обнаружился абсолютный слух, красивый голос и огромное стремление к знаниям. Она училась с упорством и окончила школу чуть не дотянув до медали. После детского дома Яна поступила на экономический факультет столичного университета, но его не успела закончить. В ее жизнь вмешались его величество случай, судьба или любовь, которую она считала последующие десять лет единственной на всю оставшуюся жизнь.
Летом после четвертого курса она подрабатывала в одной небольшой фирме, куда ее обещали взять после защиты диплома на постоянную работу с довольно приличной зарплатой. Как-то вечером Яна договорилась встретиться с однокурсницей в кафе на набережной. Яна и Маринка пили кофе, когда к их столику подошел высокий симпатичный парень в белой футболке и джинсах. На его загорелом лице сияли голубые глаза, ершиком торчали светлые, выгоревшие на солнце, светлые волосы, а в ухе была маленькая едва заметная золотая серьга. Его звали Андрей. Он, как оказалось, был старым знакомым Маринки. Яна влюбилась в него с первого взгляда. Маринка на протяжении всего вечера зачем-то наступала под столом на ногу Яны, а Андрей рассказывал смешные истории, перемежая их анекдотами. Он проводил Яну и Маринку до общежития, попрощался и ушел. Маринка, уже сидя в в комнате общежития, стала рассказывать о нем:
-Он, представляешь, занимается строительным бизнесом. Дела идут так -себе, но не беден и не жаден. Так что, подруга, не теряйся…
-Андрей твой друг, а не мой, — вздохнула Яна.
-Глупая, он с тебя весь вечер глаз не сводил… Я же видела, как он пялился на тебя. Так, что подруга, это твой шанс! Лови удачу за хвост!
-Мне он тоже понравился, — ответила Яна. — Но это ничего не значит, если он твой парень…
-Знаешь, если бы он был моим парнем, то я тебя с ним никогда не познакомила… Он слишком … Я не знаю, как сказать, короче он не в моем вкусе… Успокойся, мне нравятся мужчины постарше, посолидней, поспокойней, как мой босс , — ободрила Яну подруга.
Андрей стал ухаживать за Яной. Каждое утро звонил ей, чтобы пожелать доброго утра, а вечером- пожелать спокойной ночи. По выходным заезжал за ней, и они вместе отправлялись в путешествие по области с заездами в музеи, бывшие дворянские усадьбы. Бродили по паркам и слушали на площадках под открытым небом симфоническую музыку… Он открывал для нее все краски жизни, которые ей были незнакомы. Андрей дарил огромные букеты цветов, водил в рестораны, театры и музеи. Однокурсницы тихо завидовали, а некоторые пытались заигрывать с Андреем в открытую, но он не обращал на них совершенно никакого внимания. Он окружил Яну таким вниманием, что она от неверия в свое счастье плакала по ночам, а Маринка ее успокаивала и говорила: «Ведь должно же было тебе повезти в этой жизни! Андрей тебя любит по-настоящему! Ты только верь и все будет хорошо!» В Новый год он спел ей настоящую серенаду под балконом общежития, выложив чайными свечами на снегу: «Яна, я люблю тебя! Выходи за меня замуж!»
Яна его любила без оглядки. Ей в то время было всего двадцать один. Она считала, что эта любовь ее единственная и другой уже не будет. Сдав зимнюю сессию, Яна с Андреем поженились. Свадьбу играли в дорогущем ресторане и с большим количеством гостей, в основном со стороны Андрея. На Яне было красивое платье от кутюр и красивый букет невесты. Она переехала в его дом в пригороде. У нее теперь было все: любимый муж, дом, о котором она мечтать не могла и даже породистая собака. После свадьбы они поехали в путешествие по Италии . Это была ее первая поездка за границу. Андрей взял в Риме машину на прокат, и они исколесили весь юг Италии. Ей было все интересно: как растет киви, гранаты, виноград… Яне очень понравилось в горах утром. Она первый раз в жизни видела, как рождаются облака в горах. Они, тихо поднимаясь из расщелин, уносились высоко-высоко вверх, начиная жить своей новой жизнью, неся в дальние земли дожди… В то время Яне казалось, попроси она у Андрея достать звезду с неба, он бы это сделал. Он обещал ей подарить целый мир на блюдце с золотой каемочкой … И это было именно так. Она держала этот мир в своих ладонях. После свадьбы Андрей попросил ее только об одном- уйти из университета и заниматься домом… Она это сделала без сожаления и полностью посвятила себя мужу. Со свекровью у Яны отношения вроде бы сложились. Та ее приняла, но не сразу. Сначала Надежда Павловна была настроена против детдомовской девчонки, считая ее корыстной и мечтающей зацепиться в большом городе за счет удачного замужества, но Андрей смог убедить свою мать в обратном. Однако, Надежда Павловна не очень была рада такому выбору своего сына, но видя, как они счастливы, в конце концов смирилась и ради своего сына старалась поддерживать с Яной хорошие отношения. Пять лет Яна жила словно в сказке. Андрей мог внезапно сказать: «Дорогая, мы завтра летим в Прагу или Берлин на выходные…» Она паковала походный чемодан, и они ехали в аэропорт. За первые пять лет совместной жизни с Андреем, Яна побывала почти во всех столицах Европы. Она поняла, что если есть деньги и позволяют возможности, то жизнь начинает играть совершенно другими красками, о которых можно просто прожить до старости и никогда не узнать. Единственное, что несколько омрачало сказочный мир — у них с Андреем не было детей. Они прожили почти пять лет. Это больше всего беспокоило Яну, и они прошли полное обследование. У Андрея все было хорошо, а Яне врачи поставили страшный для большинства женщин диагноз — бесплодие. Лечение не помогло, и они вынесли вердикт, что если она и родит, то это будет чудом. Андрей в этом вопросе очень легко пошел ей на встречу. Они съездили в Малиновский детский дом и удочерили трехмесячную синеглазую, как Андрей, девочку. Олечка была похожа на ангела с русыми кудряшками и забавными ямочками на щеках. Андрей относился к ней, как к родной — часами возился с ней, играл и ходил гулять. Казалось, теперь счастье поселилось в их доме навсегда. Андрей стал отправлять Яну и Олечку на несколько месяцев в году пожить на каком-нибудь средиземноморском курорте. Тогда-то Яна увлеклась дизайном и флористикой. Она, отдыхая в Италии, окончила курсы и получила международный сертификат, но у Андрея ее стремление открыть небольшой дизайнерский салон не нашло поддержки. Он первый раз в жизни кричал на нее и требовал, чтобы она оставила эти бредовые идеи и занималась семьей, домом и ребенком. Яна в очередной раз согласилась с Андреем. Она любила мужа и верила ему, что они будут вместе и в горе, и в радости до конца жизни, состарятся и умрут в один день, как это бывает в сказках.
2. Разбитое сердце.
Говорят, что браки заключаются на небесах… Прожив с Андреем десять лет, Яна думала, что в ее жизни все хорошо и стабильно, но это состояние изменилось совершенно внезапно. Однажды Андрей пришел домой и без всяких объяснений стал собирать чемодан. Яна всполошилась и спросила:
-Ты опять едешь в командировку?
-Нет, — жестко ответил он.
-Тогда, зачем чемодан, вещи? — не поняла она.
-Я ухожу, — просто ответил Андрей.
-Не поняла… Как ты уходишь? Куда? — удивилась она.
-К другой женщине… Нам надо развестись. Я больше не могу и не хочу тебя обманывать, — каким-то чужим голосом ответил он.
-Развод?.. Другая женщина… Я тебе не верю! Ты меня обманываешь, — воскликнула она.- Ты шутишь, Андрюша?
-Яна, не устраивай сцен! Понимаешь, я полюбил другую женщину… Это же естественно. Нет ничего в этой жизни постоянного.
-Но я люблю тебя, — сквозь слезы простонала Яна.-И Олечка тебя любит…
-Не приплетай в наши отношения ребенка. Я ее не оставлю. Она останется с тобой, но я вам буду помогать. И еще, я купил тебе квартиру на окраине в спальном районе… Так что у тебя и ребенка будет крыша над головой… Пока все не разрешиться, ты с Олей можешь жить здесь.
-Но я не могу отпустить тебя… Пожалуйста, ради нашей любви, останься, не делай этого… Не надо развода, — просила Яна, будто не понимая, что уже ничего не изменить.
Она плакала, и когда Андрей уходил из дома, то побежала за ним, а догнав, вцепилась в его руку, но он грубо вырвал локоть из ее пальцев и грубо оттолкнул:
-Успокойся… И не устраивай мелодраму. Все решено. Ты меня не заставишь ничего изменить. Я люблю другую. Пойми своим умишком, что тебя я больше не люблю.
Яна до машины бежала за ним, причитая:
-Андрей, Анрюшенька, я тебя люблю… Я без тебя умру… Я не смогу без тебя жить… Скажи, что я не так сделала… я сделаю все, что ты захочешь… Андрюша…
Но муж шел молча, плотно сжав губы, только отталкивая ее и не давая схватить себя за руки. Он сел в машину и уехал, а она упав на колени все причитала и причитала. Из этого состояния ее вывела Олечка, которая подошла к ней и обняв, сказала:
-Мамочка, не плачь… — она взяла Яну за руку и стала тянуть.- Мамочка, вставай, вставай… Идем домой. Я хочу кушать.
Яна будто опомнилась:
-Да, солнышко, идем. Я сейчас тебя накормлю…
Собравшись с силами она встала и побрела к дому.
Несколько дней Яна прожила, как в тумане. Она бродила тенью по дому из комнаты в комнату, на автопилоте готовила еду для дочери, когда та напоминала о своем присутствии, не отвечала на звонки телефона. Когда Андрей приехал и привез документы на развод с ней повторилась истерика, и она опять уговаривала его не бросать их, но он не отступил от принятого решения. Яна, поняв, что уже ничего не изменить, подписала бумаги даже не читая. Развод был тяжелым для нее- казалось, что безжалостный скальпель хирурга режет ее на части без наркоза по-живому. Вечером в день после развода, уложив дочь спать, Яна сидела на кровати в темной спальне, где им с Андреем было так хорошо вдвоем, опять плакала и твердила себе, что она неудачница, он ушел из-за нее, потому что она для него не сделала то или это. Он перевез Яну с дочерью в квартиру, которую купил для них, но сделал это очень просто — сам не приехал, а прислал машину с грузчиками. Те загрузили в кузов все то, что было у них написано в списке, выданном боссом. Яне было трудно освоится на новом месте. Она почти совсем не выходила из дома, если только этот выход не становился жизненно необходимым. Еще где-то в глубине души Яна надеялась, что Андрей одумается, вернется и у них опять будет все, как прежде. Шли дни, недели, но он не думал возвращаться, а она каждый день переживала весь этот кошмар снова и снова, перемалывая, как мельница зерно, последние события в своей голове. Она просыпалась ночами и плакала, плакала, тихо сходя с ума. Оленька, чувствуя, что с мамой происходит что-то не то догадалась позвонить бабушке. Надежда Павловна тут же примчалась к бывшей невестке и отвезла к своему врачу, который выписал Яне кучу всяких антидепрессантов. Яна глотала их горстями, но они плохо помогали. Она продолжала сходить с ума. В конце концов Надежде Павловне надоело с ней возиться, и она пожаловалась Андрею… Он после развода первый раз приехал к Яне и дочери. Та увидев его, вдруг засуетилась, ожила и стала готовить чай на кухне. Олечки в это время не было дома. Яна договорилась с соседкой, что та будет водить ее в детский сад вместе со своим сыном. Яна готовила чай, как Андрей остановил:
-Я не буду пить чай. И вообще я заехал, чтобы с тобой поговорить…
-Хорошо… И что ты мне хочешь сказать? — улыбаясь и ничего не понимая, спросила Яна.
-Мама сказала, что она с тобой замучилась… У нее есть своя личная жизнь, а она вынуждена возиться с тобой. Заканчивай…
-Вот оно что…- вздохнула Яна. — Я не могу есть, спать, жить без тебя, Андрей. Вернись, пожалуйста, — и она заплакала, прижавшись лицом к его груди.
Он отстранил ее, как чужую, даже с какой-то брезгливостью:
-Возврата не будет, пойми своей головой… Я не вернусь. Я женюсь, пойми! И учись жить по-новому. Понимаешь, у меня новая жизнь, новая жена, отношения…
-Андрей… Прости, меня, прости, — вытирая слезы, плакала Яна. — Вернись ради Олечки…
-Вот о ней я хочу с тобой поговорить, — жестко начал Андрей. — И прекрати рыдать. Остановись и послушай.
-Я не могу….
-Можешь, — бесстрастно продолжил он. — Так, если ты не прекратишь свои художества, не начнешь жить нормально, перестанешь доставать мою маму, то…
-Что ты сделаешь? — вытерев слезы и шепотом спросила Яна.
-Оля не моя дочь, хотя я ее удочерил… Я ее верну туда, где мы ее взяли, а тебя признаем недееспособной и отправим в клинику на лечение от депрессии, хандры, сумасшествия или как еще можно назвать твое состояние…- с металлом в голосе продолжил Андрей.
-Ты этого не сделаешь, — простонала Яна. — Ты не посмеешь…
-Посмею и еще как. Ты задолбала всех уже своими истериками… Мама не может мотаться к тебе по каждому твоему зову, что тебе плохо, страшно… И не надо уродовать психику ребенка…
-Ты не посмеешь это сделать! Оля — моя дочь, и я ее не отдам, — воскликнула Яна.
-Если ты не прекратишь свои выкрутасы, то посмею и смогу, вот увидишь, — жестко закончил он и вышел, хлопнув дверью.
Эта встреча с бывшим мужем ее отрезвила на несколько дней и она попыталась начать новую жизнь, но нечаянно увиденный сюжет по телевизору опять поставил все с ног на голову. В программе «Вести региона» Яна увидела небольшой ролик об успехах компании Андрея, но не это ее задело за живое. Андрей в сюжете весело представил свою будущую жену, назвав ее своим ангелом — хранителем и крепким тылом. Девушка была действительно хороша. Андрей ее обнимал и, как бы мимоходом, целовал в щеку…
Яна вечером, уложив Олечку спать, не думая зачем она это делает, ушла из дома. Долго бродила по пустынным улицам города, пока не остановилась на новом вантовом мосту. В темноте не было видно опор и казалось, что он на стальных тросах взлетел, как стрела над землей и просто висит высоко над волнами в воздухе. Яна стояла у парапета и смотрела вниз. А там, лениво переваливая черные волны, текла река. «Наверное здесь глубоко, — подумала она. -Тишина и покой… Нет мыслей об Андрее… Ничего нет… Говорят время лечит, но все это ерунда. Ничто не может вылечить боль от предательства… Он выбросил меня из своей жизни, как ненужную игрушку… Я не хочу жить… Еще минута и меня больше не будет…» Яна стояла и плакала, чувствуя опять ту же боль, что и год назад, когда Андрей сказал, что они должны расстаться. Сейчас она уже понимала, что муж больше никогда не вернется, и уже никогда не будет, как раньше, а без той прошлой жизни сейчас ей не хочется жить. Она набрала в грудь воздуха, взялась за парапет и хотела уже перекинуть ногу через него, как услышала:
-Вы не знаете, как проехать на Михайловскую улицу, а то еду, еду и никак не могу ее найти.
Яна повернула голову на звук голоса и увидела, что рядом с ней стоит высокий мужчина.
-Михайловская… Михайловская, — будто ничего не понимая, повторила она. — Кажется, прямо по мосту, а потом направо…
-Вы плачете? Вас кто-то обидел? — участливо спросил он.
-Нет… Все нормально…
-Нет, не все… Вам надо домой, — вдруг настойчиво сказал он.
-Домой… Надо домой… Там Оля… Она спит… Да, надо домой, — как сомнамбула говорила она.
-Садитесь в машину, я вас отвезу.
-Нет, я сама… Сама дойду до дома…
-Садитесь в машину, — настаивал мужчина и, оторвав ее руки от парапета, повел к машине. — Где вы живете?
-Здесь, недалеко… С той стороны моста, на Александровской, дом сорок шесть…- сказала Яна.
Она ехала в машине, вдруг представив, что совершила этот шаг и уже лежит на дне. Ей стало страшно. Яна представила, как утром проснулась Олечка и не нашла ее… Теперь она поняла, что ад и рай существуют в душе каждого человека. Сейчас она была в аду, который отравил ее жизнь, лишив всех красок и радости от самой жизни. Мужчина остановил машину у ее дома и, улыбаясь, сказал:
-Спокойной ночи и больше не делайте этого.
-Чего этого? — не поняла она.
-Не плачьте. И не надо прыгать с моста в воду. Поверьте мне, там нет ничего хорошего… Все самое лучшее здесь — воздух, солнце, цветы, родные… Вы мне обещаете?
-Обещаю… Извините, меня ждет дочь… — она вышла из машины и оглянулась: — Спасибо.
3.После развода тоже есть жизнь.
На следующий день вдруг позвонила Маринка:
-Привет подруга! Еле узнала твой номер телефона.
-Привет,- грустно ответила Яна.
-А что у тебя такой грустный голос? — удивилась та.
-Да, так… Жизнь не удалась, -ответила Яна.
-Я вчера видела Андрея. Он мне и дал твой номер. Выглядит замечательно… Говорит, что дела пошли в гору стремительно… Ой, прости! Я знаю, что вы развелись…
-Да, развелись год назад. Он меня бросил ради…- и Яна разрыдалась.
-Не плачь! Я сейчас приеду, — закричала в трубку Маринка.
Через час она уже звонила в дверь квартиры, где жила Яна. Увидев подругу, сказала:
-Янка, что происходит? Ты давно на себя смотрела в зеркало? Если Андрей ушел, то это не значит, что жизнь закончилась и надо про все забыть, а себя заживо похоронить в четырех стенах.
-А мне незачем жить, — равнодушно ответила Яна.
-Как?! А ребенок? — удивилась Маринка, заметив несколько игрушек, лежащих на ковре.
-Вот только и живу, вернее, существу… Она меня только и держит на этом свете, а так бы уже давно…
-Вот дурочка! И после развода есть жизнь! Конечно, как поет Примадонна «Расставание — маленькая смерть…», но ты жива, он жив, а значит никто не умер… Вы пойдете теперь разными дорогами. У каждого своя будет. Если он нашел свою дорогу, ну и слава Богу… А у тебя твою новую дорогу никто не отбирал. Расправь крылья и…
-Нет у меня больше крыльев, обломали… И теперь их обломки болят, — невесело усмехнулась Яна.
-Янка, помнишь, какая ты была веселая в институте? У тебя был смысл жить… Ты стремилась к чему-то, а сейчас?
-А сейчас у меня нет смысла… Был и весь вышел.
-Тебе надо дочь воспитать, или ты хочешь, чтобы она вернулась туда, откуда вы ее с Андреем вытащили? Вспомни, как тебе было «хорошо» в детском доме… Ты такую судьбу готовишь дочери?
-Нет! Нет! — вдруг закричала Яна.
-Ну наконец, хоть какие-то эмоции появились! — воскликнула Маринка. -Да, круто тебя жизнь прижала.
-Слушай, давай заканчивай свою душещипательную психологическую беседу, — фыркнула Яна.
-И не подумаю! Надо теперь твоим внешним видом заняться, а то стала страшной, худой, под глазами темные круги… И вообще, что у тебя из одежды есть?
-Не знаю, не помню… Там в шкафу, — махнула рукой Яна.
Маринка перерыла весь шкаф, найдя симпатичное серо-зеленое платье:
-Одевай! А сейчас я тебя причешу и макияж не забудь…
-Зачем? Кому это надо?
-Тебе, подруга, тебе! Самой! — воскликнула Маринка, а потом скептически посмотрела на Яну, которая надела платье. — М-да, оно тебе на два размера велико. Придется гардероб менять.
-У меня нет денег…
-А что тебе Андрей при разводе ничего…
-Не знаю, я бумаги не читала… Договор где-то валяется…-безучастно разглядывая себя в зеркало, ответила Яна.
-Так, давай ищи… Посмотрим с чем он тебя оставил…
-Он через мать передавал деньги… Так что, думаю, он меня оставил ни с чем, да мне и не надо… Вот, кажется эти бумаги…
-Так… Так… Поздравляю тебя, Андрей оказался не совсем подлецом… Поздравляю, ты состоятельная женщина… У тебя, есть небольшой капитал, да и по алиментам на Олечку кое-что набежало за год, — рассмеялась Маринка.
-Деньги для Оли, пусть ей и остаются. Вырастит, пойдет учиться, замуж выйдет, — ответила Яна.
-Вот мы с тобой и подошли к главной теме нашего разговора. Тебе надо будет заняться каким-нибудь делом…
-Я подумаю, — согласилась с ней Яна.
-Вот — вот, подумай, — подначила Маринка. — Ты не надейся, что я от тебя отстану. Теперь надо привести все финансовые дела в порядок. Ты должна встретиться с Андреем.
-Нет, — твердо ответила Яна.
-Ну тогда, хотя бы с адвокатом. У вас же был адвокат?
-Был.
-Приходи в себя и начинай жить по-новому! Поняла?
-Поняла, — кивнула Яна.
С этого дня началось ее излечение от депрессии. Маринка стала ее поводырем в новой жизни. Она не унывала и не давала унывать Яне. Конечно, Яна еще копалась в себе, но лед тронулся. Она еще копалась в себе часто размышляла: «Человек может чувствовать себя одиноким и в большой толпе, своей семье, среди сослуживцев, друзей… Когда у тебя есть все — любимый муж, ребенок, летишь где бы не была, как на крыльях домой, зная, что тебя там ждут- это счастье. И кажется, что так будет всегда, как солнце, воздух, вода…
И вдруг в один день, который не стал самым лучшим днем твоей жизни, все это рушится со стремительной силой. И вот, там, где дом стоял, где еще вчера было уютно и тепло, тепло от любви и счастья, лежат уродливые развалины. Ты стоишь, смотришь на все это и спрашиваешь себя: «За что все это? Почему?» Кричишь в душе от боли, но тебя никто не слышит.
Мрак окутывает тебя, твое сознание, и не знаешь, куда идти и что делать. Вопрошаешь небо, но его не видно, темная пелена застилает глаза. Слезы текут от боли в сердце, душе, и кажется, что она станет вечной спутницей всей твоей жизни.
Первые дни приходишь на развалины своей прошлой жизни, приносишь цветы, не веря, что больше ничего нет. С того дня кажется, что жизнь оборвалась и тебя больше нет. И совсем не понимаешь, что сейчас надо писать все с чистого листа, а шпаргалки из прошлого уже не помогут и не нужны.
Первое время очень трудно в это поверить, все кажется вот раздастся скрип двери и ты услышишь до боли родной и знакомый голос: «Привет! Я пришел!» А про себя быстро подумаешь:» Опять дверь скрипит, смазать бы пора.» А в это время он тебя уже обнимает… И нежный поцелует в висок.
Нет этого, нет… Надо остановиться… Забыть… Твердишь себе днем, когда ничем не занята, твердишь себе ночью, уткнувшись в подушку: «Не вернуть, не прокрутить, как кинопленку назад, и с любимого места начать смотреть фильм… За что он так поступил со мной?» И сколько не думаешь — нет ответа на такой короткий и простой вопрос.
Так проходят дни, недели, месяцы… Сначала они тянутся очень долго, а потом, как поезд, начинают набирать ход. Свою боль ты продолжаешь носить в себе. Ее не отдашь, не выбросишь, ее нужно пережить. Ты продолжаешь еще разговаривать с Андреем, советуешься, споришь где-то там внутри себя…»
Однажды утром Яна, проснувшись, поняла, что боль ее отпустила. Нет, она не ушла совсем, но притупилась где-то глубоко, и больше не режет, а так иногда кольнет и опять затихнет, но на ее место пришло другое чувство — чувство пустоты.
И она стала учиться жить новой жизни… Кругом люди, знакомые, друзья. Кто-то ей улыбался, кто-то за спиной говорил с жалостью о ней. И однажды пришел день, когда Яна села перед зеркалом, внимательно посмотрела в него, не узнала себя, и здесь вдруг пришла мысль: «Так не пойдет! Улыбнись! Ты жива, а значит жизнь продолжается!»
Она попробовала растянуть губы в улыбке, сначала было трудно, но вот что-то получилось похожее на прежнюю улыбку. Она включила музыку, а там Верка Сердючка:» Все будет хорошо…» Потом взяла краску и перекрасила волосы. Из блондинки стала оранжевой, как апельсин. И первый раз за последние дни захохотала беззаботно и от души.
Но оранжевой Яна не хотела ходить и пошла в парикмахерскую перекрашивать волосы. После манипуляций мастера стала медно-рыжей, и поняла, что ей это нравится. Оказывается, всю жизнь в душе была рыжей! А подруга Маринка начинает учить: « Научись носить лицо с улыбкой, чтобы не жалели и не было у них повода для жалости!»
И Яна начинает учиться ходить с высоко поднятой головой, расправив плечи, достает свои любимые туфли на высоченной шпильке, меняет походку… И вдруг до Яны дошло, что уже без натуги может улыбаться, забывая плохое, вспоминая только какие-то смешные моменты, курьезы.
Когда знакомые спрашивали :» Как дела?» уже не рассказывала как ей плохо, а отвечала:»Все замечательно!» Прошло еще немного времени, и ей уже перестали задавать этот стандартный вопрос. А за чем? Ведь у нее и так все хорошо, это видно. Идет женщина- праздник!
Она научилась жить одна, и не чувствовать себя одинокой наедине с собой. Ей все-таки удалось открыть небольшой магазинчик на перекрестке двух центральных улиц. Благодаря стечению обстоятельств или удачному расположению, ее «Аленький цветочек» стал пользоваться большой популярностью. И если надо было оформить зал для какого-нибудь торжества, то шли к Яне… Заказы были расписаны на несколько месяцев вперед, а с годами их становилось все больше и больше. Маринка стала ее первой помощницей и поддержкой. За Яной пытались ухаживать мужчины, но она так и не смогла никому из них ответить взаимностью.
Яна стала бояться разрушить, то что удалось построить в себе за эти годы. Боялась, что опять придется собирать свой мир по кусочкам, как разбитую посудину. Она намеренно отказывалась от встреч с мужчинами из страха, что кто-нибудь из них может нарушить ее внутренний покой. Покой и тишину одиночества… Боялась услышать слова:» Привет! Я пришел!» И нежный поцелуй в висок… А потом опять: «Прости, я встретил другую…»
Яна стала открывать снова для себя этот удивительный мир…Олечка пошла в школу, дела в магазине шли хорошо, а однажды она поняла, что раны на сердце у нее зажили и оно готово к новой любви, но в этот раз пусть ее любят, а она ни за что и никогда.
Прошло три года. Яна на каком-то музыкальном вечере познакомилась с Игорем. Он был в стадии развода, который по его словам длился уже год, потому что они с бывшей женой никак не могли прийти к консенсусу по разделу имущества. Сын у него вырос и уже давно жил своей жизнью, а с женой отношения он почти не поддерживал, хотя и жил с ней под одной крышей. Процесс шел туго, у жены Игоря были большие запросы нильского аллигатора. Яна отнеслась к этому знакомству не очень серьезно. Поболтав о том, о сем на вечере, она попрощалась с ним и даже не думала, что встретит его снова. Игорь занимался спортом и в свои сорок пять выглядел на сорок. Яна встретила Игоря еще раз в одном фитнесклубе, после чего он напросился ее проводить до дома. Они первый раз прогулялись по вечерним улицам города. Оказалось, что у них много общего, что и помогло очень быстро найти общий язык… Игорь часто уезжал в командировки, и поэтому их встречи были редкими, когда он возвращался, то всегда снимал номер в гостинице. Он работал в фирме старшего брата, который в принципе держал его, как золотую рыбку на побегушках. Это очень часто его расстраивало и на свиданиях Игорь часто жаловался на него Яне:
-Представляешь, он меня не ставит ни в грош… Я для него просто, как официант для «кушать подано». Он меня опять отправляет в командировку, будто стесняется, что я его брат…
-Прости, но в этой ситуации я не могу тебе ничего посоветовать. Он -твой старший брат, а я просто твоя знакомая, — грустно сказала Яна, услышав в очередной раз его жалобы на плохое отношение брата к нему.
-Тогда, давай поженимся, — вдруг выпалил Игорь.
-Что?
-Поженимся, — повторил Игорь.
-Игорь, я выйти замуж за тебя не могу… Да и твоя жена еще не дала тебе развод.
-Но почему, Яна? Она его в конце концов даст, никуда не денется,- промямлил он.
-А ты сам-то этого развода хочешь?- усмехнулась она. — Просто встретились два одиночества, и как в песне — костер разгораться не хочется.
-Два года просто отношения? — воскликнул Игорь.
-Игорь, я же знаю, что ты еще не развелся и вряд ли разведешься. Ты сам-то этого развода хочешь?
-Скоро разведусь… — неуверенно сказал Игорь. — Я отдам все, что она просит, правда у меня мало, что останется, но голодать не будем и у тебя есть, хоть маленький, но свой бизнес.
-Игорь, не надо жертв, но дело не в том, что у кого останется. Дело в том, что мы друг друга не любим… Нам хорошо вместе, но мы друг друга совсем не любим.
-Ну и что? В наши годы не обязательно любить, достаточно просто уважать друг друга, — серьезно заметил он.
-Знаешь, Игорь, я хочу выйти замуж по любви.
-Но ты уже один раз была замужем по большой любви, если мне память не изменяет, — с сарказмом заметил он.
-Но в этот раз все будет по-другому, — с уверенностью заявила Яна.
-В прямом смысле этого слова я тебя не люблю, но мне с тобой хорошо, и ты мне нравишься, как женщина… Мы уважаем друг друга и это уже большой плюс, — прямо ответил Игорь.
-Даже если ты разведешься, и мы с тобой поженимся, то не будем счастливы… Вот и вся история,- тихо произнесла Яна.-Нет, Игорь, мы не можем быть вместе. И у меня есть дочь, ты же знаешь…
-Дочь… Она меня почему-то не любит… Я с ней и так и этак, но она смотрит на меня букой…- вдруг произнес Игорь. -Но ее можно отправить учиться в школу за границу… Для нашего счастья, а там она с этим смирится и все встанет на свои места… Мы привыкнем друг другу, притремся и будем жить долго и счастливо. Оля поймет, что рядом с женщиной должен быть обязательно мужчина.
-Любимый мужчина… — уточнила Яна.
-Вот и ты, относишься ко мне, как мой брат! Я для тебя тоже «кушать подано» — воскликнул Игорь. — Мы…
-Игорь, это не правда… Я устала от наших отношений. Это дорога в никуда… Я не хочу их продолжать.
-Конечно, конечно… Вытерла ноги и пошла дальше. Ты, как моя жена, как мой брат, — выпалил Игорь и вышел, крикнув на прощание: — Пройдет время и ты поймешь, что я был самым лучшим мужчиной в твоей жизни… Прощай.
-Прощай, Игорь! -ответила Яна.
На следующее утро Маринка влетела в кабинет Яны:
-Ты все-таки рассталась с Игорем?
-Мариша, откуда ты знаешь?-удивилась Яна.
-А я его вчера вечером встретила в одном баре… Он пил там горькую и жаловался какому-то мужику, что его бросила женщина… Был пьян, как зюзик.
-Знаешь, я поняла, что не люблю его и никогда не полюблю. Нам было интересно разговаривать… Да, у нас был хороший секс, но кроме него у нас ничего за эти два года не выросло в большое и светлое…
-Я рада, что после расставания ты не впала в свою депрессию…
-Потому, что это не любовь и терять было нечего, — вздохнула Яна.
-Кажется, Янка, ты совсем заработалась. А не съездить ли нам к моей бабушке на дачу? Конец лета… Прошли дожди, грибы пошли…
-Да, я как-то не очень в грибах разбираюсь… Но можно съездить отдохнуть, побродить по лесу, — согласилась Яна. — Вот только для Глебова новый заказ у поставщиков сделаю. Кажется, я стала просто циником за эти годы.
-У тебя был «хороший» учитель, — усмехнулась Марина.- И я в этом виновата.
-Не хочу вспоминать Андрея… Мне страшно становится — я становлюсь на него похожей… Ты ни в чем не виновата. Это была моя жизнь.
— Но я вас познакомила, — вздохнула Марина. -Ничего, моя дорогая, в жизни должно повезти! Только верь. Обязательно придет светлое, яркое, твое единственное счастье, — ответила Маринка и обняла подругу.
-В жизни за все приходится платить, — вздохнула Яна.
-Но не переплачивать, — воскликнула подруга. -Надо хоть немного отдохнуть. Ты последние годы, как открыла свой магазин в отпуске не была. Дочь тебя еще не забыла?
-Ладно, уговорила… Чувствую, что надо действительно немного отдохнуть. Олю с собой возьмем?
-О чем разговор? Бабулечка будет очень рада ее приезду, — воскликнула Маринка.
-За два дня здесь ничего не произойдет… Сколько время… Извини, сейчас заказ сделаю, а то поздно будет…
-Ладно, работай. Вечером я заеду за тобой, заедем за Олей и поедем к бабуле в Таранцево. Там молочко парное, хлебушек домашний… «Домик в деревне» отдыхает. Я улетела, но обещала вернуться, — Маринка засмеялась и вышла из кабинета Яны.
Яна к концу рабочего дня успела сделать все, что намечала. Даже без особого труда сумела договориться о изменении заказа на цветы для свадьбы Глебова. Ей еще и спасибо сказали, что она позвонила и предупредила вовремя, а значит, ей никакая неустойка не грозит.
4. Новая встреча.
Вечером за ней заехала Маринка. Заскочив на несколько минут домой Яна отпустила на выходные няню Оли, и, забрав с собой дочь, направились в Таранцево.
Уже стемнело, когда они подъехали к дому Дарьи Семеновны. На веранде горел свет и за столом сидело несколько человек. Когда Маринка, Яна и Оленька неожиданно появились на крыльце, Дарья Семеновна сначала растерялась, а потом всплеснув руками, воскликнула:
-Ой, Маришка, а я вас совсем не ждала. Что же ты не предупредила?
-А мы сюрпризом! Вот Яну с дочкой еле уговорила приехать. Грибами заманила, — весело ответила Маринка.
-Как же я рада! А мы тут чай пьем и беседы разговариваем о жизни… Какие же вы умницы, что приехали! Завтра вот дед Степан с утра собирается, может вас и прихватит в свои потаенные грибные места…
-Вот еще! — вдруг воскликнула, до этого бойко спорившая со своим мужем Степаном и замолчавшая с появлением гостей, Людмила Анатольевна или попросту баба Мила. — Так я его и отпустила с молодыми и красивыми одного в лес. Не смотрите, что ему без пяти минут сто…
-Мила не говори глупости, — воскликнул дед Степан.- Я же тебе ничего не говорю. Когда к тебе в мое отсутствие наш новый сосед захаживает.
-Тююю, — засмеялась баба Мила. — Он же молодой и за советом заходил, а ты что ревнуешь?
-Я, да не в жисть, — воскликнул дед Степан. — Я тебя в молодости не ревновал, тем более сейчас, -усмехнулся он.
-А чего же ты тогда за мной на сеновал полез?
-Когда?
-Да тогда, за тобой же остроносая Варька бегала…
-Да знал бы, что потом встречу твоего отца, не полез. Да на пушечный выстрел к тебе не подошел бы! — нахмурился дед Степан.
-Да если бы тогда тятька тебя не встретил…
-Винтарь весомый аргумент, — буркнул он.
-Вся деревня тогда, как в цирк Шапито сбежалась, когда Макар Иванович тебя к сельсовету вел, — усмехнулась Дарья Семеновна.
-Не сыпь мне соль на рану, — остановил ее Степан.
-Тем не менее мы с тобой пятьдесят лет прожили душа в душу, -проворковала баба Мила.- Детей вон каких вырастили. И между прочим, я тебе верной была, не то что ты… Все к своей Варьке..
-Да, брось ты… Варвары, царство небесное, уже почитай лет двадцать нет, а ты мне ее забыть не можешь,-махнул на жену рукой дед Степан.
-А вот если бы я тебе изменила, а?.. Или хуже того ушла…
-Я бы тому счастливцу собственноручно винтарь подарил,-то ли шутя, то ли серьезно ответил дед Степан.
-Что бы он меня того? — прищурив один глаз, пытливо посмотрела на него баба Мила.
-Нет, чтобы сам застрелился и не мучился… Ведь тебя и твой настырный характер только я и мог выдержать, — уже миролюбиво сказал дед Степан и обнял жену.
-Ладно, иди завтра… Девчонки, завтра с вами самый лучший Сусанин в лес пойдет… Только не заведи их, как тот поляков, а то искать будет некому, а там волки, лисы, кабаны…
-Баба Мила, вернем мы вам деда Степана в целости и сохранности, — пообещала Яна.
-Ой, девчонки, давайте чай пить! Вот вареньице клубничное, шанежки мои, правда вчерашние… Вот не предупредила Маринка!.. Я б свежих напекла,-вздохнула Дарья Семеновна. Она только успела разлить чай по кружкам, как свет моргнул и погас. — Ну вот так всегда, как вечер в пятницу ,так у Палыча какой-то фидер-шмидер летит, но у меня есть генератор. Степан иди включи, или будем сидеть при свечах? Романтика…
Степан послушно встал и ушел куда-то за дом. Дарья Семеновна и Маришка тоже куда-то вышли. Оленька, вцепившись в руку Яны, послушно стояла рядом. Вдруг раздались чьи-то шаги, а потом из темноты донесся мужской голос:
-Соседи, есть кто живой?
-Есть, — вдруг тоненьким голосом ответила Оленька.
-Ребенок, ты чей?-раздался удивленный возглас из темноты.
-Мы…-стала говорить Яна, как в этот миг на веранде вспыхнул свет. Это дед Степан наконец запустил генератор. Перед Яной стоял Глебов.- Вы?.. Как Вы здесь оказались?
-Здравствуйте… Добрый вечер, — не менее удивился и Глебов.
-Мы в гости приехали к Дарье Семеновне… -пролепетала Оленька и искоса посмотрела на Глебова.
-А я здесь не так давно домик прикупил под дачу… Не знал, что по пятницам свет отключают… Свечей естественно в доме нет. Не одолжите, если есть?
-Я не знаю, — Яна пожала плечами. — Сейчас Дарья Семеновна…
-Что еще там Дарья Семеновна…-раздался ее голос из сеней. Следом за бабушкой появилась Маринка:
-Да будет свет!-воскликнула Маринка и осеклась, заметив Глебова.
-Марина Викторовна! — удивился он. — И вы здесь, и как всегда, очаровательны… -И уже обратился к Дарье Семеновне:- У вас не найдется пара лишних свечей?
-А зачем они вам? Оставайтесь у нас, чайку попейте. Только — только самовар закипел. Конечно, есть свечи. Их у нас надо иметь, как первую необходимость,- улыбнулась Дарья Семеновна.
-Вот! -Марина протянула Глебову три свечи. -Но чаю Вы с нами попьете?
-Если такая очаровательная женщина, как Вы, Марина, просит, отказываться нельзя,- улыбнулся Мирослав.
Пока они рассыпались во взаимных любезностях, Яна увела Оленьку в дом и поднялась по лестнице в мансарду. Там она расстелила постель и уложила дочь спать. Оленька просила ее не уходить. Яна стала ей что-то рассказывать из своих путешествий, но девочка, очень уставшая за день, быстро заснула. Когда Яна спустилась вниз, Глебова уже не было. На веранде за столом сидела Дарья Семеновна, а Маринка мыла посуду. Яна вышла на крыльцо и присела на ступеньку. Небо было бездонно черным, усыпанным ярко мерцающими звездами. Луна огромным блином висела на небосклоне. Казалось, стоит только пройти через лесок, темнеющий вдали, и можно будет с легкостью дотянуться до нее рукой. Легкий южный ветерок лениво пробегал по высокой траве, слегка наклоняя ее к земле, терялся в ветках старой черемухи, затихал, и вдруг с новой силой начинал трепать ветви деревьев, будя спящих птах. В лесочке вдруг проухал филин, а через несколько минут закуковала кукушка, мучимая бессонницей…
Закончив работу на кухне, Маринка пришла к Яне и присела рядом с ней.
-Яна, Янка, я, кажется, влюбилась… Нет не кажется. Я правда влюбилась, — возбужденно прошептала Марина.-Глебова я знаю давно… С его фирмой у нас был большой заказ… Это я ему подсказала купить дом в Таранцево и так вышло, что наши соседи решили продать свой участок…
-Маришка, это же здорово, — ответила шепотом, будто боясь спугнуть ночную тишину. — Это здорово! А я вот не могу влюбиться.
-Только, кажется, я его не интересую, — вздохнула подруга.
-Ты о ком?
-Я о Глебове, дурашка моя, — Маринка положила Яне на плечо голову и еще крепче прижалась к ней.
-Так он же скоро женится, — удивилась Яна.
-Да это не он женится, а выходит замуж его племянница, а он свободен, как ветер. Мне кто-то говорил, что Глебов ищет какую-то особенную женщину. Он был женат один раз, но совсем неудачно. Его жена оказалась глупым, пустым созданием, помешенной на сексе… Любовников меняла, как перчатки. Сначала скрывала свои связи на стороне, а потом даже перестала стесняться. Пошли слухи, желтая пресса запестрела всякими паршивыми статейками. Он сначала не обращал на это внимание. Аделаида ему рассказывала всякие сказки о зависти недоброжелателей, что это ложь, но однажды он встретил ее в ресторане гостиницы, в которой у него была встреча с партнерами. И встретил не одну, а с любовником. Они развелись, и с тех пор больше у него ни с одной барышней не было серьезных отношений. И считаю, что я именно та особенная…
-Я рада за тебя — ответила Яна и встала. — Я пойду спать…
Утром выяснилось, что из дачного водопроводного крана течет не вода, а грязная жижа. Яна подхватила два пустых ведра и пошла к колодцу, у которого уже стояла очередь из дачников. Когда она стала крутить ворот, вдруг чья-то рука легла на рукоятку. Яна оглянулась и даже несколько растерялась. Рядом с ней стоял Глебов.
-Доброе утро!- улыбаясь, произнес он. – Подвиньтесь, это мужская обязанность.
Он с легкостью вытащил из колодца полное ведро воды и, не расплескав ни капли, вылил в пустое ведро. Повторив попытку, он легко подхватил оба ведра и понес к Маринкиной даче. Яна едва успевая за ним, семенила рядом и просила вернуть ей ведра, что она без него с ними справится. У калитки Глебов поставил ведра на землю и сказал:
-Берите и несите, если так просите.
Яна подняла их и почти согнулась пополам:
-Однако… Тяжелые… Ничего, я их по одному занесу. Спасибо за помощь, — она вымученно улыбнулась и сгибаясь под тяжестью ведра, сделала шаг к калитке.
-Вот упрямая женщина! – он перехватил ведро из ее рук и скомандовал: — Откройте калитку. Пожалуйста…
Она пропустила его вперед, а сама пошла следом.
В это время Маринка расчесывалась перед зеркалом у себя в комнате, но, нечаянно бросив взгляд в окно, увидела Глебова с ведрами и Яну, идущую за ним.
-Доброе утро, Мирослав, — закричала она из окна и помахала ему рукой. – Как хорошо, что зашли! Сейчас будем пить чай. Бабуля там блинчиков напекла – пальчики оближешь! Таких Вы не найдете не в одном ресторане.
-Здравствуйте, Марина! Нет, спасибо, я только после пробежки… Сейчас разминка…
-Но тогда я вам их с собой положу! – крикнула она, и тут же скрылась из окна, будто ее сдуло ветром. Через несколько минут она уже выбежала на крыльцо и протянула Глебову пакет с блинами.- Вот, потом поедите… А можно я завтра с вами побегаю, а то одной как-то скучно, а за компанию…
-Да, пожалуйста…- ответил Глебов, не отрывая взгляд от Яны.
Яна заметила удивленную и ничего не понимающую Маринку, вдруг смутилась и, извинившись, оставила их вдвоем. На кухне за столом уже сидела Оленька и уминала за обе щеки блины. Увидев Яну, Дарья Семеновна с утроенной силой захлопотала у плиты, приговаривая:
-Даст бог, Маринка, наконец-то выйдет замуж. Этот Глебов видно, что хороший человек, и самостоятельный… Яночка, вы о нем что-нибудь знаете?
-Нет, Дарья Семеновна, ничего я о нем не знаю, ничегошеньки, -вздохнула Яна. – Да, Маринке уже давно пора замуж, детей…
-Вот и я о том же, а то все бизнес, бизнес и никакой личной жизни. И ты ей не мешай,– строго сказала Дарья Семеновна, подкладывая Оле сметаны и новый блинчик.
-Я… Что вы такое говорить, Дарья Семеновна… Я даже не думала…-растерялась Яна.
-Я видела, как он смотрел на тебя, — переворачивая блин, ответила Дарья Семеновна. – И знаешь, Яна, ты не обижайся, но тебе надо уехать сегодня… Пусть Мариночка с ним без тебя пообщается, погуляет, на речку сходит… А ты, детонька, езжай домой, езжай.
-Хорошо, мы сейчас с Олей уедем…-прошептала Яна.
-Но не так быстро, а то Мариночка может чего заподозрить, и потом еще греха не оберешься… Не поймет, что для нее стараюсь.
-Хорошо, сейчас мы сходим на речку…- не успела договорить Яна, как на кухню влетела, танцуя, Маринка.
-Я завтра утром бегу с Глебовым, -весело заявила она.- А ты с нами побежишь?
-Я не любительница бега, да и у нас появились дома дела… Звонила соседка, которой мы оставили нашего кота Кроша на эти дни, позвонила только что, пока ты с Глебовым разговаривала, и просила приехать… Что-то съел и ему плохо… Забился под диван, шипит, рычит, а вылезать не хочет, — сказала Яна. – Так что, надо вызывать такси и ехать. Пойдем, Оленька вещи собирать, через двадцать минут придет машина…
-Ну раз так, то не надо такси. Я тебя отвезу, — предложила Маринка.- И в городе останусь. Надо на фирму забежать, бумаги проверить.
-Не говори глупости… Ты завтра бежишь утром с Глебовым. Тем более он тебе нравится.
-Да, следующий раз, — махнула рукой Маринка.
-Нет, подруга, следующего раза может и не быть.
-Ты хочешь сказать – куй железо, пока горячо… Сейчас я поняла, что это единственный человек с которым мне бы хотелось проснуться утром и научиться готовить ему щи-борщи с котлетами, а еще прожить долгую и счастливую жизни, — проворковала Маринка и обняла Яну. – Мы же с ним смотримся? Он такой высокий, широкоплечий, надежный… Как каменная стена, а я рядом с ним кажусь тростиночкой, такой тоненькой, звонкой и прозрачной…
-Правда, правда, — успокоила ее Дарья Семеновна. – Вы очень хорошая пара. Только не будь глупенькой и не упусти момент. Так что Яна уедет на такси, а ты будешь обхаживать своего Глебова. Вот,- командовала бабушка.
5.Треугольник.
Такси подошло через час. Яна с дочерью вернулась домой и остаток выходных провела в городе. Вечером, выйдя на балкон и посмотрев вдаль на догорающий закат, Яна поймала себя на мысли, что Мирослав Глебов ей тоже нравится. Но ради счастья подруги она готова отступиться, а он никогда не узнает о ее чувстве к нему. «Пусть Маринка будет с ним счастлива,»-подумала Яна и решила выкинуть все мысли о нем из головы. Единственное, что ее смущало: предстояло еще пару раз встретиться с ним по — поводу оформления зала в ресторане для свадебных торжеств, но и тут выход был найден – она решила отдать этот заказ молодому дизайнеру Валентину, которого не так давно приняла на работу, но большие заказы еще не доверяла. «Это будет его звездный час. А мы с Оленькой поедем на море. Надо вывезти ее куда-нибудь, да и самой не мешало бы отдохнуть где-нибудь в тиши без суеты,»-решила она и успокоилась, стараясь не вспоминать Мирослава. Это было очень трудно сделать, нет – нет она ловила себя на мысли, что думает о нем.
Передав дела по оформлению зала по заказу Глебова Валентину, Яна заехала в туристическое агентство «Солвейг» и купила две путевки на Кипр.
Прилетев на Кипр, Яна с Оленькой поселились в небольшом уютном отеле курортного городка Кирении. Город, утопающий в цветущих садах, раскинулся вокруг красивейшей гавани, где швартовались разукрашенные всеми цветами радуги лодки местных рыбаков и белые яхты богатых туристов. На пляже было шумно и многолюдно, но побродив по побережью, Яна наткнулась на одно тихое почти пустынное местечко, куда она стала приходить каждое утро. Вдоволь накупавшись и позагорав, Яна взяла машину на прокат и решила прокатиться по северной части острова, чтобы осмотреть его достопримечательности. Чего только здесь не было, и кто только здесь не строил:греки, финикийцы, ассирийцы, персы, римляне, византийцы… Яна очень хотела посмотреть Киренейский замок, который начали строить византийцами, а уже достраивали и перестраивали те, кто пришел на остров после них. Оленька ходила по его залам, широко открыв глаза и удивленно восклицая: «Мамочка, смотри какие вазы… Ты представляешь, им две тысячи лет, а они, как новенькие. В них даже орешки сохранились…» С самой высокой башни замка был виден весь город, как на ладони, и красивейшая панорама гавани дополняла фантастический пейзаж. Оленька стояла , раскинув руки и радостно кричала:
-Мамулечка, какая красота! Хочу быть птицей и летать, летать…
«И я хочу быть птицей, только не с подбитыми крыльями,»-подумала Яна. Потом они бродили по комнатам и комнатушкам древних башен замка, выглядывая в стрельчатые окна, из которых королевы, сменяя друг друга во времени, смотрели в даль, ожидая из походов своих королей-рыцарей. Внизу у подножия замка раскинулась зеленая лужайка, на которой проходили рыцарские бои. И если немного пофантазировать, то можно было представить, что еще мгновение и раздастся звук трубы глашатая, а на поляне появятся рыцари в латах с копьями на перевес… Как-то вечером они решили побродить по черепашьему пляжу Алагари и понаблюдь за жизнью этих морских гигантов. За две недели они объехали почти всю северную часть Кипра. Побывали в Никосии и портовой Фамагусте. Каждый вечер они сидели на берегу моря, глядя на удивительные сказочные закаты, слушая тихий шепот приливов и отливов. Им очень нравилось ходить по маленьким лавкам и магазинчикам, выбирая для друзей подарки и местные сувениры. Им даже удалось побывать на греческой свадьбе, где одна старая гречанка на ломанном русском языке, пристально посмотрев Яне в глаза, вдруг сказала:
-Ты скоро выйдешь замуж и будешь счастлива до конца дней своих, только своими руками не отдай свое счастье…
Яна смутилась и ответила:
-Вот мое счастье, — и нежно погладила Оленьку по голове.
-У девочки будет хороший отец… Только не ошибись в своем решении… Не оттолкни мужчину.
Яна поблагодарила пожилую женщину, неопределенно пожав плечами:
-Спасибо, только нет этого мужчины…
Отпуск пролетел удивительно быстро. Яна так хорошо уже не отдыхала давно. После расставания с Андрее, она с головой ушла в работу и забыла, что есть такой вид отдыха, как путешествие туда, где еще ни разу не был…
В аэропорту их встретила Маринка. Оленька от радости, что увидела ее с радостным криком подбежала к ней и повисла на шее:
-Тихо, тихо, ребенок, а то задушишь! Как отдохнули?
-Замечательно! Там так здорово, а море такое синее-синее,- восклицала Оленька.
-Вижу, что загорели. Яна, тебе отдых пошел на пользу. Ты стала похожа на шоколадку…
-Я уже забыла, что такой отдых бывает, — улыбнулась Яна.
-Как у тебя дела? Что нового произошло?
-Да ничегошеньки… Все на своих местах… Глебов о тебе несколько раз спрашивал… Ты не знаешь почему?
-Маринка, я его после встречи на даче больше ни разу не видела…
-Да, свадьба у его племянницы была шикарной… Валентин все хорошо сделал, но когда Глебов узнал, что ты уехала, а проектом занимается твой помощник, он был очень зол…Скасжу больше, просто взбешен… Отдать должное выдержки Валентина…
-Какая разница, кто руководил работой, главное, чтобы был отличный результат.
-А ему было принципиально важно, чтобы ты руководила, не знаешь почему?
-Маринка, честно не знаю, почему ему это важно…-пожала плечами Яна.- А у тебя с ним как?
-Никак… Я и бегала с ним по утрам на даче, и бабуля его блинами и своими коронными шаньгами заманивала… Не видит он во мне женщину, кого угодно — подругу , знакомую, но… Я не знаю, что делать… Люблю его… Ночи не сплю, все думаю, что я делаю не так… Яна, что мне делать?
-Маринка, я не знаю… Ты хочешь все и сразу. Не напирай на него… Ты же идешь, как танк. Дай ему время, понять, что ты именно та…
-Он спрашивал, когда ты приедешь, но я ему соврала, что не знаю… Яна, я думаю, что ты, а не я, ему нравишься…
-Брось, Маринка… Я ему повода не давала…
-Знаю, подруга… Что мне делать?
-Сделай паузу, съешь «Твикс», — улыбнулась Яна.
-Ты все шутишь… Теперь я тебя понимаю, когда любишь, а тебя — нет… Он меня не видит, он со мной разговаривает, бежит рядом, но я для него пустое место, — Маринка помахала перед своим лицом рукой.
-Не надо так…- остановила Яна. — Все образуется. Спасибо, что встретила и довезла до дома. Ты завтра к нам зайдешь? Оленька тебе подарок выбрала…
-Завтра вечером, хорошо?
-Конечно, ты же знаешь, что мы тебе всегда рады…
После отпуска так не хотелось заниматься рутинной офисной работой, но за две недели отсутствия накопилось много бумаг, требующих ее подписи. Конечно, Яна могла себе позволить не работать, Андрей после развода сдержал слово и алименты переводил исправно, но она предпочитала эти деньги не трогать, а оставляла на счете для дочери, как приданное к свадьбе или на оплату учебы.
После обеда в кабинет Яны вбежала испуганная Света:
-Янина Сергеевна, там, там…
-Что случилось?
-Там, там Глебов, но очень зол и хочет войти. Я его хотела остановить и сказала, что вас нет, но он не верит…
-Пусть войдет, — махнула рукой Яна, но в этот момент дверь с шумом распахнулась и на пороге появился Глебов.
-Вы почему уехали и меня не предупредили? Я ва… — рявкнул он.
-Во первых, здравствуйте, — она прервала его на полуслове.- Не думаю, что должна предупреждать Вас о своих делах.
-Вы передали мой заказ своему помощнику и ничего не сказали.
-Вы недовольны качеством или цветы были не те? Но я изменила заказ поставщикам.
-Если бы не так мало времени оставалось до свадьбы, то я отказался бы от ваших услуг и репутация вашей фирмы была бы пущена по ветру…
-Почему? — удивилась Яна. — Разве Валентин Николаевич сделал что-то не так?
-Он сделал качественно, но Вы не предупредили, что уезжаете куда-то и передаете…
-Но меня не было всего две недели?
-Я хотел, что бы именно Вы оформляли зал…
-Извините, Валентин все сделал по моим эскизам… Вот его видео-отчет. Какая разница…- удивилась Яна.
-Для вас нет разницы, а для меня есть…
-Что Вы хотите?
-Я? Хочу в качестве компенсации, чтобы Вы со мной… поужинали, — Глебов улыбнулся широко и по доброму.
-Я не могу, — растерялась Яна.
-Вы со мной ужинаете, или…
-Или?..
-Я отсюда не уйду и буду сидеть до скончания века, — заявил Глебов и удобно уселся в кресло, закинув нога на ногу.
-Я не могу сегодня. Марина должна заехать ко мне…
-Хорошо, когда можете?- спросил Мирослав.
-В любой другой день, -неопределенно ответила Яна.
-Завтра Вы согласны?
-Хорошо, — улыбнулась она.
-Я завтра заеду за Вами в это же время… Благодарю, что согласились,- кивнул он головой. — До завтра!
-До завтра, — соглашаясь, произнесла Яна, и тоже стала собираться домой.
Вечером Маринка так и не доехала до Яны, но позвонила и предупредила, что едет проведать бабулю, что-то та расхворалась совсем. Позже перезвонила и с придыханием в голосе сообщила, что Глебов тоже там, заглянул к ним на огонек, и сейчас она будет его очаровывать. Яна только успела сказать: «Не переусердствуй!», но та ее не услышала и отключила телефон.
Проверив уроки у дочери, и отправив спать, она вышла на балкон, сев в кресло, посмотрела на темнеющее вечернее небо. В нем еще догорали остатки заката, а неоновые фонари освещали белым светом, засыпающие улицы города. Яне вдруг стало грустно от того, что Глебов сейчас там с Маринкой, а не здесь с ней, но этот выбор она сделала сама. Она не могла перейти дорогу подруге, потому что та первая призналась, что влюблена в этого мужчину. Яна подошла к балконному ограждению и посмотрела вниз. Там было пустынно и тихо. На балкон вышел кот и потерся мордой о ее ногу, а потом, усевшись рядом затянул свою песню – мурлыку.
-Что, хочешь погулять? – спросила его Яна.
Он будто понял ее и ответил: «Мяу – мур…» Она взяла его на руки и тихо прикрыла за собой дверь, чтобы не разбудить Оленьку, вышла из квартиры. Выпустив на траву Кроша, сама разулась и походила босиком по уже влажной от ночной росы, траве, а потом села на скамейку и задумалась. Вдруг в тишине послышались торопливые шаги, чья-то тень мелькнула в свете уличного фонаря… Кот прижался к ее ноге и затих. Яна взяла его на руки и стала гладить по голове, приговаривая: «Все у нас будет хорошо, все будет хорошо…»
-Конечно, все будет хорошо,- вдруг раздался голос Глебова.
-Вы… Как вы здесь оказались? – испуганно воскликнула Яна.
-Соскучился, — улыбнулся он.
-Но вы же, вы, были…
-Значит, Марина позвонила… Мне стало там грустно без вас, Яна, — ухмыльнулся он.
-Но я вам повода не давала…
-Вы не идете у меня из головы уже много дней…
-Как вы меня нашли?
-Очень просто… Однажды я проезжал по огромному мосту и увидел, как маленькая хрупкая женщина собирается сделать шаг в неизвестность… В тот вечер я привез ее сюда. Это были вы, Яна. Зачем делаете вид, что меня не узнали? Почему прячетесь от меня, когда я хочу вас увидеть? Вы, что думаете, мне так было важно, какие цветы будут на свадьбе? Нет! И у невесты не было никакой аллергии… Просто я увидел Вас, и мне захотелось увидеть вас еще раз, и еще, но Вы упорно уходили в сторону, и появлялась Ваша подруга…
-Марина хорошая девушка…-ответила Яна.
-Знаю, но это не мое счастье… Я от нее быстро устаю, она очень активная, очень … живая, что ли, — усмехнулся Мирослав, вдруг наклонившись, поцеловал ее в губы.
Поцелуй был нежным и долгим, когда она хотела оторвать свои губы от его, он начинал своими губами их ловить… Потом прижал ее голову к себе, погладил по волосам, прошептав: — Все у нас будет хорошо, моя девочка.
Яна чувствовала его тепло, ей казалась, что слышит биение его сердца… Она была готова растаять в его крепких и очень нежных объятиях, но в голову вдруг прилетела шальная мысль: «А как же Маринка?.. Она любит его. Ему надо просто побольше время, чтобы понять ее и оценить… А твое счастье? Нет, нет, я не могу быть счастлива за счет Маринкиного несчастья, нет. Она столько сделала для меня… Маринка вытащила меня из той бездны, когда из дома ушел Андрей… Я не хочу, чтобы она мучилась так же, как я. Нет!» Мирослав хотел ее еще раз поцеловать, но Яна уперлась в его грудь рукой, будто отстраняясь от него, а кот вдруг недовольно заурчал…
-Яна, что произошло? Что изменилось?
-Нет я не могу… Нет! Уходи, и больше не приходи сюда! Я не хочу тебя видеть…
-Но мы только что с тобой целовались, ты прижималась к моей груди, я чувствовал твое дыхание,.. Я чувствовал, я ощущал, что тебе хорошо и нравятся мои объятия, — растерянно бормотал Мирослав.
-Уходи, слышишь, уходи… Я не хочу больше разбивать свое сердце… Если оно разобьется еще раз, у меня больше не хватит сил собрать его осколки… Уходи!
-Но почему оно обязательно должно разбиться? Я не причиню тебе зла, я люблю тебя, Яна.
-Я тебе не верю… Уходи, — выкрикнув все это, Яна оттолкнула Мирослава, а потом сильнее прижав кота к себе, бросилась в парадную. Захлопнув дверь за собой, она вдруг расплакалась…
Было слышно, как он подошел к двери, ударил кулаком о ее створку, постоял несколько минут и пошел прочь. В эту ночь Яна не сомкнула глаз, бесцельно бродя по квартире. Утром чувствовала себя разбитой и раздавленной, дождавшись няню, она уехала на работу. Яна очень спешила, но за три квартала до салона, дорога оказалась закрытой из-за ремонтных работ. Она вышла из автомобиля и пошла пешком. Яна вглядывалась в лица прохожих, будто надеялась встретить Глебова среди этой спешащей разношерстной толпы людей, но все напрасно. Она шла по проспекту, а ее не покидало ощущение, что это уже когда-то было, но только не в этой жизни, а в прошлой, которую она совсем забыла… К открытию салона она опоздала, но Валентин был уже на месте и о чем-то увлеченно рассказывал молодой паре, листая буклеты. Яна прошла в кабинет, но ее остановила Светлана:
-Янина Сергеевна, доброе утро!
-А оно доброе?
-Конечно!-воскликнула Светлана.- Солнце светит, все здоровы! А Вам сегодня прямо к открытию посыльный принес пригласительный билет на благотворительный вечер на два лица… Вот! — и она протянула ей красивый конверт. — Это пригласительный билет на благотворительный вечер…
-Может, Светочка, вы сходите со своим молодым человеком, — вдруг предложила Яна.
-Что вы, Янина Сергеевна, посыльный сказал, что билет именной…
-Я совсем забыла об этом вечере… Через две недели… Так… и спутник… Смокинг… И где мне взять спутника, не подскажете, Светочка? А прийти на этот вечер в одно лицо будет совсем неприлично, не поймут… И зачем я его покупала, сама не знаю…
-Детишкам надо помогать… Название красивое «От сердца к сердцу»… А с кем пойдете — надо подумать, -улыбнулась девушка.-Знаете, у меня есть знакомый… Он артист, правда не очень известный… Несколько раз снимался в кино, но роли были небольшие, а так играет в нашем ТЮЗе… И знаете, хорошо играет. Я его все роли видела, но особенно хорош он в роли короля из «Золушки». Банкиром можно представить, — рассмеялась Светлана.
-Это же авантюра чистой воды, -улыбнулась Яна. — Я приду на вечер с артистом… Хм…
-Ну и что? Я думаю, что мало кто из приглашенных знает Аркадия Северянина по театру, да и так… Красавец, высокий, красивая с проседью шевелюра, а главное безупречные манеры…
-Ладно, зови… Только согласится ли он? Он же не авантюрист, -усмехнулась Яна.
-Согласится, куда денется! — засмеялась Светочка. — Он мой родной дядя. И, скажу вам, Янина Сергеевна, он авантюрист не хуже графа Калиостро. Можете быть спокойны. Он Вам и легенду придумает.
Прошло две недели, и наступил день, когда должен был состояться благотворительный вечер «От сердца к сердцу», пожертвования должны были пойти в фонд детского дома города Калиновска. При первой встрече с дядей Светланы, Аркадием, через десять минут Яна уже чувствовала себя в его компании свободно и раскованно, будто знакома с ним всю сознательную жизнь. В свои пятьдесят пять он выглядел лет на десять моложе, а манеры были безукоризненны и говорили, по меньшей мере, что в его жилах течет голубая кровь. Вечером Аркадий заехал за Яной на дорогой иномарке, на вечере ухаживал за ней так, будто она «английская королева», а он паж ее Величества. На Яне было красивое до полу бело-черное платье, на плечи накинут дорогой палантин, а прическа говорила о том, что ее делал настоящий мастер — профи. Рядом с высоким Аркадием Яна смотрелась, как изящная фарфоровая статуэтка, и многие обратили внимание на их появление в холле концертного зала. Он был превращен в зал средневекового замка: стены украшали знамена, гербы, великолепные гобелены с сюжетами из жизни рыцарей, их прекрасных дам, цветы и рыцарские латы. Шуты и трубадуры развлекали гостей, заражая их своим весельем. Женщины с нескрываемым любопытством поглядывали на Аркадия, а мужчины восхищенно взирали на Яну. И все было бы хорошо, если бы они случайно не столкнулись лицом к лицу с другой парой – Мирославом и Мариной. Увидев, Яну та всплеснула руками от радости и подлетела к подруге:
-Яна, я не ожидала тебя здесь увидеть! Мирослав сказал, что билеты дорогущие… Унас вип-места, а у тебя?
-Странно, но у меня тоже, к чему бы это? — ответила Яна и еще крепче взяла Аркадия за локоть.
-Прости, но ты не представила нас своему спутнику?- улыбнулась Маринка и протянула руку Аркадию. – Марина…
-Вы очаровательны, — улыбнулся Аркадий и поцеловал ей руку. Потом он протянул руку для рукопожатия Мирославу. Тот ее пожал, но это было похоже на то, что он сейчас эту руку оторвет и выбросит. –Крепкая у вас рука… Штангой случайно не балуетесь?
-Нет, штангой не балуюсь, боксом…
-Да?! Настоящий спорт для настоящего мужчины, — ответил Аркадий и посмотрел на Яну. Он заметил, что выражение лица у нее изменилось и с губ слетела улыбка, а взгляд блуждал по стенам холла. –Душечка, ты где? Вернись…-полушутя, полусерьезно произнес Аркадий и слегка похлопал ее по руке, лежащей на сгибе его локтя. Яна встрепенулась и опять, очаровательно улыбаясь, ответила:
-Аркадий, я здесь… Очень красивое и необычное оформление вестибюля. Стараюсь запомнить кое-какие детали, пригодиться для работы…
-Милая, ты можешь хоть на минуту забыть о своей работе? – и он украдкой глянув на Мирослава, сделал вид, что целует Яну в щеку. Заметив это, Мирослав вдруг нахмурился и, извинившись, потащил свою спутницу в сторону бара.
-Яна, я сделал что-то не то?- забеспокоился Аркадий. – Но я действовал согласно нашей легенде…
-Аркадий Павлович, Вы сделали правильно… Все правильно, — горько усмехнулась Яна. – Он не один, а с Мариной… И я ничего не могу сделать.
-Вы, Яночка, кажется, влюблены в этого человека, — сочувствуя, произнес он.- И он, мне кажется, тоже не равнодушен к вам, но почему он с этой женщиной, а не с вами? Это его жена?
-Нет, это моя подруга, которая считает, что просто создана для него, а он для нее. Она влюблена в него.
-Надо же, какой дивертисмент!- воскликнул Аркадий. – Но я не понимаю, почему два человека любят друг друга, но не вместе? Яночка, давайте, я уведу вашу подругу, а вы поговорите с Мирославом…
-Нет, не стоит… Он выбрал ее, значит она нашла ту самую тропинку к его сердцу…-начала было Яна.
Но Аркадий вдруг прервал ее мысль:
-Яночка, поверьте мне, старому дамскому угоднику, он любит вас, а эта Марина ему просто неинтересна… Но в ней есть что-то такое… Необычное…
-Это роли не играет… Она моя подруга и любит его, — обреченно вздохнула Яна.
-Мой ум отказывается понимать женскую логику! Мне казалось, что я знаю все о женщинах и женских штучках – дрючках, но узнав немного Вас, Яночка, понял, что ничего не знаю и не понимаю в женщинах. Как можно отказаться от любви, тем более, взаимной, когда нет никаких преград и препятствий. Нонсенс! Так не бывает! Или вы считаете, что все нормальные герои всегда ходят в обход? Смотрите, Яночка, как бы ваша подруга, действительно не влюбила в себя этого мужчину. Очень решительная дамочка, скажу вам я.
-Поэтому я и не лезу в их отношения! Она первая призналась мне, что влюблена в него.
-Только не плачьте, Яна!
-Я не плачу…
-О женщины, я теперь знаю, что я ничего не знаю, воскликнул Аркадий и повел Яну в сторону балкона:- Уже приглашают занять места.
Зал был в два яруса с возможностью установить столы, кресла и диваны. С любой точки второго яруса была видна сцена. Голос за сценой объявил о начале благотворительного концерта «От сердца к сердцу». Выступление открыли артисты балета танцем маленьких лебедей из «Лебединого озера» Чайковского, потом были арии из «Травиаты» и «Аиды», куплеты Сильвы и цветочницы с Монмартра, казачий хор пел залихватские песни. Первый акт концерта прошел, как показалось Яне, очень быстро. Она так увлеклась действом, происходящим на сцене, что не сразу заметила Мирослава и Марину за соседним столиком.
Маринка поймала удивленный взгляд Яны и счастливо улыбаясь, нежно погладила спутника по плечу. Тот, удивленно глянув на спутницу, несколько отстранился, но поймав нечаянный взгляд Яны, неожиданно расплылся в улыбке и, наклонившись, что-то прошептал Маринке на ушко. Та радостно хихикнула и, закатив от удовольствия глаза, прижалась к плечу Мирослава. Когда он отвернулся, Маринка обвела его контур руками по воздуху, а потом прижала их к груди, показывая Яне, что он теперь ее и ничей больше. Через несколько минут объявили антракт. Приглашенные на вечер дружно встали со своих мест и проследовали в холл, где каждый нашел для себя занятие: кто-то стоял в баре, кто-то у площадки и слушал игру на лютне, кого-то веселили шуты, а некоторые фотографировались в средневековых одеждах на фоне фантастически красивого голографического замка.
-Яна, вам надо обязательно сделать фото. Вы будете очаровательно смотреться на фоне этого ужасно красивого замка в одежде средневековой барышни. Я уже представляю вас и тихо умираю от любви, — пошутил Аркадий Павлович.
— Вы думаете, что стоит это сделать?- в тон ему задала вопрос Яна.
-Да, обязательно! Эх, Яночка, был бы я помоложе, и если бы ваше сердце было свободно, то я бы…- начал мечтательно говорить Аркадий.
-Аркадий Павлович, не говорите глупостей… Вы очень хорошо выглядите, просто замечательно, -воскликнула Яна, но заметив Марину, она продолжила:- Давайте вместе сфотографируемся, вы в латах, а я…
-Яночка, вы хотите, чтобы я валялся у ваших ног раздавленный тяжестью доспехов, -продолжал веселиться Аркадий.-Ну вот он я и весь у ваших ног…
-Замечательное будет фото, — с сарказмом в голосе, заметил неожиданно появившийся Мирослав.
-А что? Очень красиво, и Яне очень идет этот костюм, — откуда-то из-за плеча заметила Марина. Потом подхватила Мирослава под руку и потащила его, кажется, в сторону площадки, где разыгрывалась сцена рыцарского турнира.
После второго отделения концерта приглашенным было предложено пройти в банкетный зал, где стояли накрытые столы для фуршета, но Яна умаляющее посмотрела на Аркадия:
-Я не хочу никакого фуршета… Проводите меня домой, пожалуйста.
-Хорошо, Яночка, — согласился Аркадий.
Прощаясь у парадной дома, Аркадий поцеловал руку Яне:
-Я очень вам благодарен за прекрасный вечер. Чудная музыка… Прекрасная женщина… Я так давно не отдыхал душой, как сегодня. Мне бы очень хотелось продолжить наше знакомство, — и он умаляющее посмотрел на Яну, та неопределенно пожала плечами.- И очень хотел бы вас попросить со мной как-нибудь отобедать… И приходите со своей подругой…
-Хорошо, — без энтузиазма в голосе согласилась Яна.
-У вас испортилось настроение? Яночка, послушайте меня, пожалуйста, если вы любите того мужчину, то не лишайте его возможности сделать выбор между вами и вашей подругой… Потому что все может оказаться не так, как есть…
-Спасибо и вам Аркадий Павлович, — улыбнулась Яна. – Всего хорошего. Спокойной ночи!
-И вам спокойной ночи, милый эльф, — ответил он, опять целуя ей руку.
Когда Яна зашла в парадную, то Аркадий помахал ей рукой в след, еще немного постоял на крыльце, потом вздохнув, произнес:
-И где мои годы… Эх, сбросить бы годков пятнадцать… Костями бы лег, чтобы эта женщина стала моей… А сейчас что тебе мешает, Аркаша, это сделать? – спросил он сам себя и тут же ответил:- Она влюблена и, видимо, все серьезно… Только я не понимаю, как можно уступить любовь другой женщине, которая ему мало интересна… Это же ежу понятно и видно невооруженным глазом… Эх женщины, женщины… И наше мужское самолюбие… Слабый пошел нынче мужчина, ни грамма романтики в них не осталось…
Прошло несколько недель после благотворительного вечера. Маринка, как в воду канула… Раньше с ней такого не было: если не заходила в салон к Яне, то звонила и делилась с ней своими сокровенными тайнами и успехами в развитии отношений с Мирославом. Тут стояла тишина, а телефон ее был выключен. Яна уже забеспокоилась о своей подруге, но Маринка внезапно появилась, точно так же как и исчезла.
-Всем привет! — весело крикнула она с порога. – Не ждали?- увидев удивленные лица Яны и Светланы, спросила она. – Это я собственной персоной, а не тень отца Гамлета.
-Ты где пропадала?- воскликнула Яна.
-А… я ездила отдыхать… Круиз по Европе, — ответила, между прочим, она, разглядывая букеты цветов в витрине. –А вы как тут поживаете?
-Нормально, — пробурчала Яна. –Только о тебе беспокоились. Ты так внезапно пропала…
-Мне надо было побыть одной, — проворковала Марина.- Поэтому я и уехала.
-А Глебов, что тебя не сопровождал?
-Нет… У него были дела, и он в Европы не поехал… И, вообще, Глебов сказал, что он видел все и делать ему там нечего. Он видел все!- Маринку, явно, понесло в разнос. – И вообще я зашла за тобой, чтобы позвать поужинать со мной в наш любимый ресторанчик, помнишь, там на углу…Только отказ не принимается, понятно? Я знаю, что ты, как обычно, сегодня кроме завтрака ничего не ела. И не качай головой. Собирайся и пойдем. Столик заказан. И отвертеться не удастся.
-Марина, я понимаю, но у меня работы много… Заказ…
-Так, заказ подождет до завтра, а теперь иди одевайся, а то на улице ветер и очень прохладно. Осенью только на экваторе тепло, а у нас обыкновенная осень с привычным моросящим дождем.
Октябрь в этом году выдался и правда теплый, но дождливый и ветреный. Ветер срывал с деревьев последние желто-красные листья и бросал под ноги прохожим. Яна и Маринка , одновременно раскрыв зонтики, вдруг чему-то рассмеялись и поспешили в сторону небольшого ресторанчика на другой стороне улицы. Там быстро скинув пальто, Маринка вдруг крепко взяла подругу за руку и повела за собой в зал. Первое, на что Яна обратила внимание, это крайний столик у окна, за которым сидел одинокий мужчина. Он сидел к ним спиной, но Яна вдруг подумала: «Мирослав… Зачем он здесь?», но Маринка еще крепче сжала ее кисть и продолжала тянуть за собой.
-Марина, что ты делаешь?
-Я исправляю ошибки, -серьезно ответила она.
-Какие?
-Не задавай глупых вопросов… Я только тогда, на вечере, и поняла, что я для Мирослава просто знакомая… Подружка… Мне так хотелось думать, что смогу заставить его полюбить меня, но к сожалению, ничего не вышло. Я так старалась, так старалась, что чуть не потеряла себя. Представляешь, из-за страсти, не из-за любви, можно потерять себя. Я была глупа и слепа, –Маринка остановилась у столика и продолжила шутливо, соединив руки Мирослава и Яны:- Вот что, дети мои, плодитесь и размножайтесь, как говориться. И будьте счастливы! Я пошла, а вам есть о чем поговорить. Пока!- Яна хотела ей что-то сказать, но та оборвала ее жестом и продолжила :-Со мной все будет в порядке. И я хочу быть на твоей свадьбе подружкой невесты. Глебов, не смотри на меня так. Я поняла, что ты ее любишь, а со мной возишься только потому, что тебе меня было жаль, а я не люблю, когда меня жалеют. Ты же любишь ее?
-Да, — ответил он.
-Ты не мне, а ей это скажи, а то опять не поверит… Она у нас такая — не поверит и растает, как Снегурочка…
-Маринка, что ты говоришь, — воскликнула Яна.
-Молчи! Он тебя любит и попробуй сказать, что ты его не любишь.
Яна смутилась и молча опустила глаза в пол. Ей было стыдно за тот разговор у парадной, когда она накричала на Мирослава.
-Мирослав, держи ее крепко и никогда не отпускай…И вот, что ребята, разбирайтесь сами, а я пошла. Мавр сделал свое дело, мавр может уходить… -Маринка усмехнулась и, оставив их, тихо пошла по проходу между столиками, а потом обернулась, спросив:- Яна, а как зовут того мужчину, с которым ты была на вечере?..
-Маринка, он не король и даже не граф, — ответила Яна.
-А мне он очень понравился, и тогда я поняла, что Глебов — это иллюзия… -усмехнулась Маринка.
-Аркадий приглашал тебя с ним поужинать или пообедать, — передала слова Аркадия Яна.
-Ладно, ребята, пока… Счастья вам!- Маринка помахала им рукой и, оглянувшись с хитрой улыбкой добавила:- А с ним я обязательно пообедаю, а может быть и поужинаю…
Глебов попытался усадить Яну за столик, но она остановила:
-Извини, но я сейчас ухожу…
-Почему?-удивился Мирослав.-Я люблю тебя, ты — меня… Что нам мешает быть вместе? Ничего, Яна, ничего! Я прошу, чтобы ты стала моей женой.
-Мирослав, я не могу стать твоей женой,-твердо сказала Яна.
-Почему? Ты мне не доверяешь?
-Доверяю- не доверяю… Ты хочешь детей?-вдруг спросила она.
-Дочь у тебя есть, — улыбнулся Мирослав, не услышав подвоха в ее вопросе.- Я бы хотел, чтобы у нас еще появился и сын, но если будет дочь тоже не плохо…
-Ну так вот, я тебя огорчу, у меня не может быть детей…
-А Оленька?
-Она приемная дочь, но об этом девочка не знает. Я ее очень люблю, она для меня родная доченька…
Мирослав растерялся и замолчал. Яна воспользовавшись этой заминкой, пошла к выходу, но он догнал ее:
-Глупенькая, не будет детей и ладно. У нас есть Оленька…
-Боюсь, что через пару лет , ты мне вспомнишь это и захочешь, чтобы они у тебя были.
-Не фантазируй. Я хочу, чтобы ты стала моей женой единственной и до конца моих дней, как говорят: и в горе и в радости…
-Он тоже так говорил, а потом… Потом… Потом просто пришел и сказал, что уходит к другой… Просто так сказал, тихо, без эмоций, будто разговаривал с вещью, его вещью, которая со временем ему надоела, и он решил от нее избавиться… Выбросил в мусорный бак и забыл о моем существовании…
-Яна, поверь, я не он… И никогда им не буду. Я люблю тебя!
-Я не знаю…-простонала Яна и протянула руку к ручке двери…
Глебов вдруг остановил ее и с силой прижал к себе:
-Яна, не уходи, останься… Ты ведь любишь меня?
-Да, я люблю тебя. Видит Бог, я боролась с собой… Марина была стеной, которая сдерживала меня… Я думала, что если вы будете вместе, то я со временем переборю эту любовь… Но Маринка опять все переиначила…
-Яна, если ты хочешь подумать, я подожду…
Она вдруг глубоко вдохнула и тут же выдохнула выдохнула:
-Я согласна…
Мирослав вдруг ударил себя ладонью по лбу:
-Я забыл…
-Что? — встрепенулась Яна.
-Я обещал Оленьке, показать ручного волка.
-Ты шутишь?
-Нет… У меня на даче в Таранцево живет настоящий волк. Его привезли мне друзья еще месячным волчонком три года назад из сибирской тайги. Он совершенно ручной, как собака, только что не умеет лаять. Едем за Оленькой?
-А потом в Танцево?- спросила Яна.
-Да, в Таранцево. Будем пить чай. И пусть за окном холодно, и стоит промозглая осень, а в доме тепло, в камине разгорится огонь, затрещат дрова…

P.S. Через полтора месяца Яна и Мирослав поженились, а через год в их семье появился еще один член семьи. Яна родила сына. Врачи назвали его рождение чудом. Маринка все-таки отужинала с Аркадием Северяниным, но на этом их знакомство не прекратилось, а переросло в бурный роман, закончившийся свадьбой. Аркадий через несколько месяцев общения с Мариной вдруг отправил к чертям свое обещание больше никогда не жениться, данное после третьего развода, сделал ей предложение. Маринка согласилась и стала музой Аркадия. Буквально через месяц после свадьбы он получил предложение сняться в историческом фильме в роли отца благородного семейства. И пусть роль была не самая главная, а всего лишь второго плана, но он был счастлив и очень доволен. Ему даже на каком-то кинофестивале была вручена награда именно за лучшую роль второго плана. К моменту вручения награды Марина осчастливила его рождением дочери, которая стала единственным ребенком Аркадия, несмотря на три его предыдущих брака.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)