Слона на скаку остановят и хобот ему оторвут. 7

Мишка с Людмилой немного потолкались среди шумевшего и об­суждавшего это событие народа и покинули магазин.

————————————————————

Ворона сидел в камере и никак не мог прийти в себя. Ему сказали, что он ворвался с пистолетом в магазин и хотел ог­рабить кассу. Что за чушь! Он ничего такого не помнит. Гос­поди, что с ним произошло? Какой еще магазин? И на чертей ему его грабить? Да у него денег столько, что при желании, он мог бы купить таких магазинов, вместе с персоналом, штук де­сять! Что еще за чертовщина?

Он привалился спиной к холодной стене и пытался вспомнить весь день с того момента, как проснулся, до того момента, как очутился здесь. Голова была пустая и легкая, как воздуш­ный шарик. Он вообще ощущал какую-то легкость и приподнятость. Хотелось порхать птичкой или бабочкой.

Может ему подсунули наркотики или еще какую-нибудь дрянь в еду? Где он сегодня ел и что?

Ворона перебрал по минутам все утро. Добрался до обеда. Все четко вспоминалось. А вот после обеда, как отрезало. Он только помнил, что собирался посетить алкоголичку Верку и расспросить ее хорошенько про последние минуты жизни Кабана и Пегого. Почему он не пошел к Верке, а пошел грабить мага­зин? Что произошло? Итак, где он сегодня ел и пил? Утром по­ел в кафе, что на углу, в двух шагах от его дома. Он всегда там завтракает, если конечно ночует дома. Так, что он ел? Ворона стал тщательно вспоминать. Яичница, салат из помидор, куриный окорочок и кофе с бутербродом. Сюда никак ничего не подсыплешь. Хотя, в кофе можно. Но на вкус кофе был как обыч­но. Вряд ли. А на обед? Обедал он в ресторане при игровом клубе. Ел какой-то овощной суп, потом, тушеную картошку с грибами, салат с капусты, апельсиновый сок и пирожное. Нео­бычного привкуса в еде не было. Так что, наркотики исключа­ются. Может, что-либо другое? Но кто мог ему подсунуть эту дрянь и с какой целью? Разве что, его босс надумал от него избавиться, но не насовсем, а на время. Если бы насовсем, то Ворону бы просто пристрелили где-нибудь в темном месте без мороки, да и дело с концом. Странно и не понятно. И почему он пошел грабить магазин? Если на тот момент одурел совершенно, то мог бы просто открыть пальбу в центре города, что-нибудь поджечь, или взорвать. Это на него похоже. Но идти грабить магазин? Даже в полном бреду такое, просто не могло самостоятельно прийти ему в голову. Ворона был сбит с толку и не мог найти объяснения собственному поведению. В расстро­енных чувствах он улегся на нары, закрыл глаза и постарался уснуть. Может когда проснется, что-нибудь прояснится у него в мозгах?

————————————————————-

Мишка с Людмилой отправились к Толику, сообщить, что опера­ция отменяется.

-И что мы будем делать с теми сведениями, что выудили у Вороны? — поинтересовалась Людмила.

-Еще не придумал, — признался Мишка. — Может пойти в милицию и все им рассказать, ну, кроме эпизода с отравлением? Найдут труп и начнут расследование.

-Попробуй его найди на городской свалке под кучей мусора в несколько тонн. Сомневаюсь я очень, что милиция захочет или, даже если захочет, то сможет, заняться такими поисками. Это же надо перелопатить черт знает какую площадь.

-Если захотят, то найдут. Я помню, когда маньяк убил де­вушку и сжег ее вместе с огромной копной сена, а потом трак­тором разгреб пепел по полю. Тогда нагнали зэчек и они с си­тами пересеяли почти все поле, но нашли улики. Помнишь этот случай?

-Помню. Но это было сто лет назад. Сейчас не то время и не те люди. По-моему, это бред. Хотя, можно изложить все на бумаге и отправить письмо в органы. Самому туда являться не стоит. Не доверяю я никому, — отмахнулась Людмила.

-Ну, хорошо, а если никому ничего не говорить, а разде­латься и с их боссом самостоятельно?

-Мне кажется, что ты вошел во вкус. Прочно стал на путь Бетмена, — засмеялась Людмила. — Хорошо, давай придумаем, как уничтожить их босса и сделать этим наркодельцам как можно больше пакостей.

Они подъехали к дому Толика. Мишка вышел из машины и пошел в дом, а Людмила осталась ожидать. Достала из Мишкиной пачки сигарету, умостилась поудобней, закурила и стала наблюдать за жуком, приземлившимся на спинку сидения. Жук был большой чер­ный и блестящий. Как он назывался, Людмила не знала. Кроме та­ракана, она вообще не знала названия ни у одного жука. Нет, еще знала клопа-вонючку и клеща. На этом ее знакомство с жу­ками и заканчивалось. Она вытащила из своей сумочки лупу, ко­торую всегда носила с собой, не известно для каких целей, и принялась его рассматривать.

Что не говори, а насекомые, при увеличении, выглядят ужас­но. Для фильмов ужасов не надо придумывать каких-то чудовищ из папье-маше. Достаточно снять при хорошем увеличении само­го безобидного жучка, чтобы зрители с перепугу попадали в обморок. Если рассмотреть под обыкновенной лупой муху, паука или жука, то начинаешь радоваться, что они такие маленькие, и мы не видим их в деталях. Насекомые, это уменьшенные до бе­зопасности страшные и уродливые монстры. Они покрыты вырос­тами-бородавками, волосами, у них страшнючие челюсти, клеш­ни, рот, всегда измазанный вязкой слюной. Одним словом… б-р-р.

Людмила успела выкурить сигарету, рассмотреть как следует жука, поймать муху и рассмотреть и эту божью тварь, от нече­го делать. Больше возле нее ничего не летало, и Людмила стала рассматривать Толика дом, спрятав лупу опять в сумку.

Дом как дом. Таких много. Одноэтажный, крепкий. Такие строи­ли в пятидесятых. По принципу — мой дом — моя крепость. Дом из красного кирпича, покрыт шифером. Очевидно, крышу перекрывали уже в семидесятых. В пятидесятых шифера не было, была чере­пица. Вокруг дома был деревянный забор, покрашенный в зеленый цвет. Сразу за домом начинался сад. От всего этого веяло по­коем и стабильностью. Что бы ни происходило снаружи, каза­лось, это не должно было отражаться на жильцах этого дома. В таком доме должна была протекать размеренная, спокойная и счастливая жизнь.

Людмила вздохнула. Хотела бы она жить в таком доме? Навер­ное, нет. Она привыкла к домам скворечникам, где с утра до вечера галдеж, музыка, ссоры, драки, запах кошачьей мочи на лестничных клетках. В таком доме, как у Толика ей бы навер­ное было скучно и одиноко. А может быть, и нет?

Мишки не было уже минут двадцать. Людмила начала злиться. Она терпеть не могла ожидать. Не зря считается, что самое трудное, это ждать и догонять. Что Мишка там так долго дела­ет? Спать лег, что ли?

Наконец-то из дома вышли Мишка и его друг. Они оживленно беседовали и жестикулировали, как глухонемые. Людмила не слышала слов, но поняла, что они обсуждают какие-то техни­ческие дела. То ли поломку машины, то ли строительство го­родского метро, то ли запуск космического корабля.

Толик был ростом выше Мишки. Значит, где-то под метр девя­носто с хвостиком. Шире и толще. Ну, настоящий тебе медведь! И выражение лица у него, отнюдь, не добродушное. Кого-то он Людмиле напоминал. Она покопалась в памяти и поняла, что То­лик напоминает ей солдата с гранитного монумента. Точно! Мо­жет, когда делали памятник героям Великой Отечественной вой­ны, он позировал скульптору? Надо будет спросить.

-Здравствуйте, — произнес Толик, садясь в машину. — Из­вините за задержку. У меня там авария на кухне случилась не вовремя. Кран сорвало, как раз, когда Мишка порог переступил. Воевали со стихией. Пришлось и его припахать.

-Ничего, — отмахнулась Людмила. — Кран хоть починили?

-Да, все в порядке, — кивнул Толик.

-Поехали куда-нибудь, посидим, попьем холодного пивка и поговорим, — распорядился Мишка. — Я в этом вселенском потопе ничего и рассказать не смог.

-Конечно, вы будете холодное пиво пить, а я только ню­хать. Машину назад мне ведь придется в таком случае вести! — возмутилась Людмила.

-А мы тебе возьмем холодную «Крем-соду» и пирожных, сколько захочешь, — хихикнул Мишка. Он знал, что Людмила любит «Крем-соду» больше шампанского, а пирожные, еще больше чем «Крем-соду».

-Ладно, уж, куда вас денешь! — вздохнула Людмила. — Но толь­ко в баре особенно о наших делах не поговоришь. Мишка, поеха­ли, наверное, к тебе на квартиру. По дороге возьмем пива, па­ру рыбешек и мне чего-нибудь вкусненького, и спокойно обсудим там все дела, — предложила Людмила.

-Можно и так, — согласился Мишка.

Толик, узнав, что произошло с Вороной, почесал нос и надолго задумался.

-Ты что, задремал? — потряс его за плечо Мишка.

-Задремаешь тут! А вдруг они его выпустят?

-Не должны. Все-таки попытка ограбления магазина налицо. И взят он с огнестрельным оружием. Уже за одно то, что у не­го пистолет, должны посадить, — пробурчал Мишка.

-Должны…, но могут и не посадить. Похлопочет о нем кто­-нибудь большой, толстый и очень богатый, и окажется, что наш Ворона в тот магазин и не заходил, а сидел в это время в ка­фе с десятком друзей. И все десять это подтвердят, — задумчиво произнес Толик.

-И что ты предлагаешь? — спросила Людмила.

-Быстренько нейтрализовать его босса. Вряд ли у Вороны есть еще какой-нибудь ангел-хранитель.

-Хорошо сказать, нейтрализовать босса, да еще и быстрень­ко. Попробуй до него доберись! На Гагарина такие дома, что о-го-го! Бастионы. Везде охрана, собаки. К дому близко не по­дойдешь! — вздохнула Людмила.

-А ты, откуда знаешь? — удивился Мишка.

-У меня на этой улице одна сотрудница проживает. У нее муж какой-то там крупный бизнесмен. Мы к ней на юбилей езди­ли в том году. Домина — твоих четыре будет, — кивнула Людмила Толику. — Забор вокруг дома двухметровый. Везде сигнализация установлена. Во дворе два добермана носятся. Прислуга, охра­на. Кошмар!

-Да… Тогда придется придумать что-нибудь вне дома. На­до узнать, куда он ездит, где вообще бывает. Не сидит же он безвылазно в доме.

-И как мы все это выясним? Там по улице любая машина не проедет. При въезде шлагбаум и дежурный. Называешь к кому ты едешь и только после этого въезжаешь на улицу.

-Ничего себе! Что же делать? — запаниковал Мишка.

-А давай у Витальки спросим, не ходит ли этот тип к ним в казино? — помолчав немного, предложила Людмила.

-А Виталька, это кто? — поинтересовался Толик.

-Один гениальный саксофонист-пьяница. Людмилин сосед. Я его вчера домой транспортировал, когда от тебя возвращался, — объяснил Мишка. — Играет в самом крутом кабаке города. А вдруг он нам поможет?

-Опасно связываться с пьяницей в таком деле, — засомневал­ся Толик.

-Не скажи. Верка тоже пьяница, а как помогла! Кроме то­го, мы ему ничего рассказывать не будем, а только расспросим об этом Филине. И если он этого типа знает, то пусть хотя бы в лицо нам его покажет каким-нибудь образом, — продолжил свою мысль Мишка.

-Тогда поехали сейчас к Витальке, пока он еще дома. К семи часам вечера это чудо всегда покидает квартиру, — заторо­пилась Людмила.

Они убрали в холодильник остатки пиршества и покинули квар­тиру. Дождь, который собирался неделю и никак не мог соб­раться, вдруг решил пойти именно сейчас. Как только вся ком­пания вышла из подъезда, хлынул настоящий ливень. Отступать было поздно. Все трое понеслись к стоянке машин и, пока доб­рались до своей машины, вымокли до последней нитки.

-Вот холера! Неделю, там, в небесной канцелярии телились и наконец-то разродились дождем и, как всегда, в самый неподхо­дящий момент, — выругался Мишка. — Толька, это тебя сегодня Все­вышний решил утопить, не иначе. Сначала потоп в доме, теперь потоп на улице. И чувствует моя душа, что это не последнее купание на сегодня!

-Пусть идет дождь. Слава Богу, что вообще пошел наконец-то, — вздохнул Толик.- Я замучался шланги таскать. Все сохнет. До­ждя нет. Напора воды в кране нет. Еле капает. Приходится по­ливать огород всю ночь. В час ночи только напор воды появля­ется сносный, да и то, не всегда. Всю ночь промурудишься, а в шесть утра на работу. Скоро с ног свалюсь. Пропади оно все пропадом!

-Ой, как я тебе сочувствую! — произнесла Людмила. — Я эти огороды терпеть не могу. Самые ужасные воспоминания из моего детства, это работа на даче. Как вспомню, так вздрогну. То копай, то сади, то пропалывай, то поливай. И так все лето! Ненавижу эти огородные работы.

-Я тоже не люблю, но жрать же что-то надо. Если бы не сад и огород, мы бы с голоду сдохли. А так, картошка своя, консервировка со всего своего, варенье — со своего. И на рын­ке я имею за лето нормальный доход. Те деньги, что я получаю с сада и огорода, обеспечивают безбедное существование моей семье осенью, зимой и весной. Так что, любишь — не любишь, а вкалывать приходится как негру на плантации. У меня еще пят­надцать соток неполивного огорода за городом. Засаживаю бу­ряками и кабаками. Мы два кабанчика держим. Тоже, кормить же их чем-то надо. Курей, уток, кролей. Одним словом, погряз в сельском хозяйстве, — признался Толик.

-Как ты со всем этим справляешься? — удивился Мишка.

-А мы с женой вдвоем вкалываем. Моя мать почти ничего не видит. Отец после паралича передвигается с палочкой и сооб­ражает плохо. Так что, надежда только на нас.

-А как же ты сейчас все бросил? — опять удивился Мишка.

-У меня появились отгулы, — засмеялся Толик. — Жены мать с отцом в гости приехали, и на семейном совете решено было дать мне несколько дней отпуска. Дело в том, что мне надо свой «Москвич» в порядок привести. Что-то он барахлить начал. А я без него, как без рук. Вот, под прикрытием ремонтных работ в гараже я и смылся.

-Так давай я тебе с «Москвичом» помогу, — предложил Мишка. — У меня есть один друг, из любого старья реактивный самолет сделает. И главное, работает очень быстро и очень качествен­но. Если хочешь, завтра с утра махнем к нему с твоим «Моск­вичом».

-А что за друг? Я его знаю?

-Не знаешь. Я с ним случайно познакомился, пару месяцев назад. Нормальный мужик. Только с тюрьмы пришел. А там рабо­тал в авторемонтной мастерской. С ним носились, как дурень с писаной торбой. Большие чины свои иномарки пригоняли, чтобы он их в порядок привел. Гений своего дела. А сел за какую-то аферу с теми же иномарками. Но он и наши родные ремонтирует отлично. Не пожалеешь!

-Не возражаю. Я в моторах и сам волоку. А вот с ходовой у меня вечно, то каких-то приспособлений нет, то мозгов не хватает, то еще какого-нибудь черта. Не могу даже подшипники передние поменять. Нет хреновины, чтобы их оттуда вытащить, а с помощью молотка и такой-то матери — нельзя. Машина старая, треснешь молотком чуть сильнее чем надо, развалится к чертям собачьим.

-Значит решено. Завтра в восемь я у тебя и сразу же едем к Олегу.

Людмила въехала в Танькин двор и припарковала машину на ма­ленькой стоянке возле металлических гаражей. До подъезда бы­ло метров пятьдесят, а дождь продолжал лить, как из ведра.

Все, не сговариваясь, посмотрели на небо. Есть надежда, пере­сидеть в машине эту стихию, или нет? Надежды не было. Небо было затянуто тучами плотно, без просветов. Дождь обещал быть долгим. Наверное, решил наверстать упущенное.

-Ну, что, вперед! — скомандовал Мишка.

Все покинули машину и рванули к подъезду, как ужаленные. Но хватило и нескольких секунд, что бы опять полностью промокнуть.

От Людмилиной шикарной прически остались воспоминания. С во­лос, как и с одежды, ручьями стекала вода.

Мишка с Толиком вылили из туфель воду. Потом стянули фут­болки, выкрутили и опять натянули их на себя. Людмила только отряхнулась, как отряхиваются собаки. Отжала волосы и пос­мотрела с сожалением на свои дорогие босоножки. Вроде бы не расклеились и то, слава Богу!

Вся троица отправилась на третий этаж, оставляя за собой на лестнице лужи.

Тетка была дома одна. Она уже закончила работу над всеми те­кстами и выпроводила Анатолия Ивановича. Теперь, они с Марты­ном лежали на диване и смотрели телевизор.

Вид пришедших всполошил обоих. Мартын потянул носом воздух и, очевидно, унюхав запах дождя, поежился и шмыгнул под кресло. Тетка всплеснула руками и побежала на кухню ставить на плитку чайник, на бегу отдав приказ, немедленно переодеть­ся в сухое.

Толику не могли найти ничего по его размеру и поэтому, вы­делили махровый халат, а его вещи вкинули в сушилку. Халат был Танькин, но необъятных размеров. Она в него закутывалась как в одеяло, когда зимой было холодно в квартире. На Толике же он был как распашонка на младенце. Но все-таки это была одежда, и ему не пришлось сидеть за столом в одних трусах.

Тетка отпаивала их горячим чаем, и ахала, как бы не просту­дились. Переживала она не зря. Не смотря на то, что до дождя стояла невыносимая жара, дождь был холодный. И на улице сра­зу же резко похолодало. Очевидно, где-то рядом прошел град.

Людмила нетерпеливо поглядывала на часы. Время приближалось к семи.

-Ладно, вы пока пейте чай, а я сама поднимусь к Витальке и поговорю, — встала она из-за стола.

Мишка и Толик подскочили следом.

-Идем все вместе, — скомандовал Мишка.

-Да Толик его своим видом перепугает в смерть и я от Ви­тальки не добьюсь никаких ценных сведений, — попыталась отде­латься от них Людмила.

-Куда это вы засобирались? — забеспокоилась тетка.

-Да на минуту надо заскочить к соседу-саксофонисту, — от­махнулась Людмила. — Он в семь выходит из дому, надо успеть его застать.

-Ты на счет того кольца? — полюбопытствовала тетка.

-Можно сказать, да, — соврала Людмила. — Потом объясню. Если идете, то в темпе! — прикрикнула она на своих спутников.

Виталька открыл дверь и удивленно уставился на полуголого Толика. Было такое впечатление, что остальных он в упор не видел.

-К тебе можно на минутку? — привела его в чувство Людмила.

-А, да, — спохватился Виталька и пригласил гостей в дом.

-Виталька, да не смотри ты так на Толика, у него просто вся одежда промокла под дождем, и мы его в Танькин халат вырядили, — рассмеялась Людмила. — А так, он выглядит вообще-то, вполне нормально. У нас к тебе дело.

-Я слушаю.

-Скажи, тебе кличка Филин о чем-нибудь говорит? — не стала тянуть кота за хвост Людмила.

-Говорит. А вам он зачем?

-Погоди. Давай мы пока тебе не будем ничего объяснять. Больше гарантий, что целее будешь. А немного тебя порасспра­шиваем. Если, конечно, не возражаешь, — перебил его Мишка. — Расскажи все, что ты о нем знаешь.

-А что рассказывать? Сука он последняя. На нем крови и трупов, как на собаке блох.

-А откуда ты это знаешь? — с сомнением спросил Толик.

-Да это все знают. Он самый богатый человек в городе. В его руках сосредоточен весь наркобизнес. А официально, он яв­ляется директором трикотажной фабрики. Привозят из Турции какую-то супер-пупер пряжу и здесь вяжут свитера. Вроде бы, весь его капитал сколочен на этом. А на самом деле, на нар­котиках. Держит за глотку всех и если что не так, кто-то ему не приглянулся, или что-то не по его сделал… глядишь, и че­рез время этого человечка уже нигде и не наблюдается. Труп никогда не находят, но все четко знают, что на этом свете пропавшего уже нет.

-А увидеть его можно? — спросила Людмила, — хотя бы издали. Ну, не совсем конечно издали. Хотелось бы рожу рассмотреть. И еще, надо узнать, где бывает, какой распорядок дня и вся­кие детали.

-Вы что, его пришить решили? — вытаращил глаза Виталька.

-С чего ты взял? — непринужденно улыбнулся Мишка.

-Да вид у вас сейчас такой. И вопросы на эту же мысль наводят. Так вот, должен огорчить, он вне досягаемости. Ох­рана, как у американского президента. А насчет посмотреть на него… — Виталька задумался. — Можно увидеть, когда он из своей машины будет выходить перед дверью нашего заведения. Только вот, куда вас пристроить?

-А если мы из своей машины понаблюдаем? — поинтересовалась Людмила.

-Ничего не получится. Когда его машина подъезжает, там уже пусто. Разгоняют всех. Даже такси не подъедет, пока он не скроется в здании. Никого охрана не подпустит в квадрат досягаемости.

-Интересно, а власти знают, чем он занимается? — спросила Людмила.

-Ну, если об этом даже я знаю, то думаю, те, кому это по роду службы полагается знать, прекрасно все знают, — пожал плечами Виталька. — Так, откуда же вы могли бы его рассмотреть? Дайте подумать. Нет, с улицы это пустой номер. Надо только попасть внутрь здания. Но туда вас никто не пропустит. К нам попадают только по специальным пригласительным.

-Что, в ваш ресторан просто так не войдешь? — удивилась Людмила.

-Да причем здесь ресторан? Он приходит только в казино. А казино у нас, официально, никакого нет. Оно, конечно, есть, но это уже только для узкого круга лиц. И это другая часть здания. Она с рестораном не соединяется. Другой вход. Посто­ронние думают, что там находятся подсобные помещения. На са­мом же деле, подсобные помещения все в подвале.

-Может быть, рядом какая-нибудь подворотня есть, или арка? Может киоск, какой? — с надеждой в голосе спросила Людмила.

-Слушай, ты же у нас гипнотизер! — стукнул себя по лбу Ви­талька. — Загипнотизируй охрану как-нибудь и пройди мимо этого Филина, полюбуйся на него. Что тебе стоит?

-А вдруг не получится? — засомневалась Людмила.

-Ну, если не получится, тебя просто прогонят куда-нибудь. За то, что красивая девушка прошла мимо казино, ее убивать точно никто не станет. А ребята, конечно, пусть и не показыва­ются. К мужикам отношение другое, — философски заметил Виталь­ка.

-Хорошо, попробую, — согласилась Людмила. — Ты когда туда отправляешься?

-Я выхожу в семь. Но я буду в ресторане, пока меня Фе­ликс не заберет в казино. Это может быть и в десять ночи и в двенадцать. Когда ему в голову взбредет.

-А Филин во сколько появляется?

-Тоже, четкого времени нет. Но чаще всего, около десяти.

-А как его узнать? Он старый или молодой?

-Лет сорок пять — пятьдесят. Высокий, подтянутый, сухоща­вый. По манерам, косит под аристократа, а сам, свинья — свинь­ей. Подъезжает на черной иномарке. Что за модель, понятия не имею. Я в иномарках, дуб зеленый. С ним три охранника и води­тель. Иногда приезжает с бабой. Высокая молодая блондинка. Не то — фотомодель, не то — просто блядь. Но красивая. Вроде все. Больше ничего стоящего сообщить не могу. Ах, да, возле казино его ожидает другая охрана. Он, по-видимому, звонит, что уже на подъезде. Те очищают место «приземления» и следят за выгрузкой своего босса. Потом, двое остаются с водителем в машине, а двое присоединяются к тем троим, что приехали с ним, и направляются следом за Филином. Теперь вроде все, — от­рапортовал Виталька.

-Ладно. Спасибо и за это, — поблагодарил Мишка. — Скажи толь­ко еще одну мелочь. Как твой ресторан называется и где он на­ходится.

-«Бенедикт». Находится на углу Фрунзе и Херсонской.

-Благодарим, — промурлыкала Людмила. — Ладно, не будем боль­ше отбирать у тебя время. Собирайся на работу. Мы пошли. По­ка.

-Завтра хоть расскажите, чем поход окончится, если пой­дете, конечно. А я присмотрюсь к казино получше. Может, обна­ружу местечко, в котором можно будет вас спрятать, если вам понадобится.

-А давай мы тебя подвезем на работу и заодно посмотрим местность вокруг ресторана. Может, найдем что-нибудь интерес­ное, — вдруг предложил Мишка.

-Не возражаю. На улице дождь. Тащиться с саксофоном на ав­тобусную остановку — радости мало. Так что, если хотите, через двадцать минут я буду готов, — согласился Виталька.

Ехать решили все. Людмила понеслась приводить в порядок То­лика одежду. Вещи высохли, но их надо было еще гладить. В рекордные сроки она справилась с работой. При обычных обсто­ятельствах Людмила гладила бы час, как минимум. Сейчас же, через десять минут все было готово. Еще десять минут она потратила на себя. Прическу делать было некогда, поэтому, она расчесала волосы, скрутила их в плотный узел и натянула на голову Танькин рыжий парик. Парик был когда-то привезен Танькой из Польши и являлся ее гордостью. Выглядел великолепно. Танька одевала его очень редко и никому из подруг никог­да не давала. Берегла. Но сейчас Таньки нет, так что, можно и попользоваться. Она же не узнает!

От настоящих волос парик отличить было просто невозможно. Людмила посмотрела на себя в зеркало. Здорово! Даже лучше чем с собственными волосами. Она нанесла соответствующий ры­жему парику макияж и показалась на глаза Мишке и Толику.

-Нашему подлецу, все к лицу, — произнес Мишка сомнительный комплимент. Но головой покачал с неподдельным восхищением.

Толик скромно произнес, что выглядит она неплохо.

В комнату вошла тетка и чуть все не испортила.

-Господи! — всплеснула она руками. — Сейчас же сними! У тебя страшно вульгарный вид. И цвет вызывающий и глаза накрашены как у дамы из борделя. Куда это можно в таком виде идти?! Ты же на себя не похожа! Ты вообще черт знает на кого похожа!

-Тетя Лида, я иду в такое место, где надо выглядеть имен­но так. Не переживай. Мне и надо быть не похожей на себя. Ты уж сегодня поскучай сама дома. Я тебя с нами не пригла­шаю. Место паршивое и идем мы туда, не развлекаться, а по делу.

-Что это за место и что это за дело? — пристально глядя в глаза Людмиле, попробовала устроить ей допрос тетка. — Что-то мне шестое чувство подсказывает, что вы затеяли какую-то опасную авантюру. У меня на такие вещи нюх!

Тетка внимательно осмотрела каждого из них и совершенно серьезно спросила: «Вы, случайно, не банк грабить идете»?

-Да нет. Ограбим всего лишь пару сберкасс и ювелирный магазин, — засмеялась Людмила. — Господи! Да ничего мы не затеяли. Не волнуйся. Придем, я все тебе расскажу, — соврала Люд­мила, надеясь придумать на обратном пути какую-нибудь сказоч­ку. Сейчас даже врать было уже некогда.

На этот раз все вооружились зонтиками, но все равно успели немного подмокнуть. Дождь не утихал.

-Да, в такую погоду перед рестораном не нагуляешься. На­до все-таки где-нибудь приткнуть машину и из нее наблюдать. И еще, нужен бинокль и, желательно, с прибором ночного виде­ния, — глубокомысленно изрек Мишка.

-Ага. А еще гранатомет, пару автоматов и танк, — хмыкнула Людмила.

-Нет. Я вполне серьезно, — обиделся Мишка. — Можно было бы наблюдать даже из подъезда дома, что напротив.

Начали перебирать в памяти своих знакомых. У кого такая шту­ка может быть? Получалось, что ни у кого.

Между тем, Людмила подъехала к Виталькиному ресторану и ос­тановилась у самого парадного входа. Витальке оставалось сделать до двери всего несколько шагов. Он не стал открывать зонтик и проскакал эти два-три метра под дождем. Остановив­шись под козырьком, он помахал им рукой.

Людмила отъехала от ресторана и медленно поехала вдоль ули­цы, давая возможность Мишке и Толику осмотреть окрестности. Проехала в одну сторону, затем, развернувшись, проехала в об­ратную.

-На противоположной стороне, почти напротив ресторана, располагался жилой дом, первый этаж которого занимал про­дуктовый магазин. Но работал он только до девяти. Чуть даль­ше, аптека. Уже закрыта. Ни арок, ни киосков, ничего! Спря­таться практически негде.

-В общем, так, загоняем машину во двор вон того дома, — ткнул Мишка пальцем в дом с магазином, — и по очереди торчим на углу. Как увидим суету и приготовление к встрече, выпус­каем на «прогулку» Людмилу. А ты, Людмила, особо не рискуй. Удастся пройти мимо этих типов — прекрасно. Не удастся — плюй на все и быстренько ретируйся.

-Сейчас половина восьмого. Раньше девяти этот Филин не появляется. Может, зайдем пока в ресторан и посидим, послушаем нашего Витальку? — предложила Людмила.

-Нет. Во-первых, не надо чтобы кто-то знал, что он с нами знаком. Мало ли как все сложится. А во-вторых, у ко­го-нибудь из нас есть сейчас сумма позволяющая посидеть в ресторане? — поинтересовался Толик.

Мишка порылся в карманах и наскреб двадцатку. Людмила из­влекла из сумочки десятку. У Толика же оказалось только три гривны.

-Всего, тридцать три гривны, — подсчитала Людмила.- Для ресторана мало. Значит, поехали куда-нибудь в кафе. На пиво, или на кофе хватит. Часа полтора нам надо где-нибудь убить.

Они прекрасно посидели в небольшом уютном кафе на соседней улице и к девяти вернулись на исходные позиции. Возле ресто­рана было тихо и безлюдно. Такое впечатление, что сегодня ту­да никто не явился. Но понаблюдав за входом минут пятнад­цать, все поняли, что жизнь кипит и бурлит, не смотря на пар­шивую погоду. К ресторану начали съезжаться машины. Из них выскакивали пассажиры и мчались под дождем к заветной двери.

Возле другой двери, которая вела к казино, тоже останавли­вались машины. Но этих было меньше. И их пассажиры не нес­лись как ужаленные к двери а, открыв зонтики, медленно и с достоинством шествовали к высокому крыльцу, старательно об­ходя лужи. Так продолжалось почти до десяти. Около десяти, появились крепкие ребята, которые начали в темпе очищать место перед казино. Все машины были отогнаны на стоянку. Люди разогнаны кто — куда. Площадь перед казино стала пустой.

Людмила срочно въехала во двор дома с магазином и, бросив Мишку с Толиком в машине, понеслась к углу дома. Оттуда вид­но было, что делается перед казино.

Наконец-то в конце улицы показалась какая-то темная машина. Людмила, перешла улицу, ближе к ресторану и быстрым шагом направилась в сторону казино.

К ней тут же подскочил какой-то парень.

-Стой и не двигайся! — тихо, но жестко проговорил он. — Сюда пока нельзя.

-Но мне надо пройти вон туда, — ткнула Людмила пальцем в конец улицы, мимо казино, и изобразила на физиономии расте­рянность и испуг.

-Через пять минут пройдешь, не переживай. Сейчас пасса­жира машины в здание ребята проводят, и иди себе спокойно, куда надо, — совершенно по-дружески сообщил парень, очень за­интересованно поглядывая на красивую рыжеволосую девушку, ис­пуганно замершую с зонтиком в руках. Было хорошо видно, что девушка произвела на него потрясающее впечатление. Он с удовольствием плюнул бы сейчас на своего босса и уделил все вни­мание ее особе. Но, увы, служба есть служба.

Людмила сосредоточилась на машине, не меняя выражения лица. Разве что, добавила к испугу, немного любопытства. Что, мол, это за пассажир такой, что пока он не выйдет из машины, и ше­велиться нельзя?

На самом деле, ее больше всего беспокоило сейчас, удастся ли его рассмотреть, и самое важное — удастся ли на него воздейство­вать гипнозом. Расстояние не маленькое. Где-то, метров трид­цать. Хоть и зрение у нее отличное, и освещение здесь отлич­ное, но дождь здорово мешает.

Возле машины уже выстроилась охрана. Парень, что приказал ей оставаться на месте и не шевелиться, тоже отправился к машине.

Людмила, глядя на охранников и повторяя про себя: «Вы меня не видите, вы меня не видите…» продвигалась вперед, что бы подойти как можно ближе к пассажиру уже вышедшему из машины. На нее действительно никто не обращал внимания, как будто ее здесь и не было. Она успела хорошо рассмотреть вышедшего из машины мужчину и, дав ему абсолютно идиотскую команду, удалилась в ночь. Ее никто не задержал. Для находившихся там людей, ее просто не существовало. Людмила была сама поражена тем, что происходит. Господи! Она, оказывается, такое может, что просто жуть. Почему же этот дар в ней так долго молчал? Очевидно, он не проявлял себя из-за ненадобности. Находился как бы в замороженном состоянии. И так бы он в ней и дремал всю жизнь, если бы не попала она в стрессовую ситуацию. Большой выброс адреналина в кровь, плюс, поиск мозгом выхода из без­надежности, плюс, страх смерти, — вот тебе и стимул, чтобы разбудить «спящую собаку»!

Людмила вошла во двор и направилась к машине. Мишки и Толи­ка в машине не было. Людмила посмотрела по сторонам. Как раз в это время, они показались из-за другого угла дома.

-Где вас черти носят? — раздраженно спросила она. — Догова­ривались же, что вы будете сидеть в машине.

-А вдруг бы тебе что-нибудь грозило? — извиняющимся го­лосом произнес Мишка.

Только теперь Людмила заметила у него и у Толика в руках по металлическому пруту. Где это они их успели раздобыть?

-Тоже мне, защитники! Да вас бы с вашими железяками при­стрелили, и подойти на пушечный выстрел к машине и к казино не дали. Вас хоть никто не видел?

-Не видел, — ответил Толик. — Мы наблюдали за тобой из-за угла. Если бы там нам что-то показалось для тебя опасным, мы бы срочно инсценировали шумную драку, и постарались бы от­влечь внимание на себя. А ты бы тем временем успела удрать.

-А. А я думала, вы с железными прутами пошли брать деся­терых вооруженных мужиков, — засмеялась Людмила.

Они наконец-то сели в машину. Людмила включила печку. Несмотря на зонтики, все были мокрыми и основательно замерзли.

-Ну, что, рассказывай. Рассмотрела ты его? — нетерпеливо спросил Мишка.

-Рассмотрела. Только что это мне дает? Где я буду его ис­кать и как подступлюсь?

-Как-нибудь подступимся. Главное, что ты теперь знаешь его в лицо, и мы не перепутаем этого типа ни с кем другим.

-Я ему дала дурацкую установку. Почему-то в голову приш­ло, неожиданно. Какой-то идиотизм, но подумать не успела. По­шла у глупости на поводу, — вздохнула Людмила.

-А что за установка? — насторожился Толик.

-Сказала, чтобы он через каждых десть минут кого-нибудь больно кусал за руку. Если задание дошло до его мозга, то будет выполнять его сутки. Хотя, может, у меня ничего и не получилось. Я же такого, до этого, никогда не делала, — похло­пала своими длинными ресницами Людмила.

Мишка с Толиком удивленно уставились на Людмилу, а потом, дружно рассмеялись.

-А почему именно кусаться? Приказала бы ему бить всем подряд морды, глядишь, и ему бы набили. А может быть в драке, и убили бы случайно, на радость нам, — весело спросил Толик.

-Я же говорю, сама не знаю, почему именно это пришло мне в голову. Я вообще собиралась внушить ему, чтобы завтра же уезжал куда-нибудь на Канары, на месяц.

-Зачем? — удивились хором Толик и Мишка.

-Во-первых, от нас подальше, а во-вторых, за месяц, я ду­маю, все утрясется само собой. Обо мне элементарно забудут.

-Ты думаешь? — засомневался Толик.

-Думаю! Как только в моей квартире сделают ремонт, я ее продам. Выйду замуж за Мишку, и будем жить в его квартире, — рассмеялась Людмила. «Обрубаю хвосты».

-Ну, наконец-то, хоть что-то сдвинуло наши отношения с мертвой точки! — обрадовался Мишка. — Толик, ты свидетель, что она пообещала выйти за меня замуж. А то завтра опять отка­жется под каким-нибудь предлогом. Три года меня за нос водит, представляешь!?

-Хорошо. Я беру этот вопрос на контроль, — пообещал Толик.

-Ну, что, по домам? — вздохнула Людмила. Ее возбужденное состояние потихоньку начало сменяться на какую-то вялость и сонливость. Очевидно, гипноз забирал у нее много сил и энер­гии. Сейчас она хотела одного, забраться под теплое одеяло и уснуть. Глаза просто слипались, хоть спички вставляй.

Мишка заметил ее состояние и настоял на том, что бы поме­няться местами.

-Ты же выпил пива не меньше чем полведра, — пыталась соп­ротивляться из последних сил Людмила.

-Я трезвый как стеклышко! Пока за тебя переживал, сгорел весь алкоголь и, кстати, вся закуска. Я так есть хочу, как будто бы неделю не ел, — признался Мишка. — Садись на мое место и давай быстрее домой, а то я с голоду помру.

Людмила пересела на Мишкино место, и не успели они еще доб­раться до Толика дома, как она уже крепко уснула.

Мишка без приключений довез друга до дома. Напомнил, что завтра с утра они занимаются ремонтом «Москвича» и, простившись, помчался со спящей Людмилой домой, к теплу и еде.

Тетка не спала. Ее не покидали ощущения, что Людмила с Миш­кой заняты чем-то опасным. Она нервничала. А так как Мартын сразу же улавливал настроение находящихся рядом с ним людей, то он нервничал с теткой за компанию. Они оба слонялись без дела по квартире и с тревогой поглядывали на входную дверь.

Когда Мишка с Людмилой потихоньку вошли в квартиру, надеясь, что тетка спит, и, опасаясь ее разбудить, их ждала бурная встреча. И тетка и кот тут же ринулись в коридор. Коридор у Таньки маленький и узкий. В нем сразу же образовалось стол­потворение. Мишка чуть не перецепился через кота. В послед­нюю секунду кот увернулся и попал под ноги Людмиле. Та нас­тупила-таки ему на хвост. Мартын заорал дурным голосом и, вы­дернув свой драгоценный хвост, ринулся в сторону кухни, чуть не сбив с ног тетку. Тетка подпрыгнула как кузнечик и нале­тела на Мишку. Мишка еле удержал ее в вертикальном положении и удержался на ногах сам.

-Что за Содом и Гоморра? — возмутилась Людмила. — Чего это вы не спите, а прыгаете, как угорелые, по квартире?

-Вас ждем! И, между прочим, нервничаем! — обиделась тетка.

-Чего нервничать? Я же говорила, что мы едем по делу. Нам надо было в одном препаршивом кабаке выловить одного ти­па. Он хорошо ремонтирует машины, а у Толика проблема с его «Москвичом». Посидели в этой забегаловке, дождались того кто нам нужен, договорились о ремонте, и сразу же домой, — возму­щенно объяснила Людмила, придумав сказочку прям на ходу.

-А чего сразу не объяснили все по-человечески? — в свою очередь возмутилась тетка.

-Сосед опаздывал на работу и попросил его подкинуть. Не­когда было уже что-нибудь объяснять. Ты же видела, что мы летели как на пожар!

-А что, механика нельзя было застать дома, что вы отпра­вились в какую-то забегаловку? — не сдавалась тетка.

-Выловишь его дома, а то, как же! Этот грязный кабак, единственное место, где его можно выловить в вечернее вре­мя, — популярно объяснил Мишка, поддержав Людмилино вранье.

Тетка вроде бы успокоилась и пошла спать. Мишка с Мартыном отправились в кухню, чтобы основательно перекусить перед сном. Мартын, наверное, тоже, когда нервничал, становился го­лодным. Он съел ничуть не меньше чем Мишка. Пока они набили себе брюхо, Людмила успела принять ванную и сразу же упала спать.

Среди ночи ее разбудила тетка. Она потихонечку потрясла Люд­милу за плечо и когда та открыла глаза, шепотом произнесла: «Послушай! Там кто-то есть!»

Людмила ничего не поняла, но встала с постели и навострила уши, как сторожевая собака. Что именно надо было слушать, она не спросила и терялась в догадках. Может по квартире ходит вор или убийца? Людмила вся превратилась в слух.

-Слушай вот здесь! — таинственным шепотом произнесла тетка и показала пальцем куда-то на стенку, ближе к потолку.

Людмила опять прислушалась и теперь отчетливо услыша­ла: «Хруп, хруп, хруп». В этом месте, под обоями была коробка для разводки электропроводки. Танька с Людмилой, когда клеи­ли обои, сняли с нее крышку, чтобы та не выпирала наружу, а дырку с проводами залепили обоями. Теперь в этой дырке сиде­ла мышка и очевидно пыталась прогрызть в обоях дырку, чтобы сделать себе свободный проход в Танькину квартиру.

Людмила взобралась на стул, постучала рукой по стене в том месте, откуда раздавался «хруп» и в сердцах рявкнула: «Кыш, скотина!» Мышка все поняла и тут же сбежала.

В комнату влетел проснувшийся Мартын и, не поняв, спросонок, по какому поводу суета, с разгону прыгнул на стол. Скатерть поехала по скользкой полировке стола вместе с Мартыном и ва­зой для цветов. Мартын обхватил вазу передними лапами и дое­хал в обнимку с вазой до стены. Ваза ткнулась в стенку, Мар­тын — носом в вазу. Людмила глянула на его перепуганную физи­ономию и рассмеялась.

-Правильно, это кошачье дурбэцало катается на скатерти, а я вместо него гоняю по ночам мышей!

-Так это была мышь? — с облегчением в голосе спросила тетка.

-А ты думала кто? Ну, кто может среди ночи грызть обои, соседи что ли?

-Не знаю, — обиженно пожала плечами тетка.

-Спокойной ночи, — зевая, проговорила Людмила. — Если опять будет грызть, швырни в это место чем-нибудь. Только, пожалуйста, не вазой.

-А чем? — тетка посмотрела по сторонам, подыскивая предмет для метания.

-Можешь метнуть туда этого кабана и лентяюгу Мартына, хоть какой-то толк от него будет, — вздохнула Людмила.

Мартын очевидно понял, что ему грозит и тут же, от греха по­дальше, шмыгнул под диван.

Тетка вооружилась комнатным тапком, выбрав его, как орудие для метания, и отправилась досыпать. Людмила тоже.

Ни свет — ни заря, ее разбудил звонок в дверь. Людмила гляну­ла на часы. Семь утра. Возмутительно. У нее же в конце то концов отпуск! Хоть бы раз удалось поваляться часов до один­надцати. Нет. Опять кого-то черти принесли.

Она надела халат и пошла открывать дверь. На пороге стоял Виталька и переминался с ноги на ногу, как будто хотел в туалет.

-Разбудил? — виновато поинтересовался он.

-Конечно, — не стала скрывать Людмила.

-Мне с тобой поговорить надо. Срочно. Я и так еле до ут­ра дожил.

-Заходи, — Людмила пропустила его в квартиру и повела на кухню. Поставила на плитку чайник и села напротив Виталь­ки, приготовившись выслушать его проблемы.

На кухню просунулась сонная физиономия Мишки, и ввалился толстый заспанный Мартын. Одна тетка не проснулась. Ее выбила из колеи ночная борьба с мышкой и теперь она крепко спала.

-Что у тебя стряслось? — спросила Людмила Витальку. Его вид ей что-то не очень нравился. Виталька был абсолютно трезвый, бледный, весь какой-то взъерошенный и в смерть перепуганный.

-Бешенство у людей лечится? — спросил он шепотом.

-Бешенство ни у кого не лечится. Но, если тебя только что цапнула бешеная собака, то пока ты еще не заболел, а только инфицирован, можно сделать прививки. Тогда есть шанс, что ты не заболеешь.

-Это сорок уколов в живот? — с ужасом в голосе спросил Ви­талька.

-Ну, не совсем в живот. В шкуру на животе, — попыталась успокоить его Людмила. — А что, собственно, с тобой случилось?

Мишка даже не пошел умываться, а примостился рядом с Ви­талькой и Людмилой на кухне, открыв от удивления рот. Где это можно в наше время найти бешеную собаку? Да еще и не просто найти, а заставить ее тебя укусить? Во, дает! Гений!

-Ой, я даже и не знаю, надо мне колоть уколы или может не надо?

-Да рассказывай ты членораздельно, что там с тобой произошло, — разозлилась на него Людмила. — Разбудил ни свет — ни заря и жуешь тут сопли уже полчаса. Излагай в темпе!

-Вчера такое было! Ужас! Тот Филин, о котором вы меня все расспрашивали — взбесился и перекусал почти всех, кто был в казино. Сначала тяпнул одного своего охранника, потом своих партнеров по игре, а потом кого попало. Началась паника. Все боятся к нему подступиться. Кто-то сказал, что у него, по-видимому, бешенство. Сейчас же в мире оказывается какая-то эпидемия коровьего бешенства. Нельзя импортную говядину есть. Говорят, во всех газетах об этом писали. Не знаю. Я газет не читаю, — вздохнул Виталька. — А Филин, наверняка, только ее и жрет. А если он взбесился, то всех сейчас перекуса­ет, а кого не успеет, то те все равно заразятся. Так как не только укус бешеного заразен, а даже капельки слюны. Если он на тебя плюнет, или в твою сторону кашлянет — можешь заразить­ся. А Филин, то, вроде, абсолютно нормальный, то вдруг начинает всех грызть. Кое-как его удалось связать. Тот охранник, кото­рого он первым покусал, сказал, что ему уже терять нечего и

Слона на скаку остановят и хобот ему оторвут. 7: 7 комментариев

  1. Алена, отлично: и про жуков, и про жестикуляцию при разговоре (здесь все жестикулируют, я уже тоже начала 🙂 ), и про подсобное хозяйство…
    А главное — это взаимовыручка героев. Если бы большинство жило так, как твои герои, всяким дельцам не осталось бы места на земле!
    СПАСИБО!!!

  2. Ну ужас! Я не боюсь мышей, но со своей ночной мышкой вы даже на меня жути нагнали ))

    А бандита здорово обезвредили, только в жизни, наверное, так не бывает… Или рассказ основан на реальных событиях?

    С интересом,

  3. На прозе ру оставила свой автограф, а здесь забыла. Непорядок. Очень нравится. Не читаю, а смотрю и вижу, как фильм!

  4. Так-так… Как всегда вовлекли в расследование полгорода 🙂
    И методы оригинальные — не дедукция, не индукция, а не понять что. Но главное — действует! 🙂

    Идем дальше…

  5. Наверное, «железная женская логика». Смеюсь. Спасибо! С теплом. Алена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)