Камрад Миха

— Малыш, а ты не задумывался над тем, что будет: если мы все исчезнем? Кто будет водить ваши «маршрутки», убирать ваши улицы, строить вам дома, продавать вам фрукты и цветы? Ты не думал о том, что мы пришли просто на опустевшее место? Вы не стали соблюдать слова Бога: « Плодитесь и размножайтесь». Вы вымираете. Подумай об этом. Кто заставляет вас спиваться? Евреи? Я представляю себе эту картину: пейсатые дядьки в лапсердаках ловят славян на улицах и заливают им в горло водку! Тебе смешно? Ну вот. А еще подумай – почему вы жжете ларьки только тех, кто отказывается стучать на своих в полицию или ФСБ? Почему вашего Фюрера частенько подвозит машина с ФСБшными номерами? Вы игрушки в руках злых и жадных дядек. Подумай, парень. Иди домой. Ты умный, ты всё поймёшь…

Кавказец вальяжно уселся в « Мерседес» и машина скрылась из глаз. Его бойцы растворились в вечернем воздухе. Миха побрёл домой.

Он сидел на кухне и пил «змея». Варево из чая давало силы, хотя очень болела голова. Хлопнула входная дверь. В кухню зашёл Фюрер.

— У тебя не заперто. А мать где?

— В клинике. Обещали оборвать запои и даже вылечить.

— Дай Бог. Гуго сказал- вы нарвались на урюков. Как ты сумел уйти?

— Отпустили. Поговорили и отпустили.

— По кровавой роже видно – разговор был серьёзным. И о чём?

— О разном. О странном выборе мест для « акций», о машине с номерами ФСБ, которая тебя возит. О Боге и выборе…

—Ты в последнее время стал странным. Решил уйти от нас?

— А если – да?

— Твоё дело. Ладно, проводи меня до остановки. Хочу кое-что тебе сказать. Здесь нельзя. У стен есть уши.

Они спустились во двор. Путь к остановке лежал через небольшую рощицу. Фюрер чуть приотстал и Миха оказался впереди. Сухо щёлкнул выстрел. Фюрер пристально глянул в тускнеющие глаза упавшего камрада и хрипло прошептал: « Вот, как-то так… А то – мы слишком много стали думать. И знать тоже слишком много.» Он бросился к подъехавшему пустому автобусу. А Миха остался. Навсегда остался семнадцатилетним парнем, не знавшим вкуса девичьих губ, парнем, который на свою беду умел думать. Умел любить и ненавидеть. И очень хотел жить…

… Стылый ветер бил в лица бойцов и трепал красные знамёна с белой свастикой. У свежей могилы стояли ровные черные шеренги. И над приютом вечного покоя гремел голос Фюрера:

Камрад Миха: 7 комментариев

  1. Странно, что никто не оценил это произведение. Очень грустное повествование, Михаил. Жаль главного героя. Видимо нельзя в этой жизни быть таким доверчивым… Хотя, не от хорошего ЛГ попал в такую ситуацию. Миша, желаю тебе творческого вдохновения, пиши. Проза это твоё от Бога.

  2. Спасибо. Жаль конечно , что не читают, да ладно… Сейчас очень устаю. Не писать, не читать просто нет сил. Может в конце месяца появится времени немного.

  3. Михаил. Та же история, что и со «Стропальщиком». Я прочитала, сразу же как только вы это произведение опубликовали. И столь же сильные ощущения. Писать под влиянием эмоций — глупое занятие. То, что так сильно воздействует на дущу нуждается в перечитывании и некотором «остывании сознания». Испытанные ощущения были примерно такими, как описывал Ремарк:
    «Боль настигла его сразу, внезапно, без предупреждения. Все эти дни в пути он ни о чем не думал, словно отупел. И вот сейчас, неожиданно, без всякого перехода, боль так резанула, словно его раздирали на части.» (с)
    Поэтому остается только проделать то же самое, что сделал Гребер: остановиться и ждать, не двигаясь. Чтобы «… ножи начали полосовать его, чтобы они вызвали нестерпимую муку и обрели имя, а
    тогда на них можно будет повлиять силой разума, утешениями или, по крайней мере, терпеливой покорностью.» (с)
    Так что не сетуйте на то что не читают и не оценивают. Это просто шок. И это пройдет. Когда сознание вернется и уйдет боль от рассказа я смогу написать что-то более внятное 😉 чем этот опус :).

  4. @ Елена Форафонтова:

    Спасибо. Мне нравится Ремарк. Когда на душе «не очень» перечитываю » Триумфальную арку», » Ночь в Лиссабоне» и » На западном фронте..» Правда, когда совсем » не очень» предпочитаю Сименона…

    А этот рассказ… Просто » Стропальщик» была зарисовка с натуры ко дню Строителя. А в «камрада Миху» вложил часть души

  5. Привет, Михаил, с интересом прочитал. Явление схвачено в основном верно. Интересно, чей перевод Хорста Весселя, хотя переводчик мог себя ине рекламировать. Успехов!

  6. @ Сергей Лузан:

    Спасибо. Перевод чей не помню… взял по первой ссылке Яндекса)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)