Огненная Роза. Живу тобой. глава 7.

— Если бы ты, дурак, не припёрся, мне не пришлось бы так подставляться! И не собирался он меня убивать. Ну придушил малость, ну ещё б немного поколотил – и всё! Я тихо – мирно отключился бы, и дело с концом. А вот ты влез, и мне пришлось ещё и тебя защищать. – Тсуни, красный от негодования, широко раскрыл рот, собираясь снова поднять крик, но Рейза, опасаясь, что их семейная сцена привлечёт слишком много соглядатаев, повелительно махнул на него рукой: — Заткнись! Не смей вопить! Надоело уже, как ты слюной во все стороны брызжешь! — Лёгкий толчок энергии, и медиат сработал: Тсуни на минутку прикусил язык. – Не первый раз Барон такое делает, и тебе пора было бы привыкнуть. Как я привык!

— К этому нельзя привыкнуть. – Тсуни пробормотал это так тихо, что Рейза даже переспросил:

— Что ты говоришь?

— Я говорю, что он Вас не пощадит! И не нужен ему ни Ваш Лиор, ни Ваша правда – он просто разорвёт Вас на куски! И будет делать это долго, изобретательно и с огромным удовольствием. Он низачто не простит Вас за то, что Вы изменили ему! Разве я не прав?

Рейза понимал, что мальчик говорит дело. Он столько раз читал в душе Барона эту ревнивую ненависть, что не сомневался: когда-нибудь Сатрап казнит его. И, поскольку он великий затейник по части пыток, все прежние смерти покажутся Рейзе забавными приключениями. Но как заставить себя не любить? Как запретить себе вспоминать, и как прогнать сны? Он не мог этого сделать. И Рейза равнодушно отвернулся к своему зеркальному двойнику.

— Может, и прав, но кого это волнует? Тут каждый день погибают люди, и за стенами Цитадели – везде! Что с того, что я опять умру? Мне всё равно.

— Но мне не всё равно! – Тсуни, едва сдерживая слёзы, набросился на него; обнял за плечи, уткнулся губами в его шею и стал целовать, тереться мокрым носом о его щёку и бодать, как маленький козлёнок. – Смогу ли я жить, если Вас не станет? У меня ведь кроме Вас никого нет, да и не было! Я ж люблю Вас, как родного брата, или даже отца! – Он помолчал пару секунд, а потом убеждённо добавил: — Нет, скорее, как мать! Вы заботитесь обо мне, как родная мама!

От этих слов Рейзу аж подбросило, и он постарался стряхнуть с себя навязчивого приёмыша:

— Да ты совсем сдурел, как я посмотрю! Я уж точно не твоя мать, дубина! Думай, что говоришь!

— Ну и ладно, что глупость ляпнул – мне не в первой. Уж Вы-то знаете, что у меня мозгов не хватает; сами сколько раз говорили. Только со мной всё ясно, а с Вами — то что? Вы получили шанс, которого не бывает у других людей, но просто так готовы спустить всё в отхожую яму! Как Вы можете так поступать?!

Паренёк всхлипнул и затих, уткнувшись в плечо своего покровителя. Рейза некоторое время равнодушно молчал, а потом, не оборачиваясь, бесцветным голосом спросил:

— Всё сказал, «сынок»? Взялся судить мои поступки? Да что ты вообще обо мне знаешь? Да – да, я помню те сказки, которые ты год назад навыдумывал о рыцарях и принцессах, и о злодеях… Полная чушь! И ты ничего обо мне не знаешь, и тебе не дано понять, почему я так живу, и что чувствую. Но ты так ведёшь себя, как будто я тебе что-то должен!

Тсуни выпрямился, не отпуская от себя любимого господина, и с жаром воскликнул:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)