Неприятности в наследство. Часть 5

Хотя, на море погода быстро меняется. Уйдут тучи, кончится дождь и выглянет сол­нышко. А как только выглянет, опять начнется жара. Ирка пос­мотрела на небо. Не похоже, чтобы эти тучи вообще когда-ни­будь ушли. Все небо грязно-серое и нигде не видно просвета.

До Марининого дома Ирка дошла за десять минут. Пират отка­зался на нее лаять. Но идти самой мимо него в дом она побоя­лась. Пришлось еще минут пять орать: «Марина!», пока услы­шали. Марина провела ее в дом. Сашка еще мирно спал и не со­бирался просыпаться. Эдика дома не было. Несмотря на непого­ду, он пошел косить траву живностям. Марина с Иркой сели пить чай.

-Мне Валик вчера сказал, что у вас четверо детей. Как ты с ними справляешься? — спросила Ирка.

-Да ничего, нормально! Я у своих родителей была единс­твенным ребенком и дала себе клятву, что, когда выйду замуж, обязательно заведу двоих детей. Чтобы им не было так одино­ко в детстве, как мне. А получилось четверо. Теперь им весело и даже очень. Когда они дома, то все здесь вверх тормашками и стены дрожат от их беготни. Но мои родители каждое лето на месяц забирают детвору к себе. Мы с Эдиком первых два дня отдыха­ем, а потом начинаем ужасно скучать. Эта тишина в доме, просто убивает.

-Слушай, у меня дома куча Сашкиных вещей, из которых он вы­рос. Лежат в шкафу и занимают место. Там и курточки, и брюки, и свитера. И обуви, наверное, мешок, не меньше. Не отдавала никому, все думала, может, второго рожу и пригодится. Но на второго, так и не отважилась. Давай, я тебе через кого-то пе­редам. Договорюсь с Костей, который сюда путевки выдает. И как только кто-нибудь из своих людей будет ехать отдыхать, с ним отправлю тебе передачу.

-А вдруг еще рискнешь родить второго?

-Нет. Уже не рискну. Хватит с меня Сашки.

-Смотри, если действительно тебе эти вещи не нужны, то я не откажусь. На одежду денег катастрофически не хватает. Да у нас еще и не купишь ничего. Надо за одеждой ехать или в Скадовск, или в Херсон. Далеко и некогда. Сплошные проблемы.

-А как вас занесло в этот Большевик? Летом здесь конечно отлично. Но когда кончается курортный сезон, здесь же, навер­ное, тоска смертная?

-Здесь родители Эдика жили. Потом умерли. Дом ос­тался. Мы приехали сюда, хотели дом продать и купить себе квартиру где-нибудь в Херсоне. Но дом никто не покупал. Вер­ка маленькая. Денег нет. В Херсоне у нас своего жилья не было. Снимали комнатушку. Завод, где Эдик работал, закрыли. Ну, мы плюнули на все и перебрались в этот дом жить. Потом когда Дашка, Машка и Сашка родились, никуда уже рыпаться с этого места мы и не стали. Сначала меня зимой здесь такая тоска заедала, что хоть вой. А сейчас привыкла и даже нравится. Никуда уже отсюда уезжать не хочу. Знаешь, Ира, ты на следую­щее лето путевку не бери. Приезжай прямо к нам. У меня здесь подруг совсем нет. А с тобой я только вчера познакомилась, а уже успела привязаться. Такое впечатление, что сто лет знала. Даже не хочется думать, что ты уедешь. Ты в меня просто вдох­нула какую-то жизненную энергию.

-У нас с Сашкой завтра последний день. Послезавтра утром мы уезжаем. И погода, как назло, испортилась. Хотелось еще в море поплескаться, но, наверное, уже не удастся.

-Ой, как жаль, — расстроилась Марина. — А может быть, еще у нас побудете? Хоть недельку?

-Честное слово не могу. Я даже на два дня раньше уезжаю. Там меня ждет одно неотложное дело. А знаешь, я, может быть, через несколько дней прикачу к вам. Утрясу свои дела и са­ма привезу тебе вещи. Не буду ни через кого передавать.

-Приезжай. Я буду ждать.

Они с Мариной еще немного успели поболтать, пока, наконец-то, проснулся Санька. Марина накормила его завтраком, и Ира за­брала своего ребенка домой. Пообещала Марине, что перед отъез­дом обязательно еще забежит.

Сашкиному удивлению не было предела, когда он вышел на ули­цу. Засыпал, была жара. А проснулся — холод собачий.

-Что, уже осень наступила? — ежась от холодного ветра, спро­сил он.

-Нет. Просто буря ночью прошла. Может быть, до завтра еще и распогодится.

-А где кот? — вдруг забеспокоился Сашка.

-Ждет тебя в домике. Кстати, ты помнишь, я тебе показыва­ла в книге, золотую маску фараона?

-Тутанхамона, что-ли? У меня марки есть. На одной этот фараон, а на другой — его жена, Нефертити.

-Молодец. Правильно. Так вот, наш котенок, похож на того самого Тутанхамона.

-А я не помню его выражение лица. Как приедем домой, на­до будет глянуть. Мама, так давай котенка, и назовем Тутанха­мон.

-Очень длинно.

-А мы его сокращенно будем называть, Тути.

-Ой, называй, как хочешь. Твой кот, вот и зови его, хоть Тути, хоть Бети. Мне без разницы.

После обеда зашли Валик с Димой. Игорь с Сергеем уехали в Скадовск за какой-то жизненно необходимой им ерундой. Дима принес шахматы, и они с Санькой уселись сражаться. А Валик болтал с Ириной, помогая ей чистить картошку.

-Я вот все думал, кто ты такая? Что это за парикмахер, который в совершенстве владеет самбо, на курорт приезжает с пистолетом? Причем пистолет с глушителем. Не дрогнувшей рукой пристреливает трех бандитов, не сделав ни одной лишней дырочки. Кто ты на самом деле?

-Оно тебе надо? — вопросом на вопрос ответила Ирка. — Навер­ное, доморощенная бандитка, маскирующаяся под дамского пари­кмахера, а может быть шпионка. Интересно?

-Любопытно.

-Я же не спрашиваю тебя кто ты такой? Мы послезавтра ут­ром с Сашкой уезжаем и конец нашему знакомству. Зачем знать то, что тебе никогда не пригодится?

-Постой, почему послезавтра? Заезд же кончается через четыре дня.

-Мне так надо. Я хочу успеть завезти Сашку своим родите­лям и попасть домой в тот день, в который должна вернуться с моря. И не позже.

-Так. Ты уезжаешь на море. Сдергиваешь, попутно, ребенка из лагеря. Мне Сашка рассказал, что ты его неожиданно забра­ла. Вся настороже и вооружена. Теперь ты собираешься вер­нуться домой, но ребенка с собой не берешь. Завозишь на вре­мя родителям. Вывод: у тебя дома какие-то крупные неприят­ности, от которых ты сбежала сюда, в надежде, что они утря­сутся до твоего возвращения. Но ты в этом не уверена, и хо­чешь убедиться в безопасности для сына, прежде чем он вер­нется домой. Так? — внимательно глядя на Ирку, спросил Валик.

-Валик, на черта тебе мои проблемы? У тебя что, своих нет?

-Ты скажи только, я прав?

-Прав. Но, давай сменим пластинку. Излишнее любопытство никогда никого до добра не доводило. Это все тебя не касает­ся.

-А кто его знает? Может как раз без меня тебе и не обой­тись. Мне цыганка нагадала, что я найду свою судьбу в этом году у большой воды. Так, может быть, она имела в виду тебя и море?

-Вряд ли. Я, во-первых, старше тебя, а во-вторых, у меня уже есть муж и сын. Так что, на роль твоей судьбы, я, ну никак не подойду, — рассмеялась Ирка.

-С чего это ты взяла, что ты старше меня? — удивился Ва­лик. — По-моему, ты младше. Сколько тебе лет?

Ирка сказала. Валик пожал плечами.

-Я же говорил, младше. На целый год! Так что, шансы рас­тут. А на счет твоего мужа я, конечно, ничего пока сказать не могу, но… это не повод, чтобы терять надежду.

-Хватит болтать ерунду. Вон, полный пляж молодых незамуж­них девочек. Раскрой пошире глаза и иди искать свою судьбу у большой воды, пока срок путевки не кончился. Надеюсь, завтра распогодится. Так что, не теряй зря драгоценное время.

-Можно подумать, что на пляже полно красивых голубогла­зых блондинок, владеющих самбо, водящих машину, стреляющих без промаха из пистолета, и еще и делающих шикарные прически. Да я, первый раз в жизни такое сочетание увидел! — хмыкнул Ва­лик.

-По-моему, в женщине не эти качества главные. Ты что, до сих пор не женат, что ли? Не поверю. Наверняка, твоя судьба сидит сейчас дома с кучей детей, а ты тут дурака валяешь.

-Представь себе, что не сидит. Была жена, но мы разошлись два года назад. Детей нет. Она балерина. Все фигуру берегла. Ты когда-нибудь сталкивалась с человеком, который умеет лю­бить только себя? Должен сказать, очень интересный феномен. Но утомляет. Мы надоели друг другу так, что просто видеть уже не могли один другого. Расстались спокойно и без сожалений. Вот так. Можешь у Димки спросить, если не веришь.

Ирка пожала плечами и, ничего не сказав, поставила картошку на плиту. Зачем ей что-то спрашивать у Димки? Не настроена она ни на какой курортный роман, да и все. И о проблемах своих никому рассказывать не собирается. Разберется как-нибудь сама. Завтра еще с Сашкой отбудут день у моря, и прощай Боль­шевик. Господи, хоть бы шторм трупы этих троих к берегу не подогнал. По крайней мере, пока они не уедут отсюда.

-Валик, а волнами к берегу, Этих, не подгонит? — шепотом поинтересовалась Ирка.

-Нет. Там где они отправились в плаванье, есть особен­ность течения. Сносит не к берегу, а дальше в море. Просто утягивает. Так что, не переживай. Ну, так что, расскажешь, что там, у тебя за проблемы?

-Не расскажу. Отстань. Там ты мне не помощник, это я тебе однозначно могу сказать.

-Ну, это твоя точка зрения, а возможно, что моя с твоей не совпадет. Давай рассказывай. А то, чувствует моя душа, что оторвут тебе там, в родном городе, башку и отстреляться не успеешь. Кстати, а откуда у тебя пистолет?

-На мусорке нашла.

-А стрелять в темноте и без промаха, ты тоже на мусорке научилась?

-Нет, в институте.

-А, прости за любопытство, в каком это институте у нас готовят парикмахеров?

-Вот зануда! — беззлобно возмутилась Ирка. — В педагогичес­ком. Окончила три курса и бросила. Поняла, что это не мое. Хотела поступить потом в медицинский, но передумала. А при­чески делать я с детства любила. Это у меня хобби было, а потом стало профессией. И знаешь, не жалею. У меня подруга врач. Нервотрепка, ответственность. Устает за день как соба­ка, а зарплата, в три раза меньше моей. Здравоохранение и образование в нашей стране всегда, как было в заднице, так там и останется. Во всех странах врачи, учителя и юристы оплачи­ваются очень высоко. А у нас они всегда нищие. У нас умных людей не любят, не ценят и, вообще, боятся. Дураков зато лю­бят.

-Да, это еще до тебя заметили, — согласился с Иркой Валик. Потом помолчал и на что-то махнул рукой. — В общем, раз не хо­чешь говорить, в чем там у тебя дело, придется ехать и раз­бираться самому.

-Ага, конечно! Мне только тебя там и не хватает, для пол­ного счастья.

Ирку так и подмывало расспросить Валика, кем же он и его ре­бята работают и где. Но она интуитивно чувствовала, что нель­зя проявлять никакой заинтересованности. Они хорошие ребята, но чужие люди. И пусть остаются хорошими и чужими. Дистанцию укорачивать не стоит. Еще день, и они никогда друг друга уже больше не увидят. Зачем усложнять жизнь себе и другим?

Она попробовала, не сварилась ли картошка. Нет. Еще минут пять надо варить. Ирка достала банку свиной тушенки и протя­нула Валику.

— Открой, а я пока помидоры порежу.

-Зря ты затеяла с обедом. Надо было лучше пойти куда-ни­будь в кафе, или в бар. Там бы посидели, музыку послушала, на людей посмотрели и заодно бы пообедали. Тебе что, дома не надоело у плиты стоять? — спросил Валик, мучаясь с допотопным консервным ключом. — И где ты этот антиквариат достала? Проще наверное зубами открыть эту банку, чем таким ключом.

Ирка посмотрела на его бесполезные попытки открыть банку и отобрала, и ключ и тушенку.

— Учись, пока я жива, — она за минуту открыла консервы.

-Я такой ключ только в раннем детстве у своей бабушки ви­дел. Не думал, что где-нибудь кроме музея, такая вещь еще мо­жет встретиться, — пробурчал Валик.

-Самый надежный ключ, кстати. Ему действительно, лет сто. Сколько помню себя, столько помню и этот ключ. Его просто невозможно сломать. Конструкция простая до безобразия, но са­мая надежная. Меня не станет, а этот ключ останется и еще сто лет просуществует.

Резали помидоры и хлеб, молча. Каждый думал о своем. Ирка решила сегодня, во что бы то ни стало, отдать Валику деньги. Оговорить с комендантом вопрос сдачи домика и прокатного имущества так, чтобы можно было уехать неожиданно и в любой момент. Возможно, есть смысл уехать сегодня ночью. Тот факт, что Валик может увязаться за ней, ее, отнюдь не радовал. Он может усложнить и без того дурацкую ситуацию дома.

Валик думал приблизительно, то же самое. Судя по Иркиному настроению, можно было ожидать, что она сорвется с места в любой момент. Почему-то, он твердо решил, что без него ей не обойтись и постановил, ее саму не отпускать. Они приехали отдыхать двумя машинами. Так получилось, что Игорь с Димкой дол­жны были на пару дней задержаться на работе. Решено было, что Валик и Сергей едут на море, находят возможность снять домик, (путевку они взяли на месте), устраиваются и ждут остальных, загорая на берегу. Теперь, две машины, оказалось, просто подарком судьбы. Валик уедет на своей, а ребята доберутся домой на Димкиной. Надо будет сегодня с ними переговорить на эту тему. Сигналом к тому, что она уедет сегодня ночью, очевидно, послужит настойчивое отдавание ему денег Иркой. Она, дама аб­солютно не корыстная, что дико удивляет. Значит, под любым предлогом, постарается всучить ему деньги перед тем, как бу­дет уезжать. Если сделает это завтра, значит, уедет послезавт­ра. А если сегодня, значит, планирует покинуть базу этой но­чью.

За обедом все строили планы, как провести время, чтобы не скучать, сидя в домике. На улице, по-прежнему моросил дождь, и было холодно. Гулять по берегу никому не хотелось.

Шахматы, и Сашке и Диме надоели. В конце концов, решили, что Дима с Санькой идут играть в игровой зал. Валик клеит проко­лотый накануне надувной матрас, а Ирка, занимается какими-то своими неотложными делами, о которых подробности она не со­общила. В пять, должны вернуться Игорь с Сергеем и планы на вечер будут строить уже все вместе. Сбор у Валика в шесть вечера.

Дима забрал Сашку и они ушли. Ирка тут же сходила в спальню и вернулась с деньгами.

-Так, Валик, забирай, а то я все время из-за них нервни­чаю. Вдруг сопрут, а ты подумаешь, что я вру и, просто себе все присвоила.

Она разделила деньги пополам и отдала половину Валику. По­том подумала и забрала у него из рук все назад.

-Давай, сделаем так. Я возьму себе четыреста гривен. Этого нам с Сашкой за глаза хватит, а все остальное забирай себе. Мне больше не надо.

-Еще чего! Пополам, так пополам. Тоже мне, миллионер зад­рипанный! — возмутился Валик.

-Если у меня выгорит одно дело, то мне и эти не нужны бу­дут, — необдуманно брякнула Ирка.

-Если ты сейчас не расскажешь, в чем там состоит твое де­ло, я тебе устрою допрос с пристрастием, честное слово. Ну, ведь нутром гад чувствую, что там что-то опасное!

Валик сделал шаг в Иркину сторону и прежде, чем она успела отскочить к тумбочке, захватил ее руками за талию и притянул к себе. Они уставились глаза в глаза. Ирка вдруг поняла, что его глаза смеются, хотя он сам и остался совершенно серьез­ным. Такое она часто наблюдала у своей подруги. Та, может быть с кем-то приветливой и веселой, смеяться произносимым шуткам, а глаза остаются холодными. И Ирка четко знает, что подруге, в этот момент, все совершенно не нравится, ей на все это наплевать, и она просто играет, потому что, так требует ситуация. И никто кроме Ирки этого не замечает. Или наобо­рот, она серьезная, ругает ребенка за какую-нибудь шкоду, а глаза смеются. Ирка четко знает, что в душе она на стороне шкодника, но ругает, чтобы приучить к порядку. И сейчас она поняла, что Валик валяет дурака. Абсолютно ни­чего лишнего он себе не позволит. В нем было что-то такое, что выдавало, как говорила ее мама, «породу». А порода — обя­зывает.

-Ирка, хоть ты на уши вставай, а я на тебе женюсь! Поня­ла? — спросил Валик, заглянув в ее глаза своими смеющимися, и легко отпустил. — И секрет твой я узнаю, можешь и не говорить.

Ирка не успела ничего ответить, потому что он, развернулся на каблуках, как это умеют делать только военные, и вышел в дождь.

Ирка пожала плечами, взяла свою половину денег, которые он оставил на столе, и пошла спрятала их а сумку. В конце концов, пусть ее совесть заткнется. Это плата за тот стресс, который она перенесла позапрошлой ночью. Не она напала на тех при­дурков и хотела их убить, а они. Судьба распорядилась по-сво­ему, значит все. С судьбой не спорят, и хватит об этом.

Она захватила бутылку коньяка и пошла искать коменданта, чтобы решить вопрос с отъездом в любое время.

Когда вернулся Дима, Валик клеил матрас и что-то напевал се­бе под нос.

-Ты куда Сашку дел? — оторвавшись от своего занятия, спро­сил Валик.

-Домой доставил, вместе с его неразлучным котом.

-А Ирка что делает?

-Ковыряется в машине. И чтоб она там понимала? Я спро­сил, не нужна ли помощь, сказала, что не нужна. Вообще-то, я думал, что застану тебя там. Специально ведь Сашку увел, дал тебе шанс. Я же вижу, что ты на нее запал не на шутку. Баба, конечно, класс, но вряд ли у тебя там что-нибудь выгорит. Ос­талось всего четыре дня, и не успеешь развить бурную дея­тельность, как разъедемся в разные стороны.

-Слушай, Дима, я тебе потом все подробно расскажу. Сей­час не могу. Но мне в любую минуту может понадобиться машина.

Если я вдруг сорвусь, и уеду, вы с ребятами возвращайтесь домой на своей машине, и ждите меня там. Понял?

-Ничего не понял, — Димка уставился на него, как баран на новые ворота. — А ну, давай рассказывай сейчас. Я чувствую, что что-то с тобой происходит, но никак не пойму, в чем дело.

-Все потом. Единственное, что могу сказать сейчас, так это то, что Ирка, по-видимому, сегодня ночью отсюда удерет.

-И ты понесешься следом за нею? Совсем сбрендил? Тебе что, здесь юбок мало? Она конечно очень привлекательная и необычная женщина, но гарантирую, что найду тебе другую, и не хуже.

-Она поедет домой не сразу, а сначала завезет Сашку к родителям. Домой она появится, как с моря. То есть, через че­тыре дня. А дома у нее, по-видимому, какие-то крупные непри­ятности, от которых она сюда сбежала, — не слушая Димкину болтовню, продолжил Валик.

-Слушай, Валька, давай-ка, выкладывай по порядку всю ис­торию. Все равно уже начал. А то я ни черта не понял, но на­чал волноваться. Мы с тобой уже не один пуд соли съели и не первый год друг друга знаем. Что ты темнишь?

Они помолчали. Потом Валик плюнул на все и рассказал Димке последние события. Все равно, надо кого-то из ребят, наверное, брать с собой. Неизвестно, что там за дела. Одному, может оказаться очень туго.

-Ни черта себе! А откуда у нее пистолет, интересно?

-Так она и призналась! Сказала, что на мусорке нашла. И еще. Я посмотрел ее адрес в книге, где путевки регистрируют. Ее путевка, очевидно, выдана на фамилию подруги. И документы для регистрации, тоже подруги. То есть, они там скорее всего просчита­ли и вариант поиска. Если будут искать по фамилии, то такая здесь не отдыхает. Понимаешь?

-А ты данные этой подруги переписал? — забеспокоился Дима.

-Переписал. И пока выводил машину из лабиринта, успел глянуть Иркины права и техпаспорт. Машина ее, это точно. Так что, Иркину фамилию я знаю, данные подруги — тоже. Вычислить Ирку, будет пара пустяков!

-Во, бабы дают! Наверное, там у них что-то серьезное. Ты меня заинтриговал. Я еду с тобой.

-А Сергей с Игорем как домой будут добираться?

-Они поедут на моей машине. Сережка сядет за руль с мои­ми правами. Мы на фотографии похожи. Да и кто на те фотогра­фии смотрит? В курс дела вводить их будем, или как?

-Или как. Всей толпой там делать нечего. Надо что-то при­думать, куда это нам срочно понадобилось.

-Скажем полуправду. Ты поехал на разведку. Что там, у Ир­ки за муж и можно ли ее у него отбить. А я тоже, ненормаль­ный, и поэтому поперся с тобой. И еще. Сразу за ней не бро­сайся в погоню. Вычислит, начнет нервничать, еще в аварию влетит. У нас в запасе есть время. Пока она заедет к родите­лям, мы едем в ее родной город. Там устраиваемся. Выясняем, где живет подруга, и наблюдаем за подругой. Ирка, по приезду, побежит к ней обязательно. Или подруга к Ирке. Надо же обсудить обстановку и отдать документы. Там ее и возьмем под кол­пак. Она твою машину знает?

-Нет. Я и не заикался, что у меня здесь машина.

Валик с Димой обсудили все в деталях и стали дожидаться возвращения Сергея и Игоря.

Ирка тем временем, уладив все дела с комендантом, купила пару коробок хороших конфет, взяла из оставшихся запасов бан­ку венгерской ветчины, и они с Сашкой и котом отправились к Марине попрощаться.

У Марины проторчали почти два часа. Она никак не хотела их отпускать. Пока Сашка пошел с Эдиком смотреть кроликов, Ирка еще раз подтвердила свое намерение приехать в гости через несколько дней. Но попросила, об этом пока никому не говорить, даже Эдику. Распрощавшись с Мариной и Эдиком, Ирка с Санькой вернулись на базу. В двери торчала записка. Валик сообщал, что они все сидят у себя дома и ждут их к ужину.

Есть не хотелось. Они наелись у Марины, как бегемоты. Но и не пойти, было как-то не хорошо. До времени, указанного в за­писке, оставался еще час. Ирка начала упаковывать вещи в ма­шину. Порядок в домике она уже навела. Холодильник отключила и вымыла. В дорогу еду готовить не стала. Марина дала ей пи­рожков. Бутылка минералки есть, яблоки и виноград есть. С го­лоду не помрут, пока доедут. А если очень захотят поесть, то, в конце концов, где-нибудь по дороге остановятся и купят. Выезжать, Ирка планировала часиков в пять утра. Уже не тем­но, но еще все спят. Главное, не засиживаться допоздна в гос­тях, чтобы успеть перед дорогой, отдохнуть.

Вечер прошел замечательно. Уже уходя домой, Ирка помахала всем рукой и, как бы между прочим, сказала, что если, вдруг, неожиданно ей придется уехать, то чтобы они знали — им с Сашкой было в такой дружной компании хорошо и, что они всех их полюбили. Валик с Димкой только переглянулись. Они поняли, что Ирка с ними всеми прощается.

Дома Сашка разнылся, что он еще совсем не хочет отсюда уез­жать. Дождь перестал и завтра ожидается отличная погода. Когда это они теперь еще выберутся на море! Но Ирка его успокоила, что если дома она быстренько спра­вится со срочными делами, то они еще на целую неделю приедут к морю, и остановятся у тети Марины и дяди Эдика. И даже, от лица Эдика пообещала, что Сашка обязательно сходит с ним на рыбалку. Сашка повеселел и даже стал помогать собираться.

В двенадцать они уже все спали. Ирка настроила свой внут­ренний будильник на пять утра, но проснулась в три и уже ни­как не могла уснуть. Сашка с котенком сладко спали. Перета­щив сонного Саньку в машину, Ирка опустила переднее сидение, находящееся рядом с водительским. Сашка, занял все заднее си­дение, а ноги положил на опущенное переднее, расположившись буквой «Г», и тут же, опять уснул, прижав к себе своего кота.

Ирка положила ключ в тайничок, о котором они условились с ко­мендантом, и потихоньку выехала с базы. Дорога была пустая. До Скадовска она доехала без приключений, а как только въехала в Скадовск, погас дальний свет. Ближний горел нормально, а дальний, как кто-то наколдовал. Ирка попробовала ехать на ближнем, тяжело. Она съехала на обочину и решила, либо дож­даться какую-нибудь машину, идущую в нужную ей сторону и при­цепиться к ней. То есть, сесть ей на хвост. Либо, ждать пока рассветет. Минут через пятнадцать показалась машина. Ирка съехала с обочины и увязалась за этой машиной. Так они ехали почти час. Потом, впереди идущая машина остановилась, и води­тель просигналил Ирке, чтобы та стала. Ирка остановила свою машину, проверила в кармане ли пистолет и осталась сидеть за рулем, ожидая, когда к ней подойдут. Подошел невзрачный му­жичек. Удивился, увидев за рулем симпатичную женщину. Оче­видно, он хотел нагрубить, и у него уже был заготовлен монолог, но сейчас растерялся и не знал, как себя повести.

-Вы почему нас преследуете? — поинтересовался мужичок, стро­гим голосом.

-У меня не горит дальний свет, а на ближнем ехать тяжело. Поэтому, я и решила дождаться попутную машину и пристроиться за ней. Но если вас это раздражает, то ради Бога! Я съеду на обочину и подожду другую, или подожду рассвета, — спокойно объяснила Ирка.

-Мужичок сказал: «Я сейчас, подождите одну минуту», — и ушел к своей машине. По-видимому, объяснил своим спутникам, в чем дело и вернулся к Ирке с каким-то долговязым типом. Тот попробовал включить в Иркиной машине дальний свет, но ничего не получилось.

-А черт его знает, что здесь такое! — пробурчал этот тип, — в темноте я ничего сделать не смогу. Пусть едет за нами, что она вам, мешает что ли?

-Да нет. Пусть едет. Только тогда не гони так сильно. Ви­дишь, в машине пацан спит. Еще слетят в кювет, чего доброго, — проявил заботу мужичок.

-А вам куда ехать? — поинтересовался долговязый.

-В Кривой Рог, — ответила Ирка.

-Ну, еще час, нам по пути, а там и рассветет. Ладно, дер­житесь за нами, — милостиво разрешил долговязый.

Мужчины пошли к своей машине и через минуту, Ирка спокойно ехала за ними. Держали стабильную скорость, около восьмидеся­ти километров в час, а до этого, летели за сто. Навстречу стали попадаться машины, и по их стороне, тоже. Трасса ожи­вала. Уже через час, стало совсем светло. Впереди идущая ма­шина, поравнявшись с небольшим придорожным кафе, подъехала к нему и остановилась.

Ирке показалось неудобным, проскочить своим курсом дальше, не поблагодарив тех, за кем она следовала в темноте, как за путеводной звездой. Она, тоже, остановилась у кафе и вышла из машины. Санька с котенком продолжали мирно спать.

Интересно, что кот воспринял езду в машине, так, как будто в ней и родился. Сладко спал, прижавшись к своему хозяину. Ни­каких страхов, никакой паники.

Долговязый, который оказался водителем, помахал Ирке рукой, приглашая ее к столику, где разместилась уже вся компания, состоящая из четырех мужчин. Ирка, сразу же узнала неказистого мужичка и долговязого. Рядом с ними сидели еще два туч­ных мужчины, средних лет.

Ирка подошла, поздоровалась и поблагодарила за помощь.

-Да не за что, — улыбнулся один из толстяков. — Присаживай­тесь, пожалуйста, к нам. Вы, никак с моря?

-Да,- ответила Ирка, присаживаясь на галантно придвину­тый ей стул.

-А чего это вы решили ехать ночью? Опасно же.

-Сдуру. Хотела ехать утром, но проснулась среди ночи, уснуть уже не смогла и решила, не переводить зря время. Да и трасса ночью пустая, легче ехать. Все шло нормально, а в Скадовске, вдруг, перестал гореть дальний свет. Вечно с этой машиной что-то не слава Богу.

К столику подошла симпатичная официантка. Она окинула про­фессиональным взглядом публику, явно оценивая ее платежеспо­собность. По выражению лица этой дамы, Ирка поняла, что пос­ледняя осмотром осталась довольна.

-Что будем кушать, пить? — лучезарно улыбаясь, спросила де­вушка.

-А что у вас есть сногсшибательного? — тоже источая луче­зарную улыбку, спросил второй толстяк.

-Если хотите, я принесу вам меню, ознакомитесь, — произ­несла сладким голосом официантка.

-Так с этого и надо было начинать, — пробурчал недовольно долговязый. Ему официантка почему-то не понравилась, и он не собирался этого скрывать.

-Одну секундочку, — девушка скрылась в помещении.

-Простите, а как вас зовут? — спросил один из толстяков.

-Ира.

-Вот и прекрасно, будем знакомы. Я Иван Петрович, это Василий Павлович, это Дмитрий Викторович, а это Сергей Нико­лаевич. Ирочка, а хотите шашлык?

-Ой, нет, спасибо. Я шашлыки ем только тогда, когда гото­вят мои знакомые или я сама. Иначе, просто боюсь. Где есть гарантия, что он не из собаки, или, еще лучше, не из какого-­нибудь пешехода, «переехатого» накануне машиной?

Все переглянулись, а потом дружно рассмеялись.

-А ведь вы правы, черт возьми! — согласился Иван Петрович. — Лучше возьмем что-нибудь безопасное. Вам что?

-Чашку кофе. Но зачем я буду вас затруднять? Я сама за­кажу, — смутилась Ирка.

-Обижаете, — возмутился Иван Петрович. — Кстати, мы вас не испугали, когда остановили среди ночи и начали свои выясне­ния? Поверьте, никак не ожидали увидеть там за рулем женщину.

-Да нет. Вы когда посигналили остановиться, я сразу по­няла, в чем дело. Люди решили, что я их преследую с какой-то целью, и хотят выяснить мои намерения, — смеясь, проговорила Ирка.

-Точно. Смотрим, какая-то машина повисла у нас на хвосте. Мы быстрее — она быстрее. Мы медленнее — она медленнее. Гадаем, в чем дело? Дорожные грабители? Какие-нибудь рэкетиры, или как их там? Так, ведут себя странно. Те, по логике, должны бы бы­ли обогнать и вынудить нас остановиться, а эти висят сзади почти час и не обгоняют, но и не отстают.

-Вы извините, что я вас напугала. Честное слово, не хо­тела. Не подумала, что меня примут за преследователя, — вино­вато улыбнулась Ирка.

-Да, чего там, — махнул рукой водитель, — оптимально пра­вильное решение проблемы с вашей стороны. — Я бы не догадался, а наверняка стал ковыряться с этим освещением.

-Это потому, что вы знаете, что там где. А мне, ковыряние ничего бы не дало. Понятия не имею, что там к чему.

Официантка принесла меню. Мужчины выбрали себе какой-то овощной салат, тушеную картошку с грибами и кофе с пирожными.

Ирина ограничилась чашечкой кофе. В такую рань есть еще не хотелось. Ей стало смешно, что никто не заказал мясных блюд. После ее комментария насчет шашлыков, желание есть мясо в придорожном кафе, у всех, почему-то, пропало. Может быть, она зря это сказала? Может, здесь работают порядочные люди и го­товят все как положено и из чего положено? Но Ирка хроничес­ки не умела доверять нашим людям, особенно, когда дело каса­лось еды. Она вспомнила, как один ее знакомый, проживающий в Харькове, приехав в Никополь, в гости, искренне удивился вслух: «У вас здесь бегает так много толстых бездомных собак, просто ужас! У нас, их уже давно пустили на шашлыки, чебуреки, пель­мени и так далее. Увидеть бродячую собаку, это сейчас боль­шая редкость!» После этого, Ирка строго- настрого запретила Сашке покупать что-либо мясное на улице.

Ирка выпила свой кофе, еще раз поблагодарила выручивших ее попутчиков, попрощалась, пожелала им счастливого пути и от­правилась дальше. До Кривого Рога она доехала без приключе­ний, если не считать, что в машине перестала работать одна свеча, спидометр не показывал скорость, и сгорел правый по­ворот. Эта машина может свести с ума. Ирка ее ремонтирует в общей сложности больше, чем на ней ездит. Но, дрова — они дро­ва и есть. Давно пора ее менять. А вот на новую машину денег нет. И с зарплаты их не собрать. Ирка провела взглядом ши­карную иномарку. Интересно, сколько это надо зарабатывать, чтобы купить такую машину? Нет. Столько нигде не платят, по крайней мере, в нашей стране. Значит, чтобы ездить на такой машине, надо, наверное, только воровать. Притом, воровать очень много. Вагонами, цистернами — не иначе. Или иметь богатых род­ственников за границей, или, что уж совсем фантастика, найти клад. Да, Акимыча брильянт бы, конечно, пригодился. Но, что-то в его существование верится с трудом. Хотя, не зря же столь­ко шума и пыли поднято? Надо будет все-таки посмотреть там, где сказал Санька. А вдруг!

Пробыв два дня у родителей, Ирка оставила им Сашку и котен­ка, и прибыла в родной город, как и обещала. День в день и час в час.

————————————————-

Неприятности в наследство. Часть 5: 9 комментариев

  1. Аленочка, Ирка твоя просто супер-пупер вумен, класс! Здорово, давай продолжение!))

  2. Коммуникабельная Ирина! Все больше и больше друзей и знакомых приобретает 🙂

    Двигаюсь дальше

  3. Алена, читаю, добралась уже до пятой части! Интересно! Молодец! Как только ты успеваешь так быстро писать!

  4. Ир, спасибо! Это уже написаные вещи и валялись в столе. Сейчас у меня внуки 2 года и 9. Сидят на голове и мне некогда ни писать, ни читать. С теплом. Алена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)