Чемодан и его девушка

Всё. Не могу больше.

За окном, как назло, весело запели птички. Наверное, издеваются надо мной. Зачем они это делают? Волков смотрел в пол, как провинившийся ребёнок. Мне показалось, что он сейчас заплачет. Не хватает губок бантиком для полноты картины. Мне бы, наверное, его было бы жалко, но жалость жалостью, а работа работой. Я тут главный, мне нельзя жалеть, иначе на шею сядут.

И как меня занесло в этот мерзкий городишко? И кто додумался открыть здесь филиал? И зачем они устроили на работу в этот филиал таких идиотов?

— А? – мне показалось, что необходимая пауза выдержана и можно продолжать, — вы просрали! Ты понимаешь, вы всё просрали! Через неделю приедет генеральный, и что вы ему будете показывать? Что вы всё просрали? Или сейчас второпях начнёте залатывать дыры, чтобы попасть на гарантию? Кто за это платить будет?

— Ну… э… мэээ…

— Где блок управления???

— Нам… понимаете… его привезли, а он гудит… И не выдаёт нужных характеристик… Мы его забраковали, а они… а мы… Сказали, что привезут новый, а они не привезли. А там забастовка…

— Какая ещё забастовка?

— Ну… В Европе… Бастуют пожарные. Я думал, вы знаете…

— Какие ещё пожарные? – я с тудом удержался от того, чтобы въехать своим кулаком по этой потной морде.

— Ну пожарные. У них микросхемы лежали на складе, а там пожар… И они не приехали… У них забастовка… Мы закупили новые, в Китае, а он теперь гудит. И не выдаёт… Ну, это вы уже точно знаете…

Чёрт побери, зачем мне вообще это всё нужно? Вернулся бы обратно в институт, был бы там старшим научным сотрудником. Ну да, деньги не те, естественно. А с другой стороны… Мне их солить, чтоли, ваши деньги? Зато спокойно. И можно птичек слушать. Сидеть так по вечерам, и слушать. Птичек, а не идиотов…

— В общем, так. Я не знаю, как ты это сделаешь, но чтобы в течение трёх дней блок управления был готов!

— Я… мы… Это нево…

— Можешь сам паять эти микросхемы. Но если не будет готово, я за себя не ручаюсь!

— Будет, — обречённо сказал он. А что ему ещё оставалось?

— Свободен!

Он тихо, словно боясь меня вспугнуть, засеменил ножками по полу. Он даже не развернулся – видимо, чтобы не совершать лишних движений. Так и пятился задом. Просунул руку за спину, приоткрыл дверь и моментально просочился в образовавшуюся щёлочку. С таким же успехом мог и под дверью просочиться – места почти столько же.

Я вытер пот со лба. Всё, сегодня напьюсь. Пойду в бар и напьюсь. Один. Сам с собой. Всем назло. И этому Волкову, всем своим видом, от испуганных глаз и до семенящих ножек, всеми своими «эканиями» и «меканиями» позорившего свою фамилию, данную когда-то его далёкому предку, вероятно за его крутой нрав. И всё равно, что завтра будет. Всё равно ничего хорошего завра не будет. Всё хорошее осталось где-то в детстве и звало оттуда, понимая, что я никогда не вернусь.

Бар назывался «Изба-читальня». «Читальня, так читальня, — подумал я, — не всё ли равно, где нажраться?» Я вошёл на веранду. Не знаю, как внутренняя часть ресторана, но веранда вполне оправдывала своё название. В ней размещались несколько столиков, у каждого из которых стоял небольшой двухместный мягкий диван и два плетёных кресла из этой же серии. Каждый столик отделялся от соседнего стелажом, на котором в творческом беспорядке лежали книги. Рядом с одним из кресел стоял огромный красный чемодан с чёрной ручкой. Все столики были пустыми, и меня это вполне устраивало. Я решил, что это, пожалуй, вполне подходящее место, чтобы напиться.

Чемодан и его девушка: 1 комментарий

  1. Романтика. Что-то новенькое в твоем репертуаре. Романтика с заморочками безалаберности, санкциями и прочими издевками над ситуацией. Классно. Я повеселилась. Прямо из сегодня…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)