мы еще посмотрим, кто кого съест. Часть 6

-Это Рая, — представила Оля девушку. Хотя, все уже и так догадались, что из двух женщин, проживающих сейчас в этой лачуге, Раей никак не может быть толстая грязная и больная баба. — А это женщины, которые ловят того психа, что написал тебе письмо и … съел Машку. — За остальных Оля почему-то промолчала. И за посещение морга ничего не сказала. Очевид­но, решила, что так надо. Остальные, глядя на нее, тоже реши­ли не говорить лишнего. Наверное, Оля щадила более слабень­кую Раю. Да, не каждый может спокойно воспринять такую ин­формацию. А как от страха можно получить разрыв сердца, Оля уже знала не понаслышке.

-А я вас знаю, — сказала Рая, глядя на Янку. — Вы каждый день гуляете вот с ним, (она ткнула пальцем в сторону Дика), вдоль трассы. Вы жена того милиционера, что с нами беседовал. Да? Он еще нам свой номер телефона дал.

-Да, — кивнула Янка. — А это мои подруги. Катя и Ира. Мы приехали с тобой поговорить и попробовать все вместе приду­мать, как найти маньяка и с ним покончить.

Рая достала из шкафа старенькое, но чистое покрывало. Зас­телила ним засаленный грязный диван и пригласила всех присажи­ваться.

-Здесь грязь невообразимая. Но баба Маня уже семь лет вот такая, как вы ее видите. Никому не нужна. Никто не захо­дит. Я раз в день еду заношу, и ведро из под нее выношу. Ис­купать вот её никак не могу. Она же килограмм сто пятьдесят весит. Я ее с места сдвинуть не могу. Грязные вещи с себя снять не дает. Только начну подметать или полы мыть, она почему-то кричать на весь дом начинает. Боюсь, совсем парализует. Мах­нула на все рукой, вот. И делаю только то, что могу, — как бы извиняясь, скороговоркой выпалила Рая. О маньяке и не заик­нулась. Янка, не смотря на дикую вонь в доме, все равно уню­хала от Раи крепкий дух спиртного.

-Надо же! — подумала она. — Не учуяла бы запаха и не догадалась бы, что она выпивши! Хотя, Оля предупреждала, что Рая со страха сейчас пьет, хоть мол, и не алкоголичка.

-Рая, мы тут вот все вместе пришли к выводу, что этот маньяк-людоед проживает где-то с вами по соседству, — пе­решла сразу же к делу Катя. — Попробуй вспомнить, кто тебе ча­ще других попадается на глаза. Я имею в виду соседей мужчин.

-У меня нет соседей с красными светящимися глазами! — пе­репугано прошептала Рая.

-Плюнь на эту деталь. Это какой-то маскарад. В повсед­невной жизни, этот маньяк, скорее всего, выглядит самым обыч­ным человеком. И глаза у него, наверняка, самые обычные. Цепляет какие-то контактные линзы специальные. Не ина­че! — возбужденно начала объяснять Ирка.

-Да, и еще, — вмешалась Катя. — У него должен быть мотоцикл с коляской, и он должен быть верующий.

-А знаете, у него может и не быть мотоцикла, — задумчиво произнесла Оля. — Он может его периодически брать у ко­го-нибудь. Может даже, брать потихоньку от хозяина, а потом ставить на место. Тут мужики хоть и хозяйские. Вкалывают, как рабы на плантации. Но и пьют все, как свиньи. Может спе­циально напоить кого-нибудь из тех, у кого есть мотоцикл, а когда владелец транспорта уснет, возьмет его спокойно. А к утру вернет на место. На мотоцикл сильно упирать не стоит. И веру свою он может не афишировать. Даже если он и верующий, то, скорее всего, состоит в какой-нибудь секте.

Все надолго замолчали. И здесь, в полной тишине, раздался скрип открываемой двери. Вздрогнули все. Даже Дик.

-Это кошка, — успокоила Рая.

Действительно, скрипнувшей дверью, оказалась дверь шкафа. Из него вышла белая с черными пятнами кошка. Кошка была такая чистая, что среди этой грязи просто поражала. Она лениво по­шла к двери из комнаты, не обращая ни на кого внимания.

Янка, на всякий случай, придержала Дика за ошейник. А вдруг, кинется. Он вообще-то кошек не жалует. Но ничего не произош­ло. Дик закрыл глаза и отвернул морду в другую сторону, всем своим видом демонстрируя, что она ему и на фиг не нужна.

Кошка, дойдя до порога, села. Подняла одну переднюю лапу и осмотрела ее, потом вторую. На ее мордашке читалось недо­вольство: «Ну вот, развели срач! Теперь, перед тем как лезть в шкаф, опять придется вылизывать лапы!»

-У нее там котенок, — объяснила Рая. — Привела всего одного, но какого! Сейчас покажу.

Она нырнула в шкаф и вытащила оттуда маленький пушистый ко­мочек. Котенок был дымчатый и в отличие от своей мамы, лох­матый. Глаза еще полностью не открылись, и он напоминал ки­тайца.

-Гульнула стерва с породистым котом! — восхищенно произ­несла Оля.

Все поахали, какое миленькое существо, и котенок был водво­рен на место. Оля с Раей вдруг как-то загадочно переглянулись.

-Что-то вспомнили? — заметив их взгляды, заинтересовалась Янка.

-Этот котенок натолкнул меня на одно воспоминание, — за­думчиво произнесла Рая. — Оля, ты, наверное, тоже вспомнила сейчас «китайца»?

-Да. Котенок своими полураскрывшимися глазками напомнил. Господи, неужели он?

-Кто? — хором выдохнули Янка и остальные.

-Да случай тут у нас один был. Мы втроем стояли на авто­бусной остановке. Я, Рая и Машка. Подошел какой-то мужик. У него вдруг порвался целлофановый пакет, и оттуда выкатились яблоки. Машка наклонилась, подняла два и протянула ему. Но он от нее аж отпрыгнул. Машка пожала плечами и положила яб­локи на скамейку. Подбежал мальчишка. Из тех, кто по домам ходит и канючит: «Тетенька, у вас покушать ничего не найдет­ся?». Мальчишка взял яблоко, но мужик подскочил к нему, выр­вал из рук яблоко и закинул его, черт знает куда. А на маль­чишку зашипел: «Грех на нем. Она до него дотрагивалась!» Мы вытаращили на этого психа глаза, а пацан схватил второе, ле­жавшее на скамейке яблоко, и дал деру. Тот тип за ним погнал­ся. Но, разве можно догнать уличного пацаненка? Тут подошел автобус, мы сели и уехали. А этот тип не успел.

Так вот, у него были глаза, как у нашего котенка. Такие вот, ну как, полураскрывшиеся. Мы этого типа, про себя, окрестили «китайцем». И было это, где-то за неделю, до Машкиного исчезновения, — рассказала Оля.

-А после этого вы его хоть раз видели еще? — спросила Янка.

-Я нет, — уверенно заявила Оля, — а ты Рая?

-А я видела, дня три-четыре назад. Выходила из дому вечером, а он стоял у дома напротив. Оперся о забор и, похоже, кого-то ожидал. Я прошла мимо, но он в мою сторону и не глянул. Я еще на него оглянулась. Мне в его внешности показалось что-то странным, но я не поняла что, и оглянулась машинально. Так вот, я оглянулась, а он так и стоял, глядя куда-то в ко­нец улицы.

-А что в нем странного? — осторожно спросила Ирка.

-Я не поняла. Но вот что-то не так. Что-то настораживало. Было уже не очень светло и, скорее всего, меня насторожило что-то в цветах одежды, — подумав, сказала Рая. — Но что именно, никак не соображу.

-Ладно, ты потом перед сном попробуй представить ту встречу и, может быть, вспомнишь, — посоветовала Катя. — Я если что-то не могу вспомнить, всегда так делаю. Бывает весь день, где-то на уровне подкорки что-то в голове крутится, а пой­мать мысль за хвост не удается. Но стоит лечь и собраться спокойненько уснуть, как эта мысль вдруг прорезается сама по себе.

-Значит так, девочки, что-то начинает проясняться, — пе­ребила их Янка. — Появилось конкретное действующее лицо. Те­перь, надо выяснить, где этот тип проживает. А проживает он где-то рядом. И раз в его внешности есть что-то, что обраща­ет на себя внимание, его обязательно кто-то из ваших ближай­ших соседей должен знать. Надо прямо сегодня опросить всех, кого можно.

-Я займусь этим сама, — заявила Оля. — Сейчас соберу местную шантрапу, они все всегда знают.

-Это точно, — кивнула Янка, вспомнив осведомленность своего сына. — И еще, кажется, как раз в то время, когда ты видела этого типа, и было совершено нападе­ние на Машку. Она где-то по твоей улице жила?

-Нет. Через улицу, — покачала головой Рая.

-Тогда, что он делал на твоей улице? Может, пришел добы­вать мотоцикл? Надо как-то узнать, у кого на твоей улице есть мотоцикл с коляской и не давал ли он его три-четыре дня назад кому-нибудь, или не угоняли ли у него. Заметьте, что мото­цикл я видела вчера. Значит, он должен был отсутствовать у хозяина три, или даже, четыре дня. Если конечно, у того типа не имеется свой собственный! Тогда, опять возвращаемся к нашим баранам. И опять возникает вопрос, что он делал на твоей улице? — попыталась рассуждать Янка.

-Может, решал с кого начать? С Машки или Раи? — подсказала Ирка. — Подвернулась первой Машка.

-Слушай, а как получилось, что вы все живете в одном районе? – поинтересовалась Катя.

-Район «неблагополучный». Здесь алкаши, наркоманы, воры, бандиты, куда ни плюнь. Желающих снимать в таком районе квартиру очень мало. Поэтому, квартиры сдают очень дешево. Дешевле в городе не найти, — объяснила Оля. – У меня здесь свой домишко, от родителей остался. У Раи тоже. «Повезло». А остальные девочки, снимали жилплощадь.

У Янки в сумочке зазвонил телефон, и все подпрыгнули от нео­жиданности. Звонил Славка. Доложил, что он уже дома и желает знать, где их с Диком черти носят?

-В гостях. Буду минут через двадцать, — сухо и коротко до­ложила Янка и нажала кнопку отбоя.

-Все девочки, по домам, — вздохнула Катя. — В общем, давай­те пока сделаем так. Вы никуда сегодня не идете. Ни на какую трассу. Никуда вообще! Можете же вы, в конце концов, заболеть и не выйти на свою «работу»? Сидите дома. Попробуйте, не очень привлекая к себе внимание, расспросить местных мальчи­шек о том, что сейчас обсуждали. А завтра с утра встречаемся где-нибудь в городе. Где и во сколько?

-Давайте в десять, в том же кафе возле универмага, — предложила Оля.

-Идет, — согласилась Янка. Все остальные тоже согласно кивнули. — А я узнаю, что там мой муж наковырял. Насколько они продвинулись в своих поисках! А вдруг, они его уже взяли?

-Сомневаюсь я в их оперативности, — хмыкнула Ирка. — Мне ка­жется, что ближе к цели, чем мы, они не подобрались.

Оля провела их к машине и вернулась в дом. Катя, Янка и Ирка постояли еще минут пять возле машины, чтобы проветриться.

Казалось, что этот ужасный запах временного Райкиного жилища впитался в них до самых костей. Порассуждав немного на тему, как люди могут жить в таких условиях и, естественно, поахав и поохав, вся команда загрузилась в машину. Решено было зае­хать к Янке домой. Всем хотелось узнать, какие новости у Славки. Катя и Ирка звякнули домой. Объяснили, что они еще немного задержатся по делам. Каждая выслушала при этом тираду типа — «и где тебя весь день холера носит?!» Каждая загадочным тоном проворковала, что приедет и кое-что интересное расскажет, и быстренько нажала кнопочку отбоя. По­ка на том конце мужья не успели очухаться, и проорать: «Немед­ленно домой!»

Катя показала поворот и остановилась, ожидая, пока по встречной полосе проедут машины. Справа ее обошел КАМАЗ и водитель, высунув в окошко голову, что-то проорал.

-Что он сказал? — спросила Катя у рядом сидящей Ирки.

-Тебе дословно? — безобидным тоном спросила Ирка.

-Естественно.

-Сказал, что ты блядь, и включила не тот поворот.

-На пятьдесят процентов прав, — глянув на рычаг, чертых­нулась Катя.

-В смысле? — уточнила Ирка.

-В том смысле, что я показала правый поворот, а повора­чиваем мы влево.

Ирка засмеялась, а Янка возмутилась.

-Ты когда-нибудь запомнишь наконец-то, что левый — вниз, а правый — вверх?!

-Я скоро забуду свой адрес, номер телефона, а потом и имя. С вашим придурошным людоедом, ни о чем больше думать не мо­гу, — огрызнулась Катя.

-Почему с нашим? — обиделась Ирка. — Он такой же наш, как и твой!

-Ладно, общий, — согласилась Катя.

Славка за расследование не похвалил, как они ожидали, а устроил головомойку. Орал как бешенный, что они сами, без сопливых, как-нибудь разберутся. Что это псих, зверь, и они себе не представляют, что может случиться, если они со своим расследованием попадут к нему в лапы.

-Но вы ведь даже не сочли нужным побеседовать еще раз с теми двумя проститутками! Даже не показали им останки жертв! Вы ищете где-то не там вообще! — возмутилась Янка.

-Мы ищем там, где надо! — рявкнул Славка. — А завтра побесе­дуем и с теми девочками. Всему свое время. И не лезьте, куда не просят. А то я вас всех троих под домашний арест посажу! Поняли?

-Ладно, считай, что поняли, — примиряющим тоном проворкова­ла Ирка. — Ты лучше расскажи, что вам удалось узнать. Мы же переживаем и хотим вам помочь, чтобы быстрее этот кошмар закончился. Но раз не хочешь, чтобы мы помогали, не будем!

Янка разобиделась, и расспрашивать, принципиально, не стала. Но Ирка с Катей пристали к Славке, как репей и, в конце кон­цов, он, подобрев, кое-что согласился-таки рассказать.

Опросив всех местных рыбаков, знакомых и друзей умершего деда им удалось выяснить, что дед прошлым летом спас утоп­ленника. Мужик долго пробыл в воде и надежды на то, что он оживет ни у кого не было. Но дед, к всеобщему удивлению, его таки откачал. Только мужик малость подзадержался на том све­те. Говорят, что если человек пробыл в состоянии клинической смерти больше пяти минут, у него погибают клетки головного мозга. Даже если удается оживить такого, то он остается по­том полным идиотом. Этот, вроде бы полностью идиотом не стал, но крыша у него поехала основательно.

Удалось узнать, что живет он где-то на Новопавловке. И не в подвале, а в огромном доме. Жена от него ушла. Забрала сына и уехала куда-то в Россию. Сейчас срочно выясняется, уехали ли они действительно, или он их сожрал. Не работает, но де­нег — куры не клюют. Никто не знает откуда. К концу дня уда­лось выяснить точный адрес и фамилию этого типа. Послали группу захвата, но в доме его не обнаружили. Оставили засаду.

Поговаривают, что у него есть еще где-то один дом. Вроде бы, в районе Лапинки. Это другой конец города. Сейчас выясняют этот вопрос.

-А мотоцикл у него есть? — спросила Катя.

-На него никакое транспортное средство не зарегистриро­вано. Во дворе гаража нет, мотоцикла нет, и не видно, чтобы туда въезжал вообще какой-то транспорт.

-А с глазами у него что? — вспомнила Ирка. — Девочки сказа­ли, что они у него выглядят, как у полуслепого котенка.

-Он щурится на свету. Там действительно какая-то патоло­гия с глазами. Но что именно, выяснить, пока, не удалось.

-Слушай Славик, а ведь он ваши засады вычислил и очевид­но понял, что на него началась охота, — задумчиво произнесла Катя. — На даче не появлялся. Хотя, по всем кулинарным рецеп­там, пора ему мясо из рассола доставать. В гнезде на дереве не появлялся. Дома не появлялся, если вы правильно конечно его дом вычислили. Учуял опасность и залег где-то. А письмо Райке все-таки отправил. Значит, новую жертву себе, не глядя ни на что, готовит. Как бы он не нагрянул к ней домой. Хотя она сейчас и не дома. Считает, что спряталась. Но я в этом не уверена. Если он за ней следил, то не мог не засечь, что она мотается к этой бабе. Может поохраняли бы вы ее день-два?

-Адрес говорите. Сейчас озадачу своих орлов, — согласился Славка.

Катя назвала адрес. Она его сразу зафиксировала в памяти, как только подошли к той лачуге.

Славка позвонил и отдал распоряжения. А Катя облегченно вздохнула.

-Слушай, а почему вы связали того утопленника с этим лю­доедом? — вдруг поинтересовалась Янка.

-Один из дачников, тоже старый рыбак, как и дед, задер­жался на своем участке. И случайно увидел, что в дом деда заходил этот «утопленник». А было это недели три-четыре на­зад. Потом ему кто-то сказал, что дед умер, а сын его дачу продал. Вот он и связал одно с другим. После своего спасения тот тип к деду иногда захаживал. Это многие вспомнили. Дед выпить был не дурак, а жил бедненько. На жизнь, ну и на вы­пивку зарабатывал рыбкой. Но иногда не клевало, и дед сидел на бобах. «Утопленник» ему и повадился бутылки и закуску но­сить. Благодарил таким образом. К даче привык. А деда когда не стало, он дачу и купил. Все логично.

Зазвонил телефон. Славка переговорил пару минут. Выругался и стал куда-то собираться.

-Я по делам. Может быть, не буду всю ночь. Так, красавицы, всем сидеть по домам и ни-ку-да не совать свои носы! Иначе, сам убью, поняли?

-А ты куда? — в один голос заорали все трое.

-На кудыкины горы. Могу только сказать, что не в ресторан. Работа у меня. Причем, срочная. — Славка на прощанье показал им кулак и куда-то помчался.

————————————————————————————————

Рая с Ольгой, оставшись в доме бабы Мани, с тоски, решили привести все в божеский вид. В смысле, вымыть саму бабу и по возможности, навести порядок в ее хибаре. Все равно делать нечего. Не смотря на бабы Манины причитания и стенания, они стащили с нее грязное тряпье и силой запихнули ее в огромное корыто. Корыто нашли во дворе. Для чего оно было предназна­чено, сказать трудно, но уж никак не для купания. Скорее всего, в нем когда-то месили глину. Когда еще дом строили.

Но оно подходило бабе Мане по размерам. С трудом, вымыв само корыто, Рая с Ольгой убедились, что в дом оно не пройдет. По принципу, если Гора не идет к Магомету…, они решили выта­щить на улицу саму бабу. Не зима, не простудится.

Баба ходила плохо. Волочила левую ногу, и левая рука у нее практически не работала. Но стоять и сидеть баба могла без проблем. С горем пополам они выволокли голую бабу во двор и усадили в корыто с теплой водой. При этом, обещая ей принести большую бутылку водки, если она будет слушаться. Баба на водку среагировала, как положено и орать перестала.

Райка осталась мыть бабу, а Ольга пошла, перестелить белье на кровати и убрать немного, пока хотя бы в бабкиной комнате.

Баба Маня вошла во вкус. Ей понравилось плескаться в теплой воде, и теперь возникла другая проблема, как ее из этого ко­рыта выманить?

Посовещавшись, решили дать ей полчаса «поплавать». Пусть сидит в корыте. Чтобы не простудилась, ей доливали периоди­чески горячую воду, а сами, закатав рукава, драили полы в ее комнате. Вдвоем ведь быстрее! Правда, через каждых пять ми­нут приходилось по очереди выглядывать, не утонула ли баба Маня. На улице уже потемнело, и можно было не бояться, что бабкино купание привлечет внимание кого-нибудь из соседей. Да они в сторону ее двора и не смотрели никогда. Нужна им эта старуха!

Маньяк появился из темноты неожиданно и неслышно. Он не на­шел Раю у нее дома и пошел посмотреть в тот двор, в который она периодически бегала. Он не собирался ее убивать сегодня, но выпускать из поля зрения, тоже не собирался. А она, что-то не появлялась уже второй день в своих обычных местах. Как бы его жертва не надумала сбежать из города! Надо убе­диться, что все идет по плану, иначе, придется готовить к «очищению» следующую. Молиться за нее и сжигать пять ночей подряд, сворованные у будущей жертвы вещи. (Этот ритуал диктовал ему внутренний голос). Он хотел прокрасться к окну и заглянуть внутрь дома. Но, выйдя из кустов жасмина, чуть не налетел на огромное желез­ное корыто. В корыте сидело что-то огромное и страшное.

Баба Маня в молодые свои годы была женщиной если и не краси­вой, то привлекательной и аппетитной. К тому же, очень люб­веобильной. Замужем она никогда не была, но мужчин в ее жиз­ни было столько, что всех она бы и не вспомнила, даже если бы была при здравом рассудке.

Сейчас, после выпитых двух «мерзавчиков» у бабы Мани в моз­гах то ли просветлело, то ли, наоборот, еще больше помути­лось, но она почувствовала какой-то порыв души и жажду люб­ви. В появившемся из кустов жасмина типе, она тут же учуяла мужчину и потянулась к нему, как когда-то в далекой молодос­ти. Рая с Олей как раз мыли полы и рассуждали, как, и с по­мощью каких приспособлений, им поднять и вытащить из корыта бабку, а она без посторонней помощи свободно встала в сво­ей купели во весь рост.

Зрелище это было впечатляющее. Огромное квадратное туловище. Ноги, как у слона. Голова, без всяких признаков шеи сидит на мощных плечах. Толстый огромный живот сви­сает почти до колен огромным фартуком. Ее грудь, как два вед­ра, достают до пупка. Мокрые седые космы разметались по плечам. Баба Маня сначала призывно улыбнулась, своей неотра­зимой улыбкой, продемонстрировав единственный зуб. А потом протянула в сторону застывшего с перепугу как монумент, типа, здоровую руку и кокетливо, но громко захихикала. Затем сложила губки трубочкой и хриплым басом позвала: «Иди ко мне, мой касса-а-а-атик!»

Маньяк дернул с места в карьер со скоростью ветра. Он в ужасе летел через соседские дворы, не разбирая дороги. Не обращал внимания на злых дворовых собак и перепрыгивал через их будки. Его всего колотило от страха и он не мог остано­виться. Все бежал и бежал, пока в изнеможении не упал в ка­ких-то кустах. Теперь он понял. Эта его жертва, настоящая ведьма! Днем она тоненькая невесомая красавица, а ночью за­ходит в этот заброшенный дом и принимает свое настоящее об­личие. Купается при луне в колдовских травах и набирается черных сил. Нет. Он отлежится, отдышится, помолится и приду­мает, как справиться с ведьмой! Да, ему страшно до дрожи в коленках. Но он не зря вернулся на эту грешную землю. У него миссия. Он должен уничтожить всех грешных женщин и очистить город от зла и порока. И он найдет для этого силы. Но сей­час, отдых. После увиденного ужаса, нужна хорошая передышка.

Оля вышла посмотреть, как там баба Маня и, с удивлением, об­наружила ее стоящей в корыте во весь рост.

-Господи, баба Маня, как же ты сама встала? — ахнула она. Услышав Ольгин возбужденный голос, из дома выбежала и Рая. Она тоже страшно удивилась бабкиным маневрам. Но и обрадова­лась. Проблема с вытаскиванием бабы Мани из корыта, наполо­вину решилась сама собой. Девушки с двух сторон захватили бабулю под руки и выволокли из корыта. Затащили в дом. Вы­терли и, завернув в простыню, посадили на кровать.

-А во что мы ее оденем? — забеспокоилась Оля.

-Это без проблем, — отмахнулась Рая. — Она когда еще была при памяти, как все старушки, делала запас «на смерть». Там у нее в шифоньере заготовлено «на смерть» столько, что можно подумать, она собиралась умирать раз сто, не меньше! Сейчас что-нибудь подходящее принесу.

Рая сходила в другую комнату, порылась в шкафу и вернулась с абсолютно новой ночной рубашкой и халатом.

-Ну, вот скажи, зачем «на смерть» готовить еще и ночную рубашку, а? — засмеялась Рая. — А кроме этого, тапки, туфли, сапоги, кучу теплых кофт, песцовую шапку и пальто?

-С чего ты взяла, что это «на смерть»? Может это просто ее повседневные вещи, — попробовала заступиться за бабу Маню Оля.

-Так там на каждой полочке табличка. «После смерти от­дать Матвеевне», «…слепой Нинке», «…Бычихе» и так далее. А на этой полочке табличка: «Мои вещи на смерть». Иди сама посмотри, — пожала плечами Рая.

Баба Маня, после того как от неё сбежал мужчина, вышедший к ней из кустов, расстроилась и опять впала в депрессию. Она сидела молча, не реагируя на разговоры девушек, и только пос­лушно шевелила нужными частями тела, когда ее одевали. Какие мысли ее сейчас одолевали, трудно сказать. А возможно, что у нее вообще не было теперь никаких мыслей.

Только девушки успели одеть и причесать бабу Маню, как раз­дался стук в дверь. И не дожидаясь, пока дверь откроют, ее толкнули с улицы. Дверь распахнулась, и на пороге возникли три рослых парня.

-Добрый вечер, — произнес один из них, проходя в комна­ту. — У вас тут все в порядке? Нам приказано вас охранять. Так что, если какие проблемы, только крикните. Мы разместимся во дворе.

-Вы думаете, он может прийти, прям сюда? — ужаснулась Рая.

-Не исключаем.

-Он у-шел, уже у-у-шел, — пропела баба Маня.

Все переглянулись. Оля, стоя у бабы Мани за спиной, вырази­тельно покрутила пальцем у виска. Пытаясь объяснить, что ее слова, абсолютно ничего не значат.

Парни понимающе кивнули и вышли из дома. В доме был такой запах, что никто из них не воспылал желанием остаться внутри.

Лучше уж устроиться в кустах на улице. Они осмотрели двор, старый заброшенный сад, часть улицы, прилегающую к дому, и рассредоточились. Один примостился в кустах жасмина на ла­вочке, так, чтобы видеть входную дверь. Другой, на куче дров под старой грушей, что бы видеть, что делается в саду.

А третий спрятался в кустах сирени на улице, чтобы наблюдать за калиткой.

Ребята знали, кого они ждут, на кого засада и четко представ­ляли себе опасность, которая подстерегала их самих и тех, ко­го поручено охранять, в случае, если они потеряют бдительность или, нечаянно, задремлют. Поэтому, настроены они были серьезно.

Через десять минут, одна из девушек вышла из дома.

-Вы куда? — тут же подошел к ней один из ребят.

-Мне надо сходить домой, — объяснила Оля. — Это не меня вам поручено охранять, а Раю. Мне ничего не грозит. Я с ней тут за компанию, чтобы не так страшно было. Так что, не беспо­койтесь. Я покормлю своего кота, возьму кое-что из вещей и скоро вернусь. А вы смотрите пока в оба. И не забывайте, что от того типа, если он идет убивать, воняет дохлятиной. Если появился этот запах, стреляйте. Его шаги вы можете и не ус­лышать.

-Спасибо. Я вообще-то в курсе. Может, с вами пусть пойдет кто-нибудь из нас? — спокойно спросил парень. — Ночь все-таки.

-Не надо. Я здесь своя. Меня никто не тронет.

Парень кивнул и вернулся на свой пост. Оля заспешила к себе домой. Она спешила не только из-за кота. Он у нее зверь сво­бодный и самостоятельный. Еды она оставила ему на кухне дос­таточно. Форточку открыла. Побегает на улице, проголодается, сам придет домой через эту форточку. Поест, попьет, поспит и опять пойдет по своим кошачьим делам.

Она после отъезда Кати, Яны и Иры успела выловить на улице сопливого Игоря и дать ему по­ручение. Игорь должен был опросить всех уличных мальчишек на счет их маньяка. Договорились, что узнает он что-нибудь, или не узнает, а обязательно забежит к ней в одиннадцать часов и отчитается.

Игорю десять лет. Он полубеспризорный. Мать алкоголичка. Отца нет. Вечно полуголодный, ободранный и с постоянными соплями под носом, он носился по поселку с утра и до вечера. Ольга иногда зазывала его к себе домой и кормила. Иногда брала у своей подруги, торгующей вещами с гуманитарки, кое-какие вещички для него. То ботинки попались подходящие, то зимняя куртка, то так, по мелочам, какие-нибудь футболоч­ки и шортики.

Игорь привязался к Ольге и относился как к старшей сестре. Да и Ольга привыкла к этому чумазому чертенку. Когда он пару дней не появлялся, начинала нервничать и шла его разыскивать.

От их дружбы была выгода и для Ольги. Игорь с друзьями отре­монтировал ей забор и повыдергивал возле двора бурьян. Чтобы у нее было не хуже, чем у других. Тоже польза!

Сегодня, после отъезда ее неожиданных новых знакомых, она отыскала Игоря на пустыре, где он гонял с мальчишками в фут­бол, и попросила сделать для нее важное дело. Теперь, остава­лось только ждать своего разведчика с донесениями.

Войдя в дом, Ольга посмотрела на часы. Без десяти одиннад­цать. Значит, скоро явится это уличное чадо. Она достала из холодильника суп и картофельное пюре и поставила разогре­вать. Порезала колбасу и свежие огурцы. Достала банку сгу­щенки. Сгущенка для Игоря была любимым лакомством. Пусть от­ведет немного душу. Кто его еще побалует?

В форточке показалась голова кота. Он увидел, что в доме загорелся свет и, бросив все свои кошачьи дела, примчался поприветствовать хозяйку. Пообщаться и получить чего-нибудь вкусненького.

-Привет, бродяга! — погладила своего полосатика Оля. — Соскучился? Ну, пошли, чего-нибудь пожуем. Хочешь, я тебе банку кильки открою? Знаю, хочешь.

Она открыла коту консервы. Для него килька в томате, это та­кое же счастье, как для Игоря банка сгущенки. Хорошо, когда можешь кого-нибудь чем-нибудь порадовать. Хоть в мелочах.

Вот Райка, чего она за бабой Маней ухаживает? Потому, что в свое время, баба Маня Райке много добра сделала. У Райки мать, как у Игоря, беспробудная пьяница. Райка придет зимой со школы. Ботинки драные. Ноги промокли и замерзли так, что пальцев совсем не чувствует. Пальтишко старенькое ветер не задерживает. Он ее насквозь пронизывает. А мать Райкина на­лакается водки, закроется в доме и храпит. Райка под дверью на холоде сидит и зубами щелкает, пока та проспится и нако­нец-то дверь откроет. А баба Маня как увидела такое, стала Райку со школы выглядывать и к себе забирать. Накормит, го­рячим чаем напоит, самогонкой разотрет, в теплую свою кофту завернет и посадит возле печки, уроки учить. Так Райка у нее и выросла. Потом Райкина мать умерла. Райка в своем доме са­ма хозяйничать стала. К бабе Мане месяца два не заглядывала, а заглянула, чуть сама с перепугу не умерла. Бабу Маню пара­лизовало. Лежала она одна в доме уже дня три. Под себя ходи­ла. Никто ни кружку воды не подал, ни кусок хлеба. Райка тогда бабу отмыла, выходила. Потом договорилась, что ее бу­дет посещать работник красного креста или социальной службы, как их там называют, не понятно. А сама забегала раз в день. Бабу Маню покормит. Ведро из-под нее вынесет. Мокрой тряпоч­кой бабу протрет. Та, почему-то стала бояться воды, и даже умывать себя не давала, не то что, искупать. (И как это им сегодня удалось бабу затолкать в корыто?) Оставит еды побольше, и бегом, деньги зарабатывать. Хотя, если подумать, раз в день это ведь мало! Но, а как больше? Некогда. Еды правда Райка приносила всегда с большим запасом, чтоб до следующего визита бабе Мане хватало. А надо было бы поменьше.

Раскормила она бабулю не в меру! Надо же, такая гора!

Поток Ольгиных мыслей прервал появившийся Игорь. Он явил­ся на кухню с сияющей физиономией. Значит, задание выполнил. Ольга погнала его мыть руки. Налила суп в большую тарелку и порезала много хлеба. Она всегда удивлялась, как в такого маленького человечка влазит так много еды. Ей к тарелке супа, с головой хватало одного кусочка хлеба, а Игорь мог съесть и целую буханку. Потом поняла. Он, наверное, только у нее его вдоволь и наедается. А ведь растет. Ему сейчас надо и надо!

Игорь сел за стол и налетел на еду, как коршун. Умолотил суп за считанные секунды. Оля поставила перед ним второе. Он с набитым ртом начал что-то возбужденно рассказывать.

-Так, сначала лопай, а то еще подавишься чего доброго. А потом мы с тобой поговорим спокойно за чашечкой чая, — обор­вала его Оля. Она налила чай, взяла на руки кота и села нап­ротив Игоря, глядя, как он ест. Дождалась, пока он вылизал, до последней капли, сгущенку и пододвинула чашку с чаем.

-Вот теперь, можем и поговорить, — разрешила она.

-Значит так. Этот, с прищуренными глазами, псих. Это Витька сказал, а он никогда не брешет, — подражая взрослым, произнес серьезным тоном Игорь. — Живет он на Нежинской. Дом номер шесть. Там такая домина! Я ходил, смотрел. Только Сашка говорит, что он там редко живет и через дверь домой не ходит!

-А что, в окно или в трубу пролазит? — засмеялась Оля.

-Олька, ты не ржи! Честно, он в дверь не ходит. Мы видели его на улице, а потом в доме. За дверями смотрели. Он в них не залазил.

-За дверьми, а не за дверями. И не залазил, а заходил.

-Угу, — согласился Игорь. — А потом опять видели на улице. И опять, через дверь он не… выходил.

-Может у него есть еще одна дверь. Черный ход.

-Есть, но он и через нее не ходит. Сашка говорит, что у него в дом подземный ход идет с конца огорода. Мы туда сго­няли. Все облазили и не нашли. А Сашка говорит, что сам ви­дел, как он к кустам у забора подходил, ну к тем, что в конце его огорода растут, и вдруг, в тех кустах исчезал. Мы бы еще поискали, но мужики какие-то вдруг понаехали. Дом окружили. Потом мы их во дворе у него увидели. Видать, они его искали. Все с автоматами. Представляешь?

А Витька сказал, что подземный ход, наверное, на соседском огороде начинается. Там тоже сплошные кусты вдоль забора. Мы завтра поищем, когда светло будет.

-Не надо. Адрес узнал, это основное. А туда не лазьте. Опасно.

-А он кто, бандит?

-Хуже, людоед, — механически брякнула Оля.

-Не бреши. Людоедов не бывает, — отмахнулся Игорь.

-Я тоже так думала. Но честное слово, я не шучу. Он су­масшедший и жрет людей. Так что, от его дома и от него само­го держитесь подальше. Слушай, а мужики, которые дом окружи­ли, в милицейской форме?

-Не. В какой-то черной, и в высоких ботинках, — доложил Игорь. — Витька все знает. Он сказал, что это группа захвата.

-Ну, значит, его и без нас нашли. Будем надеяться, что поймают.

-Не поймают. Его в доме не было. Он где-то еще живет. Сашка там недалеко проживает и говорит, что свет в окнах то­го дома горит очень редко. Да, а за мотоцикл Валерка узнал. Он знаешь, где мотоцикл берет? У того деда, что в прошлом го­ду поездом ноги отрезало. Валерка видел, как псих ночью у того из сарая мотоцикл брал. Потом, через время, опять брал. Значит, не воровал, а на прокат. Наверное, ему дед разрешает.

-Может, разрешает, а может, спит себе пьяный и не знает, что этот его мотоциклом пользуется.

-Может, — согласился Игорь. — Дед же, как моя мамка, посто­янно пьяный. Ничего не знает, ничего не помнит и на все ему насрать.

-Мог бы сказать, наплевать. Некрасиво, когда дети гово­рят грубые слова.

мы еще посмотрим, кто кого съест. Часть 6: 8 комментариев

  1. Вот так котенок помог подругам продвинуться в поиске маньяка!
    Очень интересная глава, как, впрочем, и все предыдущие.

    Жду продолжения!

  2. Алена, супер! Теперь-то его уж быстро отловят! Жду с нетерпением когда!))))

  3. Ого, какой прорыв в расследовании!
    Жаль, что они не могут взять в свою команду бабу Маню, а то бы расправились с преступником гораздо быстрее ))

    С улыбкой.

  4. Ага, такая красавица, как баба Маня сразила бы его в буквальном смысле, наповал. С улыбкой. Алена.

Добавить комментарий для wf0005 Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)