НЕВЕСТА ДЛЯ ЖЕЛЕЗНОГО ФЕЛИКСА…

1. Авария.
Чем старше становимся, тем четче и яснее выстраиваем свою картину реального мира, тем резче проявляется граница между цветами, особенно между черным и белым. Если в раннем детстве верим в сказки, то с возрастом решаем, что окружающее нас пространство совсем на нее не похоже, и в нем нет места чуду. В свои сорок лет Феликс Вересов считал, что знает жизнь с изнанки, пройдя ее огонь, воду и медные трубы. Он работал следователем в отделе по борьбе с организованной преступностью, но мой рассказ будет не о суровых полицейских буднях с погонями и перестрелками, а о любви. В нашей реальной жизни и без этого хватает всяких печальных историй, а вот доброго, светлого, вечного становится все меньше и меньше…
Время от времени в течении последних пяти лет, пока Вересов был свободен от брачных уз, в его жизни появлялись женщины, по крайней мере его соседка Лена знала о двух, но они почему-то быстро исчезли. Не скажу, что он был бабником или ловеласом, но имел определенный успех у слабого пола. Женщины очень даже обращали внимание на высокого и статного, всегда подтянутого, Вересова, напрашивались на знакомство, а самые отчаянные пытались даже женить на себе. Лена знала, как уже писала, о двух таких женщинах, но ни одна из них не смогла выдержать испытание его работой. Первой была Раиса, она работала художественным руководителем театра «Молодость», натура творческая и возвышенная. Ее терпения на жизнь с Вересовым хватило ровно на два месяца, хотя до этого она мечтала о крепкой семье с ним. Через год появилась Ольга, но и ее хватило только месяца на три… Раиса, а потом и Ольга, начинали ревновать его к работе, уставали ждать в одиночестве по вечерам, сидя у окна. Отношения сходили на нет, когда, взывая к совести, они пробовали пилить его за черствость, невнимание и нехватку времени, чтобы вывести их куда-нибудь в свет. Иногда он пропадал на несколько дней и появлялся грязный, замученный, но счастливый, что удачно посидел в засаде и какой-то там Шнырь или Карась пойманы с поличным. Раиса, не смотря на свои серьезные намерения, отказалась это понимать и в один прекрасный момент ее нервы не выдержали, и со словами «Да пропади она пропадом твоя работа, ты ее любишь больше чем меня, ты черствы, бездушный…» ушла, собрав свои вещички. Когда Ольга уходила от Вересова, она один в один произнесла прощальные слова Раисы. Создалось такое впечатление, будто та оставила свое заклинание для следующей жертвы, которая неосмотрительно клюнула на обаяние Вересова… Если у вас возник вопрос, откуда Лена знала про его женщин? Так получилось, что пять лет назад после развода с женой Валентиной, он перебрался жить в квартиру своей старенькой бабушки, которая умерла через год после его переезда в возрасте девяносто лет. Он был очень расстроен, но потом подружился с мужем Лены — Анатолием, а следовательно и с ней. С легкой руки ее мужа к Вересову приклеилось прозвище Железный Феликс. Толик и Феликс были ровесниками и у них оказались общие интересы: машины, рыбалка и футбол. Феликс иногда заходил к ним в свои редкие свободные вечера поболтать о всякой всячине, а Толик на правах радушного хозяина приглашал его у них поужинать.
-Ой, Лена, как вкусно! Где бы найти такую, как ты…- уминая за обе щеки ее пирог с грибами, говорил Вересов.
Толя, обнимая жену, отвечал с довольной ухмылкой:
-Такие женщины делаются только под заказ и в единственном экземпляре. Это моя половинка. Я себя без нее человеком не чувствую, а только половиной…
Вересов вздыхал, потому что свою половинку он пока не встретил. Хотя, когда пятнадцать лет назад женился на Валентине, считал что это раз и навсегда, но, как говориться, человек предполагает, а Бог располагает. Валентина, выходя замуж за выпускника милицейской академии, думала, что он пойдет работать в главк, а он напросился на службу в обычное отделение милиции, сейчас полиции, простым следователем. Это ее очень расстроило, но она где-то в глубине своей души думала, что поиграет в Пинкертона, остепенится и пойдет на повышение. Когда поняла, что Вересов совершенно не стремился к бумажной и спокойной работе в главке, стала его пилить, приводя примеры своих подружек и их мужей. Он терпел, терпел, а потом сказал:
-Если тебе нужен муж –генерал, то найди его сама.
Валентина тогда сказала избитую фразу:
-Я действительно хотела стать генеральшей, поэтому вышла замуж за лейтенанта, но не думала что ты окажешься таким идиотом и будешь сутками пропадать на работе, гоняясь за преступниками. Вспомни, когда мы с тобой куда-нибудь выходили или выезжали отдохнуть?
Вересов почесал затылок, пожал плечами и честно сознался:
-Месяц назад ездили к Разину на дачу… Там были шашлыки. Ты разве не помнишь?
Это еще больше разозлило Валентину, и она стала кричать:
-Вот, ты лазишь по всяким притонам, тебя не ценят, а твой друг Сашка Лобан давно сидит в главке и листает архивные дела. Ему уже и звание повысили, а ты носишься, того и гляди пулю схлопочешь… Хватит, побегал, пора и в главк перебираться.
-Никогда и ни за что! Я здоровый мужик, буду сидеть и глотать пыль в архиве? Ты в своем уме? А кто тогда будет бандитов и преступников всяких мастей ловить? Нет, я хочу, чтобы этой мрази на земле не было или, в крайнем случае, с моей помощью стало меньше.
-Как ты мог меня обмануть! Я хочу, чтобы у тебя были генеральские звезды! Лобан сказал, что тебе надо только немножко постараться и засунуть свою прямоту-правоту, ты знаешь куда…
Но Вересов рассмеялся в ответ:
— Эх, Валентина, я никогда не хотел носить такие большие звезды на погонах, потому что с майорскими легче ловить бандитов и преступников.
Валентина обиделась и ушла, хлопнув дверью, но вернулась через пару дней. Вересов не стал противиться ее уходу, но при разводе она потребовала раздела имущества. Квартиру пришлось продать, и он переехал жить к бабушке Маше, единственной своей родственнице. Валентина все-таки нашла своего генерала и теперь с гордостью носит звание генеральская жена, а Феликс, попытавшись наладить свою семейную жизнь, потерпел фиаско и махнул на женщин рукой. Последние месяцев восемь порог его квартиры переступала только соседка Лена, чтобы приготовить ему чего-нибудь вкусненького или прибрать в квартире. Она относилась к нему, как к старшему брату, а Толя даже не ревновал ее к нему. Они частенько, если у Феликса случался выходной, брали удочки и уезжали на рыбалку, чтобы отдохнуть на природе от городской суеты. Короче, прожив с Вересовым на одной площадке пять лет, они стали почти родственниками. Лена начинала волноваться, если он не заходил к ним несколько дней и пропадал неизвестно где. Вот так он пропал и в этот раз. Его не было трое суток. Все попытки дозвониться до него оканчивались разговором с автоответчиком в его телефоне. Не выдержав, Лена решила зайти в отделение полиции на Строгановской улице и выяснить куда же пропал ее сосед. Дежурный за стойкой у входа в отделение полиции, осмотрев ее с ног до головы строго спросил:
-Вы куда, гражданочка?
-Простите, мой сосед Феликс Вересов работает в вашем отделении полиции, но его дома не было три дня. Мы с мужем уже начали беспокоиться, не случилось ли с ним чего?
-Вересов? – лениво произнес дежурный. – Хм, где он — это секретная информация.
-С ним все в порядке? Он жив – здоров?
-Все с ним хорошо. Идите отсюда гражданочка, идите и не мешайте рабочему процессу, — нетерпеливо прогнал ее дежурный. Когда она уходила, то заметила краем глаза, как тот схватил трубку телефона. Она подумала, что дело здесь не чисто, и, завернув за угол, остановилась. Благо, у нее был музыкальный слух, спасибо природе и родителям.
-Товарищ подполковник, тут какая-то странная гражданка приходила. Сказала, что соседка Вересова… Нет, я ничего не сказал… Есть, так точно. Александр Васильевич, скажите, как он там, пришел в сознание? Нет? Жаль, если из-за этой глупой собачонки и ее не менее глупой хозяйки с ним что-то произойдет. Так и остается в коме?.. Печалька.
Тут Лена поняла, что ей никто правду не скажет, а сосед лежит в больнице, и с ним что-то произошло. Так как в Энске было всего две клиники, она позвонила в справочную сначала одной, но там такого больного не было, а во второй работала родная сестра ее мужа Вера. Ей удалось у нее выяснить, что Вересов лежит в во второй клинической больнице, но находится в коме, хотя не получил при аварии ни одной царапины. У него было сильнейшее сотрясение головного мозга, что вызвало шок и потерю сознания. Когда он придет в себя, врачи не знали, но надеялись, что это должно произойти вот – вот.
Вересов вечером возвращался домой, как на дорогу выскочила маленькая лохматая собачка, успевшая каким-то чудом пробежать перед колесами, но следом за ней на дорогу вылетела молодая женщина… У него не было выбора, вернее выбор был – сбить женщину, оставшись целым и невредимым, оправдывая себя тем, что нечего бегать в неположенных местах, или самому врезаться в столб, рискуя разбить машину в хлам. Не знаю, кто бы чего выбрал, но Вересов выбрал второй вариант. Он врезался в фонарный столб, разбил машину вдребезги и потерял сознание. Когда Лена пришла в больницу, то застала у палаты Феликса довольно симпатичную молодую женщину с заплаканными глазами. «Вот хитрюга, даже не познакомил… Ну ничего, я тебе покажу, когда поправишься…» — подумала она и подошла к палате:
-Привет! Ты туда?- спросила она девушку, -Та молча кивнула головой в сторону палаты.- Не пускают? – она опять кивнула.- А ты кто ему?
-Я никто…- сказала девушка и заплакала.
-Тогда чего ревешь?- спросила Лена.
-Вы ему кто? Жееенааа?
-Нет, я соседка. Меня Лена зовут. Так чего ревешь?
-Это он из-за моего Бони и меня рааазззбииился, — прорыдала девушка и горько вздохнула.
-И давно ты здесь сидишь?
-Третий день… — ответила она.
-И никуда не уходила?
-Нет… Я должна у него попросить прощение.
-Тебя как зовут?
-Лиза… Елизавета.
-Лиза, ты ела?- она отрицательно помотала головой и опять разревелась. – Вот что, идем, тут кафе есть. Тебе надо немного поесть, а то не доживешь до того счастливого момента, когда Феликс в себя придет…
Лиза нехотя встала и пошла следом за Леной. В кафе та с трудом заставила ее хоть что-нибудь съесть. Потом предложила отвезти домой, но Лиза опять расплакалась и стала твердить, что из-за этого случая не может заснуть, и у нее все валится из рук. Ее пришлось долго уговаривать все-таки поехать домой и немного поспать, пообещав, как только Феликс придет в себя, обязательно позвонить. Лиза очень понравилась Лене и у нее созрел план, но она не была уверена, что девушка понравится Вересову, да еще при таких обстоятельствах. В клинику Лена вернулась под вечер, потихоньку прокралась в палату и села рядом с кроватью на стул. Взяв его руку, стала просить очнуться и открыть глаза. Зашел усталый доктор и потрепал ее по плечу:
-Вы его жена? Крепитесь…
-Нет, у него нет никого, — ответила Лена. -Мы просто соседи…
-Иногда соседи роднее самых родных…- сказал он.
-Согласна с вами. Доктор, где он, где его бродит душа?
-Это никто не знает, в каких мирах она обитает и сколько еще будет бродить, — вздохнул он. -Идите спать… Когда придет в себя, мы сообщим.
-Я еще немного посижу…- он кивнул головой, разрешив ей остаться и вышел. -Где ж ты бродишь, в каких мирах? -Лена сама не заметила, как заснула, положив голову на руку, удобно устроившись на краю тумбочки.
2. Сон Феликса
…А в это время Феликс шел по тропинке солнечного леса, где было тепло, светло и дышалось легко. Ему казалось, что его тело ничего не весит, взмах руками, и он взлетит над этим лесом, устремляясь к облакам… Шел, шел, шел и вдруг тропинка закончилась, а он оказался на краю долины… Там свободно бегали непуганые олени и косули, текла с чистейшей водой река, стоял красивый дом с башенками на берегу голубого озера и парком в английском стиле. Он даже не предполагал, что в наше время заводов и фабрик, еще остались такие места на земле. Ему казалось, что попал в какую-то сказочную страну, где было совершенно другое течение времени, а в густом воздухе витал сильный запах цветущих роз и медуницы. Удивительно, он не видел людей, но его не покидало ощущение, что за ним наблюдает кто-то невидимый… Феликс подошел к распахнутым настежь дверям дома.
-Эй, хозяева! Добрый день!- прокричал он, но ответом была тишина. — Странно… Страна не пуганных зверей… двери настежь… И никого…- размышлял он в слух, войдя в большой холл. Его шаги заглушал ворс огромного персидского ковра. Пустынные залы еле освещались канделябрами старинной работы. Тишина казалась оглушительной, обволакивающей, как вата или сладкая патока… И вдруг он оказался в саду, оранжерее, или как там еще можно было это назвать. Таких диковинных цветов и деревьев он не видел никогда в жизни. Казалось, что здесь были собраны растения, цветущие всеми цветами радуги и ее оттенков… Вдруг тишину нарушил собачий лай, и в сад вбежала белая лохматая собачка… Она была похожа на ту, которая выбежала перед ним на дорогу… «Это хорошо, что я ее не задавил…» — подумал он. Она обнюхала его, потом исчезла, а вместо нее появилась старушка в очках и старинном платье… Она села за стол и взяла чистый лист и перо… У нее на столе стояли в стаканчике разные перья ― голубиные, павлиньи, орлиные, но она взяла почему-то именно это ― белое и пушистое. Внимательно посмотрев на растерявшегося Феликса, сказала:
-Я готова!
-К чему? — не понял он.
-Записывать твои желания, — улыбнулась старушка.
-Какие желания? Бред какой-то! Бабушка, я уже вырос давно, чтобы верить во всякую чепуху…
-Как ты меня назвал? — возмутилась она. — Меня, старшую фею по исполнению желаний, и бабушкой!!! Вы, молодой человек, забываетесь!
-Простите, но вы очень похожи на мою бабушку… — растерялся он. Так называемая фея внимательно посмотрела на него, и он заметил, что у этой странной старушки поразительно молодые глаза ярко зеленого цвета… -Я ― фея…
-Простите, простите. Ну, начнем с того, что фей не бывает. Либо я брежу, либо вы сумасшедшая… — начал он, но старушка так на него посмотрела, что показалось у него остановилось сердце, а потом снова пошло. — Вы не скажете, как я сюда попал?
Фея вдруг усмехнулась:
-Сюда попадают многие, но не все возвращаются назад… Тебе здесь нравится?
-Да,- ответил Феликс, но его чутье вдруг подсказало, что в этом вопросе скрыт какой-то подвох.
-Ну, так, может, останешься и не будем мучить бумагу и перо, — опять усмехнулась фея.
-А что я здесь буду делать?
-Отдыхать до следующего раза…
-Какого раза? — не понял он.
-Тебе, Феликс, этого не понять,- почему-то голосом бабушки ответила фея, и опять усмехнулась, только лицо у нее при этом осталось совсем серьезным.
-А когда этот следующий раз может случиться?
-О, мой друг, может через десять, а может через тысячу лет. Кто его знает? — и фея задумчиво посмотрела на чистый лист. — Что-нибудь писать будем?
Феликс неопределенно пожал плечами и посмотрел в окно. Оно выходило прямо в сад, а там буйствовало лето: летали бабочки и стрекозы какой-то не реальной величины, пели птицы…
-Я не знаю… У меня вроде все есть, — ответил он.
-Так, значит Желаний нет… -вздохнула старушка. -Тут на днях ко мне Конфуций заходил…
-Кто? Он же умер полторы тысячи лет назад… Ну Вы и фантазерка! — рассмеялся он.
-Вот -вот, но здесь он жив. Так он сказал, что человек умирает не от старости, а от отсутствия желаний…Это для сведения, — усмехнулась старушка.
-Нет, погодите, погодите… Я, что тоже умер? — воскликнул Феликс.
-Пока нет, только кома. Я тебя битый час спрашиваю, что писать будем…
-Я не понял, это я сюда из-за этой белой собачонки попал? Или из-за этой глупой баб…
-Ты хотел сказать женщины… Да?
-Да, — буркнул он. — Но я ничего не сделал! Они живы, и, кажется, эта собачонка сюда прибегала.
-Они-то живы, а вот ты… — напомнила фея.- И никого рядом нет…
-И не надо!-воскликнул Феликс.-У меня времени не хватает на все остальное, кроме работы. Я ее люблю, и, думаю, она меня тоже любит.
-Женат на работе… Печальный факт, — с сарказмом промолвила фея.
-Да! Но я был женат, и из этого ничего не вышло. Ошиблась ваша небесная канцелярия. Потом еще два раза пытался, но ничего не получилось. Уж лучше так ― быть одному.
-Бывает, — согласилась она с ним. -И у нас ошибаются. Не ошибается тот, кто не работает, а наша клиентура очень обширна, могли перепутать… Думали, что будет лучше, а получается, как всегда. Что сделаешь, если она опоздала родиться на десять лет…
-Кто ― она? — не понял он.
-Та самая, единственная, — улыбнулась фея.-Ты же мечтал о ней.
-Ха-ха-ха, — засмеялся Феликс.-Так не бывает. И мечты имеют особенность не сбываться.
-Сбываются, если очень хочется. Пятнадцать лет назад, согласна ― мы ошиблись, но и ты стоял на своем ― хочу жениться и точка. Помнишь, тебе бабушка говорила… А для нас желание клиента ― закон, даже если оно ошибочно. Вот сейчас появилась возможность исправить нашу общую ошибку…
-Просто железная женская логика, которой нет, — усмехнулся Феликс и отвернулся к окну.- У меня есть работа и баста!
-Хорошо, -вдруг согласилась фея. — Счастливо оставаться! Мне больше не о чем с тобой разговаривать… Слушай, неужели даже ради любопытства не хочешь на нее взглянуть хоть одним глазком. А?
-Нет! Как это оставаться? Там меня ждет работа, друзья, — Феликс оглянулся и опешил ― за столом, где только что сидела эта странная старушка, называющая себя феей, была миловидная, даже очень симпатичная, молодая женщина. Она свернула чистый лист бумаги в трубочку и собралась его положить в резную шкатулку.
-Это она?
-Это я… Старшая фея по исполнению твоих желаний, а если их нет то, и мне здесь делать нечего. Я снимаю с себя эти полномочия и удаляюсь.
-Нет, постойте! А мы с вами нигде не встречались?-вдруг воскликнул он, но тут из кустов выскочила лохматая собачонка и, сев у его ног, жалобно заскулила.- Я не понял, что происходит? Вы тоже старшая фея? Что за странный сон…
-Да, я ― это она. Побудь пока здесь, отдохни, но недолго… Опоздаешь на минуту и все ― никаких желаний, друзей, работы… Что там делать? Нет желаний, нет…
-Постойте! Хочу…
-Я вся во внимании, — разворачивая лист и беря в руки перо, ответила фея.
-Я хочу с ней познакомиться… — вдруг закричал Феликс, понимая, что нарушает свою клятву, данную год назад самому себе «Никаких женщин в этой жизни!». — С той, что вы говорите, единственной…
-Может еще какие желания есть?
-А, если по-ходу жизни…- неуверенно начал он.
-Правильно, вкус приходит во время еды… Можно, а это записано и отправлено. Все будет в лучшем виде, — улыбнулась фея и помахала рукой. — Прощай!
Ее образ вдруг стал медленно таять и через несколько минут растворился совсем.
-Нет, постойте, а как я ее узнаю? Э, не успел…- сокрушенно вздохнул Феликс.
-Ты сам это поймешь… — услышал он голос своей бабушки.
…Лена продолжала держать руку Вересова в своих руках и просить его:
-Феликс, возвращайся! Нечего тут разлеживаться без дела. Мы тебя ждем…
Он ее будто услышал. Его веки дрогнули, и раздался стон:
-Кто тут? Где я?
-Ну наконец-то ты вернулся к нам, — прошептала Лена. — Ты меня узнаешь? Я твоя соседка…
-Лена… А где фея?
-Что? Кто?
-Фея… Она была похожа на мою бабушку, а потом вдруг помолодела и превратилась в красавицу.
-Тебе все это приснилось. Ты трое суток спал, вернее, был в коме,- прошептала Лена. — Ты что-нибудь помнишь? Ты в больнице… А фей в жизни не бывает, ясно даже ежу…
-Дорога… На дорогу выбежала болонка… Женщина… И наступила чернота и пустота… А потом появилась фея старенькая такая, как моя бабушка. Она, оказывается, отвечает за мои желания, и к ней на беседы заходит Конфуций. Лена, ты почему так смотришь на меня? Ты думаешь, я сошел с ума? -Нет…У меня с головой все в порядке…Только я ее лицо забыл… Помнил, помнил и забыл…
-Я пойду доктора позову… Ты ему только про Конфуция не говори, ладно? А то решит, что ты того от удара… У тебя очень сильное сотрясение, а так ни одной царапины… Машина в хлам, восстановлению не подлежит,- вздохнула Лена и пошла к столу дежурной медсестры.
3. Знакомство Феликса и Лизы.
Утром, приготовив домашний бульон для Феликса, Лена пришла к клинике, где встретилась с Лизой. Та уже не плакала, но была очень испугана.
-Привет! Улыбнись. Все живы, все хорошо. Чего ты боишься? — спросила Лена.
-Лена, я боюсь, что он сейчас на меня начнет кричать и ругаться.
-Не боись, он нормальный мужик. Я его хорошо знаю. Верь мне, все будет хорошо. Ты посидишь здесь, а я его покормлю. Запомни, путь к сердцу мужчины лежит через его желудок.
-Я не собираюсь искать путь к его сердцу… Мне надо только попросить у него прощение за то, что произошло. Я завтра уезжаю.
-Мужчины любят вкусно поесть, и от этого они добреют. Не волнуйся.
-Я подожду, — согласилась Лиза и присела на кушетку у палаты Феликса.
3. Знакомство Лизы и Феликса.
Минут через двадцать, когда Вересов поел, Лена позвала Лизу. Она вошла тихо, на цыпочках и с испугом посмотрела на него:
-Здравствуйте.
-Лена, ты кого привела и зачем? -увидев Лизу и ничего не понимая, спросил Феликс.
-А, это Лиза. Она хочет с тобой поговорить. Ладно, я сейчас пойду помою посуду, а вы поговорите.
-Лена! — в один голос крикнули они ей в след.
-Если вы по делу, которое веду, то выбрали не самое лучшее время.
-Неет, -воскликнула Лиза. — Я по другому делу. Понимаете, Бони всегда спокойный и послушный, а в тот день с ним что-то произошло… Он повел себя неадекватно. Он побежал, а было темно, и я не сразу…
-Простите, а кто такой Бони? — не понял Феликс. — И причем он здесь?
-Так я пытаюсь Вам рассказать! Вот он побежал, а я не видела…- опять начала Лиза свой рассказ.
-Девушка, у меня очень голова болит. Я, понимаете ли, после аварии. Можно покороче?
-Можно. Извините меня и Бони за эту аварию, — набрав воздуха в легкие и выпалив на одном дыхании, воскликнула Лиза.
-Так… Бони ― это белая собачонка, что кинулась мне под колеса, а следом Вы? — наконец-то до него дошло, что перед ним стоит виновница аварии.
-Только не ругайтесь! Да, я виновата, — обреченно произнесла она.
-Уйдите с глаз моих долой! Это я по вашей милости теперь валяюсь здесь, а не занимаюсь любимой работой… Понимаете, вы меня вывели из строя, когда мои товарищи занимаются делом, -Феликс начал кричать на Лизу. — Уходите! И не попадайтесь мне на глаза! Я не буду подавать на вас в суд за разбитую машину по вашей милости…
Лиза выскочила из палаты Феликса и побежала к выходу.
Прошло несколько дней, и Лиза опять появилась в клинике. Она решительно открыла дверь в палату.
Феликс сначала растерялся:
-Вы зачем опять пришли?
-Здравствуйте. Вот…-Лиза положила на стол пакет.
-Что это?
-Это деньги, конечно их не хватит на новую машину, но у меня больше нет… Я… я… я больше не попадусь вам на глаза,- твердо сказала она и собралась выйти.
-Постойте. Зачем вы это принесли?
-Я виновата. Мне и отвечать… — поникшим голосом ответила Лиза.
-Но я вас не просил…
-Неважно. Я так решила, — и вышла.
Она шла по коридору совсем не глядя по сторонам полная внутренней решимости, но лицо у нее выражало полное отчаяние. Увидев ее, Лена крикнула в след:
-Лиза, Лиза, — но она прошла мимо нее и даже не остановилась.
Лена вошла в палату и увидела, как Феликс держит в руках синий пакет.
-Ты зачем девушку обидел?
-Я? Не обижал. Она сунула пакет с деньгами и убежала.
-Какие деньги?
-Сказала за машину, которую я из-за нее разбил. Лена, если ты ее привела, значит ее знаешь. Верни деньги, пожалуйста, — попросил он.
-Она тебе их отдала, тебе их и возвращать, если не хочешь брать. А ты знаешь, что Лиза просидела первые три дня у твоей палаты?
-Зачем?
-Вот ты ее и спросил бы, — ухмыльнулась Лена.
-Ленка, умеешь ты озадачить. Значит не отдашь? — Она отрицательно качнула головой. Он почему-то тоже покачал головой и буркнул:- Ладно…Когда время будет.
-Я говорила с доктором, он сказал, что тебя выпишут уже в пятницу. С головой у тебя все в порядке, — улыбнулась Лена. — Выздоравливай.
-Толяну передавай привет. Скажи, что в выходные, как выпишут, пойдем прогуляемся на рыбалку.
-Хорошо. А ведь девушка хороша, -вдруг сказала Лена. -Ты к ней приглядись
-К кому приглядеться?
-К Лизе…
-Не обратил внимания. Нужна она мне, как рыбе велосипед. Я из-за нее здесь валяюсь, — недовольно пробурчал Феликс и отвернулся к стенке.- Уж точно не она. Не женщина, а какое-то недоразумение.
4. Село Незабудки.
После выписки в пятницу вечером он зашел к Толяну, чтобы договориться с ним о рыбалке. Пока они там разговаривали о своем, мальчишеском, Лена приготовила суп и испекла пирог. Толик пригласил Феликса поужинать, а тот потирая руки от удовольствия, воскликнул:
-Господи, Ленка, как я соскучился в больнице по твоим пирогам.
-На здоровье! — улыбнулась она.
-Лена, а ты не знаешь, где эта девушка живет?-неожиданно спросил он.
-Ты имеешь в виду Лизу? — уточнила она.
-Да.
-Знаю, но только улицу и дом… А что надо?
-Хочу ей деньги вернуть. Я думаю, что она не супер ― пупер богатая женщина, чтобы отдавать последнее, — ухмыльнулся Феликс.
-Твое дело. Вот, — и Лена отдала ему клочок бумаги, на котором был написан адрес.
Феликс каждый день все откладывал и откладывал встречу с Лизой. У него всякий раз появлялись какие-то неотложные дела. Поняв, что это может длиться до бесконечности, он решительно отложил их в сторону и поехал по тому адресу, что дала ему соседка. Лиза жила на окраине Энска в старом рабочем районе, где границы улиц очерчивали высокие кирпичные заборы старых, давно не работающих, заводов. По их поверхности ползли, цепляясь невидимыми корнями, плети дикого плюща и хмеля, образуя сплошной живописный ковер из зелено-коричневой листвы. У парадной дома, где жила Лиза, стояла скамейка. Ее облюбовало несколько пожилых женщин, которые о чем-то громко спорили, при этом не забывали приглядывать за своими внуками, играющими на детской площадке. Феликс подошел к ним:
-Здравствуйте! Вы, наверное, здесь знаете всех, кто живет?
-Да, -с гордостью ответили хором старушки.
-Не подскажете, в какой квартире живет девушка по имени Лиза.
-А у тебя какое дело к нашей Лизе? – удивилась одна из них и с подозрением оглядела Феликса с ног до головы.
-Важное…
-Так она в пятой живет, только ее нет сейчас…
-А где она?
-Знамо где, в Незабудках наверное отдыхает, -продолжила словоохотливая старушка.
-Не болтай. Ты не знаешь, зачем он ее спрашивает. Ты, Макаровна, находка для шпионов. Все выболтаешь любому и каждому, — одернула ее другая женщина.- Все ля-ля-ля, выболтать готова первому встречному. Тебе, что поговорить дома нес кем?
-А ты зачем ее спрашиваешь? – поняв свою ошибку, строго спросила Макаровна.- Если обидеть хочешь, так мы за нее…
-Не переживайте, я ее не обижу… Мне с ней поговорить надо.
— Ходят тут всякие… А потом из почтовых ящиков корреспонденция пропадает,- встряла в разговор третья из них. – Да, Ивановна?
-Жаль, — и Феликс пошел к машине.
-А ты скажи, кем ты ей все-таки приходишься? — потребовала Макаровна. – Она хорошая, добрая и умница.
-Поверьте, мне очень надо ее увидеть,- попросил Феликс.
-А ты случайно не ейный жених? Был тут у нее один много лет назад… Это случайно не ты? — пытливо взглянув на Феликса, спросила Ивановна.
-Ой, тоже мне вспомнила времена царя Гороха… Это было, когда ее тетка была жива и выгнала бедняжку из дома… А потом поняла, что поступила неправильно, квартиру ей оставила, — выпалила Макаровна.
– Слышала, тут краем уха, что Лиза про какой-то долг говорила своей соседке Лерке с пятого этажа… Хотя, живет скромно, тихо, никого нет… И долги. Странно все это…
-Ясно…
-Чего тебе ясно? Как раз ничего и не ясно. Тут болтали, что из-за ее собаки, человек чуть не погиб, а его машина обняла фонарный столб… Может, его испугалась. Одинокую женщину обидеть может каждый, а защитить и некому, — вдохнула Макаровна. – Знамо дело.
-Да была бы собака, а то одно недоразумение, — заметила Ивановна.
-А где эти Незабудки находятся, не подскажите?- поинтересовался Феликс.
-Ты ее точно не обидишь?
-Нет, — твердо сказал Феликс.
-Ладно, чего уж… Хорошему человеку почему не подсказать… Едешь по Мурманке, там найдешь…Где-то километров триста от Энска. Лиза туда, как отчим помер, каждый год на месяц ездит. А может и вернется скоро… Ее-то мать в речке утонула, когда по льду переходила… Досталось девке по жизни…-вздохнула Ивановна.
-Спасибо за помощь, — поблагодарил Феликс.- Вот задала задачу…
Прикинув, что за выходные успеет, Феликс поехал искать эти загадочные Незабудки и Лизу.
Выехав рано утром по холодку в субботу, Феликс надеялся оказаться в селе Незабудки уже к обеду. Он был человеком не суеверным, но когда, проспорив минут тридцать с навигатором, который упорно отвечал «не значится», понял, что лучше бы никуда не ездил. Проехав по Мурманской трассе триста километров, он без труда нашел поворот на проселочную дорогу в сторону Незабудок, но двигатель машины до этого момента, звучавший, как песня, вдруг пару раз чихнул и заглох. Все попытки завести его закончились неудачей. Видимо, дорога на Незабудки была совсем не популярным направлением, и по ней за пять часов стояния не проехал ни один автомобиль. Феликс уже начал чертыхаться, как услышал звук похожий на тарахтенье трактора, становившееся все ближе и громче. «Беларусь» появился из-за поворота через пару минут и остановился, а из кабины выпрыгнул вихрастый конопатый парень лет двадцати пяти в синей спецовке и кедах на босу ногу..
-Что, заглохла? – участливо спросил он и, сняв кепку почесал затылок.
-Да… Все триста километров отмахала, да и раньше такого не было, а тут заглохла,- ответил Феликс и пнул колесо.
-А куда едем?
-Да в Незабудки,- ответил Феликс, доставая сигарету.
-Начальник, не угостишь?- улыбнулся тракторист. – Меня Коляном зовут. Ты не местный, видно. В гости или по делам в Незабудки-то?
-По делу.
-А к кому? – поинтересовался Колян.
-Елизавету Черемухину знаешь?
-Какую?
-Что значит – какую? А у вас в селе их много?- удивился Феликс.
-Понимаешь, у нас пол села Черемухины, половина Игнатьевы, и с дня основания мальчиков Кольками называют, а девчонок Лизками… Не, есть еще Быбиковы, Михайловы, Сотниковы, но Лизки и Коляны. Вот такая незадача, — парень опять почесал затылок и сморщил нос. – А где живет?
-Да, я не знаю, — сознался Феликс.
-Ты хоть знаешь, как она выглядит?- поинтересовался парень.
-Не очень высокая, стройная, лет тридцать, русая коса и, кажется, серые глаза…- напрягся Феликс, вдруг мысленно представив Лизу.
-Не припомню… -наморщил лоб Колян. – У нас таких нет.
-Она недавно из Энска приехала, -вдруг вспомнил Феликс.
-Аааа,- заулыбался парень. – Так бы и сказал сразу. У нее дом почти у речки стоит. Хорошая девушка, я вот думал к ней подкатить, так отшила… Ну, а что мы местные, не ученые, без манер, а она теперь городская… Гордячка.
-Прямо уж и гордячка?- хмыкнул Феликс.
-Еще какая… На нас не смотрит, будто принца на белом лимузине ждет. Так не дождется. Лимузин на нашей дороге после первого дождя по брюхо сядет…
-Поможешь доехать до села?
-Цепляй! – весело крикнул Колян и залез в кабину.
Он дотащил машину Феликса до дома Лизы и получив энную сумму в знак благодарности, махнул рукой, крикнув, стараясь перекричать рокот двигателя: «Наше вам с кисточкой!», укатил восвояси.
Феликс осмотрел с дороги дом и участок, но ему показалось, что там никого нет. Солнце стояло в зените. Воздух был жарким и отдавал пылью. На небе не было ни облачка, да и в тени совершенно не было никакой прохлады. Он решил дойти до речки и искупаться, а там заняться поисками Лизы Черемухиной. Пройдя по тропинке, вьющейся среди кустов белой кашки и шиповника, метров тридцать Феликс остановился от открывшегося перед ним вида. Правду сказал Колян, дом действительно стоял чуть ли не на берегу речки. Выйдя из кустов, Феликс остолбенел от неожиданности. На мостах причала для лодок, стояла девушка. Он не смог ее четко разглядеть, в застывшем от жары мареве, пронизанном солнечными лучами. Казалось, что она вся светится изнутри, а ее движения были плавны и величавы. Феликс хотел ее окликнуть, но она, не подозревая о его присутствии, вдруг скинула с себя легкий сарафан и нырнула в воду. Феликс стоял и смотрел на нее, оглушенный красотой момента. Первый раз в жизни он пожалел, что полицейский, а не художник. Он был зачарован красотой мгновения и хотел, чтобы оно продлилось, как можно дольше. Феликс не мог оторвать глаз от прекрасной купальщицы, резвящейся среди искрящихся разноцветными бликами волн. Потом девушка медленно вышла из воды на дощатый настил и стала вытирать полотенцем волосы. Под ногой Феликса вдруг хрустнула сухая ветка. Девушка испугалась:
-Кто здесь?
Делать было нечего, и он вышел из кустов:
-Извините, Лиза…
Она мгновенно накинула на себя, похожий на длинный балахон, сарафан… И вот уже перед ним стояла не обворожительная и грациозная нимфа, а обычная девушка в несуразной одежде, скрывающей ее точеную фигурку.
-Вы?..- удивилась Лиза.- Как вы меня нашли? Зачем вы приехали?..
-Лиза…- заговорил Феликс, направившись к ней.
-Нет, стойте там… Я понимаю, что денег было мало…
-Я, как раз приехал, чтобы с вами поговорить о них.
-Понимаю, но у меня больше нет… Я не знаю, где взять… Мои знакомые тоже не богатые люди и не смогут мне занять…
-Лиза, остановись, — прервал он ее словоизлияния. – Мне не нужны ваши деньги… Я хочу с вами поговорить… У меня очень сильно болит голова после той аварии, вы не могли бы мне подсказать, где здесь можно снять комнату на пару дней…
-Зачем комнату?! — удивилась она. – У меня целый дом! Там пять комнат, мансарда… Есть сеновал, там правда сейчас жарко, но ночью прохладно и пахнет сухим сеном… Я очень виновата перед вами…
-Лиза, не волнуйтесь, все нормально. Произошло то, что, наверное, должно было произойти! Если бы не эта авария, то я бы вас никогда не встретил. Вам говорили, что вы очень красивы?
Лиза подняла на него удивленные глаза, а тонкие, почти прозрачные пальцы стали нервно заплетать и расплетать мокрые волосы в косу…
-Я…- она запнулась и опять посмотрела на Феликса.- Идемте, тут недалеко мой дом…
-А это удобно? – вдруг спросил он.
-Идемте, вам же надо с дороги отдохнуть… И голова…
Он пропустил ее вперед, а сам пошел в паре метров от нее следом. Феликс нагнал ее у калитки дома и протянул букет, сорванных по дороге цветов:
-Это вам!
-Спасибо, — несколько растерялась она, принимая цветы.- Феликс, вы можете лечь на веранде, там есть тахта и не так душно, как в доме.
-Спасибо!
Он прилег, а Лиза почти бесшумно прошла в дом и больше не появилась на веранде. Когда он проснулся, то уже смеркалось. На небе догорал закат , краешек малинового солнца утопал между двумя розовеющими кучевыми облаками. Беспокойные стрижи с пронзительными криками, падали с высоты вниз, а потом молниеносно взмывали вверх… Со сна он не сразу вспомнил, где находится, а потом заметил Лизу, сидящую за столом. У ее ног лежала, положив голову на лапы, белая собачонка. Лиза чуть слышно, будто баюкая младенца, напевала какую-то песенку и что-то увлеченно раскрашивала на деревянной доске. Феликсу она показалась такой домашней, уютной и родной, что ему захотелось просто подойти к ней, обнять за плечи и поцеловать в висок, почувствовав запах ее волос. Он вдруг понял, что вот так вот хотел бы просыпаться каждое утро. Он пошевелился, а собачка, уловив посторонний звук, звонко тявкнула и посмотрела в его сторону. Увидев, что Феликс проснулся, Лиза бесшумно подошла к нему и спросила:
-Как ваша голова?
-Нормально…
-Можете освежиться, вода в рукомойнике на улице у крыльца… А потом будем ужинать. Я приготовила окрошку на квасе с домашней сметано. И соседка молока принесла парного и свежего хлеба…
Феликс почувствовал, что он голоден, как волк. Первый и последний раз сегодня ел рано утром, когда останавливался на какой-то заправке при выезде из Энска. Лиза хлопотала у стола, расставляя посуду, Бони крутился у ее ног, подозрительно поглядывая карими глазами на Феликса.
Феликс ел, а Лиза, подперев рукой щеку, смотрела на него и улыбалась.
-Почему вы так смотрите на меня? — заметив ее взгляд, смутился Феликс.
-Не знаю… Мне нравится смотреть, как вы едите… Извините, если…
-Очень вкусно… Вы готовите так же вкусно, как моя соседка Лена. Вы ее знаете. Мы дружим семьями. Нет, они дружат семьей, а я один,- улыбнулся он. — Спасибо… Я наверное, поеду.
-Феликс, куда вы на ночь глядя поедите… Дорога дальняя, — всполошилась Лиза.- В доме места много, оставайтесь. Я вам здесь вот на диванчике постелю.
-Не помешаю?-спросил Феликс, которому уже не хотелось никуда ехать.
-Нет, конечно!- воскликнула Лиза. Она сходила в другую комнату, принесла подушку и постельное белье, а расстелив все на диване, воскликнула:-Ну, вот, все готово. Ложитесь и отдыхайте. У нас здесь воздух, природа, по утрам птицы поют. Это не то что в городе, где кроме рева машин ничего не слышно.
-Что-то устал сегодня… Дорога, а потом под указателем «Незабудки» почти целый день стоял. Спокойной ночи!
-Спокойной ночи, — полушепотом пожелала ему Лиза и тихо вышла из комнаты на крыльцо.
Прошло с полчаса, и на улицу вышел Феликс.
-Не спится…- будто оправдываясь, сказал он и сел. — Можно я посижу рядом?.. Здесь так тихо, а такого неба в городе не увидишь.
-Да… Только в городе мы редко смотрим на небо. Некогда. Мы спешим и кроме своих забот ничего не хотим замечать, — согласилась с ним Лиза.
-Лиза, скажи, почему вы просидели в больнице три дня, а не убежала? Вас же никто не видел…
-Я боялась, что вы умрете… Я не хотела…- голос у нее задрожал и она уткнулась ему в плечо. Плечи ее задрожали. Он вдруг ее обнял и прижал к себе:
-Не плачьте, ведь все хорошо. Я жив, здоров… И вы ни в чем не виноваты… Лиза, мне очень хорошо здесь рядом с…- Вдруг зазвонил телефон в кармане Феликса. Он ответил, и, поговорив пару минут, сказал: -Извините, Лиза… Я должен все-таки уехать. Мне утром надо быть в Энске. Служба… Спасибо за гостеприимство. У вас здесь очень хорошо, спокойно, но дела важнее покоя.
-Жаль. — ответила она и встала.- С богом. Будьте осторожны в дороге. Счастливого пути.
-Спасибо! Ну, я поехал, — вдруг почему-то вздохнув, ответил он и сел в машину, которая завелась с первого оборота будто и не глохла совсем. — Чудеса в решете… — прошептал он.
5. Сбывшийся сон.
Он надеялся пару дней отдохнуть в Незабудках, но, может быть, это и к лучшему, что его вызвали. Хотя, Феликс очень любил, когда работы было много и дела, цеплялись, как вагончики к паровозу, а он со своим опытом их щелкал, как орехи, одно за другим. Чем труднее была задача, тем сильнее обострялась интуиция и работал мозг, выдавая на гора несколько версий, из которых надо было выбрать одну единственную, но верную. А когда все получалось, и предположения находили подтверждение, виновные препирались к стенке фактами, он чувствовал удовлетворение. Домой возвращался поздно, и падал с ног от усталости, едва касаясь головой подушки, засыпал. Но ему последнее время снился один и тот же сон, который он никак не мог досмотреть до конца… Он видел Лизу, сидящую на крыльце дома, у ее ног лежал Бони, а небо было усыпано мириадами звезд. Он подходил к Лизе. Она смотрела на него и улыбалась, протягивала руку, а он тянул свою, и, казалось, что вот — вот их руки встретятся, но сон вдруг обрывался, а он просыпался. Потом долго лежал, вставал и ходил из угла в угол, но сон так и не приходил к нему… Наступало утро, Феликс, перехватив на ходу кофе, сломя голову несся на службу, где забывал о своих ночных видениях. Работа занимала у него все свободное время, появление которого он боялся больше всего, потому что его начинало с непреодолимой силой тянуть опять в Незабудки. Он сопротивлялся своему желанию, боролся с ним, как мог, оглушая себя работой… Он и к соседям стал заходить гораздо реже, похудел и осунулся. Встречая его, Толян звал на рыбалку, но Феликс ссылался на завал в делах, а тот смеялся и говорил:
-Эх, Феликс, ты действительно железный, нет, железобетонный. Ушел в работу и из нее не вышел. А жизнь идет и когда-нибудь закончится, ты и не заметишь. А помнишь, как мы на рыбалку ходили?.. Удочки, червяков копали, а потом сидели… Эх, были времена, а теперь одни моменты остались! А, ну, тебя, — махал рукой и уходил домой, но на по следок приглашал зайти. — Ты к нам заходи вечером, Ленка пирогов напекла твоих любимых… Она уж беспокоится, не заболел ли ты. Ты из этих Незабудок какой-то не такой вернулся. Часом, не влюбился?
— Какая любовь?! Шутишь, что ли? — после этого он вдруг опускал глаза, но настойчиво продолжал: — Да, нет, все нормально. Просто работы много. Зайду вечером, обязательно зайду, — отвечал он, но у него чаще всего не получалось. Поступал новый вызов, и он мчался сломя голову, забывая, что хоть иногда должен давать отдохнуть не только телу, но и голове с душой. Он несколько раз все-таки собирался опять съездить в Незабудки, но всегда что-то мешало, будто запрещало эту дорогу.
Лето подошло к концу. И однажды в квартиру Лены позвонили. На пороге стояла Лиза.
-Лена, здравствуй!- смущаясь, поздоровалась она. — Я здесь на рынке была… Вот решила зайти.
-Лиза! Проходи. Я так рада, что ты зашла! Ты просто не представляешь, как!
-Нет, меня там внизу сосед ждет. Я только на минуту. Мы в Незабудки возвращаемся. Здесь яблоки продавали. В субботу приедем еще… А это тебе, — и Лиза протянула корзинку с яблоками. — В этом году большой урожай яблок. Не пропадать же добру. Вот мы с соседом и решили съездить в Энск…
-Спасибо! — воскликнула Лена, принимая корзинку.
-А это если не трудно передай, — она замялась и добавила: — Сама знаешь кому… Пожалуйста!
-Хорошо, -пообещала Лена. — А может сама передашь? Он сегодня должен рано прийти, выходной, все-таки. И вообще, что ты с ним в своих Незабудках сделала? Его, как подменили. Заколдовала, что ли? Мне кажется, что он влюбился, хотя старательно это отрицает, — вдруг сказала Лена и взяла Лизу за руку.
-Не знаю… Не колдовала. Он очень быстро уехал. Ему позвонили, и он уехал. У нас ничего с ним не было, — покраснев и смутившись, стала оправдываться Лиза. — Спасибо… Я побежала, а то там сосед волнуется… Ехать надо… До свидания! Ты ему яблоки не забудь передать…
Лиза бросилась к лифту, как к своему спасению.
-Нет, что-то здесь не чисто! — ухмыльнулась Лена. — Они, кажется, влюбились друг в друга, но по каким-то причинам отрицают очевидное и вероятное. Один работает без выходных, а другая краснеет и бежит, как заяц… Даже имя его боится назвать…
Вечером Феликс зашел к Анатолию договориться о рыбалке, на которую они собирались съездить еще месяц назад, но у них все не получалось. Лена, увидев его, воскликнула:
-Привет, пропащая душа!
-Извини, соседка, совсем замотался… Работа… Вот завтра выходной наконец… Поедем с Толяном на рыбалку, как собирались, — ответил он.
-А тебе вот передали, — и Лена протянула ему корзинку с яблоками.
-Кто? — удивился он.
-А угадай с трех раз! — весело воскликнула она.
-Даже представить не могу кто, — смутился он.
-Ой ли? — Лена подозрительно посмотрела на него. — Ты как съездил в эти Незабудки, так ходишь чернее тучи… Знаешь, может быть я лезу не в свое дело, но мне кажется, что ты влюбился в одну особу…
-Лена, не говори глупости! — смутился он.
-Это не глупости… Я же вижу, что с тобой что-то происходит…
-Ничего не происходит, — буркнул он и взял одно яблоко из корзины, подержал в руке, а потом его понюхал. — Как пахнут… Не то что из магазина…
-Яблоки передала Лиза, — сказала Лена и внимательно посмотрела на Феликса. Она заметила, как он изменился в лице и вопросительно посмотрел на нее.
-Она была здесь? Когда?
-Часа два назад, как ушла…
-Что-то сказала?
-Нет, просто сбежала, когда я ее попросила тебя подождать, — улыбнулась Лена. — Знаешь, а мне кажется, что она тебя любит.
-Ленка, ты опять говоришь глупости… Мы почти не знаем друг друга. И, вообще, кому я такой нужен? Сама видишь, что времени только на работу хватает… Какая женщина выдержит это… Я дома только ночую и то не всегда…
-Я знаю, почему ты так говоришь. Боишься, что она, как твоя бывшая жена…
-Нет, дело не в этом, — отмахнулся он.
-В этом, в этом, дружок… И еще в тех двух…
-Ленка, не говори глупости… Просто у меня такая работа… Я не могу…
-Все ты можешь! Она приедет в следующую субботу в Энск… Опять будет продавать яблоки на рынке, это тебе к сведению…
В следующую субботу Феликс остался дома и не пошел на работу, как это было несколько последних месяцев, а часов в одиннадцать куда-то ухал. Он ехал на рынок и сам себя успокаивал: «Может же человек поехать на рынок и прикупить продуктов? Может! А то в холодильнике мышь повесилась, как говорит Ленка… Что-ты себя обманываешь? Ты хочешь хоть одним глазком взглянуть на нее… Признайся себе честно… Ленка правильно заметила, что я в нее влюбился, только она-то не влюблена… А яблоки? Просто Ленка все это выдумала… Она, наверное, свои отдала… Так, я еду за продуктами и все!» Он подъехал к рынку и стал бесцельно бродить по рядам. Торговля шла бойко и народа было много. Все толкались у прилавков, приценивались, галдели, торговались… «Мне бы только ее увидеть… Только бы знать, как она… Только бы знать…» Лизу он заметил в одном из фруктовых рядов. Она стояла за прилавком в цветастом переднике и бойко рассказывала что-то молодому парню, тот, разинув рот, слушал ее и выбирал яблоки. У Феликса ушла земля из-под ног, и он понял, что ревнует… Он уже забыл, что такое чувство вообще существует. Много лет назад по молодости и глупости он ревновал свою бывшую жену, а потом ему казалось, что он получил прививку от этого чувства. Он сам себе боялся признаться, что влюбился в Лизу и не заметил, когда это произошло. Феликсу вдруг показалось, что этот молодой мужчина готов выпрыгнуть из своих брюк, чтобы Лиза посмотрела на него не как на покупателя, а на мужчину… Тот выбирал яблоки, а Лиза ему помогала, брала самые красивые с ярко-розовыми бочками, и при этом улыбалась, улыбалась. Феликс видел, как проходящие мимо другие мужчины глазели на Лизу. Ему вдруг захотелось подойти к ней и увести отсюда куда-нибудь подальше. Против своей воли он вдруг подошел к прилавку… Она, увидев его, вдруг замолчала и перестала улыбаться.
-Здравствуй, Лиза, — произнес он вдруг охрипшим от волнения голосом.
-Здравствуйте, — смутилась она.
-Я тут решил… Яблок купить…
-Сколько вам взвесить?
-Все!
Она удивленно посмотрела на него:
-Вы шутите?
-Нет…
-Но это много… Килограмм двадцать…
Феликс вдруг набрал воздуха в легкие и выпалил:
-Лиза, я люблю тебя! Выходи за меня замуж, — и тут же сам почувствовал облегчение от того, что смог сказать ей это. Он с надеждой посмотрел и взял ее руку: — Я, наверное, выгляжу глупо, но я правда люблю тебя и прошу стать моей женой…-Он видел, как Лиза растерялась от услышанного, потом отвернулась и ничего не ответила.- Значит ― нет…- буркнул сам себе и тоже отвернулся.
-Феликс… Феликс…- она догнала его. — Прости, я не ожидала… Даже не надеялась… Я тебя тоже люблю и согласна стать твоей женой.
Услышав это, он повернулся к ней, обнял и прошептал:
-Лиза, Лиза, я наконец-то встретил тебя… Ты та женщина, о которой говорила мне моя бабушка… Лиза, Лиза…
Феликс взял ее за руку и повел вдоль прилавков к выходу с рынка, но обеспокоенный Лизин сосед догнал их: «А яблоки?.. Лиза! Яблоки…Что делать с яблоками?» Она махнула рукой, мол, забирай себе… Мне ничего не надо…
6. Скелет в шкафу…
С появлением Лизы в квартире Феликса многое изменилось, да и он сам изменился: уже не пропадал сутками на работе, будто ее стало меньше. Феликс с радостью шел утром на службу, но и с не меньшей радостью спешил вечером домой, зная, что его там ждет Лиза. Они подали заявление в ЗАГС и свадьба была назначена на конец октября. Лиза была занята предсвадебными хлопотами, но они вместе решили, что на свадьбе не будет много гостей, только друзья, а потом они уедут на пару недель в Незабудки… Лиза вернулась на прежнее место работы в небольшую фирму по изготовлению мебели, где до своего внезапного отъезда, работала бухгалтером.
Как-то выйдя из офиса, она нечаянно столкнулась с мужчиной. Тот что-то пробурчал недовольно, но посмотрев на виновницу столкновения вдруг воскликнул:
-Ба, какая встреча! Лиза ― Лизавета! Вот это сюрприз!
-Здравствуй, Федя, — без радости в голосе ответила она ему. Можно было понять, что эта встреча ей была совсем неприятна.
-Я, когда вернулся в Энск, заходил к тебе, но там какой-то сумасшедший живет… Он накинулся с кулаками и просил не приставать к его жене… Пришлось остудить его пыл, а потом узнавать про тебя. Мне сказали, что ты уехала…
-Было такое дело, но сейчас вернулась. Извини, но мне надо идти… Скоро должен…
-Муж вернуться с работы, — предположил Федор, перебив ее. — Надо же… Ты вышла замуж…
-Нет, выхожу, через две недели.
-Познакомишь со счастливцем? — в интонации, с которой был задан вопрос, Лиза почувствовала скрытую угрозу.
-Нет, — ответила она. — Это совершенно не к чему.
-А твой будущий муж знает о нас с тобой?
-Нет…
-Пойдем выпьем кофе, посидим, вспомним, как мы были счастливы. Ведь были счастливы?
-Федор, я не могу… Не надо возвращаться в прошлое, — воскликнула Лиза.
-А если я тебя до сих пор люблю?
-Не говори глупости… Ты меня и тогда не любил…
-Лиза, Лиза… Ты же знаешь, какие обстоятельства заставили меня с тобой расстаться… По собственной воле, я бы тебя никогда не оставил… Это ты предложила забыть все, когда узнала, что Оксана ждет ребенка… А ее отец обещал меня в бетон закатать, если я на ней не женюсь… Мы с ней развелись пять лет назад.
Лиза переменилась в лице и отстранилась от него:
-Извини, я пойду… У меня дела…
-Не хочешь вспоминать, что было?-ухмыльнулся он. — Хорошо, как скажешь… Я думаю, что мы еще встретимся. Шарик-то круглый, а Энск большая деревня. Ну, бывай.
Эта случайная встреча совсем не доставила Лизе удовольствие, а вернула на двенадцать лет назад, когда она была совсем девчонкой и натворила глупостей, за которые расплачивалась до сих пор. Она пришла домой за несколько минут до прихода Феликса, но и его присутствие не вернуло ее в состояние душевного равновесия. У нее валилось все из рук, в конце концов, она не выдержала и хотела поговорить с ним.
-Феликс, я хочу поговорить с тобой, — взволнованно начала она.
-Ты сегодня какая-то взъерошенная. Что случилось, дорогая?
-Феликс, знаешь, когда молод, то не всегда свои поступки и действия можно правильно оценить…
-Лиза, я хочу тебе сказать, если тебе неприятно вспоминать о том, что когда-то случилось, то не надо… У нас с тобой своя жизнь с чистого листа. Я люблю тебя и уже ничто и никто не сможет меня убедить в обратном. Ты моя невеста… Любимая женщина… Самый дорогой для меня человек, за которого я готов отдать свою жизнь. Я знаю, что не смогу жить без тебя…
-Феликс, я люблю тебя!
Лиза надеялась, что Федор, узнав о ее предстоящем замужестве, больше никогда не появится на горизонте, но она сильно ошибалась. На следующий вечер тот стоял у дверей офиса с букетом цветов. Когда Лиза вышла , он бросился к ней со словами:
-Самой красивой женщине! — и протянул букет роз.
-Федор, спасибо, конечно, но это совершенно не к чему.
-Пойдем поужинаем в наш любимый ресторанчик. Я удивился, что он до сих пор стоит на месте и кухня совсем не изменилась.
-Я не могу…- отказалась Лиза.- Я же тебе говорила, что выхожу замуж.
— В любом случае, думаю, тебе не стоит отказываться от ужина со мной… Те сведения, которые у меня есть, могут очень заинтересовать… И компенсировать мое присутствие в твоей жизни…
-О чем ты говоришь? Какие сведения?- воскликнула Лиза.
-Вот за ужином и скажу, — резко ответил Федор. — Вспомним, как мы любили друг друга, как были счастливы и результат этого счастья… Идем, я столик заказал. Я помогу тебе, а ты поможешь мне…
Лиза совсем растерялась и пошла следом за ним, будто ее вели на веревке. Опомнившись, она позвонила Феликсу, что задержится, объяснив, что встретила старого знакомого.
В ресторане тихо играла музыка. Их провели к столику у окна, а Федор хозяйским жестом, взяв меню и не спрашивая спутницу, начал делать заказ. Потом он с аппетитом ел то, что принес официант, опрокидывая следом водку рюмка за рюмкой, сожалея, что у Лизы нет аппетита, а зря — «мясо приготовлено изумительно, как всегда».
-И так, что ты мне хотел рассказать? — прервала молчание Лиза.
-Не спеши, твой друг подождет… Тем более ты ему даже не жена, — пожал плечами Федор, отправляя в рот очередную порцию мяса.- И когда я ем, то глух и нем.
-Тогда я ухожу, — встав, сказала Лиза.
-А ты разве десерт не будешь? Твой любимый… Помнится, ты его всегда заказывала. Видишь, я не забыл, — ухмыльнулся он.
-Извини, уже поздно…
-Лиза, Лиза, неужели ты так любишь своего будущего мужа, что…
-Это не твое дело, -фыркнула она.
-Надо же, какие мы гордые…
-Чего ты от меня хочешь?
-Мы ведь так любили друг друга. Неужели у тебя ко мне ничего не осталось?
-Нет, — отрезала Лиза. -Последний раз тебя спрашиваю ― чего ты от меня хочешь?
-Ой, дорогая, ты себя ведешь так, как будто хочешь, чтобы я почувствовал вину перед тобой? Тебе не удастся это сделать… Моя совесть ― товарищ молчаливый. Это ты, а не я бросила ребенка, собственными руками оставила на крыльце «Дома малютки»…- Федор пьяно улыбнулся и вытер салфеткой рот.
-Федор, зачем ты говоришь об этом?- прошептала Лиза. — Не прошло и дня, чтобы я не жалела… Я его искала, но мне сказали, что усыновили, а кто — не имеют права разглашать… Я научилась с этим жить…
-Ха-ха-ха, — рассмеялся Федор.- У меня есть кое-какие документы… Я могу тебе открыть маленькую тайну на миллион… Ты готова заплатить мне за нее миллион?
-У меня нет таких денег.
-У своего мента попроси. Или он честный мент? Трудится только за зарплату и идею, а? Ты думаешь, что я не узнал за кого ты выходишь замуж…
-Ты и это знаешь? — удивилась она. — Не надо в наше прошлое вмешивать Феликса.
-Он ничего не знает? А если узнает, ты не думала, что он сделает? Он же очень честный, принципиальный…
-Федор, зачем тебе это надо?
-Понимаешь, мой бизнес прогорел. Чтобы погасить долги пришлось все продать: квартиру, машину, дачу… если бы это не сделал, меня бы убили…
-Я здесь при чем?-удивилась Лиза.
-На что ты готова пойти, ради этой тайны?- усмехнулся Федор.- Я знаю где находится твой ребенок. Ты поможешь мне материально, а я тебе… Ну а со своим ментом ты разберешься сама…
-Ты все врешь! — воскликнула Лиза.
-Ну, так на что ты готова пойти ради ребенка?.. Молчишь?.. Молчи, молчи… У меня есть пара предложений, а у тебя есть выбор. Первое ― ты платишь миллион рублей, а я тебе отдаю адрес детского дома и исчезаю из твоей жизни. Правда, я это еще не решил… Второе ― ты спокойно выходишь замуж за своего мента, но мы время от времени с тобой встречаемся в удобное для меня время, и ты мне подкидываешь энную сумму денег. Мне же надо на что-то жить… — и он пристально посмотрел на нее.-Как ты будешь ему объяснять откуда взялся пацан — это твое дело…
-Ты рехнулся… — воскликнула Лиза. — А если я откажусь?
-Ну тогда есть еще один выход, — криво усмехнулся Федор. — Я просто отправлю по почте одну бумажку… И не факт, что именно ты ее возьмешь из почтового ящика. А твой суженый сам сможет убедиться, что ты за штучка… И, считай, твоей свадьбе и счастливой жизни капут… Он тебя вышвырнет, как последнюю тварь. Ты разве этого хочешь?
-Ну, ты и мразь! — воскликнула Лиза и хотела его ударить, но он вовремя перехватил ее руку. -Ты уже один раз так сделал, когда рассказал моей тете… А она меня выгнала из-за этого из дома… Зачем ты тогда так поступил? Я оказалась на улицы, беременная, без денег… Моталась по знакомым, пока не родился Артем… Ты же знаешь, почему я отдала его… А это был не только мой, но и твой сын…
Тут же к столику подлетел официант:
-У вас все в порядке?
-Все хорошо. Не обращай внимание, — успокоил его Федор. — Женщина сегодня устала и перенервничала… — И обращаясь к Лизе: — У тебя есть время ― неделя, а потом я решу как мне поступить с тем, что я знаю о тебе.
-Ты, правда знаешь, где Темка? Я его искала…
-Вот его фото. Ему одиннадцать, а фамилия у него не Черемухина, а Терехин, — Федор опять пьяно ухмыльнулся.- Я жду ответа и надеюсь, что ты примешь правильное решение.
Несколько дней Лиза не могла найти себе места. При Феликсе она старалась быть веселой и улыбчивой. Она надеялась, что Федор скажет, где находится ребенок, но ее все больше беспокоили его угрозы. В конце концов она не выдержала и все рассказала Лене. Та внимательно выслушала и посоветовала все-таки поговорить с Феликсом, а там будь что будет. За день до окончания срока, Федор вдруг позвонил и опять пригласил на встречу.
-Мне нужно с тобой кое-что обсудить, — потребовал он.
-Нам с тобой не о чем говорить. Сегодня я все расскажу Феликсу, — резко ответила она.
-Не спеши… Всегда успеешь рассказать, — ухмыльнулся он.- Одна встреча и ключик будет твой… Я скажу, где находится твой сын… Понимаешь, одна встреча, всего один раз и…
-Нет!-воскликнула Лиза.
-Подумай только, одна встреча, и я исчезну из твоей жизни, Лиза! Я войду в твое положение: мне ты дашь не миллион, а всего пятьсот тысяч рублей и один раз… Представляешь, цена всего ничего… Я заказал номер в гостинице для нас двоих… Ты и я…
-Нет! Я заплачу тебе, как только найду деньги… И никаких встреч!
-Как знаешь, Лиза! Это твое дело! Тогда все узнает твой мент… Сегодня!
-Какая же ты сволочь! Не вмешивай сюда Феликса,- воскликнула она.
-Не думаю, что твой Феликс очень обрадуется, что ты мать-кукушка… Доказательства в почтовом ящике. Завтра в два в нашем кафе,- и в трубке пошли короткие гудки.
Лиза решила все рассказать Феликсу. Она спустилась к почтовым ящикам в надежде опередить Феликса, но, как назло, именно там она его и встретила. Он держал в руках открытый конверт…
Федор выполнил угрозы и подкинул конверт, в котором лежала копия свидетельства о рождении и короткая записка с требованием денег за остальную информацию. Феликс задал Лизе только один вопрос:
-Ты ничего не хочешь мне рассказать?
-Я хотела, но не смогла. Я должна была все решить сама. Не думала, что Федор решится это сделать. Все эти годы искала Темку, но мне сказали, что его усыновила хорошая семья, и он живет за границей, у него все хорошо, а меня просили забыть о нем… Я с этим смерилась. Федору я не поверила, а когда он стал угрожать, что расскажет тебе, я решила продать квартиру и отдать ему деньги…
-И что бы ты стала делать дальше?-мрачно спросил Феликс.
-Что? Я бы уехала, нашла сына.. И не стала бы усложнять тебе жизнь…- ответила Лиза.
-Где вы должны были встретиться? — спросил он.
-В кафе на набережной в два часа завтра…
-Хорошо… Завтра никуда не ходи, — почему-то сказал Феликс, оделся и ушел. Его не было всю ночь и почти целый день.
Лиза не находила себе места, но на встречу с Федором не пошла, как просил Феликс. А тот даже не позвонил, чтобы узнать почему ее не было. Феликс вернулся поздно вечером и протянул ей бумаги.
-Мы задержали Федора и его сообщника. Ты была не первая и не последняя. Это был его бизнес, поставленный на поток… Он и сообщник выбирали жертву и копались в ее прошлом или настоящем, а потом требовали денег… Перед этим дело у него не выгорело, еле унесли ноги… В Энске решили отсидеться, а тут нечаянная встреча с тобой для Федора стала просто подарком. Эти бумаги нашли у него. Твой сын Артем находится в Энском детском доме. Тебя просто обманули, когда ты его искала, — сказал Феликс. Немного помолчав вдруг спросил: — Что ты собираешься делать дальше?
-Я сделаю все, чтобы вернуть Темку, а потом уеду в Незабудки… -начала Лиза.
-А я?..
-Феликс, я не достойна тебя… Ты сам понимаешь, что мой поступок в прошлом, когда я отдала ребенка, перечеркнул…
-Глупая, ты глупая… Я тебя люблю! Ты одиннадцать лет жила с тем, что отдала ребенка, мучилась… А сейчас, когда все встало на свои места, ты хочешь просто уехать, забрав ребенка… Федор на допросе рассказал все, как он оболгал тебя перед твоей теткой, которая заменила тебе мать, как она поверила ему, а не тебе и выгнала из дома… Зачем он это сделал? Он так и не смог объяснить свой поступок. Просто из мести, что ты его бросила, узнав про другую девушку. У тебя не было другого выхода…
-Я просто испугалась. Мне было восемнадцать, ни работы, ни денег, ни крыши над головой… После смерти мамы, в ее доме остался жить отчим, который меня терпеть не мог. Тетка выгнала… Я не знаю, что ее заставило перед смертью написать завещание и оставить мне квартиру…
-Мы завтра с тобой поедем в детский дом и узнаем, что нужно, чтобы забрать Артема… И мое отношение к тебе совсем не изменилось. Просто у меня кроме жены еще будет и сын.
-Спасибо, Феликс! Я тебя люблю!- тихо ответила Лиза.
P.S. Феликс все понял и этот случай из прошлого не повлиял на его отношениях с Лизой. Они поженились, а через месяц после решения всех формальностей, они забрали Артема из детского дома. Феликс его усыновил, дав ему свою фамилию Вересов. Через год у Артема появилась маленькая сестренка. Что стало с Федором? Он получил по заслугам и был осужден на пять лет. Будем надеяться, что он больше не решится появиться на горизонте этой семьи. Делать ему там нечего.

НЕВЕСТА ДЛЯ ЖЕЛЕЗНОГО ФЕЛИКСА…: 1 комментарий

  1. Казалось бы, банальная история, конец которой вполне предсказуем, но не так часто мужчина совершает благородный поступок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)