Неприятности в наследство. Часть 3

Единственное, что омрачало отдых, это мысли о брильянте. Хотя бы они его нашли до ее возвраще­ния. Черт, и где он действительно может быть? Что ей давал за последнее время Акимыч? Книгу Киплинга. Она ее прочла и вернула. Приносил свой свитер, с просьбой зашить. Он не мог втянуть нитку в иголку. Промучился с ней полдня и пришел со своей проблемой к Ирке. Свитер она зашила, а заодно и пости­рала. Отдала на следующий день. Что еще? Ну, иногда забывал у нее какие-нибудь свои стариковские причиндалы: то коро­бочку с табаком, то трубку. (Акимыч всегда курил трубку, си­гареты он не признавал). Но они с Сашкой тут же несли ему то, что он случайно оставлял.

Нет. У нее дома никакого брильянта быть не может. Но в квартиру наверняка влезут, пока ее не будет. Будут искать и, конечно же, перевернут все вверх дном. Все ценное она оставила у подруги. Деньги, золото, свою шубу и даже компьютер. Они съездили вечером перед отъездом и увезли все, что Ирка считала особенно ценным. Но, все равно, абсолютно все не увезешь. Будет жалко чего-либо лишиться. Ладно! Черт с ним! Чему быть, того не миновать. Главное, чтобы им с Сашкой ничего не грозило.

Ирка лежала на песочке, размышляла и наблюдала за Сашкой. Он вылепил из песка огром­ного крокодила и теперь старательно обкладывал его ракушками. Ему усиленно помогали две маленькие девочки, очевидно сест­рички. Их мама тоже лежала недалеко от Ирки и наблюдала за чадами. Ирка посмотрела на часы. Уже давно пора была обедать.

-Саша, бросай своего хищника и пошли, поедим, — позвала она сына.

Сашка дал какие-то указания своим малолетним помощницам, и они с Иркой отправились кушать.

После обеда, вернувшись на пляж, застали Сашкиных помощниц в слезах. Оказывается, поднялись волны и смыли крокодила. Еле-еле удалось убедить девочек, что крокодил уплыл в море, а завтра приплывет снова.

К вечеру море разбушевалось не на шутку. Никто не рисковал купаться. Сашка на пустыре за базой гонял в футбол с мальчиш­ками, а Ирка лежала и читала книжку. Сашка забежал попить водички. Ирка оторвалась от книги.

-Саша, а какую кошку просил забрать к себе Акимыч, после своей смерти? — неожиданно для себя самой, задала она ему во­прос.

-А чего это ты вдруг вспомнила? — вопросом на вопрос, как всегда, ответил Сашка.

-Дело в том, что Акимыч умер, я забыла тебе об этом ска­зать.

-Когда?! — Сашка сел на стул.

-Перед самым моим отъездом. Мы его с соседями похоронили. Когда приедем, сходим на кладбище, цветочки отнесем.

-А от чего он умер, никогда же не болел? — Сашка расстро­ился.

-Наверное, от старости. А я вот только что его вспомина­ла и вспомнила, что он просил забрать к себе его кошку. У не­го что, была какая-то кошка? Никогда не видела. Я обнаружила какую-то керамическую, и забрала, но чувствую, что сделала что­-то не то.

-Живой кошки у него не было. Да и не помню я, чтобы дед Акимыч говорил тебе что-нибудь про кошку.

-Ну, как же! Помнишь, мы его усадили пить чай с тортом, а он завел разговор о своей смерти и несколько раз повторил за какую-то кошку?!

-Не за кошку, а за киску.

-А это не одно и то же? — удивилась Ирина.

-Ты что, не знаешь, что киской он называл свою коробочку с табаком? Такая, старая грязная деревянная шкатулка.

-Коробочку? Первый раз слышу. А почему киска?

-А на ней, под крышечкой, кошка нарисована. В этой коро­бочке дед Акимыч не только табак хранил. У него там секреты хранились. Я знаю, как у нее дно снимается. Он мне не один раз показывал. Даже давал самому попробовать открыть. Там секрет есть. Не знаешь, не откроешь. Надо сбоку коробочки болтик выкрутить. Он маленький, и в глаза не бросается. Не знаешь, не найдешь!

-А что там у него хранилось, ты не видел? — шепотом спро­сила Ирка.

-Видел. Акимыч мне сам показывал. Какие-то камешки, ста­ринные монетки и какие-то документы. И куда он ее ставил, я знаю.

-И куда же?

-У его шкафа нет одной ножки. А ножки там, как полкирпича, а может быть и шире. Шкаф ведь старый… старинный. Ну, фасон у него такой,- объяснил Сашка, увидев Иркин обалдевший взгляд. — Так вот, дед ее вместо нож­ки использовал.

-А как же он из нее табак доставал, если она шкаф подпи­рала?

-А она и не подпирала совсем даже. Скорее для страховки стояла, или чтобы внешний вид не портить. А то без ножки бросалось бы в глаза, что шкаф хромой. Шкаф хорошо и на трех ножках стоял. Коробочка свободно выдвигалась из-под него, и шкаф не падал. Я же видел. Да у него на каждый день, для табака другая коробочка была, маленькая. Он ее всегда с собой носил и у нас часто забывал. Ты что, не помнишь?

Ирка опешила. Вот, пожалуйста, все проще пареной репы. Ока­зывается, ее ребенок полностью в курсе дел Акимыча, а она нет. Но она никогда к Акимычу и в квартиру не заходила. Тот стес­нялся ее приглашать. А Сашке все было позволено. Он у Акимы­ча мог торчать все воскресенье. Они собирали какие-то мо­дельки, то ли самолетиков, то ли машинок. Сашка потом их ак­куратненько складывал в свою тумбочку. Ирка его игрушками не интересовалась. Занят ребенок чем-то полезным, не шкодничает, да еще и находится под присмотром деда. Ну и, слава Богу!

-Ладно, Саша, беги, играй. Вечером поговорим. Тебя же, на­верное, твои футболисты ждут.

-Ой, я и забыл, — Сашка пулей вылетел из домика и понесся на пустырь.

Да, вряд ли кто-нибудь найдет эту коробочку без подсказки! А это означает, что к ним с Сашкой интерес со стороны искате­лей брильянта не пропадет еще долго. Что же делать? Сашку везти домой нельзя, пока все не утрясется. Это однозначно.

Ирку, вдруг осенило. Надо уговорить его, проведать бабушку с дедушкой. Они уедут с моря на пару дней раньше, и она завезет его к родителям в Кривой Рог. Она, правда, обещала им, что привезет его немного позже, но не беда. Бабушка и дедушка его ждут с нетерпением и будут только рады. А пока Сашка бу­дет у родителей, надо быстро решить эту проблему. Ирка успо­коилась и опять погрузилась в чтение.

————————————————————

После работы я поехала к Ирке на квартиру. Там, с самого утра подруги наводили порядок. И если честно, то я очень надея­лась, что к моему приходу, они с этим делом закончат.

Позвонив в дверь, как договаривались, я, на всякий случай еще и проорала, что это я. Дверь открыла Аня. Лерка и Инна возились на кухне. В комнатах уже был идеальный порядок.

-Ну и как дела? — спросила я шепотом, вытащив для этого Аню на лестничную клетку, в целях конспирации. А вдруг, все-таки квартиру прослушивают. Слушали же они своего ювели­ра, так что, стоит, и Иркину квартиру поставить на прослушивание?

-Никаких намеков на брильянт, нигде! — огорченно констати­ровала Аня, тоже шепотом.

-А я сразу говорила, что вряд ли он у Ирки в квартире. И чего эти идиоты устроили у нее переворот, не понятно. Ладно, все убрали, или мне тоже что-нибудь оставили? — поинтересова­лась я, уже войдя в квартиру.

-Девочки заканчивают на кухне, и еще осталась ван­ная, — отчиталась Аня.

Я пошла, наводить порядок в ванной. Там были сброшены с по­лок все флакончики, высыпан из пачек стиральный порошок и да­же, зачем-то, разлит шампунь. Это уже явно делалось из вред­ности. Какое отношение может иметь бутылка шампуня к бриль­янту? Хотя… Где-то я читала, что брильянты, вброшенные в обычную банку с водой, становятся невидимыми. Может быть это правда, а может быть, и нет. Если у них одинаковые коэффициенты преломления, то тогда получается, что правда. Но физику я никогда толком не знала, так что, придется принять это просто, как информацию к размышлению.

Я собрала высыпанный на пол порошок в совок и высыпала в му­сорное ведро. Туда же запихнула пустые коробки и бутылочки, и отправилась выносить мусор во двор. Возвращаясь в подъезд, я обратила внимание на двух типов, бесцельно шляющихся по дво­ру. Если мы сейчас уберем, а какая-нибудь зараза опять все перевернет вверх дном, удавлю! Взять своих собак и приехать сюда переночевать, что ли? Наверное, так сейчас и сделаю. Дома меня эти дни ничего не держит, а собакам все равно, где ва­ляться целый день — в моей квартире, или в Иркиной. Я верну­лась в квартиру и поделилась своими соображениями с осталь­ными.

-Не стоит. Юра сказал, что квартиру поставили на сигна­лизацию. Он, кстати, сейчас должен заехать. Недавно звонил. Ты его сегодня еще не видела? — спросила Инна.

-Видела. Он заезжал ко мне на работу. Сказал, что заве­щание деда объявилось.

-И что в завещании? — хором спросили все сразу.

-Не знаю. Мне он его содержание не рассказывал. Может быть, еще и сам не знает. Я так понимаю, что его же не всем подряд зачитывают, а только тем, о ком идет речь в завещании. Обо мне, точно не идет, поэтому, меня с его содержанием и не знакомили, — умерила я любопытство у подруг.

Я как раз заканчивала наводить порядок в ванной, когда я­вился Юра. Он подождал, пока мы закруглимся, сдал квартиру под сигнализацию, и мы отправились по домам. Когда вышли из подъезда, я опять увидела тех двух типов, что мне не понра­вились, и показала их Юре.

-А, это наши ребята. Я побоялся оставлять твоих подруг в квартире одних. Поэтому, ребята пока понаблюдали за кварти­рой снаружи. Мало ли кто сюда может пожаловать.

-Понятно. Ты возвращаешься на работу или, может быть, с нами на пляж поедешь? Мы сейчас только домой заскочим, пожевать чего-нибудь с собой возьмем.

-С удовольствием бы, но не могу. Работы прорва. Кстати, я насчет вчерашней твоей езды. Вокруг тебя же куча мужиков толчется, готовых тебе хвост на поворотах заносить. Ты что, не можешь попросить кого-нибудь с тобой поездить, чтоб тебя поднатаскали маленько? Это ж умом тронуться можно, как ты ездишь!

-А кто тебе сказал, что я езжу? Сдала на права три года назад и до позавчерашнего дня не садилась больше за руль. По­завчера проехалась с соседом. Так что толку? Он сам передачи за меня переключает, за руль без конца хватается. Только счи­тается, что я за рулем. Ничего толком и вспомнить не смогла. Только страху натерпелась и окончательно разуверилась в сво­их способностях. Вот вчера, это другое дело!

-Не вспоминай про вчера, а то у меня мандраж начинается. В общем, так, я сам найду тебе нормального инструктора. Есть у меня один на примете. Мужик с железными нервами и церемо­ниться с тобой не будет. Чуть что не так сделаешь, палкой по ногам или рукам, как врежет! Будешь за каждым своим движени­ем следить!

-Ты что, с ума сошел? Если меня кто стукнет палкой, я же его убью, не задумываясь. Причем, моментально. Ты же знаешь мои рефлексы и ангельский характер…

-Такого не убьешь! — засмеялся Юрка.

-Иди к чертям. Я лучше сама буду учиться.

-Сама, ты ни черта не научишься. Я уже твое «сама» вчера прочувствовал на собственной шкуре.

-Ладно, посмотрим. Скажи лучше, что там по этому делу но­венького. Как этот внук удрал из тюрьмы и кто его шлепнул? И кто в Иркиной квартире хозяйничал?

-Как удрал, толком не знаю. Кто-то помог. Это же не у нас было. Кто шлепнул, тоже не знаю. Ищем. Пока все в стадии рас­следования. Потом скажу.

-Вы так расследуете, как я езжу.

Юрка обиделся, распрощался с нами и пошел к своей машине.

Аня доставила нас всех домой. Договорились через час соб­раться и сходить на пляж. Дома сейчас удержаться невозможно. Жарко до умопомрачения. Мои живности не могут найти себе места. У меня открыты день и ночь все форточки, окно на кух­не и балкон, но все равно, духота страшная. Надо будет и со­бак взять на пляж. Пусть поплавают в холодной водичке.

Я покормила зверей и легла на диван обдумать свои планы. Планы, как всегда, были крупномасштабными, но пока я ничего из задуманного не осуществила.

Собиралась переклеить обои на потолке в кухне, пока нико­го из моих домашних нет. Но обои мне попадались только доро­гие. Такие на мою кухню клеить просто жалко. Через год их все равно надо менять, поэтому нечего и изощряться. У нас в доме уже три года нет горячей воды, и все мы постоянно греем воду на кухне на газовой плите. У меня стоит огромная каст­рюля на медленном огне, и я целый день только и делаю, что беру из нее горячую воду и подливаю холодную. Пар, газ, ко­поть. Какие обои выдержат такое? Вот, поставлю в следующем месяце бойлер, тогда уже буду думать о потолке. Короче, решила с переклеиванием повременить. Вторая задача, которую я перед собой ставила, это найти, кто сдох у меня в ванной. Вонь там стоит неимо­верная, но я никак не могу найти эпицентр этих запахов. Уже облазила все закоулки. Ничего нет, но что-то же воняет? Па­радокс. Может быть, мышь где-нибудь в таком месте, что я и не доберусь туда? Но где? В вытяжке? А может быть в стиральной машине где-нибудь в моторе? Вот холера! Если не найду, то придется еще долго эту вонь нюхать.

Перегладить выстиранное барахло я тоже не смогла. Пора завязывать с этой глажкой и покупать вещи, которые гладить не надо. Достало! И разоб­раться с кучей хлама на балконе, и навести порядок в гараже, и еще куча всего, что я каждый день планирую и откладываю на завтра. Короче, с меня что-то абсолютно никакого толку. На­верное, виновата жара. А может быть, просто нет стимула. Ес­ли то, что я делаю, никто не замечает и никому кроме меня не нужно, зачем его вообще делать? Хотя, если брать это за ру­ководство к действию, то тогда можно зарасти по уши грязью и покрыться плесенью. Я дала себе слово, с завтрашнего дня на­чать новую жизнь. Но только с завтрашнего, а сегодняшний еще провести так, как мне хочется. То есть, отдохнуть на полную катушку. А как можно отдохнуть на полную катушку, я толком и не знаю. Упиться в стельку я не могу. У меня четкая норма, три рюмки водки или коньяка, или полбутылки шампанского. Но от такого количества спиртного я не пьянею совершенно. А от большего у меня болит голова. Просто отоспаться? Для этого будет ночь и нечего переводить на это драгоценное дневное время. Соблазнить какого-нибудь супермужчину? Во-первых, я в жизни никогда не видела супермужчину, а во-вторых, он мне и нафиг не нужен. Так в чем же тогда заключается отдых «на полную катушку»? Интересная проблема! Я размышляла- размыш­ляла и нечаянно уснула.

Разбудила меня Туська. Звонка в дверь я не слышала, а проснулась от ее лая. Раз Туська лает, зна­чит звонят. Это однозначно. Я поплелась открывать, толком не проснувшись. На пороге стоял какой-то незнакомый тип.

-Что надо? — довольно грубо спросила я.

-Извините, а вы не знаете, где Ира? — спросил он.

-Какая именно Ира вас интересует? У меня, как минимум, с десяток подруг Ир. Какая вам нужна? — решила я уточнить, хотя и так ясно было, о какой именно Ире идет речь.

Мужик опешил. Он явно не ожидал, что Ир окажется больше, чем одна. И на его физиономии читалось, что он усиленно сообра­жал, как же описать интересующую его особу.

-Ну, такая блондинка с длинными прямыми волосами. Живет на улице Шевченко, — наконец-то выдавил он из себя.

-А, эта Ира! — сделала я вид, что обрадовалась воспомина­ниям, — она уехала куда-то в Крым.

-А не знаете, случайно, куда именно? Она мне срочно нуж­на.

-По-моему, в Алупку, а может, в Алушту. Извините, не помню. Но, куда-то туда. Она мне не отчитывалась. Так, разговор вскользь зашел. Да она, дней через десять уже и приедет, — я усиленно играла под дурочку, чтобы получше рассмотреть и за­помнить собеседника. В это время как раз к двери подошли Лера с Аней.

-Девочки, кто знает, куда Бельковская Ирка уехала? Вот тут мужчина интересуется, — обратилась я к подругам.

-Кажется, в Анапу, а может быть в Алупку, — сказала Аня, — помню, что куда-то в Крым, и что место называется на «А». Но куда именно, не помню. Да она ненадолго уехала. Скоро будет.

Мы договорились так отвечать всем, кто будет интересоваться Иркиным местом пребывания. Кроме того, мои подруги сами не знали, куда уехала Ирка. Я им всем сказала, что куда-то в Крым. Поэтому Анин ответ прозвучал естественно и сомнений не вызывал. Ну, не интересовались подруги всякими там подробностями. Наверное, им это не надо было. И что тут сделаешь?

Мужик поблагодарил за информацию, попрощался и ушел.

-А кто это такой? — спросила Лера, проходя в квартиру.

-Понятия не имею, но на всякий случай, я постаралась его запомнить в лицо. Хотя для меня, это задача мало выполнимая.

-На бандита совсем не похож, — сделала вывод Лера.

-Нет. Ты мне нравишься! — возмутилась Аня. — А что, у него на роже может быть написано бандит он или нет? Или в твоем по­нятии, бандит должен быть в тельняшке, с повязкой на глазу и с пистолетом, выглядывающим из кармана?

Лера неопределенно пожала плечами и ничего не сказала нам в свое оправдание. Мы подождали, пока придет Инна и, захватив моих собак, от­правились на пляж.

Пока мы с Анькой пытались искупать моего Бена, а это, еще-то зрелище, остальные события в мире отошли для нас на задний план. Работа эта, должна признаться, каторжная. Мы с Аней, затащив с горем пополам Бена по брюхо в воду, (дальше он захо­дить, категорически отказался), намылили его шампунем и он тут же рванул не берег. Теперь, на берегу стоял огромный пес, весь в пене, и мы никакими судьбами не могли уговорить его вернуть­ся в воду. О том, чтобы его затащить туда силой, не могло быть и речи. Если он упрется, его и бульдозером не сдвинешь. Еле-еле уговорили. Смыли с него шампунь и, отпустив на берег, пошли отмываться от шампуня и Бена шерсти, сами. Когда выбра­лись на берег, то увидели, что к нам присоединился Лерин друг Боря. Они втроем, с интересом наблюдали за нашими мытарствами. Мы поздоровались с Борей и шлепнулись на одеяло рядом с остальными.

-Он что, так воды боится? — удивилась Инна.

-Не воды, а шампуня. Терпеть не может, когда его чем-ни­будь мажешь. Но покупать его надо было обязательно, от него уже так воняло немытой собакой, что спасу нет. Теперь правда воняет мокрой собакой, но это хоть ненадолго. Высохнет и этот запах исчезнет.

-Да, мороки с твоими живностями — море. Как ты их выдержи­ваешь? Покормить, выгулять, покупать, расчесать, еще и пого­ворить по душам. Это ж надо адское терпение! — сделала выводы Инна.

-А тебя, каким ветром к нам занесло? — спросила я Борю, пе­реведя разговор на другую тему.

У них с Леркой бурный роман и они обычно прекрасно обходят­ся без нашего общества. Лерка успевает уделить внимание сво­им детям, мужу, коту, приехавшей погостить маме, нам, то есть своим подругам и еще и Боре. Как ее на все и всех хватает, для меня остается загадкой.

-Пришел полюбопытствовать, чем это вы таким интересным опять занялись, что вокруг вас стали крутиться люди Рыжего?

-А кто такой Рыжий? — спросила Аня.

-Я первый задал вопрос. Сначала вы отвечаете на мой, а потом я отвечаю на ваш. Договорились? Надо уважать первенс­тво, — засмеялся Боря.

-Самое смешное, что на этот раз, мы совершенно нипричем. И абсолютно ничем криминальным не занялись, — объяснила я.

-А не криминальным? — не сдавался Боря. — Вы всегда нипричем. А потом оказывается, что это именно вы и заварили всю кашу.

-Понимаешь, у одной нашей общей подруги умер сосед. Одинокий дед. Оказалось, что его отравили, потому что у него был брильянт, который он решил продать и деньги завещать этой подруге после своей смерти. Чтобы она его потом похо­ронила и так далее. Но как только дед сунулся со своим брильянтом к ювелиру, у него тут же объявился внук. Внук прожил в квартире деда три дня и, судя по всему, он же деда и притравил. Внука арестовали по подозрению в убийстве, но он, буквально на следующий день сбежал из-под стражи.

-А вы тут причем? Можно немного покороче и только то, что касается вашего непосредственного участия в этом деле? — перебил Боря.

-Так вот. К Ирке явились какие-то типы и потребовали сказать, где она спрятала брильянт. А она о его существова­нии и не подозревала. Короче, Ирка сразу же удрала на Черное море отдыхать, в надежде, что пока она отдыхает, эти типы найдут брильянт и от нее отстанут. Вчера ночью в ее квартире совершили полный переворот и заодно, пристрелили внука, ко­торый, удрав из-под стражи, как-то оказался в ее квартире. А мы, всего-навсего, вчера навели в ее квартире порядок. Бри­льянт нам при этом не попался. Вот и все.

-А чего вы поперлись туда наводить порядок? Она бы прие­хала и сама навела.

-Она на обратном пути планировала забрать сына из лагеря. Ребенок увидел бы такой погром в квартире и испугался. Участковый отдал нам ключи. Мы там все привели в полный по­рядок, и он поставил Иркину квартиру на сигнализацию.

-А труп, куда вы дели? — удивленно глядя на нас, спросил Бо­ря.

-Труп мы даже не видели. К нашему приходу милиция закон­чила в квартире все свои дела, и труп увезли. Еще не хватало нам с трупом голову себе морочить.

-А вы можете быть уверенными, что эта ваша Ира, или как там ее, не припрятала брильянт до лучших времен? — снисходи­тельно улыбнулся Боря.

-Уверены, — за всех ответила я. — Если бы он был у нее, она бы его продала. Два типа, которые приходили к ней первыми, предлагали ей хорошие деньги за брильянт. Они курируют все ювелирные сделки. Сами ей так объяснили. Имеют процент с каждой операции купли-продажи. Ирке лишняя морока не нужна. Она бы подстраховалась, как следует. Взяла с собой надежных ребят, чтобы ее не пришили и не отобрали этот чертов бриль­янт, но с продажей бы, не тянула. Она бы постаралась изба­виться от него сразу же. Можешь даже не сомневаться.

-Да, интересная получается ситуация, — почесал переносицу и нахмурился Боря. — Получается, что брильянт так и не нашли, а раз вы побывали в этой квартире, то теперь будут «пасти» и вас. Потенциально, вы тоже могли его найти во время уборки в квартире. Вот черт, вечно с вами куча мороки!

-А теперь скажи, кто такой Рыжий, — не обращая внимания на Борины бурчания, спросила Лера.

-Рыжий — это ходячее дерьмо. Он умственно неполноценный. Но если где-то запахло добычей, и он сделал для себя выводы, что это должно принадлежать ему, то — дрова! Будет, как любой псих, идти к своей цели, даже если придется поубивать кучу людей, и своих, и чужих. Пока он не найдет этот брильянт, не успокоится. И жизни не будет ни вашей Ирке, ни вам. Он ее скорее убьет, чем поверит, что она ничего не знает о брильян­те, и не приложила руку к его исчезновению.

-И что же делать? — перепугано спросила Лера, глядя на своего любимого огромными глазами, полными ужаса.

Борю такой взгляд не мог не привести в трепет. Он Лерку просто обожает. И чтобы его любимой женщине что-либо угро­жало, допустить не может. Поэтому, он так усиленно стал обду­мывать ситуацию, что мне даже показалось, я слышу скрип его мозгов.

-Его надо просто уничтожить физически, — подсказала Аня.

-Как? — спросили мы хором.

-Выпустить тебя покататься по его улице, — засмеялась Ань­ка, глядя на меня.

-Может быть, он и не собирается предпринимать никаких зверских мер по отношению к нам, а мы его на всякий случай шлепнем. Оригинально, — задумчиво произнесла Инна.

-А в чем заключается его умственная неполноценность? Он что, полный дебил, или шизик, или психопат? — поинтересовалась я, чисто профессионально.

-Дебильный психопат, а может быть, еще и шизик. Я в пси­хиатрии не специалист. Но он с детства проявлял склонность к зверствам. Причем, немотивированным. Убить, задушить, утопить – это ему, как два пальца обоссать.

-Так его надо было уже сто раз убить. Почему никто до сих пор этого не сделал? Я, вообще-то, руками и ногами за чистку населения. Всякого дерьма развелось море. И если бы была организация, которая занималась уничтожением данных ин­дивидуумов, я бы в нее сразу же вошла, — сообщила нам Аня.

-И превратилась бы через время в такого же монстра, — подсказала я ей конец вышеизложенной карьеры.

-Ладно. Не дергайтесь. Я введу в курс дела своего шефа, и он сам с ним разберется. Или приструнит, или успокоит на ве­ки — вечные.

-А где и когда ты видел его людей возле нас? — поинтересо­валась я.

-И вчера и сегодня. Вчера, когда вы возвращались с пляжа, двое шли за вами. А сегодня, когда Аня с Лерой заходили к тебе в подъезд. Я хотел окликнуть Леру, но потом понял, что вы всей компанией сейчас выйдете и отправитесь на пляж (оде­ты ведь все по пляжному). Сел во дворе на лавочке и решил подождать. Когда смотрю, из этого же подъезда выходит чело­век Рыжего. Я за ним проследил. Он сел в свою машину и начал куда-то звонить. А потом уехал.

-Да, ко мне позвонил какой-то тип, и когда я открыла, стал спрашивать, не знаю ли я, куда уехала Ира. Тут, как раз подошли Аня и Лера. Мы ему сказали, что она уехала в Крым. Город начинается на «А». То ли Анапа, то ли Алупка, то ли Алушта. Точно не помним. Он поблагодарил, извинился и ушел. Вел себя ничуть не агрессивно. Внешне, на бандита не похож.

-Это их «мозговой центр». Он самый умный в их компании. И, кстати, единственный, кого слушается безоговорочно Рыжий. Ес­ли он, разговаривая с вами, сделал выводы, что вы нипричем, то можете считать, что вам повезло. Рыжий потеряет к вам ин­терес, — задумчиво произнес Боря.- Но с шефом я все-таки этот вопрос сегодня обговорю.

Наверное, к нам действительно потеряли интерес, потому что до самого Иркиного приезда, больше никаких приключений с нами не происходило. Я была занята своими проблемами. Вернулся из командировки мой муж, а с моря сын. Забот и хлопот резко прибавилось. Я уставала, как собака и даже совершенно забыла за Ирку.

————————————————-

Ирка, все-таки, без неприятностей жить просто не может. Она умудряется найти их на ровном месте. Все было так хорошо и спокойно, пока она не купила Сашке персики. Персики были ог­ромные, сочные и он налетел на них с удовольствием. Откусил так, что сок брызнул на лежащего рядом типа. Вообще-то, типов было трое, но попал он на одного и то, совершенно нечаянно.

Тот вскочил, как ужаленный и начал орать на Сашку. Сашка извинился и попытался объяснить, что так получилось, что он совсем не хотел брызнуть соком на соседа. Но тип, как будто взбесился. Можно было подумать, что Сашка облил ему вечерний смокинг кетчупом, а не голое пузо соком персика. В ход шли отборные маты и казалось, он сейчас вообще прибьет Сашку за такое ужасное преступление.

-Закрой свою пасть, или я тебе сейчас закрою ее на веки, — не повышая голоса, произнесла Ирка.

Типа понесло еще больше. Он вскочил, с явным намерением уда­рить Ирку. Даже занес для удара руку. Возможно, правильнее было бы встать и уйти от этого психа подальше. И Ирка, вста­ла, но не ушла. Она врезала этому типу так, что он сделал не­понятное телодвижение в воздухе и шлепнулся в воду, потеряв надолго способность ругаться и вообще, произносить что-либо членораздельное.

Двое его дружков вскочили и кинулись к Ирке. Одного, она в ту же секунду отправила отдыхать, а другого, скрутили мужчины, которые сидели неподалеку и играли в карты.

-Карате? — спросил восхищенно один из тех, кто подскочил к Ирке на помощь.

-Нет. Всего лишь, боевое самбо, — отмахнулась Ирка.

-Все равно, здорово! Я и сообразить не успел, что прои­зошло.

Двое, «вырубленных» Иркой, начали приходить в себя. Сидели на мокром песке и крутили головами, соображая, что произошло. Третий, лежал лицом вниз, с заломленными за спину руками.

Отдыхающие собрались вокруг них плотным кружком. Оказывает­ся, типы здесь уже всем изрядно надоели своим хамством, но никто не рисковал с ними связываться. А когда нашелся кто-то, кто смог этому противостоять, то и остальные почувствовали в себе желание побороться за порядок и справедливость.

Ирка с Сашкой всегда загорали в другом месте, а сегодня их почему-то нелегкая понесла именно сюда. Наверное, так угодно было судьбе. Она, явно, чего-то хотела от Ирки. И Ирка, ско­рее всего, сделала именно то, на что и рассчитывала эта хит­рая и коварная дама.

Сашка, тоже приготовился к бою. Он схватил в руки Иркину ту­флю с мощной платформой и застыл с ним в боевой стойке. Но его очередь так и не подошла. Мама хорошо знает, что и как надо делать. Бой закончился раньше, чем Сашка успел решить, кого и куда треснуть ее туфлей.

Троих возмутителей спокойствия поставили на ноги. Популярно объяснили крутым мальчикам, что если еще раз повторится по­добная история, то их, просто, коллективно утопят. И посо­ветовали поменять место отдыха. Те собрали с песка свои тряпки и, пообещав Ирке, что она об этом очень сильно пожалеет, под смех и улюлюканье покинули место происшествия.

-Придется взять на себя вашу охрану, — засмеялся высокий мужчина с красивыми мышцами, выдававшими в нем спортсмена. — Я не могу позволить убить кирпичом или железным прутом, из-за угла, коллегу по спорту. Такие, на честную схватку не пойдут. Постараются подловить вас где-нибудь в темном глухом месте и рассчитаться.

Трое его друзей согласно кивнули.

-Все равно, здесь дико скучно. Будем сочетать приятное с полезным. Давайте знакомиться. Я Валик, а это, Сергей, Игорь и Дима, — представил всех высокий.

-Меня зовут Саша, а маму Ира, — по-взрослому подавая каж­дому руку, представил свою сторону Сашка. И сразу же решил удовлетворить свое любопытство, — а вы тоже самбисты?

-Нет. Дзюдо. Но это очень рядом. А ты, любитель перси­ков, чем занимаешься? — поинтересовался Валик.

-Я, плаваньем. А самбо меня мама учит. Но я еще не очень силен ни в том, ни в другом, — засмущался Сашка.

-Ничего, дело наживное. Убедился теперь, что в жизни мо­жет пригодиться? Плаваньем занимайся для себя, а самбо про­фессионально. Давай, как мама, — посоветовал Валик.

-А моя мама, самбо занималась для себя, а плаваньем про­фессионально. Она мастер спорта по плаванью, — объяснил Сашка.

-Вы на тренерской работе? — поинтересовался Дима.

-Да нет. Я спорт, можно сказать, оставила. Работаю пари­кмахером. А в спортзал, вот с Сашкой хожу. Ну и его тренеру просто так помогаю, чтобы форму не терять.

-Судя по тому, что мы сегодня увидели, вы в хорошей фор­ме! — засмеялся Сергей. — А почему на тренерскую работу не пошли, если не секрет?

-Не секрет. Тренеров, как собак не резанных. Конкуренция дикая, а платят не очень. Да и женщин не очень охотно берут. А так, я занята работой, которая мне нравится. Получаю при­лично. Никому ничего не должна. Короче, мне так нравится.

Они купались и загорали, пока солнце не приблизилось к са­мому горизонту. Иркины планы ни с кем не заводить знакомств на море — рухнули. Но ребята были интересные и очень понрави­лись Сашке. Поэтому, Ирина не очень об этом знакомстве пере­живала. Им с Сашкой оставалось побыть на море каких-то четы­ре дня и, учитывая произошедший инцидент, лишняя защита не помешает. Мало ли что придет в голову тем троим придуркам.

Ребята провели их к домику и договорились, что через пару часов зайдут и заберут Ирину и Сашку. Решили посидеть на бе­регу в кафе.

Ирка с Сашкой отправились в душ. За Сашкой увязался облез­лый худой котенок. Он сопровождал его в душ и обратно. Прошел за ним следом в домик и всем своим видом демонстрировал, что его бы устроил такой хозяин как Сашка.

Ирина накормила котенка и хотела выставить из домика, но он спрятался за Сашкины ноги и, задрав вверх мордашку, как будто бы просил Сашку: «Ну, попроси ее, пусть она меня не прогоня­ет! Ну, пожалуйста!»

Сашка его понял и попросил. Ирка смилостивилась и оставила это жалкое существо с Сашкой. Сашка набрал в таз теплой воды. Выкупал кошачье несчастье и завернул в полотенце. Котенок не сопротивлялся. Потом Сашка завалился на кровать и тут же ус­нул, а котенок растянулся рядом с ним. Ирка глянула на них и рассмеялась. Сашка облезлый (с него начала облазить сгоревшая на солнце шкура) и облезлый котенок. И тот, и тот, худой и ушастый. Они были так похожи, просто ужас. Котенок был обыч­ный полосатик. Совсем маленький. Наверное, месяца два, а может быть чуть старше. Откуда он здесь взялся? Может быть, кто-то привез с собой на море, а он потерялся? Изголодался, набро­дяжничался, но выжил, и отправился искать себе хозяина. И почему-то вы­брал Сашку. Ладно, пусть остается. Заберем его с собой. Саш­ка давно просил завести кота или собаку, но как-то все не по­лучалось. А раз этот прибился к нему сам, так тому и быть. Ирка еще раз глянула на спящих, потом взяла книгу и тоже легла отдыхать.

Через пару часов, как и обещали, за ними зашли Валик и его друзья. Ирка с Сашкой собрались. Сашкин котенок начал прояв­лять беспокойство. Сашка взял его на руки и сказал, что кот пойдет с ними.

-А что это он у тебя такой облезлый и худой? Тут нашел, что ли? — поинтересовался Сергей.

-Да. Сегодня приблудился.

Сергей взял из Сашкиных рук котенка, рассмотрел его и вер­нул хозяину.

-Хороший кошак вырастет. Смотри, какие у него мощные лапы. Сам худой, а лапы как у тигра. Это признак породы. И усы, как антенны. Его кто-то потерял. А вообще, коты, которые прибились к дому, приносят счастье. Их надо оставлять у себя и, ни в коем случае, нельзя прогонять.

-А мы и не собираемся его прогонять. Мы с мамой его забе­рем домой.

-А имя ему придумал? — спросил Валик.

-Пока нет.

-Так, значит, объявляется конкурс на лучшее имя для кота. Победитель получит дополнительную порцию мороженого, — объ­явил Дима.

Всю дорогу до самого кафе произносили кошачьи имена. Но ни одно почему-то не подходило.

-Ладно, пусть немного побудет без имени. Оно само на ум придет через денек-другой. У меня был в детстве кот Сальти­сон. А назвали его так потому, что умудрился стянуть со сто­ла и съесть кусок сальтисона, по размеру больше, чем был сам. Вот посмотришь, Санька, он себя чем-нибудь проявит, и сам даст себе имя, — успокоил Дима.

Кафе, которое они выбрали, располагалось на берегу. Столики стояли на забетонированном пятачке. Вместо стен была натяну­та маскировочная сетка. Ветерок гулял здесь свободно и при­носил запахи моря. Они смешивались с запахами шашлыка, и ка­залось, что море по вечерам именно так и должно пахнуть. То есть, вкусно.

Валик сдвинул вместе два столика. Им принесли шашлыки, су­хое вино и колу для Сашки. Играла приятная музыка. Шла неп­ринужденная беседа. Всем было уютно и хорошо, особенно коту. Он сидел у Сашки на руках и ел с ладошки шашлык, который его новый хозяин ему заботливо жевал.

-А вы, откуда приехали? — спросила Ира.

-Из Николаева. А вы? — поинтересовался Дима.

-Из Никополя, — ответил вместо Иры Сашка. Так что, если она и планировала соврать, то просто не успела. Ладно, какая раз­ница? Все равно, через несколько дней разъедутся по своим го­родам.

-Был как-то, я в вашем городе, — сказал Валик. — Там нахо­дится самый крупный в Европе завод ферросплавов, да?

-Может и не самый крупный, но один из крупнейших, — под­твердила Ира. — Город красивый и в прекрасном месте расположен, но с одной стороны — ферросплавный, с другой — трубный, напро­тив — атомная электростанция. Шесть блоков. Экология страшней­шая. Надо бы куда-нибудь уезжать оттуда, да некуда.

-А куда уезжать? Где на Украине лучше? Разве что за гра­ницу. Так, кому мы там нужны? — пожал плечами Валик. — Если есть огромные деньги, можно и ехать. И все равно, наши люди там идут вторым сортом, даже с деньгами. Здесь ты не нужен госу­дарству и правительству, так хотя бы, нужен родственникам и друзьям. А там, никому вообще.

-Знаете, а я бы хотела жить так, чтобы можно было пое­хать в любую точку земного шара, но просто, посмотреть, попу­тешествовать, а вот потом, все равно вернуться к себе домой.

-Сейчас можно и попутешествовать, если есть за что, — ска­зал Дима. — Получил загранпаспорт, купил туристическую путев­ку и, пожалуйста. Но, судя по тому, что вы отдыхаете здесь, а не на Средиземном море, или еще где-нибудь, у вас с финансами так же, как и у нас.

-Да, мы с мамой можем тратить только двадцать гривен в день, иначе не хватит на обратный путь, — опять влез со своими комментариями Сашка.

Ирка на него испепеляюще посмотрела, а ребята засмеялись.

-У нас чуть больше. Но тоже, ненамного, — успокоил ее Ва­лик. — Но здесь этого хватает.

Котенок, вдруг, соскочил с колен Сашки и понесся куда-то в угол. Сашка за ним. Выскочит из зоны света и опять потеряет­ся. Он подхватил кота на руки, а кот успел цапнуть в зубы какую-то смятую бумажку. Именно она его и заинтересовала. Ветерок прокатил эту смятую бумажку по полу и кот понесся за игрушкой. Сашка принес котенка с его добычей в зубах и сел за столом.

-А ну, покажи, что ты там поймал, — сказал Игорь и отобрал у кота добычу.

-Ну, друзья, сегодня нас кот угощает, — смеясь, произнес Игорь, разглаживая на столе смятую купюру, достоинством в сто гривен. По крайней мере, он оплачивает шашлыки, а мы все остальное.

Все рассмеялись.

-У тебя не кот, а просто сокровище! — сказал Валик. — И по­верь мне, это только начало. Игорь, эти деньги мы не имеем морального права проедать. Он принес их своему хозяину. Так что, Санька, забирай их себе. У нас есть чем расплатиться за ужин, не переживай! Это дядя Игорь пошутил.

Игорь, смеясь, протянул купюру Сашке. Но тот, наотрез отка­зался ее взять. Кот принес ее за стол, значит, она предназ­начена, чтобы ее проели.

Ирка тоже стала настаивать на Сашкиной точке зрения. В кон­це концов, было решено взять еще шашлыков, на кошачью добычу. Они просидели почти до двух часов ночи. Расходиться спать совсем не хотелось, но пора. Ребята провели Ирину с Сашкой до двери их домика. Пожелали спокойной ночи. Напомнили, не забыть запереть на ночь дверь. Договорились встретиться ут­ром на пляже, и ушли к себе.

Сашка с котенком тут же уснули, а Ирка лежала с закрытыми глазами и никак не могла погрузиться в сон. Наконец-то она начала дремать, но ее тут же что-то разбудило. Она не поняла что. Открыла глаза и стала таращиться в темноту, прислушива­ясь к звукам. Глаза привыкли к темноте быстро. Она рассмот­рела спящего Сашку и сидящего рядом котенка. Котенок тоже проснулся и настороженно прислушивался. Значит, его тоже что-то разбудило. Ирка достала пистолет, сняла с предохрани­теля и потихоньку прокралась на веранду. Снаружи, у входной двери кто-то копошился. Ирка прислушалась и услышала разго­вор, от которого проснулась окончательно. Говорили между со­бой те типы, которых она обидела сегодня на пляже.

-Повторяю. На секунду включаю фонарик, чтобы вы сориен­тировались, где голова, а где ноги. Тут же, бьете ломиками по черепушкам и уходим. Ну, что ты, козел, возишься с дверью?

-Я замок открыл, но там еще на что-то закрыто.

-Крючок там, как в общественном сортире. Ножом поддень, придурок.

Ирка стала у косяка двери и приготовилась стрелять, как только откроется дверь. Хоть бы пистолет не дал осечки. По закону подлости, все может быть. На всякий случай, она поло­жила кухонный нож так, чтобы могла его сразу же достать, в случае необходимости. Вот крючок слетел, и дверь потихоньку открылась. Ирка выстрелила в дверной проем в ту секунду, как там нарисовался контур бандита. Раздался сухой щелчок и звук упавшего тела. Она выстрелила в дверной проем еще два раза и пулей выскочила на крыльцо. Чуть не перецепилась через лежа­щее на пороге тело. Перепрыгнула его и успела выстрелить, прям в прыжке, в замахнувшегося на нее металлическим прутом бандита.

Она не услышала ни одного вскрика. Это могло говорить только об одном, что у нее на руках два, или три трупа. Ирку била дрожь. Она прислонилась к стенке дома, чтобы успокоиться и заодно, прислушаться и осмотреться.

Трупов оказалось все-таки три. Один лежал, прям на пороге. Это через него Ирка чуть не перецепилась. Второй, рядом с порогом. Видать, он шел за первым шаг в шаг. И когда она стреляла второй и третий раз, обе пули попали в него. Третий, тот, что замахнулся на нее ломиком, лежал особняком, в метре от крыльца. Ирка знала, что можно не проверять у них пульс.

Стреляла она в голову. И к тому моменту, когда начала стре­лять, видела противников четко, как днем. Глаза успели при­выкнуть к темноте. Промахнуться она не могла, но все в жизни бывает. Она все-таки внимательно осмотрела каждого. Мертвее не бывает. Ирка осмотрела прилегающую территорию. Нигде ни­кого. Четвертый час ночи. Все спят. Шума она не произвела практически никакого. Ирка села на крыльцо рядом с первым трупом и стала лихорадочно соображать, куда же их теперь всех деть. До моря метров пятьдесят. На руках их туда никак не отнесешь. Погрузить в машину, а потом утром вывезти куда-ни­будь и закопать? У нее и лопаты нет, даже маленькой. Но надо быстрее их куда-то деть. Скоро начнет светать.

Иркина машина стояла рядом с домиком. Она добросовестно оп­латила стоянку при въезде на базу, но машину на ней не оста­вила, а пригнала под окошко. Так надежней. Коменданту поста­вила бутылку коньяка, и он закрыл глаза на маленькое наруше­ние. Теперь, ей это очень пригодилось. Ирка освободила багаж­ник. Застелила его целлофаном и, намучавшись до предела, заг­рузила туда два трупа. Третий положила на полу, возле задне­го сидения. Машину опять накрыла брезентом и начала ликвиди­ровать следы крови на пороге, на асфальте, на песке возле домика. Где — смыла водой, где — засыпала песком. На улице стало сереть. Ирка внимательно осмотрела поле боя. Вроде бы, все чисто. Она вошла в домик, посмотреть на Сашку. Сашка мирно спал. Котенок тоже спал, примостившись у Сашки в ногах.

Ирка посмотрела на часы. Пять часов. Еще час и отдыхающие, которые относятся к породе жаворонков, потянутся на море. Что же делать с трупами? Куда их везти? В дверь тихонько постучали. Ирка аж подпрыгнула с перепугу.

-У вас все в порядке? — спросил, возникший на пороге Валик. Он был в спортивном костюме, с полотенцем на шее и в руках держал пакет с зубной щеткой, мылом и прочими туалетными при­надлежностями.

Ирка на секунду замялась, но потом, бодрым голосом заявила, что все в порядке.

-Я на рыбалку с одним товарищем, из местных, договорился. Думал, что самый первый на базе проснулся. Когда смотрю, вы уборкой территории занялись ни свет, ни заря.

Он внимательно посмотрел на дорожку, с которой Ирка только что смыла кровь, потом перевел взгляд на крыльцо. И уже встревоженным голосом шепотом спросил: «Что произошло? Толь­ко без обмана! Не бойтесь, я никому ничего не расскажу и в обморок, ни от каких сообщений не упаду. Кровь вы с дорожки смыли плохо. Специалист сразу же увидит».

-Ладно, что бы здесь не случилось, это уже мои проблемы. Я не хочу вас втягивать во всякие истории. Не знаете, значит ни к чему не причастны. А будете знать, значит, считайте, что вляпались в дерьмо. Езжайте на рыбалку, — попыталась отделать­ся Ирка от Валика.

-Я всю жизнь в дерьме барахтаюсь. Так что, чуть больше, или чуть меньше, ничего в моей жизни не меняет. Хорошо, да­вайте я расскажу, что произошло, а вы меня поправите, если что не так. Скорее всего, этот вчерашний тип явился среди ночи, чтобы свести счеты. Но не правильно расценил, с кем имеет дело, и вы его зарезали. Теперь у вас на руках труп, который лежит в багажнике вашей машины. И у вас проблема, куда его девать. Так?

-Почти. Только на руках у меня, (как вы изволили выра­зиться) не один труп, а три. То есть, полная машина. И я действительно, не знаю, куда их деть.

Валентин тихонечко присвистнул. Потом швырнул свой пакет с туалетными принадлежностями на стол.

-Заводите машину и поехали. Быстро. Через пару часов в вашем багажнике будет температура около шестидесяти граду­сов. Машина же стоит на солнце, да еще и накрыта брезентом. А к вечеру, здесь будет вонять трупами, на всю базу. Надо избавиться от них немедленно. Поехали! — рявкнул Валик.

-Куда? — механически спросила Ирка, хватая в руки ключи от машины и документы.

-Объясню по дороге, а вы расскажите, что произошло. Бе­гом. Сейчас проснется народ, и начнутся всякие непредвиденные проблемы.

Ирка сорвала с машины брезент, завела мотор. Валик уселся рядом, и они выехали за пределы базы.

-Теперь, по вот этой грунтовке километра два и свернешь к морю. — Он незаметно перешел на «ты». — А теперь, быстренько рассказывай, что случилось.

Ирка рассказала. Теперь, когда все это уже произошло, ее начали мучить раскаяния и сомнения. А может быть, не надо бы­ло стрелять, а просто поднять крик и они бы убежали? Убежали бы, или не убежали. Пришел бы кто-нибудь ей на помощь или не пришел. Зачем зависеть от игры случая? В конце концов, они шли убивать ее и Сашку. Она защищала своего ребенка и саму себя. Не надо дергаться. Все она сделала правильно. Здесь как раз тот случай когда — или ты, или тебя. Выбирать было не из чего, да и некогда. Ирка убедила свою совесть и успокои­лась. Такова жизнь, — как говорят французы, — се ля ви.

-Не послушали мы вчера Игоря, — задумчиво произнес Ва­лик, — а ведь он нам дуракам с вечера предлагал подежурить у твоего домика, по очереди. Но все решили, что опасности ре­альной нет. Узнали, кто эти типы и расслабились.

-А кто они такие? — спросила Ирка.

-Снимают мзду с бильярдной, игровых салонов и местного ресторанчика. «Налогосборщики». Обходят в час ночи все эти за­ведения, получают свой процент, а потом, утром, сдают его своему шефу. Обычно, успевают надраться за время своей «ра­боты» до поросячьего визга. Мы почему и решили, что раз уже два часа ночи, то эти идиоты давно пьяные в стельку и где-то спят. Мол, на сегодня, опасность миновала.

Так, видишь, вон нагромождение бетонных плит на берегу? Ак­куратно попробуй подъехать поближе. А вообще-то, давай лучше поменяемся местами. Там, если раньше никогда не был, не про­берешься.

Ирка остановила машину, и они поменялись местами. Валик ос­торожно начал пробираться между плитами все ближе и ближе к воде. Ирке казалось, что здесь невозможно даже пройти, не поломав ноги, а о том, чтобы проехать, не могло идти и речи. Но машина медленно продвигалась вперед. Ирка с ужасом думала о том, как отсюда можно будет выбраться задним ходом. Все остальные мысли улетучились.

Наконец-то Валик остановил машину, и они вышли на свежий воздух. Перед ними была небольшая ровная площадка и два ог­ромных валуна.

Неприятности в наследство. Часть 3: 16 комментариев

  1. Алёна, привет! Здорово! Ирка просто супер-пупер молодчина! Что там дольше?

  2. БРАВО, Алена!
    Не читаешь, а фильм смотришь, так ровно написано!
    Ирка СУПЕР! Хотя, дойди дело до суда, неизвестно, чем кончилось бы для неё. Так что понадёжнее надо спрятать 🙂

  3. Давай дальше и побыстрее, пожалуйста, а то мне скоро уезжать. Жду!!! Людмила.

  4. @ wf0005:
    Люд, до твоего отъезда не успею. Как всегда, нагородила кучу. В страницах получается много. Но… постараюсь. Чмоки. Я.

  5. Алёна, всё настолько интересно, что невозможно оторваться даже на мгновение! Вы замечательно пишете. И события не кажутся «притянутыми» к действительности, особенно после просмотра криминальных сводок по телевидению. Но что мне больше всего нравится в Ваших произведениях так это какая-то жизнерадостность, которая пронизывает каждую написанную Вами вещь. Спасибо за Ваш талант! Удачи и новых сюжетов.

  6. Если бы люди с шуткой дружили,
    Капли сока, как дар, принимая,
    Тогда веселее и дольше бы жили,
    Лучше друг друга без слов понимая 🙂

    Как всегда, СУПЕР!!!

  7. Знал бы котенок, в какую крутую компанию он попал! 🙂

    Вижу, что есть продолжение,»иду» читать дальше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)