Вслушиваясь в тишину

День 2

Дождь бил по серому асфальту тяжёлыми, как струйки расплавленного свинца, каплями. Осень, воспетая армией поэтов, на деле оказывается обителью сырости и холода.

Промокший до нитки, я забежал в магазин. Ну, наконец-то тепло! Правда, не сухо. Мне, во всяком случае.

Даже при моих деньгах цены поражают своим стремительным ростом. Куда уж выше, казалось-бы? Однако, коварные ценники продолжают менять цифры, добавляя покупателям ненужные нолики в копилку расходов. А говорят, чудес не бывает. Ха! А вот оно, диво – дивное, рядом, в магазине.

Я заполнил корзину под завязку и двинулся к кассам.

Ненавижу очереди. Вереница нервничающих, озабоченных своими проблемами, помноженными на долгое стояние среди себе подобных, угнетает.

Я стоял за хмурой женщиной средних лет, подняв глаза к потолку. Женщина то и дело зыркала на меня, пытаясь, видимо, взглядом испепелить мою вездесущую полуулыбку.

Хрен тебе, тётка.

Лёгкие шаги позади вырвали меня из мечтательной дремоты.

Я медленно повернул голову назад. Пышные каштановые волосы, полные губы, гармоничная фигура. Глаза… Они были как осень, та самая, воспетая армией поэтов. Где забыты сырость и холод. Как будто небо заглянуло мне в душу. Облачное осеннее небо.

— Привет, — придав голосу твёрдость, сказал я.

— Привет, — улыбнувшись, ответила девушка.

— А я всё думаю, с кем бы мне поговорить в очереди, — и, заговорщицки нагнувшись к ней, сделал страшные глаза, направил палец на неодобрительно смотревшую нас женщину с хмурой миной. – Уж точно не с ней!

Как мило она смеётся.

— Меня зовут Оксана.

— А меня Мартин. Родители удружили…

— Вслед за дикими гусями? – с задорной искрой в глазах спросила она.

— Меня ещё не так в детстве дразнили! Но это было так давно…

Пришла моя очередь платить за покупки. Жаль, что разговор с Оксаной почти закончен. Впрочем…

— Оксана, вы должны сделать то, чего мы оба хотим.

— О чём вы?

— Дать мне свой номер телефона, дабы мы продолжили свой разговор о диких гусях в более интимной обстановке.

Смеётся.

Записал номер, расплатился с кассиром.

— Пока! – весело махнув рукой, сказал я Оксане.

— До скорого, Мартин, — с улыбкой ответила девушка.

На улице осень снова стала такой, какой должна быть. С сыростью и холодом. Без поэтических прикрас.

День 3

— Зачем я здесь? Что вокруг меня? Что я есть? Извечные вопросы. Многие ли из вас задавали их себе? Думаю, все присутствующие. Или я не прав? Пускай тот, кто не спрашивал у себя хотя бы один из этих вопросов, сейчас встанет!

Зал молчит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)