НЕМНОГО О ЛЮБВИ…

— «Три девицы под окном Пряли поздно вечерком: «Кабы я была царица, — Говорит одна девица, —То на весь крещеный мир Приготовила б я пир». «Кабы я была царица, —Говорит ее сестрица, —То на весь бы мир одна Наткала я полотна». «Кабы я была царица, — Третья молвила сестрица, — Я б для батюшки-царя Родила богатыря»…
— Наташа, а когда мама  придет? — спросила Эля, прервав чтение сказки.
— Эля, давай — ка засыпай… Уже поздно. Мама придет не скоро. У нее сегодня трудный день,- ответила Наташа.
— Наташа, а ты кто мне?
— Если я родная сестра твоей мамы, значит тебе — тетя…
— Значит — ты мне родная?
— Конечно, солнышко! Почему ты спрашиваешь?
— Да бабушки вчера на скамейке про тебя сказали, что ты у моей мамы, как домработница, и она с тобой поступает, как с неродной.
— Девочка моя, не слушай их… Они много чего наговорят… Лучше спи и пусть тебе приснится хороший сон…
— Хочу сон про гномиков и Белоснежку!-воскликнула Эля.
— Вот давай закрывай глазки и считай гномиков… Они тебе и приснятся, — поправляя одеяло, прошептала Наташа.- А теперь спать.
— Тсссс, я гномиков считаю…- засыпая пробормотала Эля.
Наташа оставила включенным маленький ночник в детской и вышла. Теперь можно было почитать, на носу был зачет, а днем катастрофически не хватало времени. Эля была послушной девочкой, но требовала большого внимания, да и домашних дел хватало. Вика была целыми днями на работе, приемах, презентациях. Она уходила рано, дочь еще спала, а возвращалась та уже спала. Домашние дела оставались на Наташе. Все началось пять  лет назад, когда Вика  вдруг развелась с Артемом через несколько месяцев после рождения дочери. Ее адвокату  удалось отсудить у него пакет акций в строительной компании, которые были проданы за приличные деньги. Ходили слухи, что после этого Артем просто вылетел из бизнеса, и чем занимается сейчас никто не знал. А Вика смогла открыть свой дизайнерский салон, который стал пользоваться довольно высокой популярностью в определенных кругах. Она была  действительно классным дизайнером, но не очень хорошей матерью. Ей удалось уговорить  младшую сестру Наташу, в то время третьекурсницу, перевестись на заочное отделение временно, пока она не поднимет бизнес. И с тех пор Наташа, чаще брала академические отпуска, чем училась, но  не обижалась на сестру, хотя та иногда и была к ней несправедлива. Но почитать  на сон грядущий не получилось, Наташа услышала, как в замочной скважине повернулся ключ, и на пороге появилась  Вика.
— А не спишь? Все учишь-учишь? Ну учи- учи! Дурой и останешься,- с недовольством в голосе проворчала Вика.
— У тебя все в порядке ? Ты выпила…
— Презентация-с… У меня все в полном ажуре! Махов после презентации сделал мне предложение — выйти за него замуж. Наконец-то, дождалась… Развелся со своей грымзой… — с торжеством в голосе ответила сестра.
— Я тебя поздравляю.
— Только тебе придется отсюда уехать… Нечего делать в моей квартире незамужней сестре… Махов, он такой, своего не упустит, если это плохо лежит.
— Хорошо, уеду к маме в деревню…- согласилась Наташа
— И Эльку заберешь с собой… Махову  нужна тишина… И я не хочу видеть здесь напоминание о своих не самых  лучших годах своей жизни. Почему она уродилась такой — копия Алексанрова. Даже улыбается, как Артем…  Махов не хочет  детей. В этом мы с ним похожи…- продолжала Вика.
— Но, Вика, Эля твоя дочь, как ты можешь так?
— Могу…- покачала головой Вика, да так, что маленькие заколки державшие ее прическу, вылетели из волос.- Я все могу! А ты неудачница…
— Вика, иди спать… Ты устала. И пьяна.
— Да, я пьяна… Но Махов мне сделал предложение. Мы с ним поженимся через два месяца… И я хочу, чтобы тебя с Элькой здесь к этому моменту не было… Да, я плохая мать, вернее, никакая… Я не хотела ей быть…  У нас есть выпить?-направляясь в сторону кухни нетвердой походкой, спросила Вика.
— Сестра, тебе, наверное, хватит уже… Иди ложись спать.
— Иди сама спать, я без тебя знаю, что мне надо…- отмахнулась Вика.
Наташа зашла в свою комнату, села на кровать, обхватив колени… «Вика, конечно, завтра будет извиняться, как это было уже не раз, но то, что она сказала про Махова и то, что надо забрать Элю, потому что он не хочет… Что ж, через два месяца они уедут. Сдам экзамены и уедем к маме в Серово.»- почти засыпая думала она. Будильник зазвенел внезапно, он всегда звенит тогда, когда еще так хочется спать. Наташа встала, накинув халатик, вышла на кухню. На столе стояла початая бутылка коньяка, на тарелке лежали обветренные  куски сыра и дольки лимона, посыпанного кофе… Она поставила турку на огонь… Сейчас должна была проснуться Вика… Та не заставила себя долго ждать…
— Наташа, прости меня, я вчера перебрала. Сделай мне кофе… Сегодня машину не беру, можешь куда-нибудь с Элькой съездить. Меня Махов заберет, и я не приеду ночевать, не жди, мы едем в гостиницу…
— Вика, это правда, что ты не хочешь, чтобы Эля жила с вами.
— Так складывается жизнь… Бизнес, контракты. И все такое…  Неужели ты не поняла, что я ее не люблю… Не нужна она мне и не была нужна… Я вообще не люблю детей…
— Но Эля ни в чем не виновата. Она твоя дочь, Вика… Она тебя любит и ты ей нужна.
— Слушай, не надо… Я все решила. Вы едете к маме, я буду помогать, как смогу… Но не лезь сейчас ко мне в душу…. Все… Все… Все, уволь меня от душещипательных бесед. Махов приехал. Напои его кофе. Я пошла одеваться. Пусть ждет.
Наташа открыла дверь Махову, который как всегда потрепал ее за щеку:
— Ну что, все цветем, красавица? Как жизнь? Как дела?
— Нормально. Присаживайтесь, Ваш кофе.  Вика сейчас выйдет, — ответила Наташа, наливая кофе.
— Ну, кофе у тебя всегда отменный… А что у тебя еще есть…- но его на полуслове прервало появление Вики, которая нежно  обняла и поцеловала в губы, как бы давая понять, что он только ее и ни с кем  делить его не собирается.
…По всем приметам день обещал быть солнечным, теплым и безветренным. Накормив Элю, Наташа обрадовала ее, что они сегодня едут  в парк.
— А на карусели ты мне разрешишь покататься? И на машинках? А медведя можно будет погладить?- Эля задавала вопрос за вопросом,  не дожидаясь на них ответов.
— Конечно, Элечка, и мишку погладишь, и на карусели покатаешься,-  отвечала на вопросы по мере их поступления  Наташа.
— А на лошадке покатаюсь?
— Обязательно.
Они катались на каруселях и пони, фотографировались с медведем и крокодилом… Эля с непосредственностью пятилетнего ребенка бегала по дорожкам парка, ловила бабочек и стрекоз, но наконец устав от свежего воздуха и массы впечатлений, захотела есть. Они зашли перекусить в кафе недалеко от парка,  заняв столик у окна. Эля не могла сидеть спокойно, крутилась, как егоза. Ей все было интересно, все хотелось узнать и понять.
— Ой, Наташа, смотри, там сидит дяденька, которого я видела у мамы в альбоме с фотографиями. Он там еще в черном костюме, а мама в белом платье…- вдруг звонко сказала Эля, да так , что ее, казалось, услышали все посетители кафе.
Наташа оглянулась… Через несколько столиков от них в компании нескольких мужчин сидел Артем, бывший муж Вики, и отец Эли, хотя он и отказался от своего отцовства, как говорила всем Вика, но невооруженным глазом было заметно, что Эля очень похожа на него.
— Тише, егоза… Нельзя так кричать… Когда ем, глух и нем…- прервала ее Наташа. Артем их заметил, и ей было совсем не по себе, казалось, что он смотрит постоянно в спину. Только Эля уплетала свою любимую запеканку, больше не думая о том «дяденьке в черном костюме». Артема Наташа не видела с того дня, как он и Вика расстались. С тех пор он мало изменился и был чертовски привлекателен… Нет, он не был похож на Аполлона… В нем была настоящая мужская красота, правда, как убедилась Наташа, она для каждой женщины своя… В Артеме чувствовалась сила, ум, но ее сестре Вике, видимо, этого было мало…   Аппетит у Натальи пропал, но  дождавшись, когда Эля допьет сок, расплатилась с официантом и хотела выйти из кафе так, чтобы Артем не обратил на них внимания, но не тут то было… Он догнал их на самом выходе.
— Привет, Наташа…
— Привет.
— А это что за прелестное создание?
— А, это Эльвира… Эля… -ответила она.
— Как выросла… Я ее совсем крошечной помню, но она не моя…
— Извини, Артем, я не хочу, чтобы ребенок слышал о ваших разногласиях.
— Хорошо, извини. Ты права, ребенок здесь ни при чем, — согласился Артем.- Как вы живете? Институт закончила?  Ты же на экономическом училась?
— В этом году заканчиваю… А живем мы нормально. Вика замуж за Махова выходит…
— Надо же… свершилось,- с иронизировал Артем. — Сбылась мечта… хозяйки.
— Ладно, мы пошли, и так целый день гуляем.
— Ну, пока! А вы на чем?
— Вика сегодня свою машину разрешила взять… Всего хорошего!- Эля тоже помахала ему, послав  вдогонку еще и воздушный поцелуй.
— Элька, ты где этому научилась? Этого нельзя делать маленьким девочкам.
— Где, где в кино видела… Когда ты экзамены сдавала, тетя Вера, кино смотрела… Там одна дама так делала, когда прощалась с мужчиной…
— Эля, тебе еще рано так прощаться… Ну, что поехали домой?
— Поехали… А ты мне сегодня сказку почитаешь?
— Конечно… Какие сны без сказки на ночь…- пошутила Наташа, погладив по голове племянницу.
Два месяца пролетело совершенно незаметно. Зачеты и госэкзамены были сданы, получена тема диплома, а через два дня должна была состояться свадьба Вики, но та настояла, чтобы они уехали сегодня рано утром. Она не хотела, чтобы Эля и Наташа «путались под ногами у гостей»… Вещи собраны, загружены в такси.
— Не люблю проводы…  Провожать не поеду… — было похоже на то, что Вика их просто прогоняет. — Ладно, все уезжайте, и не поминайте лихом… Так будет лучше для всех… Эля, слушай бабушку и Наташу.
— Наташа, а ты что теперь будешь моей мамой, раз я с тобой буду жить и с бабушкой?- уже в машине спросила Эля.
— Нет, просто у твоей мамы сейчас, думаю, не самый лучший период в жизни… Она все скоро поймет…
— Ага, медовый месяц… Ну что ты так смотришь? Так бабушки у подъезда говорили. Да, ладно…  Мы с тобой и так все время вместе,- махнула рукой Эля. — Я уже привыкла.
Автовокзал встретил вечной неразберихой от какой остановки что отходит и в какую сторону. Во время дороги в душном автобусе Элю разморило, и она заснула на руках у Наташи. Какая-то сердобольная старушка посочувствовала:
— Дочка? Эка, бедняжка как устала… В гости или домой?
— Домой, бабушка, домой…- ответила ей Наташа.
— Смотрю, я на тебя, уж больно ты какая-то грустная… Доченька у тебя, как ангелочек, спит, сердешная, умаялась… А что ж вы без отца-то едете?
— Так получилось…
— Ну да, ну да… Сейчас отцы либо пьют, либо деньги зарабатывают, либо их вообще нет… Время на семью нет.
— Мы домой едем…
— Дома и стены помогают. Будет у тебя, дочка, все хорошо, вот увидишь. Не грусти…
— Спасибо, бабушка.
Вот и Серово. Когда-то оно было очень большим поселком,  славилось своими ковровыми дорожками ручной работы, но сейчас захирело, и мало кто  помнил технологию их производства, если только несколько  старожилов — долгожителей.  Наташа взяла Элю за руку и пошла по поселковой улице к родительскому дому. Вечерний воздух был пропитан запахом цветущих жасмина в палисадниках, медоносов на полях за селом и дорожной пыли.  Темп сельской жизни очень отличается от городского… Кажется, что время здесь замирает и течет по каким-то своим законам, совершенно не понятным городским жителям. Вот и знакомая с детства калитка. Дом с резными ставнями, небольшой палисадник, огород и двор по которому степенно прогуливаются  куры во главе с важным петухом…
— Ой, доченька… внученька… приехали дорогие мои, — захлопотала Дарья Петровна, увидев в проеме калитки Наташу и Элю.
— Привет, мама. Вот мы и приехали.  Наконец-то дома. — обнимая ее, сказала Наташа.
— Бабушка, бабушка…- прыгала вокруг них Эля.
— Пойдемте в дом, сейчас вас кормить буду, путешественницы мои. У меня супчик, пирожки… Вас ждала…
Потом уже, уложив Элю спать, мать и дочь сидели на крыльце, обнявшись:
— Наташа, что ты дальше собираешься  делать?
— Ой, мама… Надо написать диплом, осталось совсем чуть чуть, да надо на работу устроиться… На, вот деньги Вика дала на Элю.
— Пригодятся… Да где ж ты у нас здесь работу найдешь, в городе — то  одно, а здесь…
— А санаторий работает?
— Да, работает, но там   какая-то перестройка на родниках… Ай, как начнут перестраивать, так уж ничего путевого не жди… Вон «Огонек» развалили, теперь не уму, не людям… Инвесторы пропали.
— Ладно, мама… Утро вечера мудренее. Пойдем спать, поздно уже. Эля так устала, что даже без сказки заснула.
— Грех говорить, но здесь Эле будет лучше… Вика не хотела ее рождения, это я и Артем настояли… А что потом произошло с ним не понимаю… Он так хотел ребенка… Ума не приложу, почему он вдруг отказался от Элечки…
Село просыпается рано, встают по солнцу, как по будильнику. Да петухи работают, как часы. Потом уже начинают урчать трактора, мопеды, мотоциклы…
— Наташа, ты куда такую рань собралась?- увидев дочь, удивилась Дарья Петровна.
— Пойду до санатория, попробую найти работу…
— Да там начальство не раньше одиннадцати появляется…
— Так пока дойду…
— Нет уж… Возьми отцовскую машину… Она  на ходу. Семеныч смотрел перед твоим приездом. Бензином заправил и масло поменял. Заодно в наш «суперсельпо» заедешь, я вот список приготовила.
— Не сосед, а целый клад.
— Да как же без помощи… Без мужика в деревне плохо… Он мне помогает, то на огороде грядки вскопает, то забор починит. Вот и тебе бы замуж не мешало…
В санатории  работы не нашлось ни горничной, ни даже посудомойкой… Наташа задумалась только на минуту, как на перекрестке  у самого магазина, она влетела во встречную иномарку, несущуюся по грунтовой дороге, как по шоссе. Удар пришелся по касательной, раздался звон разбитой фары, а ее «Москвич» откинуло в сторону, как скорлупку, только звон чьей-то   разбившейся фары прозвучал, как последний аккорд в трагедии. Наташа при ударе зажмурилась… Открыв один глаз, она увидела, как у  иномарки открылась дверь со стороны водителя, сначала показалась нога в дорогой туфле, потом  сам хозяин… Это был мужчина лет тридцати, загорелый с короткой стрижкой и явно не из местных.  Она закрыла лицо руками, а мозг лихорадочно работал: «Что же делать?». Он обошел машину, присел перед разбитой фарой. Посмотрев, встал и  направился к ее машине.
— Ну что? Как расходиться будем, мадам? Вы знаете сколько стоит одна фара к этому автомобилю?- с угрозой произнес он.
— Не знаю… Но скорость была превышена с …-начала оправдываться Наташа.
— Какая скорость? Спать надо меньше за рулем… Одна фара стоит столько сколько весь твой металлолом с тобой в придачу. Иди, иди , вон смотри, что ты натворила. — он вытащил Наташу из кабины и потащил к машине.
— Вызывайте ГАИ… Только оно если и приедет, то только к завтрашнему дню… Сами виноваты.- Пыталась перейти в наступление Наташа.
— Какое ГАИ… Мне через 20 минут в «Лесном» надо быть… Короче штука баксов и свободна, как фанера над Парижем.
— Над чем, простите?
— Ты мне дурочку не корчи…
— Да я не корчу… Просто у меня таких денег нет. Я безработная… Вот.
— Да я тебя… Да сейчас,- но тут у него в кармане зазвонил телефон,- Да, шеф? Хорошо… Так говоришь, что не работаешь? Ну значит фару отработаешь поварихой в строительной бригаде в «Лесном». У нас там как раз поварихи нет.
—  А?..
— Б…   Рот закрой, а то пчелка залетит.- съехидничал мужчина.- Будешь получать 50% от зарплаты, пока фару не отработаешь… Понятно?
— Понятно, только …- не задумываясь ответила Наташа.
— Никаких только… Вот и решили. Вот и славно. Завтра приезжай в санаторий с утра. Я бригадиру скажу.
— Хорошо.
Вернувшись домой, Наташа рассказала , что подбила иномарку и теперь и работа есть, и долг отрабатывать надо за фару. Дарья Петровна очень расстроилась.
— Наташенька, ну зачем, зачем ты согласилась?
— Мама, а у меня, что выбор был? Может у тебя есть лишняя тысяча долларов? У меня точно нет…
— А вообще я знаешь, что подумала… Замуж тебе пора дочь,   уже двадцать семь лет, пора определиться. И будет кому о тебе заботится.
— Мамочка, я по любви хочу…
— Да где ее любовь-то эту взять?
— Ты же папу любила? Вот и я так хочу.
— Так это ж когда было. Сейчас все изменилось… Раньше были времена, а теперь моменты. Когда кошеварить-то идешь?
— С завтрашнего дня. А где Эля?
— Ладно… Пойду до Спиридоновны… Элю я кормила, она заснула. Деревенский воздух, знаешь ли, для ребенка полезен…
… Строители были довольны поварихой. Каждый раз, когда на стройке появлялся босс, они говорили , что он вовремя им нашел ее, а то Микола их чуть не отравил своей стряпней. Через несколько дней на стройке появился новый строитель… Это был Артем. Он вкалывал наравне со всеми, как будто всю жизнь только и занимался, что месил бетон и кидал кирпичи. К Наташе он не подходил, а она делала вид, что это ее мало интересует. Но как-то вечером, когда она собиралась уже ехать домой, он подошел к ней:
— Привет. Что не ожидала меня здесь увидеть?
— Если честно, то да.
— Всякое в жизни бывает… Как тебе здесь работается? Мужики не обижают?
— Нет, не обижают, даже помогают.
— Пойдем прогуляемся,- вдруг предложил он.
— Извини, надо домой. Я обещала с Элей на озеро сходить.
— Я как раз хотел о ней и поговорить.
— Странно от тебя это слышать. Ты же на суде…
— Знаешь, мы много чего в своей жизни делаем того, чего не стоит делать или говорить, когда обстоятельства вынуждают отступить…  Ты просто ничего не знаешь. Думаю, Вика с тобой не делилась своими планами…
По аллее санаторского парка они шли молча, будто не зная как начать разговор. Наташа вдруг не выдержала и спросила:
— Так о чем ты хотел поговорить? Или мы вот так и будем молчать?
— Знаешь, а мне и молчать рядом с тобой  приятно.
— Извини, но меня дома ждут… Скажи, Артем, почему ты развелся с Викой? Она, конечно, не подарок, но мы все в какой-то степени не подарки…
— Почему? А ты не знаешь?
— Она сказала, что ты ей изменил с секретаршей. Она вас застукала в твоем кабинете…
— Что? И это сказала Вика? Ты ей, конечно, поверила…  Она же твоя сестра, а значит…
— Как я могла ей не поверить, ведь…
— Я любил Вику, доверял ей, а она, оказывается, хотела только денег… Знаешь, а мы  ей   были не нужены ни я, ни  ребенок… Родилась Эля… Потом уехал в командировку… Впрочем, это не важно… Просто, когда мы с Викой развелись,  хотел забрать ребенка, но она потребовала за это часть акций, а получив их, сказала, что Эля не моя дочь, а Махова… Там был один не очень приятный момент, потом сотню раз себе сказал, что дурак и эту руку в тот момент надо было отрубить. Короче, она все записала на камеру, а потом ее адвокат предложил сделку: свобода или несколько лет тюрьмы, но для этого я должен был от много отказаться…. Я тогда не стал спорить, просто устал от наших с ней споров, решил пусть живет, как хочет…
— Бред…  Эля твоя дочь, понимаешь… Она похожа на тебя…
—  Я это понял, когда увидел ее в кафе с тобой… Есть ошибки и их надо исправлять…
— Ты  мне поможешь?
— В чем?
— Подружиться с дочерью… Я же не могу прийти и сказать ей: «Привет, я твой папа»…
— Хорошо… Для ее возраста и так хватит уже потрясений, то мама отправляет с глаз долой, то папа, как джин из бутылки появляется…
—  Как там Дарья Петровна?
— Мама? Нормально… Она будет рада тебя видеть,- как-то скептически посмотрев на Артема, ответила Наташа.
— Да, не принц Датский, а строитель — сезонщик… Конечно не фонтан, но… Что есть, то есть… Другого в перспективе не предвидится.
— Да, ладно. Ты мне таким даже больше нравишься, чем…
— Чем кто?
— Чем владелец заводов, газет, пароходов.
— Мистер Твистер бывший министр…- подсказал с улыбкой Артем.
— Ты хочешь пойти с нами на озеро?- вдруг предложила Наташа.
— А можно? Я даже растерялся от твоего предложения.
— Поехали…
— Только, чур, я поведу машину! Как-то не привык, чтобы женщины меня возили, — улыбнулся Артем.
Он сел за руль «Москвича», который послушно завелся и затарахтел по пыльной грунтовой дороге. Артем хорошо водил машину, Наташа это знала, но это были другие машины. Для него  «Москвич» был мал: голова почти  упиралась в потолок кабины, а руль был где-то в районе коленей, длинным рукам не хватало места… И подпрыгивая на каждой новой дорожной ухабе, он только повторял: «Что у нас за дороги! Рессоры менять, подвеску  туда же… Советский автопром, и кто тебя выдумал…  Как ты на этом корыте  можешь ездить?»  Когда они вместе зашли во двор, то Дарья Петровна от неожиданности охнула и присела на скамейку у завалинки, прикрыв рот рукой. Она только и смогла произнести что-то похожее «Тёёёама?». Артем подошел к ней и присел рядом, но тут из сеней выбежала с радостным криком Эля:
— Наташа! Ты вернулась! Мы сегодня на озеро идем? Ты обещала.
— Эля, сначала поздоровайся с гостем,- остановила ее возгласы Наташа. Эля повернулась к скамейке и вдруг сказала:
— Привет! А я тебя помню! Ты тоже идешь с нами на озеро?
— Не «привет», а «здравствуйте», не «ты», а «вы». К взрослым людям обращаются…- поправила ее Наташа, но Артем  перебил:
— Привет, принцесса! А ты возьмешь меня с собой?
— Только скажи кто ты? — спросила Эля.
— Я… дядя Артем. Идем?
— Да!
Он взял Элю за руку, и они закричали хором:
— Догоняй нас!
Подхватив девочку на руки, Артем посадил ее себе на плечи: «Поскакали, поскакали, поскакали…» Элька визжала и хохотала от удовольствия. Наташа догнала их только у самого озера.
— Ну ты и бегать, как заправский скакун! — пошутила она.
— А теперь, принцесса, иди собирай цветочки, будем делать тебе корону!.. Слушай, а мне понравилось… Это такое непередаваемое ощущение, когда твой ребенок сидит на  шее и хохочет от удовольствия,- запыхавшись ответил Артем.
— Но ведь ты сам от нее отказался!- воскликнула Наташа.
— Я? Нет, я не отказывался, просто тогда так сложились обстоятельства, я же говорил… Не веришь? Давай не будем ворошить прошлое… Только скажу, я в этом  виноват, что так долго ждал, но…
— Хочешь сказать, что Вика…
— Не хочу ничего говорить… И о Вике  в том числе?
— Но она ее мать, и рано или поздно об этом говорить придется.
— Согласен, но лучше поздно, чем сейчас. Я не хочу портить такой чудесный день… Пойду — ка  собирать с Элей цветы, тем более, она меня зовет.
— Ты уходишь от ответа!
— Просто я не хочу говорить на эту тему.
Они принесли целую охапку васильков, одуванчиков, лесных ромашек.
— Наташа, сплети мне веночек! — положив ей на колени цветы, попросила Эля.
— А хочешь, я научу тебя, как это делать?- спросила она у девочки.
— Хочу, хочу!- Эля радостно запрыгала вокруг нее и захлопала в ладоши, но тут подошел Артем и протянул Наташе букет:
— Это тебе!
— Мне?.. Спасибо! —  удивилась она.
Наташа смотрела на Артема, как он играет и бегает с Элей, и ей вдруг подумалось, что что-то не так в том, о чем ей рассказывала Вика после развода, когда уговаривала перевестись на заочное и помочь ей с дочерью.  Эля водрузила на  голову Артема  венок из ромашек:
— Дядя Артем, ты будешь королем! У каждой принцессы в сказке есть король! Еще есть принц, но Наташа говорит, что мне  рано мечтать о принце… Я еще маленькая!
— Наташа, как всегда права! Ничего, глазом не успеешь моргнуть, как вырастишь,- ответил ей Артем.
— Вот и Наташа так говорить, только я моргала, но ничего не меняется и не происходит…
— Время пройдет… лет так двенадцать и появится в твоей жизни самый прекрасный принц,- пошутил Артем.
— Раз, два, три… двенадцать… Ой, пальчиков на руках не хватает, сколько еще времени должно пройти… Много!
— Ладно, давайте собираться домой… А то тебе завтра на работу, Артем.
— И тебе тоже… Мы уже без твоих котлеток и щей не можем, повариха, ты наша! Идемте. — Артем приобнял Наташу и как-то по свойски, прижал к себе. Эля  ехала домой на плечах Артема. Они то убегали вперед, то возвращались. Артем изображал то скакуна, то самолет, Эля ему вторила и звонко смеялась, а дома, засыпая, она сказала: «Вот бы мне такого папу…»
Так прошел месяц. Артем, если по делам стройки не уезжал в город,  то каждый вечер после работы возился с Элей. Он привозил ей дорогие игрушки с каждой своей поездки. Дарья Петровна и Наташа за это ругали, а он только посмеивался и отшучивался. Но в один прекрасный день к дому подкатил большой черный джип и из него вышли Вика и Махов. Вика сразу набросилась на Наташу:
— Как ты посмела… Почему не позвонила и не сказала, что Артем здесь работает на стройке. Если бы не мама, то я ничего не знала!
— Вика, почему Артем не может встречаться с дочерью? Тебе же все равно, а так…
— Это мое дело! Ты все испортила! Эля знает, что Артем ее отец?
— Нет.- Наташа растерялась, не понимая в чем могла провиниться перед сестрой.
— Я забираю Элю.
У Махова вытянулось лицо и задергался правый глаз:
— Дорогая, но ты понимаешь, что у нас будут проблемы? У нас и так сейчас их хватает с твоим агенством. Кто будет заниматься ребенком?
— Ничего, няню наймем,-закричала Вика, глядя на мужа.
— Какая няня? Ты что рехнулась? Кто-то копает под твою фирму…  А ты хочешь еще и ребенка на себя повесить? Деньги некуда девать? Няню…
— Махов, ты же понимаешь, что я сделала все, чтобы он никогда не увидел дочь… Я сдела все, чтобы он вылетел из бизнеса… Между прочим и ты в этом принял самое активное участие, не забыл, дорогой?
— Не забыл, но в нынешней ситуации ребенок будет больше мешать…
— Так, дорогие мои,- вмешалась Дарья Петровна.- Вы можете играть в свои игры, как хотите и сколько хотите, но я не позволю вам, ребенок не игрушка, и Эля останется здесь.
— Где он?-повернувшись к Наташе, прокричала Вика.
— Зачем тебе, дорогая сестра? Ты же уже совсем изолгалась по поводу Артема… а я почти поверила тебе, что он действительно монстр. И больше, чем презрения он не заслуживает. Артем нормальный, лучше чем ты или твой Махов!
— Уж не влюбилась ли ты в него? Он такой, он может… Знаешь сколько у него таких Наташей было? Море и не чета тебе, дурочка.
— Я тебе не верю!
— Да и не надо! Где он? Мне надо с ним поговорить.
— В «Лесном»,- ответила вместо Наташи Дарья Петровна.
— Поехали!.. А дочь я у вас потом заберу, как только решу проблемы,- раздраженно крикнула Вика.- Махов, поехали, мне надо с этим… разобраться.
Увидев Артема, который  размешивал лопатой бетон, Вику разобрал хохот.
— А ты не плохо смотришься с лопатой. Но я не за этим приехала. Больше не подходи к моей дочери, а то хуже будет. Понял? Зря я тогда тебя не посадила, а надо было. Пожалела…
— Ты приехала только за этим?
— Нет, еще и посмотреть, кем ты стал.
— Видишь, жив и здоров.
— И это ты называешь жизнью? Короче, если узнаю, что с Элей встречаешься, засажу!
— У тебя ничего не получится. Встретимся в суде.
— У тебя тогда ничего не получилось, а сейчас тем более.
— Вика, поживем-увидим.
— Ню-ню… Посмотрим.- И джип сорвался с места, подняв клубы пыли.
Вечер, как обычно, Артем провел с Элей, только он был очень задумчив. Она не слезала с его рук и своими детскими вопросами развлекала. Когда он уходил, она вдруг взяла его за руку и гдядя ему в глаза вдруг сказала:
— Дядя Артем, будь моим папой.
У него ком подкатил к горлу и защипало глаза. Когда он справился со своим волнением, то ответил:
— Хорошо, принцесса. Все скоро встанет на свои места. Мне надо немного разобраться в своих взрослых делах.
— Я подожду. Я тебя люблю, дядя Артем! И Наташа тебя любит! Вот!
— Так,  опять подслушивала?
— Дядя Артем! Они думали, что я сплю… Я не виноватая!
— Только пусть все  это будет нашей тайной, принцесса. Хорошо?
— Хорошо.
— Пойду попрощаюсь с бабушкой и Наташей.
Наташа пошла его провожать. Они шли по поселковой улице молча. Дойдя до моста через ручей, Наташа вдруг остановилась и спросила:
— Артем, ты сегодня молчалив, как никогда. У тебя что-то случилось? Это из-за Вики?…
— И да и нет. Я должен по делам стройки на какое-то время уехать в город. Возникли проблемы с поставками. Надо разобраться.
— Я не пойму ты кто — каменщик или снабженец.
— И то, и другое, но не переживай — вернусь скоро.
— Жаль… Эля будет очень скучать. И я…
Их глаза встретились, он наклонился и поцеловал ее, прижав к себе. Они так  стояли долго, не говоря ни слова друг другу. Не выпуская ее из своих объятий, Артем вдруг сказал:
— Наташа, выходи за меня замуж.
Она несколько опешила:
— Ты шутишь?
— Нет, только с серьезными намерениями.  Я давно понял, что ты будешь хорошей матерью для Эли…
— И только это?
— С любовью не шучу.  Я понял, что люблю тебя, и никто мне больше не нужен. Ты думаешь, что я приходил к вам в дом каждый день только из-за нее? Ошибаешься. Я хотел видеть тебя, с тобой говорить и понял, что таких встреч, мне мало, мне нужно больше… Конечно, я сейчас простой рабочий и мне предложить тебе нечего, кроме моей любви…
Она вдруг закрыла ему рот ладошкой:
— Не говори больше ничего… Знаешь, мне все равно кто ты, но это самое большее, что ты мог мне предложить, и о чем я мечтала… Когда тебя увидела первый раз, ты тогда ухаживал за Викой, мне было семнадцать… Я плакала по ночам, потому что я маленькая. Ты ведь тогда меня считал совсем ребенком… Вике дарил цветы, а мне приносил шоколадки… Я еще тогда влюбилась в тебя… Потом Вика говорила про тебя ужасные вещи, и я почти  поверила… Прости, что так думала о тебе… Мы тогда почти не сталкивались, даже тогда я приходила к вам в гости… Только здесь узнала тебя лучше и поняла…
— Постой! Сейчас начнешь посыпать голову пеплом… Не надо! Ты выйдешь за меня замуж? — перебил ее Артем.
— Да.
— Я завтра уеду и постараюсь, как можно быстрее решить все свои дела. Не скучай.
— Артем, я буду ждать тебя.
… Прошел целый месяц. Артем звонил, извинялся за то что задерживается, но в конце концов он решил все дела и возвращается в Серово.  Накануне его приезда вдруг позвонила Вика и сообщила, что продает свое агентство и уезжает за границу с Маховым, а по всем вопросам по воспитанию Эли теперь пускай занимается Артем, как ее отец. Никто не понял, что произошло и все ждали с нетерпением его возвращения. Ему были все рады, но особенно Эля. Она уселась у него на коленях и никакая сила не могла оторвать ее от Артема. Она так и заснула на его руках. А когда ее укладывали спать, сквозь сон пробормотала:»Папочка приехал…»
Потом Артем просил руки Наташи у Дарьи Петровны, чем ее очень смутил. Она недоумевала, когда же они успели полюбить — то друг друга, все время были на глазах, но если так, то она против не будет. Только Наташа обратила внимание на перемены произошедшие с Артемом. Он был не в привычных джинсах и футболке, а в хорошем костюме и белой рубашке, приехал не на автобусе, а на дорогой машине. Поняв, что им есть о чем поговорить, Дарья Петровна сослалась на позднее время , отправилась на покой, оставив их одних.
Артем обнимая Наташу, вдруг сказал:
— Я так соскучился по тебе…
— Знаешь, я пока ничего не понимаю, но что-то изменилось…
— Наташа, извини меня за этот маленький спектакль со стройкой… Просто только там я мог тебя видеть…
— Не поняла… Значит, ты мне врал, что работаешь на стройке?
— Нет… Моя фирма там ведет строительные работы. Поверь, я ничего не хотел плохого. Надеялся, что ты меня полюбишь, как человека, а не мистера Твистера…
— Да я тебя давно люблю и мне было все равно Твистер ты или каменщик…
— Значит ты меня прощаешь?
— Прощу, если ты мне скажешь, почему Вика уезжает за границу, и так просто оставляет Элю тебе.
— Ее салон «Виктория» оказался должен всем, кому только можно и нельзя… С Вики получилась плохая бизнеследи. Я собрал все ее долговые расписки… Короче, в подробности вдаваться не буду, мы просто с ней заключили новое соглашение, а я ей сделал предложение, от которого она просто не смогла отказаться… Алчность пересилила все остальные чувства, вот и все. Я ведь тоже не сразу понял, что я ей, как человек безразличен, ее интересовало другое, но в Махове она нашла себе то, что искала. Так что не будем о плохом. Теперь все у нас хорошо. Я очень хочу, чтобы наша свадьба состоялась, как можно быстрее…
— Ты куда-то торопишься?
— Да! Я хочу вам, девчонки мои, весь мир подарить!
— Не слишком громко сказано?
— Нет! Только от нас зависит, каким он будет этот наш мир- маленьким и серым, или огромным и цветным! — мечтательно ответил Артем, прижимая к себе улыбающуюся от счастья Наташу.

НЕМНОГО О ЛЮБВИ…: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)