Высокая должность, глава2

От неожиданности у Софьи Петровны из головы вылетели все приготовленные слова. Обладательница самого распространенного русского имени, напротив, нисколько не растерялась и, обаятельно улыбаясь, промурлыкала:
-Деня, это твоя мама? Очень приятно познакомиться! А я — Катя, невеста Дениса.
-Невеста? — известие застало Соню врасплох.
Сын не проронил ни слова, а Катя продолжала уверенно щебетать:
— Я бы вас с братом и сестрой познакомила, но они уже десятый сон смотрят!
Через распахнутую в комнату дверь видно было, что подростки спят прямо на полу посреди зала. В прихожей и кухне кто-то натянул веревки, и повсюду висело постиранное в Денискиной машине белье.
— Вы уж извините, у нас не прибрано, мы не ждали гостей, — продолжала Катя, и Соню покоробили эти слова. Она уже чувствует себя здесь хозяйкой! — Проходите на кухню, познакомьтесь с моими родителями.
Брезгливо пробираясь между мокрыми портками и чужими бюстгалтерами, свисавшими ей прямо в лицо, Софья прошла на маленькую кухню, которая, казалась, еще больше съежилась от простецкой наглости незваных пришельцев. Влажный воздух был пропитан запахом табака и перегара.
Пьяный мужик лет сорока и невысокая полная женщина, с виду постарше, с бесцветным лицом, тоже поддатая, сидели за столом в кухне и молча взирали на ночную гостью.
-Что здесь происходит? — спросила Соня осевшим голосом. — Соседи жалуются на шум, хамство и выбитое стекло.
— Да вы не обращайте внимания, это папка неудачно окно открывал, когда курил в подъезде, — засмеялась Катя. Однако Софье Петровне было не до смеха. Она желала лишь счастья своему мальчику, боялась причинить ему боль, разрушить первое чувство. Но разве это счастье — жить с этой малокультурной ордой?

— Да я только хотел проветрить немного, — вступил в разговор мужик. — У вас соседи какие-то чокнутые, блин. Взъелись на меня, что я на лестнице курю.
— Никогда таких вредных людей не видела, чтоб человека поносить ни за что, — поддержала его жена. — Он бил, что ли, кого?
— Еще не хватало, чтобы бил, — сдержанно заметила Софья. Она переводила взгляд с матери на отца девушки и не видела в их лицах признаков африканской крови. Чисто русская семья, прямо из глубинки. Каким ветром туда занесло Катю?
Пришел Николай Митрофанович, закончив дела с окном. В кухоньке негде было повернуться, но набивающиеся в родственники люди потеснились, чтобы выпить за знакомство. Ради сына Софья Петровна скрывала возмущение, старалась дипломатично поддержать разговор, чтобы получить ответы на возникающие вопросы. Катя настороженно поглядывала на нее, словно чуя подвох.
Пьяные языки новых родственников вскоре совсем развязались. Выяснилось, что Катя родилась от африканского спортсмена после московской олимпиады. Биологический ее папаша, как и следовало ожидать, отбыл на родину, а мать вышла замуж уже с ребенком. На новую власть супруги были обижены: городские жители приватизировали хотя бы свои квартиры, а деревенским не повезло. Работы в селе совсем не стало, ветхую избу вдали от города можно было продать разве только на дрова. От безнадежной жизни родилось беспробудное пьянство. Стремление отнять и разделить по справедливости Денискину квартиру, которая в их глазах была явным «излишком» семьи Семенухиных, было очевидным.
Просидев у сына до утра, расстроенные родители отправились на работу с тяжелыми мыслями, а к концу дня Софье Петровне позвонили сослуживцы мужа: его с инфарктом увезла «Скорая помощь».
…Похороны, как обычно, состоялись на третий день. Явившуюся на поминки Катину родню Софья видеть была не в силах. Друзья семьи вежливо попросили их покинуть помещение, и они удалились, оскорбленные до глубины души.
Денис винил себя в смерти отца и долго, месяца два после похорон, скрывал от матери Катину беременность.

Высокая должность, глава2: 4 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)