Мост на земляничной реке.

Когда Андрей заходил в здание сельсовета, он чувствовал себя очень радостно, оставался последний шаг и исполнится его мечта – наконец-то его все оставят в покое, а точнее он оставит всех, и заживет одинокой но тихой жизнью. Будет ходить на рыбалку, выращивать клубнику, и просто наслаждаться своей размеренной жизнью- то есть делать все то, что ему так не хватало в прошлом. Эти мысли радовали его сейчас, и поэтому во время разговора с председателем, улыбка не сходила с его лица. Тому же, видимо было не до веселья, у него в начало лета было очень много забот, поэтому он не стал докучать молодого парня расспросами, и убедившись что перед ним действительно наследник Звонаревых, дал подписать ему несколько бумаг и сделал жест что тот может быть свободен. Андрей задерживаться не собирался, и уже закрывал дверь, как председатель все же задал вопрос:
— А надолго к нам…. обычно молодые у нас долго не задерживаются, все город им подавай – немного шутя пожаловался он.
-Думаю да…не волнуйтесь, если что я заранее предупрежу.
-Ну ладно. – ответил этот уже не молодой председатель, при этом по доброму ухмыльнувшись.
Андрей понял, что продолжения разговора ждать не стоит, еще раз сказал приглушенное “спасибо”, и закрыв дверь направился к выходу.
Здание сельсовета находилось в пяти километрах от его деревеньки, поэтому бодрым шагом он и направился туда, попутно отгоняя собаку, которая прибилась в пути….
Войдя в конце-концов в деревню невольно улыбнулся, хотя воспоминания завладевшие им, были разными, как хорошими так и не очень. Между тем дом Звонаревых находился не на главной улице, поэтому пройдя еще метров двести, Андрей свернул на свою улицу, но не дорога, ни тем более дома, здесь совершенно не отличались. Это была обычная грунтовая дорога, и домики полувековой давности, покосившиеся набок, с облупившийся темно-серой или темно-зеленой краской. По пути Андрей заметил всего несколько домов из кирпича, явно построенных уже в 90-х, видимо для молодых специалистов. Правда он не знал, действительно ли там живут эти самые специалисты или нет, жиденькое убранство двора и его не ухоженность, говорили скорее о последнем. Отсутствие молодых скорее радовала его, меньше будет никому не нужных знакомств, а соответственно и вопросов – рассуждал Звонарев, уже подходя к такому до боли знакомому дому. В глаза сразу бросилась заброшенность дома, ведь со смерти деда прошло уже больше года, тогда, будучи на похоронах, Андрей просил соседа Романыча приглядывать за участком. Но кто же будет приглядывать за чужим добром как за своим, тем более за “спасибо” — рассуждал новый хозяин, открывая калитку во двор.
— Главное кто дому еще можно пройти, и на огороде бурьяна нет – подумал он, вблизи рассматривая двор: — Нужно купить Романычу бутылку, все-таки приглядывал.
На входных дверях висел обычный амбарный замок, с которым пришлось повозится, Андрей уже по-хозяйски думал его чем-то смазать, чтобы все было как у хорошего хозяина. Пройдя маленькую веранду, Звонарев оказался на кухне этой советской пятистенки. Со времени его последнего визита здесь конечно ничего не изменилось, и укол тоски и одиночества он все-таки ощутил, хотя с дедом они никогда не были близки. Просто он со всей ясностью ощутил свое полное одиночество в этом мире. “Или почти полное.” — при этом улыбнулся, вспомнив о чем-то важном. И взяв сумки отправился в зал.
В зале тоже не было ничего лишнего: небольшая тахта слева у входа, в другом конце телевизор и рядом большой стол. Справа Андрей знал, находились две больших кровати, но из-за ширм и шкафа, скрывающих спальню, их не было видно. Быстро осмотревшись, здесь он все-таки заметил изменения: тахта была застелена постельным бельем, а на столе лежало несколько неизвестных ему книг и бутылок, которых здесь точно быть не могло. Но Андрей ни секунды не сомневался. Это явно был Романыч, с женой поругаются вот старик и сюда, переждать и отдохнуть. Бывало такое и раньше, когда Андрей был Андрейкой и приезжал с детского дома к деду с бабушкой — на лето.
Убрав постельное белье в шкаф, он положил на тахту туристический рюкзак, сам сев рядом, большую сумку поставил на пол, и просто наслаждался покоем в доме, где появился на свет. Через час все вещи были разложены по своим местам, а на кровати застелено его постельное белье. Был уже вечер и ему еще хотелось прогуляться по деревне, но после ночного поезда, и в прохладе деревянного дома, его порядком разморило, он прилег отдохнуть, и не заметил как уснул. Ему снова снилась мама, она встречала его в прекрасной речной долине. Которую Андрей уже прекрасно знал. Он снова вдыхал пряный аромат трав, заходил в прекрасные домики к их добродушным хозяевам. Купался с детьми в большой речке, мирно протекающей среди долины. Ему так все нравилось здесь, и прекрасные деревья, заливные луга, водные мельницы, неспешно делающих свой ход. Все здесь просто дышало свободой и чувством какой-то тихой радости, которой ему так не хватало в его жизни…. Когда он проснулся, от утренних криков неугомонных петухов, то не знал запомнил ли все, но кажется мама поздравляла его что он наконец-то решился уволиться из армии и приехал сюда, это была та судьба, которую она всегда для него желала.
Эти странные и очень реальные сны, стали сниться ему несколько лет назад, когда он был на войне, и тогда ему в первый раз захотелось уйти из армии, из этого ада. И чем больше об этом думал, тем чаще мама появлялась в его снах, и в конце концов он принял решение и приехал сюда. И надо сказать совсем не жалел, война это страшный и жестокий урок, который не нужен никому…. Между тем нужно было возвращаться к его новой реальности, и несколько раз потянувшись и зевнув, Андрей встал с кровати. Подумал сейчас что денег ему хватит года на два, за которых успеет насладиться свободой и тишиной, а потом подыщет себе работу, по которой, как он считал, успеет соскучиться.
После зарядки и утреннего чая решил прогуляться, пока просто пройтись и осмотреть окрестности, отметив те изменения которые произошли с его детских пор. Его дом стоял на краю деревни, поэтому никого не было не видно и неслышно. Вчерашней дорогой он возвращался обратно, нужно было немного обогнуть большую горку, которая была возле его дома, и отделяла несколько домов ото всей остальной деревни. Поворачивая все время вправо, минут через пять небыстрого шага, вышел к главной улице, на которой впрочем и как вчера было сосем немноголюдно: стая собак носилась по дороге, целиком и полностью поглощенная своими любовными игрищами, и одна бабуля копалось в палисаднике, возле своих окон – и все. Сначала привыкший с детства к совсем другой картине, немного опечалился, но вскоре решил, что так будет даже лучше – по крайне мере покой ему был здесь обеспечен.
С левой стороны от дороги стоял одинокий ряд разношерстных уже зрелых деревьев, за которыми было небольшое поле и “советская” ферма, понаблюдав за ней минуты две, решил что и на ней все “вымерли”, так как двери везде были закрыты, и не доносилось от туда ни единого звука. Впрочем смотрел он туда по иной причине, знал что в густом бурьяне, за фермой, скрывалась его любимая речка малиновка, на которую летом ходил отдохнуть и половить рыбу, но самое главное, мог спокойно посидеть в тишине и покое. Справой же стороны, за такими же разношерстными деревьями, шел неплотный ряд уже обшарпанных деревянных домиков, еще хрущевской эпохи. И только дорога ведущая на местное кладбище разбивала их ряд. Она шла метрах в ста от Андрея, за которой с левой стороны тоже начинались дома, первым из которых было здание магазина. От нечего делать Андрей направился туда, попутно рассматривая небогатые владения односельчан, и думая что для них, впрочем как и для него, возможность жить на природе в таком тихом и спокойном месте, была более важна чем скарб и суета города. Когда подошел к магазину, уже по одному внешнему виду было понятно — что-то не так, и дернув ручку дверей, только убедился в этом, магазин действительно не работал. Нашего героя не прельщала альтернатива все время ходить в соседнюю деревню за 5 километров, но поразмыслив немного, и здесь он нашел свои плюсы, тем более что автолавка точно приезжала. И пошел к бабуле копошащейся в полисаднике, чтобы уточнить этот “животрепещущий” вопрос.
-Здравствуйте! – начал было парень, но старушка, как говорится, повернулась к лесу передом, а к герою задом, и видимо ничего не услышала.” Здравствуйте” — уже намного громче прокричал он, но бабуля продолжала неспешна что-то выковыривать с земли. И только когда Андрей немного колыхнул забор, “зоркие” глаза хозяйки что-то заприметили. Она тут же повернулась, насколько ей позволяла ее полная фигура, и увидев парня, стала недоверчиво его рассматривать. Но узнав что это внук Анисима немного оттаяла.
-А магазин у вас работает? – продолжал разговор Андрей.
-Уже два года как закрыли! Будь они не ладны! Только автолавка и приезжает. Так что сынок и живем тут что Бог пошлет. – жаловалась она ему, словно большому начальнику.
— А ты собственно на долго к нам, дом приехал продавать или как?
-Пока просто отдохнуть, а там видно будет. – ответил Андрей, вежливо улыбнувшись.
Было видно что ее такой ответ совсем не удовлетворил, если она вообще поверила ему, но это его нисколько не волновала, он только спросил когда приезжает автолавка и был таков. Бабуля же, посмотрела на нежданного гостя секунд десять, покачала головой, как делала всегда завидев молодых, и продолжила свой неспешный труд.
От неработающего магазина в левом ряду было всего пять домов, включая дом пожилой женщины, в правом шесть – вот и вся деревенька. Покой и тишина — главное самому от такой тишины на стену не полезть – пошутил про себя Андрей, и направился за пять километров в село, где был сельсовет, и работающий магазин. По дороге туда он встретил своего соседа Романыча, тот ходил за хлебом, и так как старик никуда не спешил, сам предложил составить кампанию. По дороге речь шла в основном про армию и ее различие тогда и сейчас, как выяснилось, говорить они могли об этом очень долго, особенно Романыч, который тоже послужил и свет повидал – поэтому пять километров туда и обратно, они ходили часа три, не меньше. И купив в магазине бутылку водки, этот разговор продолжался уже у Романыча дома, где его хозяйка немного поворчала на своего старика, но поняв кто к ним приехал, и на стол им собрала и рюмку выпила за родных Андрея. Просидев у них до позднего вечера и посмотрев со стариками телевизор, Звонарев отправился спать, наслаждаясь своей “новой” жизнью.
С утра он с Романычем договорился пойти на рыбалку, и так как его дед ловить рыбу не любил, то собрав кое что с еды, парень снова отправился к своему соседу, который вчера обещался снарядить “напарника”. Уже в пять часов утра они выходили с деревни на небольшое озеро, которое было в поле за домом Андрея. И пройдя километра полтора, они наконец на него вышли, правда оно оказалось обычным прудом, если не сказать болотом, по обилию различной зеленой растительности, но как понял Андрей, Романыч в таких тонкостях классификации особо не разбирался. И не будучи ханжой ничего не сказал старику, тем более что рыба, к его изумлению, здесь действительно водилась. К обеду, наловив целлофановый пакет карасиков с ладошку, он с неким разочарование осознал, что ему столько рыбы уже и не нужно:
— Романыч, я боюсь если я сьем всю эту рыбу я лопну? – пошутил парень.
– А ты моему коту Ваське отдай, он точно не лопнет! – заулыбался дед. – Или лучше своего заведи, благо котов и котят в деревне хватает. Хоть к Нюрке, хоть к Любке сходи у них этого добра не перевелось.
— Хорошо, так и сделаем. – ответил Звонарев, и вдруг заметил как из леса, метрах в трехстах от озера, вышла какая-то девушка и не смотря на них, беглым шагом пошла по полю, но как-то не обычно. Андрей сразу даже не понял, что его смутила в ней и в ее походке, и поэтому спросил у деда:
— А что это там за девица возле леса?!
-Где? – начал осматриваться дед.
-Да вон, справа от нас. – стал показывать он.
-Да эта Мария Сергеевна на прогулку вышла.
Как показалось Андрею, Романыч даже особо и не всматривался, как будто уже знал ответ. И только сейчас Звонарев понял что в ее походке было не так – она действительно просто прогуливалась…, где –то даже как будто пританцовывала, и он мог спорить с кем угодно, что в этот момент она пела, хотя ветер не доносил слова. И это действительно было не обычно, в городе да и здесь в деревне, он никогда не видел чтобы взрослый человек вел себя так беспечно, и со стороны был похож на ребенка, и то уважительное обращение Романыча, еще больше озадачило парня. Хотя больше спрашивать про нее он не решился. Только украдкой все наблюдал за девушкой, пока она шла на большой пригорок, а за тем исчезла из виду. Впрочем Романыч все равно заприметил куда смотрел парень, и прервал паузу первым:
— Что необычная?
-Да, что-то в ней есть такое….притягивающее взгляд. – не отговаривался Андрей.
-Да, женщины это умеют…– полушутя ответил Романыч. Но так как рыбалка была отменной, они быстро об этом забыли, снова в разговоре перейдя к рыбалке, а потом старик стал рассказывать новую порцию фронтовых историй. Андрей изредка все же поглядывал в сторону пригорка, надеясь снова увидеть там “странную” девушку. Но просидев на рыбалке еще два часа, этого не произошло, между тем пожилой рыбак стал собираться, Звонарев последовал его примеру. Время было обеденное и Романыч пригласил парня на обед.
Борщ с телятиной и картошка с рыбой, да еще приготовленное на летней кухне, все это было невероятно вкусно, поэтому минут пять он с упоением утолял свой разыгравшийся аппетит, и только потом стал думать, как ему не взначай еще что-нибудь узнать об этой девушке. Он еще не совсем понимал, почему она так привлекла его:
-Ну необычная ну и что, может она вообще какая-нибудь ненормальная. – но эти вопросы сейчас еще больше распаляли его голову, тем более что заняться ему пока было нечем.
Идя к себе домой, после сытного обеда, он был еще больше заинтригован, чем до него. Оказывается это девушка уже пять месяцев жила в их деревушке. И работала на их местной метеорологической станции. И так как работала там совсем одна, то это еще больше притягивала их местных, молодых и не очень, кавалеров. Впрочем и “отшивала” она этих кавалеров довольно легко, и никто еще не смог приручить ее своенравие. Но ходили по деревне слухи, намного интереснее этих любовных баек, которые особенно никогда не интересовали Андрея. Баба Люба, жена Романыча, рассказывала о том что она действительно очень странная, и мяса вроде как не ест, а только фруктами и овощами питается. Знает все лесные травы, иногда странные вещи говорит, как будто на иностранных языках разговаривает, но довольно необычных, и по долгу в лес уходит так что бывает ее и не найти. Да еще рассказала уже совсем фантастичные вещи, мол чуть ли не на метле ее видели и мужиков совсем с ума сводит. Андрей конечно не знал где тут правда – догадывался что как всегда где-то посередине. А может и вовсе наговаривают на нее, потому что сам видел что странная она – вот на нее все небылицы и можно повесить, нужно же бабкам шептаться о чем-то, вот они себе и придумали жертву – травы все знает, так может училась на это, а мяса не ест так она просто вегетарианка, что здесь особенно такого. Но а про все остальное, он намеривался узнать, ведь как и бабкам с их деревни, заняться ему было нечем.
Но решил пока не спешить и приучать к своему присутствию постепенно, к тому же не хотел лишних разговоров “за спиной”. Так что несколько дней он решил посветить рыбалке, как с Романычем так и без, чтобы лучше изучить цель из далека.
Поэтому следующим утром он снова отправился с Романычем на то болото, и в 10 часов как по расписанию она снова появилась на опушке леса. Так же плавно и не спеша прошла по тропинке и исчезла из виду. Парень сделал вид будто и глазом не моргнул, продолжая рассказывать деду что-то из своих военных дней, то, что можно было рассказывать. Так они просидели еще около часа, затем стало ясно что Романыч снова собирается домой, сказав что нужно помочь жене с коровой:
-Теперь моя очередь пасти. – с напускной печалью сказал он, — а ты со мной? Пойдем… славного супца съедим!
— Спасибо конечно но я уже свой сварил.
-Когда это ты успел, ты же у меня вчера весь день находился? – удивился было дед.
-А вот вечером делать было нечего, ну и скашиварил немного, во видишь даже погоркой как-то получилось. – немного неуверенно ответил Андрей.
Но дед видимо ничего не заметил, или покрайне мере сделал вид что не заметил, пожал плечами и стал дальше сматывать удочки, и только на прощание подавая руку, с хитроватой улыбкой сказал:
-Ты смотри, не заночуй тут!
-Да я думаю пару часиков посижу и домой.
-Ну ладно, ты тогда может вечером зайдешь к нам? А то нам старикам скучно без молодых. – уже на ходу, обернувшись сказал он.
-Да, я думаю зайду, чайник ставь! – заговорщицки крикнул ему Звонарев.
Обещанные старику два часа давно прошли, а девушка все не появлялась. Потом прошел еще час, Андрей уже подумывал собираться, очень хотелось кушать, когда вдруг появилась она, теперь ему уже никто не мешал, и он во все глаза разглядывал ее, девушка же все также легко и непринужденно прошлась по тропинке, и перед тем как исчезнуть в лесу, вдруг посмотрела в сторону Андрея. Он даже не сразу понял куда она смотрит, так как расстояние было приличным, она все стояла и смотрела, парень так и замерев с удочкой в руках смотрел в ее сторону. Но вскоре подумав, что неприлично так пялиться, если она действительно смотрела именно на него, перезакинул наживку в другое место, как назло та угодила в какую-то траву, тогда достав леску стал очищать ее от водорослей, когда он снова посмотрел в сторону леса, девушки там уже не было. Несмотря на его большую надежду увидеть ее еще раз, смог высидеть только десять минут, потом все-таки желудок победил, и он стал быстро собираться домой. Идя к себе, Андрей с улыбкой вспоминал момент встречи, особенно неожиданный поворот в его сторону. Вспомнив это, он заулыбался еще больше — его рациональное мышление говорило ему что это была случайность, ведь в своей нелегкой жизни он мало чему верил, даже к “особым” снам со своей мамой, хоть и прислушивался, но не хотел разбираться в их“природе”, главное, что они помогали ему в жизни…. Андрей все не мог забыть этот прекрасный и легкий силуэт девушки, который снова и снова возникал в его сознании….. действительно было что-то в этом мистическое, как и в его необычных снах, и он был рад, что у него было время познакомиться с этим поближе.
В следующие два дня парень ходил на рыбалку без Романыча, баба Люба приболела, и деду пришлось присматривать за всем хозяйством одному. И в эти дни, он так же видел Марию на той же тропинке, и как казалось Андрею, она теперь все чаще смотрела в его сторону, он посчитав это хорошим знаком, решил переходить к более активным действиям. Только в следующие дни это ему не удалось сделать, погода стояла отличная и Романычу нужно было косить сено, Андрей сам предложил свою помощь, считая своим долгом помогать старику, так как помочь ему было некому. Два дня они вставали рано утром и косили высокую сочную траву на участке Романыча, Андрею действительно понравилось, после того как научился. Коса шла легко и свободно, лучшей физкультуры по утрам и не придумаешь. Единственное что отвлекало его от работы, это молодая “докторша”, как часто называли ее в деревне. Как понял Андрей, старики здесь так всех называли, чью работу они не могли толком понять. Не сказать чтобы он сильно волновался перед возможным знакомством с ней, считая что можно будет просто подойти к ней в лесу и что-нибудь спросить, но не знал как пойдет разговор дальше, ведь опыта общения с девушками у него было очень мало. Но несмотря на это, он действительно весело провел эти два дня. На трудовой “огонек” пришел друг Романыча – дед Коля, как вскоре Андрей понял, тот еще пройдоха. Все им рассказывал какие-то истории, в основном уж слишком фантастичные чтобы можно было в них поверить, рассказал несколько баек и про Марию Сергеевну, но Звонарев не особенно вслушивался, так как и они звучали мало правдоподобно. И теперь, лежа утром в постели после этих дней, чувствовал он себя отлично, отдохнув со стариками и телом и душой.
— Романыч наверно докашивает участок, пора и мне что-то предпринять. – думал сейчас парень, потянувшись в кровати. Встав, и сделав небольшую зарядку, пошел ставить чайник. Он уже сидел на кухне, задумавшись над дальнейшими планами, как в дверь неожиданно постучали. На пороге стоял Романыч и “залихватски” улыбался. Но старик был не один, и видимо это и была причина его веселья, рядом стояла какая-то молодая девушка, с неким интересом наблюдая за хозяином дома. Ни о чем не спрашивая он пригласил их в дом, ничего еще не понимая спросонья, и пропустив девушку первой, пошел следом, и только мельком взглянул на ее силуэт сзади….И сразу все понял, и настроение старика, и взгляд девушки и то, что наконец-то это случиться, причем таким естественным для него способом. Но естественно не показывал своих чувств, продолжая и дальше играть в эту странную игру, и только едва улыбнувшись Романычу. При этом пытаясь не выглядеть слишком взволнованным, невозмутимым голосом спросил у своего соседа:
-Чем обязан Романыч?
— Это собственно Мария Сергеевна, наш …ээ.. доктор!
-Метеоролог! – поправила она старика.
-Да…так вот- продолжил старик. – Она попросила найти ей человека, который поможет ей починить крышу, и что ты еще милочка просила?
— Приборы!
-Ах да! И деревянные приборы починить, если удастся. Ну вот я пришел к тебе как к ответственному и грамотному работнику.
Андрей на секунду не удержался и вздернул брови, в знак удивления, не помня чтобы когда-нибудь рассказывал Романычу что занимался подобным ремонтом, но быстро понял почему старик привел ее именно сюда:
— Да ты все правильно сделал сосед, что пришел ко мне, все сделаем в лучшем виде.
Когда он посмотрел на девушку, в его сознании возникло слово ангел. Голубые глаза, светлые волосы, и тонкие черты лица, напомнили ему этот неземной образ, и несколько секунд он не мог оторвать от нее взгляда:
— Я думаю вы останетесь очень довольны!
Еще раз задержав взгляд на ней, ему показалось что эти прелестные глазки, сразу все поняли, всю их со стариком наигранность. Но в своих словах об этом она не обмолвилась, даже какой-нибудь ироничной шуткой. Но и пугливой девочкой ее тоже назвать было нельзя, говорила она мало, больше улыбалась, и ее улыбка была чистой и искренней. Уверенность там тоже явно была, так как обсудив все моменты его работы, поспешила уйти, даже не попив чая, сославшись на неотложные дела. Она просила его начать с крыши, сегодня вечером, так что до этого времени он был абсолютно свободен.
Андрея приятно удивляла как все его дела непостижимым образом решались сами собой. И если было на свете счастье, то оно сейчас было с ним. В коем-то веке ему повезло, наверно он это заслужил, за всю свою детдомовскую жизнь, и крайне счастливый решил вкусно позавтракать, думая о прекрасной Марии. После завтрака решил просто прогуляться, в этих распирающих его грудь чувствах, просто не возможно было сидеть взаперти. И даже не запирая дом, что у него можно было украсть, пошел по тропинке в сторону их “рыбного” озера. Но где-то через километр тропинка раздваивалась, другая ее часть брала намного правее и вела к их лесному кладбищу. Андрею вдруг захотелось зайти и туда. Никакой толики грусти при этом он не испытывал. Так как его дед с бабушкой были далеко не идеальными родными, и если бабуля скорее всего и взяла бы внука на воспитание, после смерти родителей, то дед был против, считая что деддом – это отличная школа жизни. Подойдя к знакомым могилам, он несколько минут постоял возле ограды, вглядываясь в фотографии деда, бабули и их первой дочери, которая умерла еще в девичестве. Посмотрев на которую, тень сожаления все-таки пробежала по его лицу. Но быстро исчезла, так как верил, что им там лучше чем здесь. После этого пройдя ограду, он, соблюдая обычай, поцеловал каждый памятник и сел за скамью, которая вместе с небольшим столиком была тут же, и стал смотреть куда-то поверх могил. Андрей просто наслаждался красотой природы, даже в таком необычном месте, думая что все преходяще, только природа вечна. Но просидев так минут десять, чувства его стали изменяться, видимо атмосфера этого места все-таки добралась до его сердца, и он пошел на выход, не желая чтобы это место затронуло его прекрасное настроение. Сегодня в его душе “пели птицы”, и он хотел чтобы это ощущение продолжалось как можно дольше, чувствуя как ему не хватало этого раньше. Выйдя с кладбища Андрей пошел дальше по лесу, который шел полукругом к озеру-болоту и дальше к началу деревни. Поэтому побродив по этим местам, куда его никогда не пускали, он как бы исполнял детскую мечту и был очень доволен. И так примерно через час полтора неспешной прогулки, оказался уже возле того места где эта девушка метеоролог исчезала в лесу. Сразу этого не понял, когда вышел по тропинке из леса и увидел их с дедом озеро, но потом, прикинув расстояние и осмотревшись, вдруг осознал — это то самое место. Хищно улыбнувшись снова направился в лес. Но побродив по нему минут десять, и не найдя никаких признаков жилья, повернул назад. Ему вдруг показалось, что если они сейчас встретятся, то она легко может принять его за какого-нибудь маньяка, и тогда перевести их отношения в романические будет крайне затруднительно. Поэтому торопливой и аккуратной походкой, решил поскорее уйти из этого места. Выйдя в конце-концов из леса он так же торопливо направился к озеру. Но пройдя от леса метров семьдесят, уперся в небольшую траншею, по которой текла маленькая речушка. Он даже вспомнил ее название – “земляничная”. И теперь понял почему – вдоль обоих концов канала, довольно часто, аккуратными кустиками росла земляника. И речка, с ее светлой водой, и мелкой галькой, именно напоминала маленькую реку, а не мелиоративный канал, вырытый под нужды людей. Андрей поразмыслив немного, решил, что скорее всего речка действительно была естественной, только приспособленной к нуждам людей, а вот на счет присутствия земляники не мог так однозначно сказать, уж слишком она аккуратно и аппетитно сидела. Видимо кто-то очень любит это место, подумалось ему. И направился к небольшому мостику, через эту реку, который был совсем близко. Задержавшись на этом железном мостике, окрашенном в мягкий зеленый цвет, на несколько минут, Андрей пошел в сторону дома.
Когда он зашел к Романычу тот впервые показал ему свой “рабочий кабинет”, как сам его называл. Чего там только не было. И гончарный круг и глиняная посуда, и изделия из дерева, проволоки, лозы и соломы. И столько всяких инструментов, сколько он в жизни своей не видел. Андрей даже сразу растерялся, увидев такое количество предметов и поделок.
— Теперь я понял на что ты Романыч потратил свои годы. Это действительно поражает.
— Видимо к себе в сарай ты еще не заглядывал?! – усмехнулся старик.
— А там тоже такое?
— Мы с твоим дедом часто на пару работали. Чем же здесь еще заниматься, как ты говоришь. Без интересной работы сопьешься совсем.
-Вот это да! – все еще не веря своим глазам, сказал Андрей. – Можно потрогать? – спросил он, когда был возле маски какого-то индейца.
-Да конечно трогай, она не развалится. – посмеялся только Романыч.
— А она из чего, тоже из глины сделана?!
— Да, из глины.
-Да класс! Действительно Романыч здорово, я особенно в искусстве не разбираюсь, но я бы сам себе такую купил.
-Это чингачкук…..из наших советских фильмов.
Вглядываясь в это разрисованное боевой краской лицо, ему действительно показалось это лицо знакомым. Но положив его на место, продолжил осмотр дальше. Потратив на это дело минут десять, больше всего ему понравились гончарные маски, которые он заприметил в начале, и соломенные птицы. В чем честно признался старику.
— Ну тогда если хочешь с этого и начнешь, но в начале придется начать с чего-то попроще.
— Ты серьезно? Научишь меня этому?
— Знаешь, почему бы и нет. Я думал закончу с этими делами, подустал за эти годы, ну а тут ты появился, и знаешь снова захотелось сотворить что-нибудь. – с азартом стал говорить он. – И опять же, теперь и опыт есть кому передать. Ну что напарник готов учиться?
В ответ Андрей лишь махнул головой, не желая прерывать речь старика.
— Тогда отлично, пойдем пообедаем….нужно эту идею переварить. – улыбаясь, по братски он обнял парня. – А потом и приступим.
— Я уже ел, но чаю с тобой за компанию выпью! – с готовностью ответил Звонарев.
— Вот и отлично.
И довольные компанией друг друга, направились к дому.
Через час неспешного обеда они уже были в мастерской, и так как Андрея в первую очередь заинтересовали гончарные статуэтки, Романыч стал учить его месить “правильную” глину, как он это называл. Правда было ее немного, так что через час работы, Андрей представил на одобрение пол-пятилитрового ведра, этой самой гончарной глины. Старик со знанием дела вынес его во двор, осмотревши на свету достал жменю, стал ее размягчать, пробуя на ощупь, и со своей неизменной улыбкой сказал:
— Ну конечно она не идеальна, но тут ты не виноват, ей уже несколько лет, поэтому ничего лучше получиться и не могло…. Сегодня я поучу тебя на этом, а завтра ты добудешь новой.
— Хорошо! – облегченно вздохнул его ученик.
Промучившись до вечера, и слепив более менее пристойный горшочек, Звонарев попрощавшись со стариком, с нетерпением отправился к своей новой знакомой. Еще не дойдя до озера, Андрей заприметил ее на фоне вечереющего леса, в шесть часов, как они и условились. И на губах его расцвела игривая широкая улыбка. Вскоре он уже прошел реку “земляничную”, посмотрев на ее силуэт еще несколько мгновений, и придав лицу серьезный деловой вид, двинулся дальше.
-Здравствуйте! – первым начал он, только слегка смягчив свое мраморное лицо.
-Здравствуйте Андрей. – улыбнулась девушка искренней улыбкой, впрочем даже в этой улыбке он снова почуял некую иронию, как будто она многое понимала, и кажется смотрела прямо в душу.
– Идите за мной.
Андрей вспоминал те места где проходил сегодня утром, но вскоре они повернули правее, и еще дальше стали углубляться в лес. И вдруг он стал чувствовать дивные сладкие и свежие ароматы, в его языке не было слов чтобы описать ту гармонию запахов, которую он чувствовал.
Они казались ему знакомыми, но он всегда чувствовал их по одиночке, здесь же они были представлены все вместе, создавая опьяняющее состояние. Девушка, обратив внимание на состояние своего попутчика, сказала:
— Обычно такое бывает первый раз, ты перенасыщен запахами, но я тебя уверяю, скоро это пройдет.
— А если я не хочу чтобы оно проходило?! – ответил Звонарев, сам не зная пошутил он или нет.
-Я тебя уверяю это пройдет, скоро мозг адаптируется. – улыбнулась девушка:-
Останется только польза для здоровья.
-Как это?
— Это называется ароматотерапией, если ты не слышал.
Впрочем уже минут через пять они вышли на поляну, где с правой стороны стоял аккуратно обтесанный деревянный домик, с левой похожий аккуратный сарайчик. Но состояние их явно не было идеальным, на вскидку Андрей мог дать этим постройкам лет тридцать, так что действительно здесь было чем заняться, и при желании можно было не только крышу отремонтировать. Между домом и сараем была свободная лужайка, возле дороги тоже. В остальных же местах довольно свободно росли молодые деревья, и несколько рядов неизвестных на вид растений, от которых и исходил такой приятный аромат. Посажены они были в виде нескольких абстрактных фигур, что в сочетании с их приятными красками, выглядело также очень здорово. Впрочем он задал вполне логичный вопрос, не видя здесь самого главного:
— А где гидрологические приборы?
-На отдельной открытой площадке, лес создает большие погрешности в измерениях.
— Так почему же там дом не поставили?
— Ты не находишь что здесь лучше, впрочем для любопытных…- улыбнулась она парню: — Там тоже есть домик, но жить там нельзя. Он только для работы.
И подойдя к сараю, добавила:
— Ну вот собственно и ваша работа, как вы понимаете.
-Хорошо! – ответил он, будто деловито осматривая крышу, но чувствуя запах ее духов, думал совсем о другом.
— Ну вы тут посмотрите все, тогда скажете сколько вы возьмете за работу, чтобы уже определиться. –отойдя немного в сторону, сказала она, тем самым остудив парня.
— Да не беспокойтесь, разберемся потом! – посмотрел Звонарев ей в глаза, и сам почему-то покраснел.
-Хорошо, тогда я пойду в дом, разберусь там со своими делами……насчет цены потом мне скажете?
В ответ он лишь махнул головой, буркнув какой-то звук, в знак согласия.
Проводив ее в дом взглядом, он начал сосредотачиваться на работе, уже действительно осматривая крышу, и вдруг его осенила, а какими инструментами он это будет делать? Но пока решил хозяйку не беспокоить, понимая, что хотя бы в этом она ему не советчик. Андрей понадеялся что-то найти в сарае, а остальные материалы и инструменты достанет у себя или у Романыча. Поэтому недолго думая, взял висевшую на гвоздях сарая лестницу, и полез на крышу.
Пролазив по ней и сверху и в сарае снизу, и потратив не меньше двух часов, он уже знал все, что ему понадобиться для этого дела. Инструментов здесь действительно было мало, и это еще мягко сказано. Нашелся только ржавый молоток и довольно сносный топор. Коробку с гвоздями единичками, вообще в расчет не брал, так как ими только штапики прибивать. И с чувством качественно выполненной работы решил побеспокоить девушку. Она была уже в каком-то вечернем платье, а волосы были аккуратно прибраны назад заколкой-крабом, отчего была видна ее прелестная шейка, и Андрей на несколько секунд вообще забыл то, что хотел сказать. Но потом собравшись, благо она его не торопила, сказал:
— Работы здесь, то есть там действительно хватает, и обрешетку поменять и рубероид, и шифер кое где, а из инструментов у вас только топор и молоток один. – быстро протараторив все это, он потом понял, что в такие подробности можно было не вдаваться. Поэтому немного успокоившись, от звучания собственного голоса, добавил:
-Вам нужно будет заказать рубероид и может быть гвоздей, если я у себя не найду.
— Хорошо. – лишь ответила она, и после некоторой паузы сказала:
— А чаю не хотите?
Будучи изумлен таким быстрым переходом, он тем не менее не подавал виду, а спокойно сказал:
— А почему бы и нет!
-Вот и отлично! – улыбнулась она. Звонарев же, когда она отвернулась, тоже улыбнулся но совсем другой, хищной улыбкой, предвкушая дальнейшую развязку.
И вот они сидят в зале перед телевизором, она на диване, он в удобном мягком кресле, перед ними небольшой столик, на котором стоят кружки с ароматным чаем, и миска с разношерстным печеньем. Они болтают на разные темы, то касающиеся его, то ее, то вообще о чем-то постороннем. Ему понравилась ее манера говорить, находить правильные слова, иногда она помогала ему в этом, когда он не мог правильно выразить свои чувства. Но не смотря на это, их разговор больше походил на светский, и не касался тех глубоких ран, которые были на его сердце. Что касалось его собеседницы, то кажется она могла говорить о чем угодно, причем делала она это очень гармонично. Маша “умела слушать”, и ей действительно можно было рассказать самое тяжелое, но он понимал, что тогда можно забыть о его любовных планах. Но и сейчас разговор явно не шел к романтичной ноте, поэтому парень стал думать как это изменить, как вдруг отчетливо услышал гул приближающегося автомобиля.
— Это что машина?! – спросил он, сразу даже не поверив.
— Да это Михаил видимо приехал, тоже на чай напрашивался. – улыбнулась она.
Если сказать что Андрей был удивлен, это значит почти ничего не сказать. Посмотрев на него Мария подумала, что с ним что-то случилось.
— Эй Андрей! – стала она махать рукой в стороны, чтобы привлечь внимание. – Ты в порядке?
— Да все нормально. Просто задумался тут об одном.
— Ничего себе ты задумываешься, я уже было испугалась.
— Да ничего…все нормально. – ответил он не совсем уверенно.
Секунд через десять в дверь постучали, и Мария бесшумно встав, пошла открывать. Андрей, сидевший спиной к дверям, повернулся вполоборота, чтобы увидеть незнакомца.
Когда она открыла дверь, Андрей увидел глянцевого красавца, с такой же глянцевой улыбкой. В руках у него был большой букет алых роз, и Звонарев от этого погрустнел еще больше.
— Здравствуйте Маша, ну как вы здесь?! – первым делом спросил он, обнажив белоснежные зубы. Увидев соперника, кажется на секунду он помрачнел, но затем его лицо снова обрело выражение озорства и успеха.
— Все хорошо у нас! – так же весело ответила она: — Вот сидим чай пьем.- указала она в сторону Андрея.
— Кстати познакомьтесь – это Андрей, а это Михаил. – кажется ему не понравилось что прервали его шикарный выход на сцену, и он немного смутился, но все же подошел к этому невзрачному парню на диване, тот встал, и они обменялись крепким рукопожатием, хотя тут же поняли что друзьями им не быть:
— Здравствуйте Андрей, очень приятно!
Звонарев в свою очередь поприветствовал гостя. Между тем Михаил продолжил:
— А это вам Маша! Пришлось конечно покататься за ними – сделав явный акцент на последних словах: — Но зато какой прекрасный букет!
— Благодарю! – улыбнувшись ответила девушка, и понюхав их лишь раз, побежала куда-то. Правда минуты через три она снова была в гостиной, с большой вазой, в которой уже были цветы. Поблагодарив их владельца еще раз, она поставила вазу на пол, чуть поодаль дивана, решив что на столике она им будет мешать.
— Какой все-таки прекрасный у вас дом! – с утверждением сказал Михаил, когда все снова уселись, ребята в креслах, изредка посматривая друг на друга, а девушка на диване.
— Да, хороший дом мне дали. – согласилась она, смотря по сторонам.
-Нет я говорю как вы его прекрасно обустроили и украсили… вы действительно стали украшением этого места. – более ясно выразился он.
— Благодарю вас за такие слова Миша, этому месту действительно не хватало женской руки, и я слегка приукрасила созданное природой.
Между тем тот все не унимался:
— Я действительно еще никогда не видел такого прекрасного места!!! – вдохновенно произнес эти слова, потом выдержав необходимую паузу, продолжил улыбаясь: — Все я хочу здесь жить! Конечно если вы Маша не против…. Поставлю здесь палатку, а лучше перевезу свой коттедж сюда, и буду наслаждаться природой! – шутя сказал он. Маша в ответ тоже заулыбалась, и посмотрела на Андрея, тот вынужден был улыбнуться фальшивой улыбкой. Ему явно не нравилось такое продолжение вечера.
— У вас точно талант, вы не должны зарывать его в землю… У нас столько в стране талантов, и почти все уходит в пустую, многие так вообще спиваются. Я как могу поддерживаю их… но еще предстоит много работы в этом направлении. Кстати можно подумать развить и ваше направление. Я думаю от благодарных клиентов у нас бы не было отбоя….а в качестве показного материала вы бы могли поработать над моим домом?…как вы смотрите на такое предложение?
— Вы знаете я подумаю…. но скорее всего я буду вынуждена отказаться. Так как меня и здесь все устраивает.
— Да бросьте дорогая моя, что здесь вообще можно делать в этой глуши, я мог бы помочь вам в трудную минуту.
— А с чего вы решили что у меня трудная минута и мне нужна помощь? – открыто рассмеялась девушка.
-Ну как? Какую здесь вообще можно найти работу?! – не ожидав такой реакции с ее стороны, растерянно пролепетал он. Но девушка не спешила с ответом, и Михаил взяв чашку со стола, отпил несколько глотков, и уже продолжил прежним спокойным тоном:
— Маша вы зарываете свой прекрасный талант…. вы подумайте сколько прекрасных творений смогли бы создать, и первым стал бы мой дом, который я не боясь отдал в полное ваше распоряжение, полностью полагаясь на вашу фантазию.
— Вы знаете Михаил. – так же учтиво и не спеша отвечала она. — может быть когда-нибудь я и соглашусь, но сейчас моя работа позволяет мне быть свободной, что мне очень дорого. И поэтому я не готова ею пожертвовать ради искусства, которое вы мне предлагаете. И знаете, считаю что здесь я нужнее людям, ведь подчас у них нет никого, кто смог бы им помочь. Поэтому прежде всего это, и моя свобода, а потом все остальное.
— Хорошо Маша, конечно поступайте так как считаете нужным, это ваше право, просто очень жаль что никто не увидит ваших прекрасных творений кроме одного меня.- сказал он печальным голосом.
— Почему не увидят? Многие и сюда приходят, в том числе и Андрей. – и с улыбкой посмотрела на него.
Его явно призывали к ответу, что надо сказать ничуть не трогало его, Звонарев уже убедился во всем, и сейчас сидел только из чувства вежливости к хозяйке дома, так как не смотря на свои чисто женские штучки и набивание своей цены, понимал что в конце концов она сдаться ухаживанием этого щеголя, но не смотря на это действительно чувствовал ее ум и доброе женское сердце.
— Да конечно, мне тоже все это сразу понравилось! – искренне ответил парень, улыбнувшись слабой улыбкой.
-Вот видите Миша….вы явно спешите с выводами.
— Да…видимо вы как всегда правы Маша. – вынужден был сказать он. — А Андрея вы наняли для ремонта?! – вдруг почему-то перескочил на эту тему.
— Ну да….хотя мы уже успели подружиться. – снова теплым взглядом она посмотрела на Звонарева.
— Да! –только ответил тот, переведя взгляд с Марии на Михаила, и еще раз оценил ее доброту, она напоминала ему маму, в его снах.
Между тем повисла пауза, и Михаил снова не преминул возможностью ее небанально заполнить:
— Ах Маша! Как вам удается быть всегда такой цветущей, такой прекрасной! – будто невзначай сделал он акцент на последнем слове.
Совсем не смутившись она серьезно ответила:
— Ну здесь кстати говоря, все очень просто. Правильное питание – в основном растительного происхождения. Прекрасный свежий воздух, природа, работа которая нравиться. Что еще нужно для жизни…. вот тогда и появляются и творческие силы и вдохновение, которое надо сказать очень полезно для здоровья.
— Да….Ну а что делать Маша, жизнь в городе накладывает свой непритязательный отпечаток на людей.
— Конечно люди в городах затянуты его суетой, и очень сложно вырваться из этого замкнутого круга.
— Что вы имеете ввиду под словом замкнутый круг? Деньги – работа – деньги?
— Ну у некоторых – почему-то улыбнулась она. – Дом – работа – дом, ну а в принципе, да я об этом.
Надо сказать что ее гость почему-то слегка покраснел при ее словах, но это было совсем не долго, будучи быстро отходчивым человеком:
— Вы снова правы Маша, но что же с этим поделаешь, куда от этого денешься. –не столько спросил, столько констатировал он, словно давно заученные слова.
— Ну знаете Михаил не хотелось бы кого-то учить, но я хочу рассказать один эпизод из книги очень известного астрофизика. Он написал художественную книгу в котором один парень поступает плохо с главной героиней, а потом пытается оправдаться, говоря что и сам хотел бы жить в мире где торжествует справедливость и добро, но к сожалению наш мир совсем не такой, и поэтому он так поступил. На что она ему отвечает что удивлена, так как своим поведением мы и делаем его таким….Все можно изменить и несправедливость, и серость наших дней.
После этого повисла некоторая пауза, в течении которой Михаил пытался понять, но еще больше, видимо пытался “принять” слова девушки.
После этого разговор снова стал более непритязательным, девушка сама изменила его в сторону более светского, а Михаил как-то не пытался снова вернуть ему прежнюю серьезную окраску. Надо сказать, Андрею в конце-концов надоело сидеть как молчаливая статуя, и решив что срок его присутствия из вежливости уже прошел, стал уже подумывать над прощальными словами. Как вдруг Маша призналась что пишет стихи, и если они хотят, она им с удовольствием прочтет что-нибудь. Естественно Михаил был не против, да и Звонарева это снова немного заинтересовала, и решив что после стихов непременно уйдет.
Она снова ушла ненадолго из комнаты, вернувшись с небольшой зеленой книжкой, и сев на прежнее места стала вдохновенно читать:

Туча счастья
Серая туча нависла над лесом
Пугая осенних птиц,
Что ты несешь дорогая
Смерть или спасенье в миг.

В этом лесу оживленном
Из-за небесной мглы,
Ты стоишь на тропинке,
Ожидая исхода игры.

Игр природных раздолье
Игр людских суеты,
О боже как трудно принять решение
Ведь на перепутье стоит она, и ты.

Все потеряв и все опрокинув
Ты остаешься одна.
С тобой только ветер осенний
Свободна ты, но и утомлена.

Тебя лихорадит немного
И мурашки по телу бегут,
Поверь это нормально
Когда ноги на новый путь несут.

Встань прямо и гордо
Как должен стоять человек,
И взглянь на ее приближение
Черных и дождливых век.

Ее поток агрессивный
Осеннего и прохладного дождя,
Все смоет в округе
Но только не окрепшую тебя.

С начало будет хуже и хуже
И когда ты будешь готова упасть,
Наступит миг исцеленья,
И дождь прекратиться
омыв твои раны и грязь.

И ты взглянешь на небо с улыбкой
и сможешь дальше идти,
на встречу буре и счастью
этой бесконечной, и дивной игры.

— Ну как вам? – с улыбкой поинтересовалась она.
Михаил и тут был на высоте, тут же стал восхвалять девушку разными эпитетами. Андрею тоже понравилось, и дело было не только в красивых слогах и сути того, что описывалось в них. В его сознании возникло нечто такое, что он никак не мог понять. Это не было похоже на то, когда он пришел сюда, и запахи немного одурманили его. Здесь было что-то другое.
— Ну а как тебе Андрей? – перебила она Михаила, заранее извинившись.
— Да!…мне действительно понравилось. — ответил парень, искренне улыбнувшись.
— Ну что прочитать еще что-нибудь?
Ребята оба кивнули, и тогда девушка продолжила:

Мир на перепутье.
Скромный монах
Из соседней церкви,
Шел в сторону холма,
Туда где в небольшом удаленье
Лежала целая страна.

Страна из стекла и бетона
И металлических крыш,
Большого числа народа
И такого же количества крыс.

Дойдя до указного места
Он сел немного отдохнуть,
И посмотрел на этот яркий источник
Что все не может уснуть.

Смотря в эту глубокую бездну
страстей и высоких чувств,
на его лице читалась забота
об этом источнике душ.

когда-то давно в прошлой жизни
он тоже был там — внизу,
жил, боролся, смеялся и плакал
и иногда был подобен подлецу.

но всегда находил себе оправданье
ведь он всегда чего-то искал,
то денег, то дом, то машину
то женских чувств карнавал.

но за все эти долгие годы
забот и печальных дум,
он понял что потерял
гораздо больше,
детскую радость
и тихий душевный причал.

он думал что так и закончит
свой бесполезный и суетливый век,
но вмешалась судьба
устроив дивный радостный побег.

теперь он здесь сидит
на возвышенье этом,
думая о мире том,
найдет ли он на пире внешнем
свой счастливый и миролюбивый дом.

ведь обретя во храме этом
свой внутренний покой,
только забота о людях
в нем создавала,
некий душевный и жалостный вой.

поэтому перекрестив долину три раза
и посмотрев еще раз – любя,
тихо вздохнул на последок
и ушел внутрь себя.

Когда при чтении это чувство снова появилось, Андрей стал прислушиваться к нему, пытаясь его понять, но чем больше он сосредотачивался на нем, тем больше оно ускользала. Но несмотря на это, когда Мария закончила, и перевела взгляд с книжки на своих слушателей, Звонарев уже более менее понимал что с ним произошло. С окончанием этого стихотворения, он понял как безвозвратно и патологически влюбился в эту девушку. Но ему казалось, что здесь было что-то еще, помимо обычной плотской любви. Пока он не мог точно выразиться. Весь этот ее загадочный образ, ее красота и поступки, вся это обстановка, ее прекрасный двор с его дивными пленяющими ароматами, а теперь еще и стихи, прочтенные ее прекрасным женским голосом, совсем зачаровали его в конец. Он был словно в животе у матери, где всегда тепло и безопасно, где ты всегда любим. И ты знал, что все будет хорошо. Он был в этом коконе материнской любви и снова не хотел возвращаться….
Между тем хозяйка все-таки вернула его к настоящему, спросив, прочитать ли еще одно, и они снова кивнули. Тогда она продолжила:

Ангел-хранитель.
Я приснюсь тебе этим рассветом
В сиянии синих небес,
Я разбужу тебя дивным полетом,
И очарованием дивных чудес.

Ты удивишься негромко
И протянешь руку ко мне,
Ты будешь со мною сегодня
А не в той земной суете.

Мы будем летать по округе
Творя чудеса и любовь,
Мы поймем кто нуждается в друге
И дадим им заботу и кров.

Этот день ты запомнишь надолго
И поймешь его красоту.
Эти поля, леса, этот праздник!
Дивных песен, и нашу мечту.

Ты наполнишься этой любовью
Наших сердец и открытых душ,
А потом уйдешь еле слышно
В мир огней и материальных нужд.

А я оставшись в том мире
Снова тебя буду ждать,
Когда ты уставшая очень
Приляжешь cнова на кровать.

После стихов они снова о чем-то заговорили, наваждение Андрея стало исчезать, и он понял что пора домой, вмешиваться в их мелодичный разговор уже было поздно, да и бесполезно. Дождавшись паузы, он сказал давно заготовленные слова, о том что очень устал, и все в таком же духе, а о крыше они завтра договорятся, после того как посмотрит, что из материалов есть у него. Маша проводила его до двери, пожелав спокойной ночи, и Андрей снова подумал – какая чудесная девушка. И уходя от ее дома, еще долго парень чувствовал приятный запах липы и каких-то трав….
Утром, едва позавтракав, он сразу же отправился в сарай, смотреть то богатство, которое ему осталось от деда. И действительно, открывшиеся его приятно удивило. Вчерашняя встреча с Романычем ему уже стало казаться каким-то сном. Но когда увидел у себя в сарае те же инструменты, фигурки и изделия, пришел в полный восторг, теперь он знал, чем серьезно займется.
— Бог с ним с этими девушками, за то у меня будет любимое дело! – заключил он с маленькой долькой грусти, но знал что этого ему хватит для спокойной и тихой жизни.
Осмотрев дедову “коллекцию” Андрей определил, что его старик явно уступал Романычу в мастерстве, но надеялся это исправить, зная что Романыч будет не против. Были здесь и некоторые отличия. Не было гончарного круга, изделий из глины практически тоже. Зато было много деревянных поделок и изделий, из чего парень сделал логичный вывод, что здесь больше любили “дерево”. Это немного огорчило Звонарева, так как ему нравилось мягкая и пластичная глина, с которой можно вылепить все что угодно. Были здесь так же изделия из лозы и соломы, но по “качеству” они так же уступали тем что он видел в сарае соседа.
— По крайне мере с инструментами для крыши полный порядок. — подумал Андрей: — Теперь осталось найти материалы.
И еще битый час он копался в большом сарае, где перегородками было разделено места для мастерской, и для содержания свиней и птицы. Так же была кладовая, в которой ему тоже удалось кое-что найти. Но на этом он не остановился, полностью осмотрев свой участок, баню, и даже залез на чердак. Впрочем ему действительно удалось многое найти — дерево для обрешетки, несколько килограмм вполне годных гвоздей и большой металлический лист, зная, что и тот пригодится.
После отправился к Романычу “перенимать” мастерство, и за советом, где можно купить рубероид. Пришел парень вовремя, так как старик уже копался в сарае-мастерской, и когда он пришел, тот быстренько вытащил лопату и ведра, сказав, что сейчас они пойдут за глиной.
Примерно часа два им понадобилось чтобы дойти до места, и накопать два ведра отборной глины. После еще следовала долгая дорога домой, с тяжеленными ведрами. Но это стоило того, так как через пару часов работы, под пристальным взором Романыча, Андрей вылепил отличную гончарную вазу. И поставив ее в летнюю печь, “ запекаться”, они отправились подкрепиться.
За столом, изрядно наевшись, он спросил про рубероид. От чего Романыч хитро улыбнулся, как хорошо умел, и сам спросил:
-Ну как она?…Докторша?
— Нормально – лишь ответил Андрей: — Хорошая!
— И все?
-А разве обязательно должно быть что-то еще?
-Ну ты конечно смотри сам, но будь я на твоем месте я бы непременно приударил!
-Да приударишь там! Очередь как в кремль занимать. – конечно Андрей видел только одного соперника, но ведь он уже был наслышан о ее “кавалерах”.
— А-а-а! Вот где собака зарыта…..но ведь и ты не болван, не пьешь….по крайне мере лишнего, с руками и ногами, по-хозяйству все сделаешь, если что я помогу.
— Да Романыч с руками и ногами, и они тоже, но помимо этого у них по мешку денег еще имеется.
— Ну да деньги это хорошо, но ведь не главное, можно и без них прожить.
— Можно конечно, но ты бы видел как она с одним так приятно ворковала.
— Ну баба она и есть баба, но Маша хорошая.
— Ну а я тебе что ли другое говорю. Хорошая…..Только грамотная слишком….и недоступная что ли…..нет — подумав секунд десять, он чуть не крикнул: — Она как святая! И как ведьма одновременно…
— Что-то я не могу понять, как она может быть и святой и ведьмой сразу? – не понимал старик.
— Ну я тоже Романыч понять не могу… зачаровала она меня вчера.
-Как? Зачем?
— Да я думаю Маша и не хотела….я сам что-ли зачаровался. – видя что старик стал встревожено на него смотреть, он сказал:
— Ладно Романыч это пустое….да не бойся не колдовала она вчера – засмеялся Андрей звонко, от чего и взгляд старика “потеплел”: — Просто все в ней такое…божественное я бы сказал, и участок ее, и она сама, и стихи…
-Какие стихи? – перебил он его.
— Ну стихи она читала! – улыбаясь ответил Звонарев. Теперь старик начиная понимать, еще больше засиял своей хитроватой улыбкой:
— Ах вон оно что?! Да брат ты влюбился!
-Наверно, ну а что толку то!
-Да Андрей, есть в ней что-то непонятное…. и сложное.
-Ладно Романыч давай оставим эту тему, а то как-то тоскливо становиться, ты лучше мне про рубероид скажи.
…………………………………………………………………………………………………………………………………………

— Все-таки рубероид нам в райцентре надо заказывать! – начал он прямо с порога, когда вечером девушка открыла ему дверь.
— Да, хорошо…..и все? – была немного озадачена она таким началом разговора.
-Да! остальное я уже нашел! – проходя в дом ответил он с улыбкой. Впрочем это улыбка не исчезла, когда в свободных креслах он уже увидел двух других парней, почти таких же “лоснистых” и улыбающихся как и Миша вчера, она лишь слегка померкла.
— Садитесь на диван! – указала девушка, выведя Андрея из неловкого положения.
— Хорошо! – лишь ответил он, чувствуя как и вчера некую неловкость, эти парни разоделись как будто на банкет пришли, а он разве что не в “рабочей” одежде.
Разговор впрочем тоже был подобен вчерашнему, правда “страстей” было намного больше. Так как Сергей и Александр, хоть и были друзьями, но здесь не на шутку разгорячились, в попытках побольше нахвалить себя. И видя что это не возымело успеха, так вообще стали “колоть” друг друга язвительными словами. И если бы не Маша, то им вообще возможно пришлось пересмотреть свои “отношения” — как друзей. Андрею со стороны было смешно и немного гадко наблюдать за этим.
Как “мужской принцип” и гордыня, из людей и к тому же друзей, делают, мягко говоря совсем не людей. Звонарев был рад, что не поддавался зову этого животного инстинкта. И изредка они с Машей обменивались сочувственными взглядами. Ведь то что она все понимала, у него не было ни какого сомнения. Со своей стороны Звонарев рассказал все, что касалось ремонта крыши и давно бы ушел домой, если бы не стихи и ее чарующий голос. По крайне мере он себя в этом убеждал. Но вот настало долгожданное время, и Маша ушла в другую комнату, придя с уже знакомой ему зеленой книгой. Когда открыла ее, шум от ребят прекратился, и Андрей снова стал погружаться в прежнее чувство.

Alma mater.
Нарисуй в душе моей улыбку,
Покажи всю прелесть солнечного дня,
Расскажи о величии вселенной
И укажи мудрость бытия.

Ты один способен на такое,
Ты мой странный и прозрачный друг,
Не дай сгинуть в одночасье
И в суете бытовой, мирской не дай.

Унеси меня на крышу мира
Туда где серебристы облака,
Где слышат нас звезды и планеты
И спокоен ум и бестелесная душа.

В том краю энергии и тени
Возможно все – возможны чудеса,
И тот кого вы однажды потеряли
Предстанет перед вами, лишь только не дыша.

Вы насладитесь разговором
И той беспечности, что будут говорить уста,
Вы вспомните былые взлеты и паденья
Родные сердцу места и края.

Вспомните также другие страны
Другое время и технический уклад,
Где в городах и сёлах неказистых,
Вы проживали свою, другую жизнь.

И этот друг сидящий рядом
Тоже был там с вами внизу.
Радовался, когда случалось радость
Не оставлял, когда случалось беда.

Вы прожили уже столько столетий
Много дорог и полей вы вместе прошли,
А теперь сидите на облаке беспечно
И все спорите кто был первым, а кто вторым.

Это красота творящееся рядом,
Это беспечность обитающих существ….
Я бы остался здесь, правда
Но хрупкое тело
Все непреклонней тянет меня вниз

И я уйду со своим другом бестелесым
В мой город, в родные мне места
Где в тишине квартиры затемненной
Я увижу и родные небеса.

Озеро.
Ветер колышет деревья негромко,
Птицы поют свою трель не спеша,
По тропинке идет одинокой
Юный путник – удочку держа.

Он идет наслаждаясь природой,
Ее дивной красотой, тишиной,
Направляясь все вправо и вправо,
По тропинке к речке лесной.

Вот показался холм не высокий,
За ним “зеленая” стена,
Пройдя ее осторожно
Ему открылась лесная страна:

Знакомая речка спускалась с пригорка,
Вокруг зелень, листва,
И впадала в озеро легонько,
Такая тихая, милая вода.

Птицы, начали свое умыванье,
Что-то друг другу страстно крича,
Рыба тихо плескалась на солнце
Совсем никуда не спеша

Парень присел на знакомое место
Осмотрев свою красоту,
Как солнце пробивая кроны деревьев
Отдает свою теплоту.

Этот контраст света и тени
Зелени и синевы.
Создает дивный пейзаж
Природных красок —
ее величия и полноты.

он сидел тихо вдыхая,
лесной воздух, его чистоту.
и совсем не желая,
спугнуть этот яркий момент —
его тишину и глубину.

Андрей снова был зачарован услышанным, и поняв что стихов больше не будет хотел как и вчера, посидеть минут десять для приличия и уйти, но неожиданно разговор зашел о вдохновении и он заинтересовался.
— Я считаю что наша система образования потому и хромает из-за того что начинается с вопроса – что я должен выучить?, вместо того чтобы начинаться – что я хочу выучить?, или проще говоря – чем я хочу заниматься?. В этих двух вопросах кроиться фундаментальное отличие. И дело ведь не только в том, что за свои 150 лет количество информации, которое нужно было запомнить, увеличилась в десятки раз. И вместо нескольких классов сейчас дети ходят и в детский сад и нулевые классы, потом одиннадцать лет школы, затем вуз четыре года. А смысл от этих огромных трудов? если приходя на работу им тихо говорят — учитесь заново. Причем у абсолютного большинства работающих, возьмем сейчас только вуз, количество той информации которое им нужно непосредственно в их работе можно выучить за полгода – максимум. И это и то, у бухгалтеров и экономистов, чье количество, я думаю вы со мной согласитесь, не может быть выше 10 процентов. Но ведь большинство работает на заводах, фабриках, в строительстве. Там вообще их непосредственную работу можно выучить за несколько дней. Но как я и говорила раньше, если бы дело касалось только не нужной “зубрешки” и просиживанием штанов. Но главное даже не в этом. Очень жаль что детей заставляют что-то делать, не используя в схемах образования, такое важное чувство вдохновения и воодушевления, и не используется творческий потенциал ученика, ведь когда у ребенка появляется интерес к чему-то, то это уже не нудная зубрежка, которая забудется через несколько дней, а это то знание и дело, в котором он будет нуждаться, и будет применять в своей жизни на благо себя и людей.
— Извините, что перебью вас Маша, но мне кажется вы слишком категоричны. Да, конечно, мы знаем что многое мы учили зря, но все-таки многие люди поступают куда-то сознательно и любят свою работу, я один из таких счастливчиков. – не соглашался с ней парень что сидел слева от дивана, при этом примирительно улыбавшись.
— Да Сергей, конечно есть такие люди, но вы сами назвали себя счастливчиком, и я думаю что это не случайность. – тоже улыбнулась она в ответ: — Таких людей, которые осознают свои желания в школьном возрасте очень немного. Но я уверена, что если бы детей спрашивали — чем они действительно хотят заниматься, таких детей было бы намного больше. И что самое главное они развивались как личности.
— А вы не думаете Маша что тем самым мы воспитаем “больших” эгоистов? – вдруг неудержавшись выпалил Андрей, тем самым неожиданно для себя, вступил в общий разговор.
— Поэтому я и сказала о творческом духе. Именно чистое творчество способно очистить их души от “грязи”. И конечно же я не говорю полностью отменять воспитание их неокрепших умов, и потакать их маленьким шалостям и страстям, которые, кстати говоря, общество само и создает, но это долгая тема…. Просто нужно пытаться видеть в ребенке его сердцевину, его устремления, и способствовать их развитию. Тем самым вырастет не просто поколение социальных работников, способных худо бедно справляться со своей работой. А вырастет поколение вполне развитых личностей, и качество их работы будет существенно выше, так как будет воодушевление и осознанный выбор.
— Надеюсь вы не пойдете с лозунгами к министерству образования?! – решил пошутить Александр.
— Нет Сергей, не беспокойтесь. – в ответ заулыбалась и девушка: — Никакие быстрые перемены в системе образования я не предлагаю, можно как всегда “наломать дров” такими переменами. Но считаю, что плавные изменения необходимы. Кстати говоря в США и в Европе уже созданы такие школы, где дети занимаются тем чем хотят, пока в виде эксперимента, поэтому надеюсь наше министерство заинтересуется этим опытом….
— Мне вообще иногда кажется, что нас учат хорошо размышлять, но не делать. – добавила она.
После, разговор уже не затрагивал таких интересных тем, и Андрей снова заскучал, о рубероиде они уже давно договорились, поэтому не захотев как и вчера, превращаться в немую декорацию вечера, он сообщил о своем уходе. Девушка уже ничего не спрашивая, молча его проводила, наградив в конце своей прекрасной улыбкой.
По дороге домой он все не мог забыть ее лица, стихов, ее голоса. Выйдя из леса, и оказавшись у речки, он вспомнил ее красивое название – земляничная, и сойдя с тропинки, будучи у самого мостика, отошел от него шагов на десять, и улегся на склоне реки, пытаясь несильно помять землянику. Укутанный в мягкой зеленой траве, он стал рассматривать ночное небо и сказочно рассыпанные по его небосводу звезды. Стал вспоминать прошедшую жизнь: свое сиротливое детство в детском доме, редкие приезды сюда к бабушке, свою службу в армии, потом контрактную службу. Войну, где ему пришлось убивать. Всю эту страшную и довольно бестолковую жизнь. Потом сны матери. Их яркий контраст красок и чувств. Чужеродность и ожесточение там, теплота и любовь здесь во снах. Он никогда не думал, что жизнь человека может быть так проста, но и так прекрасна. И хотя он понимал и принимал, что Маша никогда не будет с ним, и никогда не уснет на его плече, он все равно был счастлив, и рад тому, что повстречал эту девушку. Одним лишь своим присутствием она украшала не только его жизнь, но и жизнь других людей. Он конечно же считал, что не вправе требовать от Маши каких-либо чувств, так как здесь не найдется человека достойного ее. Но вскоре позабыл и об этом, оставив все мысли позади, и какое-то время просто наслаждался звездами и этой летней ночью. А после, счастливый, отправился домой.
В следующие два дня он почти не выходил из мастерской Романыча, где сосед учил его лепить фигурки из глины, причем состав здесь был иным, из-за чего они получались практическими белыми, как из фарфора. К Маше он в это время не ходил, так как не было повода– рубероид она закупит сама, на что ей понадобиться пару дней, а просто приходить на чай Андрею не хотелось, ведь ухажеров у нее хватает. Но в третий день, как они и договаривались с его “работадательницей”, он с Романычем в пару, собрав все необходимые материалы и инструменты для работы, уже ехали по объездной дороге к дому Маши. Было еще половина четвертого, вместо обозначенных четырех, так что просить Романыча подогнать его лошадку не имела смысла, поэтому сидя на длинных и широких досках обрешетки, он лишь умиротворенно смотрел на пробегающий пейзаж, прокручивая в уме детали своей работы. Сначала они проехали к началу деревни, которая заканчивалась знакомой ему речкой, бежавшей здесь в бетонном желобе, затем еще километра два, и только потом свернули направо — по указателю. Скоро с правой стороны появился лес, а с левой насколько хватала глаз — “лежало” желто-зеленое покрывало рапса. Рапс в это время, еще не начинал цвести, но Андрей знал что это очень красивое зрелище, на которое хоть раз но стоит взглянуть. Вдоль леса они проехали еще километра два, а затем свернули на широкую лесную тропинку, по которой теперь все чаще ездили автомобили.
Когда они подъезжали к желанному лесному двору, на часах Андрея было без пяти минут четыре, хотя ему казалось, что они опоздают.
— Ну тем лучше. Зато убедиться в моей надежности. – отметил про себя парень, уже начиная чувствовать приятные запахи Машиного двора. Забора у Маши не было, и они прямиком подъехали к ее обветшалому сарайчику. Еще когда они подъезжали, издалека он увидел как не по-хозяйски у сарая лежали трубки нового рубероида, портя весь вид. И когда слез с их “транспортного” средства, первым делом пошел перетягивать их в сарай.
Словно чувствуя их приезд, из дома вышла Маша, увидев Андрея при работе, и стоявшего возле лошади Романыча:
— Здравствуйте! Вы уже здесь? – искренне удивилась она.
— Как и договаривались на четыре. – улыбнулся ей парень, идя в сарай с очередной трубкой рубероида.
— Просто вы ни на минуту не опоздали, на моих часах ровно четыре.
— Ну в моей работе, впрочем как и у вашей, должна быть точность! – заметив про себя что удачно “сострил”.
— Да вы правы Андрей…ну теперь вам хватает материалов для крыши?
— Да, не беспокойтесь…. а ваши помощники здесь? –спросил он, не видя привычных этому брату машин.
— Да. Они задержались на площадке, хотели посмотреть на приборы и измерения. Но что-то у них там в машине сломалось. Обещали в любом случае или придти, или приехать.
— А не заблудятся?
— Да нет они из местных, сами уверяли меня, что все здесь знают.
-Ну-ну! – подытожил на этом Звонарев, не очень доверяя их самомнению.
— Ну как живете Василий Романович?! – в образовавшийся паузе спросила она старика, когда тот выкладывал инструменты из повозки. – Как здоровье?
— Да по-тихоньку Мария Сергеевна, жена велела передавать привет, и сказать спасибо за вашу настойку, спина действительно у нее проходит.
— Я очень рада что помогло! – искренне улыбнулась она в ответ: — Может чаю выпьете, или еще чего-нибудь?
— Ну чаю это можно, сейчас только достанем все и лошадь привяжу.
— Хорошо, заходите тогда в дом. – ответила девушка и скрылась в нем.
-Ты тут без меня справишься Андрей?!
Парень как раз выходил из сарая, перетянув все трубки:
— Да, пока справлюсь. Перетащу все в сарай, и там обрешетку подправлю. Надеюсь и ребята к этому времени подойдут. Иди чайку попей! – улыбнулся Звонарев: — Заслужил за свои годы!
Старик улыбнулся в ответ и пошел в дом.
Через несколько минут из леса послышались отдаленные голоса, а минуты через три Андрей воочию увидел старых знакомых — Сергея и Александра.
— Бог в помощь! – еще издалека крикнул Сергей, когда Звонарев показался из сарая. Он не услышал в этой фразе злой иронии, поэтому ответил кратко:
— Спасибо!
— Помощь нужна? Маша нас просила помочь! – и хотя в их джинсах и майках вполне можно было работать, видно было, что сама работа не вызывала у них особого энтузиазма, да и по внешним данным можно было понять, что вряд ли ребята знают чем отличается перфоратор от дрели.
— С обрешеткой в принципе я и сам справлюсь, а вот потом шифер снимать, я бы точно от помощи не отказался. Пойдет вам через часик-полтора?
Ребята с готовностью согласились, и следом за Романычем исчезли в доме. Но настроение Андрея от этого совсем не ухудшилось, считая что у каждого свое место в жизни, и кажется свое он нашел.
Через час, как и договорились, они уже были на крыше. С начало Андрей разобрался с коньком, затем, достав гвозди с шифера, стал аккуратно подавать его Сергею, который на веревках, спускал его вниз Александру. Тот в свою очередь складывал его у стены.
Вскоре появился и довольно повеселевший Романыч, его лицо выражало сейчас край доброжелательности. Звонарев, следивший сейчас за ним, примерно представлял состояние старика, ведь сам уже и не раз чувствовал силу ее “чар”.
— Ну как ребятки работается! – спросил он бодрым молодецким голосом, подходя к ним.
— Хорошо Василий Романович, вспоминаю свое детство здесь! – первым ответил ему Александр.
— И я тоже! – ответил второй.
Его сосед же ничего не сказал, они только улыбнулись друг другу, и старик насвистывая какую-то мелодию своих прежних лет, пошел к своей кобыле. Только запрягши ее в телегу и уже собираясь ехать, он крикнул на крышу:
-Завтра придешь ко мне Андрей?!
— Да конечно! – ответил парень, и Романыч нежно дотронувшись до бедра своей лошадки, дал ей команду ехать.
За три часа неспешной работы, они успели не только выкорчевать и спустить весь шифер, но и убрать старый рубероид. И после сделанных трудов Андрей был доволен результатом. Небо было почти безоблачным, поэтому боятся дождя не стоило. И Звонарев, с чувством выполненного долга, отправился с ребятами на клим.площадку, где в маленьком домике, помимо метеорологического оборудования, была проведена холодная и горячая вода, и можно было помыться в душевой кабинке.
Затем снова был вечер в гостях у Маши, с ее прекрасными стихами, длинными рассуждениями на философские темы, и чисто женским непринужденным флиртом. Все это так гармонично в ней уживалось, что видимо и создавало ее очарование. Андрей точно не разобрался в этом. Но ему казалось будь она чуточку углубленнее в какую-то из своих черт, то была бы не так притягательна для мужчин.
Между тем Андрею больше всего нравилось, как она вдохновенно читала стихи, и ее голос кажется перебирал все женские ипостаси от наивной девочки до грозной матери, посылающей своих детей на защиту родины. Андрей как будто погружался в мир истории и чужих судеб, проживающих вместе с ними важную часть их жизни. Еще ему нравилось когда она затрагивала тему высших сил и Бога и размышляла в этом направлении, обычно одна. Так как ему, видимо как и всем остальным ребятам, не хотелось лезть в эти заумные рассуждения, ведь что они могли знать с позиции своей маленькой человеческой жизни. Не знал Андрей, много ли для Маши значат эти рассуждения, но именно ее разговоры об этом, рождали в нем смутную надежду что их жизнь имеет смысл, и Там все будет хорошо.
Как и обещала, она его сытно накормила, и слушать их неспешный веселый разговор, с полным зобом, было в двойне приятнее. Он как и всегда, довольно редко принимал участие в беседе, обычно если Маша просила согласится с ней в чем –то, или нужно было его авторитетное мнение, в каких-то технических вопросах. И довольно нескучно просидев с ними еще несколько часов, он отправился домой в кровать, хорошая работа “с непривычки”, здорово его утомила.
…………………………………………………………………………………………………………………………………………

Через месяц, Андрей не только отремонтировал Маше крышу, но и клим. площадка почувствовала его мастеровитую и заботливую руку, отчего некоторые приборы выглядели совсем новыми, а нескольким он подарил вторую жизнь. Так же прослышав об его добротной работе, потянулись и другие люди с просьбами, он же им продавал или просто дарил, те изделия и сувениры, которые они делали вместе с Романычем. Конечно, он пока только умел корзинки плести, и с глиной хорошо управляться, но знал, что старик так просто от него не отстанет.
Отношения с Машей стали еще более доверительными и дружескими. Она несколько раз брала его с собой на сбор полезных трав. Несколько часов они ходили по округе родных полей и лесов в поиске нужных растений. Вот и сейчас они возвращались с такой “прогулки”, и решили полюбоваться закатом, на знакомой им речке — “земляничной”.
Лежа на склоне, вдвоем смотрели на запад, туда, где затухало жаркое июньское солнце. Раскрашивая небо в причудливые и прекрасные тона. Маша что-то говорила, и Андрей ее внимательно слушал. Он уже давно перестал смотреть на нее как на девушку, и лишь изредка позволял себе залюбоваться чертами ее лица, а так, беззаботно болтал с ней на разные темы и вел себя как друг. И все-таки его не оставлял в покое один вопрос, и так как дружба их только крепла, парень посчитал что он может его задать, и не обидит Машу при этом:
— Маша, извини за такой вопрос, но я все хотел спросить, почему ты не отвечаешь на ухаживая ребят, ведь бывает они так стараются ради тебя?
Девушка помолчала немного и ответила:
— А кто сказал что мне нужны эти ухаживания, ты ведь знаешь я часто отказываюсь от их подарков…Я думала ты уже понял, как для меня важна свобода и этот мир. – при этом как бы показывая его. – А они хотят закрыть меня в своей клетке…я не рождена для такой жизни. И думаю что ты тоже. – при этом она полушутя полусерьезно посмотрела на него, как бы ожидая согласия. Он также шутливо согласился с ней.
-Они видят жизнь в своих технологиях, которые разрушают природу, я же, вижу ее в тесной связи с ней, с ее дарами. Она поможет нам создать будущее, в котором во главу угла будут ставиться не количество материальных даров, а радость и счастье человека….
Смотря на нее в эти минуты, он в какой-то момент снова залюбовался ею, ее действительно божественной красотой. Но конечно дело было не только в ее ангельской внешности, с которой она была бы просто красивой девушкой. Ее забота о людях, ее ум, знания и действия преображали все вокруг. И предметы и людей. Из чего Андрей делал вывод, что она очень глубоко поняла суть женской энергии. Наполняя ею все вокруг. И делающей ее невинной и беззаботной или заботливой и любящей, когда это было нужно. И вот, лежа сейчас с ней совсем рядом, Андрей понимал, как он может желать этого ангела и богиню в одном лице. Он понимал что не достоин ее, и давно с этим смирился. Но вдруг она зачем-то протянула руку, и дотронулась до его носа, и Андрей совсем не понял, зачем она это сделала….

Автор: Валера Атляков

Родом из Беларуси. Увлекаюсь историей, психологией, эзотерикой.Как хобби пишу рассказы о нашей жизни, делясь своими рассуждениями на эту тему. Надеюсь они будут полезны людям, ведь для меня как писателя это самое главное.

Мост на земляничной реке.: 18 комментариев

  1. Валера Атляков
    1. Название. Мост бывает через реку. На реке может быть дом, например.
    2. Тому же, видимо было не до веселья, у него в начало лета было очень много забот, поэтому он не стал докучать молодого парня расспросами — докучать можно кому-то. Парню, например
    3. Здание сельсовета находилось в пяти километрах от его деревеньки, поэтому бодрым шагом он и направился туда, попутно отгоняя собаку, которая прибилась к нему в пути…
    Войдя в конце-концов в деревню
    — герой вышел бодрым шагом, по дороге нигде не плутал, только отгонял собаку, до деревни всего пять км. Почему же » в конце концов»?
    4. Но между тем дом Звонаревых находился не на главной улице, поэтому пройдя еще метров двести, он свернул на свою улицу, но не дорога, ни тем более дома, здесь совершенно не отличались — между чем? Употреблено вводное слово, а для чего? Герой с кем-то спорил на тему, где находится дом? От чего не отличались дома и дорога?
    5. Правда он не знал, действительно ли там живут эти самые специалисты или нет, жиденькое убранство двора и его не ухоженность, говорили скорее о последнем — слово «неухоженность», коль ты его решил употребить здесь, должно писаться слитно. Как это он оценил жиденькое убранство двора с улицы? В деревнях заборы и ворота. Двор никто не показывает.
    6. Пройдя маленькую веранду, Звонарев оказался на кухне этой советской пятистенки — а причём здесь определение «советской»? Пятистенки строили и при Петре1. Вот хрущёвки можно условно называть советскими квартирами. Хотя это французские проекты малобюджетного социального жилья. У нас этих проектов воплотили однозначно больше, чем во Франции

    Дальше не могу, нет времени.

  2. Квентин, ты меня совсем расстроил. Если даже хрущёвки не у нас придумали, то что же придумали у нас, кроме автомата Калашникова?

  3. Валера Атляков написал:

    Название. Мост бывает через реку.

    Квентин — балл. В этом ты офоршматился.
    Первый металлический мост был построен в Колбрукдейле, Великобритания на реке Северн в 1779 году. Высота его пролёта составляла около 30 м…
    По указу Петра I в 1715 г.: «За Большою Невою на Фонтанной реке по першпективе зделать мост» …..
    На реке Войновка в Гилевской роще был мост… Мост давал выход в Затюменку, где находились первые тюменские пашни и сенокосы…
    Даль В.И
    Описание моста, наведенного на реке Висле для перехода…

    🙂 ну да ладно, через реку тоже правильно, но мост стоит обычно над водой, то есть над рекой и поэтому издревле говорят «на реке»,, а не через реку, то есть не через воду.

  4. Надежда, издревле мост был через реку, а на реке были лодки и рыбаки, не сочиняй тут. Приведённые тобой примеры указывают адрес, где будет возведён, или уже возведён объект. К тому же оба примера из грамматики 18 века.
    Сейчас есть мосты через Волгу, Рейн, через Неву. Но если инженер-мостостроитель собирается в командировку, он может сказать, что будет строить мост на Ангаре, допустим.

  5. хотя автор ведь тоже мог указать адрес. Креос целиком я не читал. Так что беру предъяву обратно

  6. @ quentin ws: Да не из 18-го века. Ты же блин строитель тое. Термины полсмотри в наших справочниках. А в приведенных примерах только один Петровский. Но я же не спорю, морно и так и так. Это не ошибка вот и все. 🙂

  7. Мне бы хотелось, чтобы комментарии больше касались сути рассказа, смог ли я раскрыть тему — а не придираться к мелочам….Но если из-за наличия некоторых словесных ошибок не хочется углублятся в чтение, тут уж конечно моя вина….

  8. @ Валера Атляков:
    для того, чтобы понять, раскрыл ли ты тему, рассказ нужно прочитать. А читать его НЕИНТЕРЕСНО.

  9. @ Валера Атляков:
    Прочла. Cюжет хороший. Появился интерес к чтению со второй страницы. На мой взгляд, нужно доработать начало и концовку (если не следует продолжение). Просто необходимо, чтобы у читателя возникал интерес с первых строк. Сознаюсь, читать пробовала несколько раз. Вчера «не пошло», закрыла на первой странице. Но уж больно заманчивое название, сегодня попробовала все-таки вникнуть. И да, сюжет понравился. Подумайте, может добавить небольшой абзац — интересное вступление. Второе: много длинных витьеватых предложений (сама этим грешу, но исправляться нужно:) и отсутствия нужных знаков препинания. Даже незначительная корректировка ошибок при помощи Ворда улучшит ситуацию. Встречаются немного корявые фразы. При перепроверке в ворде вы их сможете и сами заметить. Можно ведь подобрать синонимы, разбить некоторые предложения на несколько: читать станет легче.
    Из хорошего:
    — образы девушки, соседа-мастера понравились.
    — рождение любви передано замечательно
    — усталость от города, желание отдохнуть душой, любить, одиночество, обиды на деда и бабушку, любовь к природе, жизнь в деревне, описание речки, местности переданы хорошо.

    У каждого писателя есть свой читатель. Чуть подкорректируйте, и найдутся те, кто через Ваши строки «услышит Вас».

    Мне нравится фраза: «Конструктивная критика – это бесплатный консалтинг» (Х.Шмидт). Поэтому, если Вас критикуют, не огорчайтесь. Если будете писать продолжение, просто усовершенствуйте. Удачи:)

  10. Не, ну не перевелись ещё богатыри, утверждающие:
    «я это не читал, но осуждаю». 😉 Какая мощь, однако.
    Какой напор. Жесть.

  11. Спасибо за такой отзыв Ольга, значит рассказ не безнадежен, поэтому все-таки прошу писателей-читателей прочитать 5 страниц, и если не «затянет» значит и дальше не понравиться, но я считаю что должно увлечь:)

  12. Осилил. Сюжет показался толканием воды в ступе — если рассказ уместить на три страницы, он бы от этого только выиграл. Написано крайне коряво и косноязычно. При необходимости аргументирую. Оценку не ставил, а, если бы поставил, она бы была крайне нелестной.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)