Мы еще посмотрим, кто кого съест! Часть 7

-Олька, ты все-таки, зануда! То не матюкайся. Я не матюка­юсь. Теперь, тебе грубые слова не нравятся, — возмутился Игорь.

-Не нравятся. Я ведь тоже и ругаться могу и слов нехоро­ших знаю не меньше тебя. Но ты когда-нибудь слышал, чтобы я ними постоянно пользовалась? Только в крайнем случае!

-А можно я у тебя телик посмотрю немного? — вдруг переклю­чился на другую тему Игорь.

-Уже поздно. Мать волноваться будет.

-Та нет! Она до завтрашнего утра и не протрезвеет. Я до­мой забегал. Пьяная, как ж… задница, — на ходу заменил сло­во Игорь. — Думал хоть что-то пожевать. А там ничего. Только пустые бутылки валяются и огурцы надгрызенные.

-Ладно, пошли, включу, — смилостивилась Ольга. — Только сначала, в ванную. Я тебе теплой воды налью. Вымойся. А то ты как хрюндик. И умащивайся потом на диване.

Игорь поплелся купаться. Оля дала ему свои чистые футболку и пижамные штаны. Принесла мыло, полотенце и пошла, стелить на диване. То, что ребенок уснет перед телевизором, было ясно и понятно. Ну и пусть спит у нее. Чего переться домой в ту грязь, к храпящей пьяной мамаше?

Игорь вышел из ванной чистый и довольный. Ольгины пижамные штаны были дотянуты почти до шеи и все равно волочились по полу. Он забрался под одеяло и уставился в телевизор. Оля пошла, мыть посуду. Когда через пять минут она заглянула в комнату, Игорешка уже спал как суслик. А в ногах у него умостился кот и тоже посапывал во сне. Она выключила телеви­зор. Собрала в сумку передачу для Райки. Вкинула пару кон­сервов, кусок колбасы, пачку вермишели и масло. Завтра надо что-то готовить есть. В магазин Райке лучше сейчас не ходить. Пусть сидит у бабы Мани под охраной. Так спокойнее.

Ольга полезла в кладовку и достала из тайника пистолет. Проверила, заряжен, или нет. Натянула старые джинсы. Спрятала пистолет за ремень, захватила пару запасных обойм. Заперла дверь и отправилась к бабе Мане.

Ее встретил у входа во двор тот же парень. Убедился, что это она, а не кто-то другой и пропустил.

Баба Маня сладко спала. Рая читала женский роман. Ольга от­дала ей провизию. Рассказала то, что ей сообщил Игорь, и за­собиралась домой.

-А ты не останешься? — жалобно проныла Райка.

-Нет. У меня Игорь спит. Проснется, а меня нет. Еще ис­пугается. Тебя охраняют, не бойся. Все будет нормально. А утром я прибегу. Гаси свет и бай-бай. А хочешь, пошли ноче­вать ко мне.

-Лучше к тебе. Я сама боюсь. С бабы Мани толку никакого. В этих охранников я мало верю. А баба Маня выпила перед сном еще водки и начала говорить страшные вещи. Мне кажется, она встала самостоятельно в корыте, неспроста. Она видела мань­яка здесь, во дворе.

-Выдумываешь ты от страха, — отмахнулась Оля.

-Она мне тут талдычила: «Красные глазки. Два уголечка. Убежал».

-Ну и чего бы он убежал, если уже пришел?

-Может, охранников увидел.

-Охранники пришли, когда мы бабу Маню завели в дом, оде­ли, расчесали. То есть, через минут сорок после того, как она покинула двор.

-А может, сама баба Маня его и спугнула. Он не ожидал ни­кого увидеть во дворе, а тут она.

-Глупости все это. Ладно, трусиха несчастная, пошли. На­до только ребятам сказать.

Охранники, услышав о решении девушек, пошушукались между собой и заявили, что один, на всякий случай, останется здесь, а двое пойдут с ними. Решено было, что оставшийся здесь, переберется все-таки в дом. С улицы он не удержит на контроле все. Псих может влезть в дом через окно с противоположной стороны дома. А в доме охранник услышит любой звук, будь он со стороны окон или дверей.

Парня разместили в комнате, соседней с бабы Маниной. Он немного поморщился от запахов, но через время видать привык. Сел на диване с книгой в руках и весь превратился в слух.

— Не нравится, как у бабули в доме пахнет,- заметила Рая. — Видела, как он нос морщил?

-Понюхал бы он до того, как мы убрали и саму бабу иску­пали!- засмеялась Оля. — Теперь что? Теперь мелочи! Что тут может не нравиться? Запахи, как на клумбе!

-На клумбе возле помойки, — уточнила Рая.

Они, в сопровождении двух охранников, отправились домой к Ольге. Охранников Ольга решила забрать в дом. Что им делать на улице? Разве что комаров кормить. Маньяк к ней точно не придет, по крайней мере, сегодня. Жалко ребят. Зря время переводят. Могли бы дома спать себе спокойненько. Толку от них было бы ровно столько же. Но, что поделаешь, работа есть работа. У нее вот, еще хуже и ничего, не умерла. Она поста­вила на плиту чайник и порезала колбасу и хлеб. Пусть хотя бы перекусят. Ребята сначала отказывались, а потом согласи­лись. Парни здоровые. Время ужина давно прошло. Жрать-то хо­чется!

Оля плотно задернула шторы. Включила свет в зале, и все из кухни перебрались туда. Райка через некоторое время стала клевать носом, и Ольга отправила ее спать. Ребята рассредото­чились по дому. Один сел у окна в коридоре, что бы наблюдать за территорией, прилегающей к входной двери. А другой, ос­тался в зале. Только выключил свет и сел у окна. Отсюда мож­но было видеть, что делается в саду.

-Вы зря его у меня ждете. Здесь он не появится. Давайте сделаем так, я сейчас ухожу. Вы запираете за мной дверь и ложитесь спать. А я когда приду, открою дверь своим ключом. Если кто будет звонить, или стучать, значит, это не я. Тогда уже и проявляйте бдительность. Форточки у меня маленькие. Кроме кота, никто в них не пролезет. На ночь можете не зак­рывать.

-А куда это ты собралась? — забеспокоился тот охранник, что все время путался у нее под ногами.

-На работу, — спокойно сообщила Ольга. — Ты же в курсе, кто я по профессии? Если не в курсе, могу сказать. Проститутка. Так что, все точки над «и» расставлены. Подошло мое рабочее время, и я пошла.

-Никуда ты не пойдешь. Пока маньяк на свободе, никакой работы! Мы за вас башкой отвечаем. Когда посылали нас сюда, было сказано, что там две девушки и их надо охранять. Заметь, не одна, а две. Так что, дорогуша, сиди дома.

Ольга рассвирепела. Она планировала пробраться к дому мань­яка и осмотреть окраины его огорода. Раз мальчишки утверждают, что там есть ход в дом, то там он точно есть. Местность она знает хорошо. Сама в детстве, как Игорь с друзьями, целыми днями моталась по всем оврагам, посадкам, чужим огородам и садам. И дом тот она сто пятьдесят пять раз видела. Просто не знала, кому он принадлежит. Знала, что его огород тянется к самой «речке-вонючке». Там заросли дикой сливы разрослись до са­мых заборов. А со стороны огородов к заборам подходят зарос­ли малины. Не может вход находиться в малиннике. Она колючая и лазить там очень неудобно. Но этот тип может пригибаться возле малины, используя её как прикрытие, поворачивать назад и пролазить в сливо­вые заросли. Вот там надо и искать. Ночь сегодня лунная. Ви­димость отличная. Ольга бы разобралась с этим делом не хуже, чем днем. У нее созрел план, как разделаться с маньяком. Она найдет ход. Проберется туда и будет его ждать. А когда он появится, тут же расстреляет его в упор. Вопрос только в том, а когда же он там появится? Не может ведь она ждать его там неделю. Ладно, главное сейчас, это найти ход. А дальше, жизнь подскажет. Но неожиданно в ее планы влезли эти охран­ники. И сами не поймают и ей не дадут. Надо придумать, как незаметно ускользнуть из-под их опеки.

— Раз так, — заявила Ольга, — тогда я отправляюсь спать.

— Спокойной ночи, — пожелал парень и уставился в темноту за окном. — Только не вздумай удрать через окно или улететь че­рез трубу. Все равно поймаю и еще по заднице надаю.

Ольга прошла в комнату, где спал Игорешка и прилегла на со­седнем диване. Надо выждать немного и действительно удрать через окно.

Охранник оставил свой пост у окна и перебрался поближе к двери, за которой скрылась Ольга. Он весь превратился в слух и стал ждать, когда она надумает покинуть свою комнату через окно. То, что она непременно сбежит, он не только чувство­вал, а знал наверняка. Когда Ольга потянулась к верхней по­лочке, чтобы достать банку с сахаром, у нее задралась фут­болка. Вот тогда он и заметил засунутый за пояс пистолет. Заметил краем глаза, рассматривая при этом рисунок на шторе. И сразу понял, что девочка собралась на охоту в одиночку. А вообще, забавная девка. Та, вторая, красивее. Одни глазищи чего стоят! Вся какая-то прозрачная и тоненькая, как инопла­нетянка. А эта… Мордашка симпатичная, но обычная. Худющая, как дохлый цыпленок. И глаза обычные. Но в глазах такие ис­корки хитрые и хищные, как у ее кота. Почему маньяк выбрал себе в жертву ту, а не эту? Ответ напрашивался сам собой. Потому что с этой опасно связываться. Маньяк зверь. А зверь всегда чувствует жертву и охотника. Столкнись с такой, и не­известно еще, кто кого съест! Ишь, как заявила. Я проститутка. Мол, знай наших, и плевать мне, что ты по этому поводу дума­ешь! А что думать? Ему тоже плевать, кто она. Чего ему вооб­ще о ней думать? Послали охранять, охраняет.

Тут его мысли остановились. Послышался звук, характерный для открываемого потихонечку окна. Он не стал ее ловить на горячем, а быстро выскользнул в дверь, обошел дом и за­мер в кустах, ожидая, когда Ольга вылезет из окна. Через ми­нуту она выскользнула наружу. Плотно закрыла окошко и вышла на улицу. Охранник потихоньку двинулся следом. То, что она пошла ни на какую ни на работу, сомнений больше не вызывало.

Она свернула на соседнюю улицу. Потом обошла дома со стороны огородов и пошла по берегу маленькой канавы-речушки. Не по­нятно, то ли это сточные воды, то ли дренажные, то ли вообще родники пробиваются. Но вода отдавала чем-то затхлым. Боль­ше похоже, что это канализация.

Оля уверенно шла вдоль воды, поглядывая на дома. Охранник крался за ней на расстоянии предельной видимости. Он изо всех сил старался не производить шума. Но пару раз чуть не прокололся. Один раз громко хрустнула под ногами ветка, и он еле успел присесть за куст. Оля оглянулась. Внимательно ос­мотрелась и, не обнаружив ничего подозрительного, пошла дальше.

А второй раз, он зацепился за торчащий из земли корень и чуть не растянулся. Но опять-таки, пронесло. Где-то рядом во дворах как раз залаяли собаки и шум, который он произвел, по­тонул в их громком и дружном «гав-гав-гав».

Наконец-то Ольга остановилась, и начала осматривать что-то на земле. Постепенно она поднималась все выше от речки и подходила все ближе к огородам. От огородов ее отделяла трехметровая по ширине полоса какого-то кустарника. Оля наклони­лась и исчезла в зарослях. Охранник забеспокоился. Куда она делась? Присела и что-то высматривает на земле, или куда-то провалилась? Подождал с минуту, но никакие звуки с Ольгиной стороны не доносились. Он испугался и наплевал на дальнейшую конспирацию. Встал во весь рост и пошел к тому месту, где исчезла Ольга. Перед ним оказался открытый канализационный люк. Вот так новости! Что еще за люки, можно сказать, в чис­том поле? Ну, на счет поля, это он конечно образно подумал. Но среди кустов и огородов, канализационный люк был уместен, как унитаз в пустыне. Крышка с люка была снята и лежала ря­дом. А сам люк пугал неизвестностью и чернотой. Неужели эта мартышка не побоялась туда сунуться?

Охранник наклонился над люком и потихоньку позвал: «Ольга, ты там?» Услышать ответ он, если честно, не ожидал. Даже ес­ли она там, (а куда бы еще это чудо природы могло деться?), то наверняка, затаится, и будет молчать. Но к своему удивле­нию, услышал ее приглушенный голос: «Тут. Спускайся вниз, только осторожно. Ступеньки мокрые и скользкие!»

Он спустился и, придерживаясь за стенку, прошел несколько ша­гов вперед по довольно таки нормальному коридору. Коридор свернул, и он увидел свет. Ольга держала в руках фонарь и светила ему под ноги.

-Ну, и чего ты за мной поперся? — прошипела она.

-А куда ты одна, ночью?! — возмутился шепотом охранник.

-Господи, вот свалился на мою голову! — пробурчала Оль­га. — Скажи хоть, как тебя зовут, а то в темноте и окликнуть не знаю как.

-Саша, — с готовностью представился охранник.

-Ладно, Саша. Ситуация такая. Мы с тобой находимся в под­земном ходе. Он ведет к дому маньяка. В самом доме, по имею­щимся у меня сведениям, сидят ваши ребята в засаде. О под­земном ходе они, конечно, не знают и не подозревают. Мы сейчас пройдем его до конца. Посмотрим, что тут к чему и решим на месте, стоит ли нам появиться в самом доме, или нет. Вооб­ще-то, надо было бы предупредить их, что маньяк может проб­раться в свой дом таким вот путем. Но с другой стороны, очень заманчиво устроить самим здесь засаду. Я хочу, лично, убить эту сволочь. И убедиться, что он сдох. Мне триста лет не нужен его арест и суд. Его посадят в психушку. А он или сбежит потом из нее, или его, чего доброго, выпустят за хо­рошее поведение, — хмыкнула Ольга. — Так что, если уж ты увя­зался за мной, пошли вместе до конца.

-Пошли, ненормальная, — согласился Саша.

Они прошли метров тридцать, внимательно осматривая стены. Ольга хотела убедиться, что коридор не имеет боковых ответв­лений. Под ногами хлюпала вода. Несколько раз у них из-под ног выскакивали самые настоящие крысы. Ольга на миг замирала, но потом спокойно шла дальше. Сашка диву давался. Другая бы, на ее месте, орала как резанная, увидев крысу. А эта, по во­де, по крысам — вперед и к победе!

Наконец-то коридор закончился, и появилась лестница ведущая вверх. Саша поднялся первым. Аккуратно сдвинул в сторону крышку люка и осторожно высунул наружу голову. Звездного неба над го­ловой не наблюдалось. Из чего он сделал вывод, что они попа­ли в какое-то помещение. Вокруг стояла непроглядная темень. Саша взял у Ольги фонарик и посветил по сторонам. Похоже бы­ло, что они вылезли в каком-то подвале.

Оба выбрались наверх и закрыли, на всякий случай, люк крыш­кой. Осветили стены. Убедились, что окон нет и, найдя на сте­не выключатель, включили свет.

Комната их поразила. Это не было похоже на подвал. Огромная, полупустая. На стенах картины. Какой-то сплошной абстракцио­низм. Разноцветные мазки, геометрические фигуры. Но что по­ражало, так это цветовая гамма. Светло-фиолетовое и черное. Потом, салатовое и черное. Ярко красное и темно-коричневое. Цвета сливались в одних местах и резко контрастировали в других.

-Как ты думаешь, это он сам рисовал? — шепотом спросил Са­ша, удивленно рассматривая шедевры.

-Наверное, — буркнула Оля и пошла к противоположной сте­не, на которой не висели картины. Здесь был камин. Не деко­ративный, а самый настоящий. На каминной решетке лежало два металлических прута крест-накрест. А посредине образованного ними креста лежала какая-то тряпка. Ольга протянула к ней руку. Что-то в этой тряпке ей показалось знакомым. Она развер­нула ткань и с удивлением узнала Райкин шарфик. Тоненькая ткань, раскрашенная под леопарда.

-Что это?- спросил подошедший Саша.

-Райкин шарфик.

-А почему ты думаешь, что это именно Райкин?

-Потому, что я сама ей его подарила. Себе купила тигровой окраски, а ей леопардовой. Ты лучше скажи, что он здесь де­лает?

-Кто, маньяк?

-И маньяк, и этот шарфик. Смотри, дрова уложены так, что камин осталось только затопить. Все подготовлено. А шарфик он, по-видимому, хотел сжечь. Но зачем?

-Наверное, это у него какой-то обряд. Он же псих!

Ольга сунула шарфик в карман.

-Оставь его там, где лежал. А то заметит, что здесь кто-то побывал.

-Еще чего. Он знаешь, сколько стоит?! А на счет заметит,­ не заметит, можешь не переживать. Не успеет заметить, — успо­коила Оля.

Рядом с камином стояло кожаное кресло, и журнальный столик. По бокам от камина расположились два одинаковых старинных комода. На них стояли серебряные подсвечники, по два на каждом. В подсвечниках по четыре свечи. Свечи, очевидно, зажи­гали всего пару раз, да и то, ненадолго.

Оля открыла верхний ящик правого комода. Там лежали ка­кие-то маленькие мраморные статуэтки. Она достала одну и покрутила ее в руках. Какой-то человечек. Следующая — мрамор­ный крест. Она пошевелила их все скопом, не доставая больше ни одну, а просто убедилась, что кроме этой ерунды там боль­ше ничего нет. В следующем ящике лежало столовое серебро. Очевидно, его периодически чистили, потому что оно сверкало. В нижнем ящике, было сложено постельное белье. Ольга удиви­лась, зачем хранить белье в комнате, где нет дивана. Хотела уже задвинуть и этот ящик на место, но потом передумала и стала внимательно ощупывать каждую тряпку. Но, как оказа­лось, белье было только сверху. А под ним лежала большая картонная коробка. Ольга заглянула в нее и обмерла. Коробка была доверху набита деньгами. Деньги были упакованы в пачки и каждая пачка перетянута резинкой. Ей бросилось в глаза, что там лежали пачки долларов вперемешку с пачками гривен. Вот уж псих, так по-настоящему псих! На черта складывать грив­ны? Менял бы их на доллары и тогда складывал. Такая инфляция, а он ко­пит гривны!

Она посмотрела на Сашу. Тот обследовал комод слева от ками­на. Тоже дошел до последнего ящика и у него тоже растерянная физиономия. Ольга сразу же все поняла. У него, очевидно, в каждом ящике абсолютная копия того же, что и у нее.

-Ты ломаешь голову, почему он сложил гривны впере­мешку с долларами?

-А ты, откуда знаешь? Мысли умеешь читать? — удивился Саша.

-Ага, — засмеялась Ольга. — Ладно, доставай коробку и смело забирай себе. У меня здесь такая же. Я думаю, что в них де­нег одинаково. Ему они уже не понадобятся. А нам сгодятся.

Сашка извлек из ящика коробку. Ольга тоже. Держа коробки под мышкой, они продолжили осмотр. Удивляло то, что из этой комнаты нет выхода, кроме люка, конечно. Ни одной двери.

Оля села в кресло и стала внимательно рассматривать стены. Сашка помелькал немного у нее перед глазами, но потом, оче­видно тоже устал от бессмысленного перемещения по комнате, и сел на журнальный столик. Вдруг, они оба явственно услышали звук спускаемой в унитазе воды. Оба вскочили и направились в сторону, откуда доносился этот звук. Подошли к стене увешан­ной картинами и прислушались. Сомнений не было. Звук доно­сился точно из-за этой стены. Они стали снимать по одной картине и осторожно складывать в сторонке. Ольга что-то заме­тила и прильнула глазом к стенке. Затем зажала рот рукой и отошла вбок, жестом показывая Саше, чтобы он глянул. Глаза ее смеялись. И рот Ольга зажала, очевидно, для того, чтобы не расхохотаться вслух.

Саша обнаружил в стене настоящий дверной глазок и, не успев удивиться, прильнул к нему глазом. Он увидел как кто-то, стоя к нему тылом, вытирает задницу. Оригинальное зрелище!

Сашка тоже еле удержался от смеха.

Потом они с Ольгой осмотрели стенку самым внимательным обра­зом, и нашли-таки шов в деревянной стенной обшивке. А вскоре, нашли и дверную ручку, замаскированную под настенный канде­лябр. Убедились, что посетитель туалета вышел, и рискнули по­тянуть ее на себя. Дверь бесшумно открылась, и они оказались в туалете. Сашка осторожно приоткрыл дверь из туалета в квартиру. Пару секунд послушал что-то и жестом показал Оле, что надо возвращаться.

Они вернули все на место. Развесили картины. Кстати, оказа­лось, что их можно было и не снимать. Они совершенно не ме­шали открывать и закрывать дверь. Бросили прощальный взгляд на эту загадочную комнату и спустились в люк, прихватив ко­робки с деньгами.

Наружу выбрались без проблем. Сашка положил крышку люка на место, и они отправились в обратный путь.

Их возвращение в Ольгин дом осталось незамеченным. Просто-напросто, все мирно спали, в том числе и Сашкин напарник.

Коробки Оля спрятала пока в кладовку, заложив их старыми мешками и пустыми банками. Потом поставила чайник, и они сели с Сашкой пить чай.

-Ты только не беспокойся, я твою коробку не трону, — зая­вила Оля. — Завтра сменишься, придешь, заберешь ее спокойно. А сейчас, ты с ней и не мелькай. Интересно конечно было бы посчитать, сколько мы с тобой заработали за эту ночь. Но…, придется с бухгалтерий повременить.

-Знаешь что, ты ложись спать, а я сбегаю все-таки к ре­бятам в тот дом и предупрежу их о подземном ходе. Вдруг псих наг­рянет под утро, когда они расслабятся и уснут. Зайдет ведь, как говорится в тыл. Может, всех поубивать и не пикнут.

-Пошли вместе. Со стороны улицы ты этот дом не найдешь.

-Ладно, пойдем вместе, — согласился Сашка.

Они шли по темной улице и шепотом переговаривались. Пришли к однозначному выводу, что комната, в которой они побывали, скорее всего, ритуальная. Наверное, псих достает мраморные фигурки, зажигает свечи, сжигает какую-нибудь вещь будущей своей жертвы и кладет определенную сумму денег своему богу или дьяволу. Кому он там, в холеры, поклоняется, сказать труд­но. Деньги, это либо плата за отпущение грехов, либо ка­кое-то пожертвование на будущий храм, либо, просто взятка своему идолу. Короче, для чего деньги не понятно, но им они очень даже кстати!

-А этот спящий мальчик, твой сын? — неожиданно задал воп­рос Сашка.

-Нет. Полубродяжка. Отца нет. Мать — алкоголичка. Прибился ко двору, одним словом. Кстати, это он мне сегодня собрал сведения о маньяке. Рассказал, где он живет, и заявил, что мальчишки считают, что к дому есть подземный ход. Описал где искать. Вот я и пошла.

-А мальчишки, откуда про подземный ход узнали?

-Ну, ты даешь! А есть что-нибудь на свете, что бы не уз­нали уличные мальчишки, которые лазят где угодно, и суют свой нос, куда попало? — удивилась Оля. — Но ход они пока не нашли. Надо приказать, чтобы не вздумали туда соваться.

-А зачем ты вообще втянула его в это дело? — возмутился Сашка.

-Я ему описала внешность этого психа и попросила узнать, не проживает ли такой где-нибудь в нашем районе. Поспраши­вать пацанов, может, кто из них такого видел. Вот и все. А остальное, это уже их собственная инициатива. Кстати, мы пришли.

Сашка как-то по-особому свистнул и тут же из кустов, расту­щих у забора, вышел парень с автоматом. Узнал Сашку и поти­хоньку поздоровался. Сашка что-то шепотом ему сказал и пока­зал в сторону стоящей неподалеку Оли. Тот скрылся во дворе, а потом появился в сопровождении еще одного типа. Этот тип оказался его начальником. Он потихоньку провел Сашку и Олю в дом. Все прошли в комнату с плотно зашторенными окнами, где горел свет.

-Тут у нас неожиданно появились сведения, что в дом ведет подземный ход. Мы проверили. Действительно идет. Решили пре­дупредить вас. А то заснете под утро, а маньяк проникнет в дом и передушит вас как слепых котят или прирежет.

-Ну и где же этот подземный ход? — с иронией в голосе спро­сил старший.

-Начинается сразу за огородом и заканчивается в туалете. Если не веришь, могу сказать, что сорок минут назад ты ходил в туалет. И я своими глазами видел, как ты вытирал задницу. Как раз подставил ее к тому месту, где глазок вмонтирован из потайной комнаты, — засмеялся Сашка. – Пошли, посмотрим, может, по­падем туда с этой стороны. А если нет, придется опять ла­зить по кустам в темноте.

-Пошли, — решительно заявил старший.

Они вошли в туалет. Так как Ольгу никто не прогнал, и не при­казал сидеть на месте и не шевелиться, она пошла следом за ними. Сашка внимательно осмотрел нужную стену в туалете и обнаружил-таки глазок. Он переходил в замысловатую штучку, якобы служащую для крепления полочки. На полочке стояли ру­лончики с туалетной бумагой, какие-то дезики и прочая мура.

Сашка поискал какую-нибудь штучку, которая могла бы служить дверной ручкой, но ничего не нашел.

Начальник караула смотрел на него с неприятной улыбочкой, и Ольге, почему-то, очень захотелось треснуть этого типа чем-нибудь по балде. Но она себя благоразумно сдержала.

-Саша, оттуда мы просто потянули дверь на себя, и она открылась. Значит, отсюда ее надо всего-навсего толкнуть от себя, — произнесла Оля.

Сашка так и сделал. Хорошенько толкнул рукой стенку, уперев руку над полочкой. Дверь распахнулась, и он чуть не улетел туда. Помешал унитаз. Сашка и Оля обошли унитаз и скрылись в темноте. Через секунду Сашка нашел выключатель, и открывшаяся комната осветилась ярким светом.

Начальник караула, а вместе с ним и четверо бойцов открыли в изумлении рты.

-Честное слово, я считал, что ты меня разыгрываешь, — приз­нался старший. — Все ведь осмотрели и никаких тебе подземных хо­дов! Думаю, скучно тебе, гаду, пришел поприкалываться! Во… твою мать!

Сашка подошел к люку и отодвинул крышку в сторону. Все по ­очереди заглянули в открывшуюся черноту.

-Теперь вниз. Потом тридцать метров вперед и ты за за­бором в густом кустарнике. Вот. Продумано, до мелочей. До­пустим, вы его взяли. Он тут притворится, что на него понос напал. Попросится в туалет. Вы туалет проверите, естественно, и его сюда запустите. А он, в эту комнату, потом в люк, и по­минай, как звали. Вы минут пять подождете, а потом поймете что что-то не так. Выбьете дверь. Войдете, а его и нет. В унитаз потоком воды смыло! Пока разберетесь, что к чему. А может, и не разберетесь. Он дверь с той стороны заблокирует, и вы не догадаетесь, что здесь она вообще есть. Вот вам и псих!

Все помолчали. Сашка закрыл люк и объявил, что аттракцион окончен. Осмотр советует провести днем, а сейчас, посадить здесь пару ребят с автоматами. Но стрелять только тогда, когда убедятся, что влез сюда действительно маньяк, а не кто-нибудь из пацанят.

-Дело в том, что подземный ход вычислили мальчишки, но обследовать не успели. Так что, не исключено, что любопытс­тво их сюда пригонит.

-Ну, что ж. Свет мы включать не будем. Посажу ребят с при­бором ночного видения. И будем ждать хозяина дома со всех сторон. Спасибо Сашка. И извини, что сразу не так все восп­ринял. Но клянусь, думал, ты дурака валяешь! — совершенно по-другому улыбнулся начальник караула.

Сашка с Олей покинули этот дом и отправились опять к Ольге домой. Потихоньку пробрались внутрь. Ольга заперла дверь. Убедилась, что все мирно посапывают, кто где. Постелила Сашке на раскладном кресле, а себе на диване и скомандовала отбой.

-Мне спать не положено. Я буду все-таки бодрство­вать, — возразил Сашка.

-Да брось ты ерундой заниматься! Сюда он даже не собира­ется. По крайней мере, пока. Отдыхай. Утром ты мне понадо­бишься полным сил. Я должна найти этого ублюдка, и убить его, во что бы то ни стало! А ты будешь мне помогать. Раз сказал «А», говори уже и «Б», — заявила Ольга и швырнула в Сашку по­душкой. Подушку он поймал. Многообещающе хмыкнул и завалился на предоставленное ему раскладное кресло.

И Ольга, и Сашка уснули моментально, как только головы кос­нулись подушек. Еще бы, столько впечатлений за такой корот­кий промежуток времени. Организм требовал отдыха и энергети­ческой подзарядки.

Ольге даже ничего не снилось. Она закрыла глаза и провали­лась в темноту.

А Сашке снилась Ольга. Снилось, что маньяк готовит для нее засаду. Он переоделся в женщину, и тащит ее к себе в берлогу, объясняя, что там лежит раненный мальчик, которого он видел у Ольги. Ольга доверчиво бежит за маньяком, чтобы спасти па­цаненка. А Сашка никак не может их догнать. Ему все время что-то мешает. То у него заглохла машина. То его пытается арестовать его же шеф. То вдруг дорогу, по которой ему оста­ется пройти совсем немного, разводят как разводной мост. Сашка уже видит Ольгу и кричит ей, пытаясь предупредить об опасности. Просыпается он неожиданно. За плечо его тормошит мальчишка в женской футболке, штанах до подбородка и заспан­ной физиономией.

-Дядька, перестань орать! — требует он. — Спать не даешь. Сашка замолкает. Мальчишка поворачивается к нему спиной, доходит до своего дивана, падает на него и тут же засыпает опять.

Сашка потихоньку встает и выходит из комнаты. В доме — нико­го. Он с замирающим сердцем выглядывает во двор и с души па­дает камень. Ольга, Рая и его напарник Димка сидят во дворе за столом, вкопанным под старой грушей, и спокойно завтракают.

Они его не видят, и это дает ему возможность потихонечку за ними понаблюдать. За ними, это явное обобщение, потому что наблюдает он за одной Ольгой. Она опять в своих вылинявших джинсах и растянутой футболке. Черные короткие волосы блес­тят на солнце и отдают почему-то синевой. Тонкий носик. Красиво очерченные губы. Карие хитрые глаза и очень пушистые ресницы. А вообще-то, она ведь очень красивая, делает для себя открытие Сашка. И ни чем не хуже, чем эта большеглазая Рая. Надо же, такая девка и вдруг, проститутка! Ну не от хо­рошей же жизни она этим занялась?! Все равно. Баста. Он всех ее клиентов поубивает! Пусть только к ней подойдет кто-ни­будь ближе, чем на три метра. Башку оторвет! У нее теперь деньги есть, вот пусть мотает из города и начинает нормальную жизнь. Но при одной только мысли, что Ольга вдруг возь­мет и действительно «умотает в другой город» у него тоскливо заныло под ложечкой. Приехали! Не хватало только взять и по самое некуда влюбиться в проститутку. А что сделаешь? Вот такая селя ви, как говорят французы!

Сашка тяжко вздохнул и вышел из укрытия.

-А, проснулся! — протянул Димка. — Ох, рано, встает охрана! Тимка уже позавтракал с нами и пошел докладывать начальству, что за время нашего дежурства ЧП не произошло.

Девочки уже сбегали свою подопечную тетушку покормили. А ты дрыхнешь и дрыхнешь. Я уже тут заподозрил, что они тебе снотворного наколотили. Клянутся и божатся, что ничего кроме мышьяка в еду не подмешивали!

Судя по всему, у Димки было хорошее настроение. Конечно, а чего ему быть плохим? Охрана девочек, это тебе не охрана ка­кого-нибудь там бизнесмена или политического деятеля. Он, по всему видно, хорошо выспался, нормально позавтракал и сейчас вовсю наслаждался женским обществом.

Сашка сходил, умылся и вернулся к столу. Посмотрел на часы. Уже восемь. Через полчаса придет смена. Но ему что-то сов­сем не хотелось сменяться. Разве можно эту Ольгу перепору­чать кому-то другому? Она же ни за что не будет сидеть в до­ме, сложа руки, а сейчас, наверняка, куда-то навострит лыжи.

Например, займется поиском той норы, где сейчас прячется маньяк. Нет, никто кроме него за этой мартышкой не уследит, в этом он уже ночью убедился.

Ольга заметила, что Саша посмотрел на часы, и тоже машиналь­но глянула на свои. До встречи с Яной и ее подругами еще два часа. У Ольги в голове еще вчера созрел план. Ей надо как-то поговорить с Яной без ее подруг и без Райки. Такой оравой маньяка ловить просто не возможно. Надо как-то отделаться от всех. Ей нужна только эта Яна и ее пес. Они устроят засаду возле люка в кустарнике. Когда появится маньяк, пес отвлечет как-то на себя его внимание. Например, гавкнет. А Ольга вос­пользуется моментом и расстреляет этого урода в упор. Но пес нужен обязательно. Вдруг, у нее что-то не получится. Пистолет даст осечку, или она промажет, или…, да мало ли что может быть. Пес будет на подстраховке. На него тоже ставка. То есть 50% она ставит на себя, а 50% на пса. Но ситуация может выйти из-под контроля, и тогда на пса ставка идет 100%. Короче, надо об этом пере­говорить с Яной.

Ольга была просто уверена, что в свою ри­туальную комнату маньяк отправится завтра ночью. Завтра пол­нолуние. Скорее всего, он должен совершить какой-то обряд. Не зря же подготовил камин и Райкин шарфик. Акт сожжения Райкиного имущества, очевидно, даст ему разрешение на то, чтобы разделаться и с ней самой. Но он не занялся этим прошлой ночью и не займется сегодня. Он будет ждать полную луну! Психи, как давно замечено, просто тяготеют к полнолунию. Значит, не смотря на то, что в доме засада, и похоже, он об этом уже знает, он все равно проберется в свою ритуальную комнату.

А вдруг она ошибается? Вдруг, ему глубоко плевать на полно­луние?

-Але, девушка, спуститесь на грешную землю! — смеясь, по­дергал ее за руку Сашка. — Третий раз спрашиваю, какие у тебя на сегодня планы? Ты будешь сидеть дома, или куда-нибудь со­бираешься?

-Саша, можно позвонить с твоего телефона? — вместо ответа задала вопрос Ольга, — мой сломался.

-Бери, — протянул ей свой телефон Сашка.

Оля взяла телефон и ушла в дом.

Янка возилась на кухне, когда раздался телефонный звонок. Приключив огонь, она понеслась к телефону. Славка спал, а телефон она забыла в его комнате. Разбудит. Хотя, может быть это по его душу и будить придется, так или иначе. Жалко. Пришел уже утром. Она думала, его вечером вызвали из-за мань­яка, а оказалось, что и кроме маньяка им еще есть чем зани­маться. Вызвали на какое-то убийство. Вот работа дурацкая. Уходил бы уже на пенсию скорее. Так до пенсии еще о-го-го! И дожить до нее не мешало бы. Она вздохнула и сняла трубку.

-Доброе утро, — раздался в трубке Олин голос. — Я вас не раз­будила?

-Нет. Меня Дик будит в семь. Гуляем по расписанию.

-Яна, я предлагаю встретиться на час раньше, и без подруг. У меня есть кое-какие новости и планы. Но мне кажется, что если мы все вместе будем толпой ходить и разыскивать маньяка, то из этого ничего путного не получится.

-Хорошо. Я буду в девять на том же месте, и мы все обго­ворим, — быстро согласилась Янка. Не дай Бог, Славка услышит их беседу, она дудки вообще куда-нибудь выйдет тогда из дома.

-Буду ждать.

Янка посмотрела на часы. До девяти еще час. Надо доварить картошку и сделать салат. Котлеты поджарить уже не успеет. Ладно, есть кусок колбасы. Славка в еде не привередливый. Ест, что дают. На завтрак там ему хватит, а остальное она доготовит, когда вернется. Автобусом добраться до универмага до девяти она никак не успеет. Придется брать машину. А машина ведет себя отвратительно. Янка неделю собирается позвонить своему знакомому, чтобы глянул, в чем там дело, и все никак. Ладно, попробует еще сегодня на ней съездить, а завтра уже позво­нит. Лишь бы не заглохла где-нибудь посреди дороги.

Машина завелась с пятой попытки. Поехала, но дергалась, по­ка Янка не набрала скорость за 60. После этой цифры вдруг стала вести себя как шелковая. Янка в машине не понимала ни­чего, но чисто логически предположила, что засорился карбю­ратор. Мысленно похвалила себя, какая она умная и переключи­лась на другие проблемы.

Попробуй-ка, отделайся от своих подруг! Прямо хоть придумывай им какую-нибудь работу, чтоб хвостиком не лазили. И что им такое поручить? Может пусть начинают раскапывать засы­панные брошенные подвалы? Так вроде бы эта тема уже сама по себе отпала… Ладно, поговорит с Олей, может, что по ситуации само в голову придет.

Она припарковалась на стоянке рядом с кафе и, прицепив Дика на поводок, прошла к столику, за которым они сидели вчера. Оля присоединилась к ней через пару минут.

-Привет,- поздоровалась Янка. — Как прошла ночь, без прик­лючений?

-Привет, — ответила Ольга. — С приключениями. И приключений было достаточно! Сейчас расскажу.

Они заказали по кофе и по бисквиту. Дождались, когда офици­ант уйдет, и Оля телеграфным стилем рассказала все вчерашние события.

-О, мне пришла гениальная мысль, куда сплавить своих подруг, — засмеялась Янка. — Я отправлю их по всем инстанциям узнавать все, что можно узнать о хозяине того дома! Фамилию и имя ты уже знаешь? Я думаю, что раз есть адрес, есть сам дом, значит, есть и паспортные данные хозяина?

-Утром Саша узнал все, что можно было, — и Ольга назвала паспортные данные маньяка. — Но пусть поковыряются в его прош­лом, если это им удастся. Нам, кстати, очень может приго­диться. Сашка сказал, что этот маньяк, в прошлом, известный художник. Долго жил где-то за границей. Я забыла страну, ко­торую он называл, но где-то в Африке. Его картины продава­лись за бешеные деньги, и он очень богатый человек. Три года назад вернулся на Родину. Почему, не знаю. Крыша поехавшая, у него всю жизнь. Но до такой вот степени сдурел, похоже, не­давно. В том году тонул. После спасения стал совсем чокнутым.

Жена забрала пятнадцатилетнего сына и уехала в Россию. Ну, вот и все сведения, которыми Сашка успел разжиться с утра.

-Знаешь, я с тобой согласна, что, скорее всего, он поя­вится в той комнате в полнолуние, — задумчиво произнесла Ян­ка. — Но, вдруг, мы обе ошибаемся? Ведь может быть такое, что обряд он совершит этой ночью, а съедать Райку пойдет в полнолуние? Надо устраивать засаду прямо сегодня. Вот только, как мне удрать из дома, если муж не будет в это время находиться на работе? И еще, не одни мы с тобой тут такие умные. Думаю, что место перед люком будет занято. Ребята, узнав о подзем­ном ходе, устроят засаду и там.

-Значит, надо брать его еще на подступах, — упрямо настаи­вала Ольга. — Вот только возникает тогда вопрос — где?

-Дом на Лапинке милиция уже наверняка вычислила. Раз уже известны его данные, это не проблема. Рано или поздно его возьмут и без нашей помощи. Но хотелось бы прикончить его самим. Только так, мы будем на сто процентов уверены, что его больше не существует! — высказала Янка вслух то, что сейчас про себя произнесла Ольга. — Теперь хоть все знают, кого ловят! А то, эти поиски вслепую, просто выводили из состояния рав­новесия. Мне казалось, что действительно орудует оборотень!

-В том доме его тоже не найдут. У него еще где-то есть убежище. Может какая-нибудь подруга?

-Вряд ли. Похоже, у него к женщинам какие-то серьезные претензии. Иначе, он бы чередовал их с мужчинами. Но мужи­ков, судя по всему, он не жрет. Интересно, а зачем он чистит столовое серебро? Может быть, оно тоже участвует у него в об­ряде? Кого бы пораспрашивать о всяких религиозных глупостях?

Мы еще посмотрим, кто кого съест! Часть 7: 8 комментариев

  1. Мужики, наверное, невкусные, как петухи. Да… недаром я абстракционизм не люблю…

  2. Вот так, живёшь и не подозреваешь, что где-то рядом идёт параллельная жизнь — подземная, ночная и жуткая ))
    Неужели наши подпольные детективщицы сумеют осуществить свой план??

    Жду продолжение, очень заинтригована! ))

  3. Спасибо! Ир, у нас у всех рядом и дневная жуткая. Просто мы о ней не знаем, а иногда (лично я) просто не хотим знать. Иначе «крышу снесет».

  4. Алёна, привет! Да я просто уверена, что девчонки порвут его на британский флаг! И правильно сделают!)) Класс.

  5. Увлекательно! Хорошо бы, чтобы все это было лишь фантазией автора, нежели реальностью…
    Но, увы… Рассказ, наверное, основан на реальных событиях?

    С интересом!

  6. увы, маньяк действительно существовал. Но действующие лица и всё прочее, свободная интерпретация автора.

Добавить комментарий для wf0005 Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)