Юбилей

Я что-то наплёл про случайный, безумный порыв.

И долго беседовал с нервным, всклокоченным мужем,
До капельки выжат, как вялый, вчерашний лимон –
Мой редкостный резус был нужен… Не важно. Был нужен. —
Ну, просто кино про какой-нибудь Армагеддон.

Мне вылился в год этот день – в голове моей лёгкой
Решались задачи, для мудрых, тяжёлых голов.
А утром я твёрдо поздравил Олега с обновкой:
— Ты умер, приятель, и отдан мне в рабство. Готов?

Олег меня принял, пытаясь казаться весёлым:
— Мне тут рассказали, — я замер. – Что ты мне, как брат?
«Ну, слава те, бог!». — Был должок, если помнишь, со школы.
— Эх, брат, что ж ты сделал! Какой ты разбавил талант!…

Мы жили ещё две недели на той же квартире,
Готовили вместе и брились вдвоём по утрам.
О прошлом – ни слова, но как-то до нас доходили
Случайные слухи: улёгся в семье тарарам.

Я, правда, встречался с Мариной (то было не просто)
Чтоб только спросить: «Расскажи мне, горело с тебя?»
Марина кивнула, и сделалась меньшего роста,
И быстро ушла, поясок на ходу теребя.

— Ты умер, братишка, — сказал я, вернувшись, Олегу. —
Пакуй чемоданы: мы едем в конце ноября,
По санной дороге, по первому, чистому снегу…
А книги не тронь – проживём языков не зубря.

Что было в душе у Олега, — едва ли мне снилось,
Но он поддавался, и что-то, похоже, решил.
Я вовсе не верю, что встречи у них не случилось,
Но вот, мы скатились с горбатых подъездных перил.

И заняли полки в купе, и разгон набирая,
Ушли в круговерть снегопада, перронов и шпал,
И в новую жизнь, поначалу неловко играя,
Однажды втянулись, и был за спиною Урал.

И был океан и торосы, и тёплое море,
И нефтью пропахший, в косичках опрятных, Баку.
Работали только на хлеб, но не ведали горя,
И спать завалясь, просыпались на том же боку.

И прошлая жизнь нам казалась смешной и нелепой,
И сотню добротных картин отослали домой,
И девушкам славным дарили ромашек букеты,
И доброй работой платили за тёплый постой.

Он звал меня братом, а я отзывался улыбкой,
Всё так же храня свой секрет от утра до утра:
Олеговой крови на станции каждой – с избытком,
А вот у Марины… Марина мне правда сестра…

Но всё улеглось, и позвали забытые стены,
И в тот же подъезд мы вошли, застревая в дверях,
И бороды брили, измазавшись мыльною пеной,
И лёгкую зависть встречали в пришедших друзьях.

А скоро в кружке появилась тихоня Наташа,
И, кто бы подумал: Олег оказался в беде,
И руку просил: «Повлияй на красавицу нашу!»
(Она мне родня по какой-то десятой воде).
VIII

— Ты помнишь Марину? — спросил он как будто небрежно,
Не глядя в растрепанный томик, где тонкой рукой
Написано было когда-то с размахом и нежно:
«Тому, кто негаданно отнял душевный покой».

— «Я помню, братишка». А что ещё было ответить?
Что я её больше, чем помню? Что третьего дня
Я вдруг подхватился: казалось, что кашляли дети.
Но — тихо в квартире. И что-то шепнуло: «Она».

Я столько забыл в этой жизни, что впору заполнить
Такие же полки, подшить в золотые тома,
Но вот, ты смотри, недостаточно просто не помнить,
Какая-то, видно, осталась больная струна.

— Ты помнишь, конечно,- Олег помолчал и продолжил:
— Ты знаешь, приятель… Ты знаешь, такие дела…
В квадратном оконце вдруг вспыхнули жуткие рожи:
Одна вся в крови, а другая – как сажа бела.

Компания наша решила, однако, развлечься:
Себя перемазав томатом и мелким углём,
На лесенке шаткой, взобравшись друг другу на плечи,
Кривлялась и пела, качаясь за нашим окном.

И злобно сипела, что им де потребен виновник,
Сего торжества, хоть бы мёртвый, а хоть бы живой.
— Наташа, будь другом, подбрось нам покрепче половник –
Нам с нечистью биться пустой несподручно рукой!

И заново всё завертелось. И в той же мансарде
Мы спать завалились, но кто-то, похоже, не спал,
И, тем же углём, по усам и двуглавой кокарде
Он всем четверым (и себе, заодно), расписал.

Наутро гоняли чаи, и стихи озорные
Читал нам серьёзный доцент, говоря: «Не мои!».

Автор: Кирилл Сорокин

Очень прошу обсуждать произведения безотносительно к личности автора. Спасибо!

Юбилей: 12 комментариев

  1. Кирилл, Говорить слова одобрения не стану, все они будут пустым звоном.
    Сказать, что понравилось, это будет возможно и бессмысленно к этой поэме.
    Я просто преклоняюсь перед словами обличенными автором в поэтическую строку. Словно вся жизнь пронеслась перед глазами. Это произведение лучшее, которое я прочла за последние годы.
    С Наступающим Новым Годом!

  2. Прочёл не отрываясь. Помоему лучшая вещь уходящего года на сайте. После этого какой чепухой кажется все остальное! С празднком, с Новым годом!

  3. Кирилл! Спасибо за умение ПОКАЗЫВАТЬ читателю жизнь героев. Это не просто стих — это фильм! Здорово!!!

  4. Кирилл, привет! Поздравляю тебя с прошедшим Рождеством! Не буду многословной. Скажу лишь одно, что это настоящее, глубокое и сильное произведение во всех отношениях.

  5. Очень искренне! В одной истории любви- жизнь целого поколения. Автор в стихотворной форме- как дома, стих вбирает в себя все окружающее и вольно льется. Запоминаются характеры и сцены. Хочется вернуться, перечитать, запомнить детали. Дальнейших Вам успехов, Кирилл!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)