Вслушиваясь в тишину

Семь дней и одна ночь Мартина Сапеги

К чему печалиться,

Если все можно еще поправить?

И к чему печалиться,

Если ничего уже поправить нельзя?

(глава 6, стих 11)

Бодхичарьяватара

День 1

— Восемьдесят восемь клавиш. Стройный ряд, по нему пробегают мои пальцы. Самые прекрасные звуки создала не природа, нет – их создал человек. Да, пускай он её часть, пускай он единое целое с окружающим миром, и каждый может заявить, что всё, созданное человеком, природно и божественно, ведь все есть образы и подобия бога… Вы все давно отошли от дикой первобытности, что связывала вас с безумием охоты и стремлением выжить. В вас природы не больше, чем в тех машинах, что ежедневно обслуживают вашу жизнь. Вы объединяетесь с природой, только тогда, когда любите или убиваете. Если в этом не замешаны деньги, конечно.

Здесь есть и любовь, и смерть. В музыке сокрыты все тайны ваших душ. Всё, о чём вы мечтаете, что вы любите, на что надеетесь. Ваши страхи можно выразить длинной симфонией, ваши стремления – в одной жалкой прелюдией к ней.

Я ударил по клавишам. Люди, замерев, глядели на меня. Они не были в силах пошевелиться, лишь несколько сотен глаз впились в меня, словно загипнотизированные.

— Вы слышите?  Это гнев. Ваш гнев, каждого по отдельности. Вы!

— Я?

— Да, да, вы, девушка! Что я вижу? Растерянность, замешательство? Вы не знаете, что сказать, как себя вести, как бы не оказаться в глупом положении… Оркестр! «ТрикТрак» полька, прошу вас!

В ту же секунду отлаженный механизм взорвался весёлой музыкой. Каждое движение отточено до совершенства. Это сложнее, чем построить пирамиды, это сложнее, чем высечь из камня статуи на острове Пасхи.

Я смотрел в глаза девушке, которой насильственно пошатнул её маленький мирок настроения. Она – как фортепиано, за которым я сижу. Нажал не на ту клавишу, и композиция испорчена. «Сфальшивил», — скажет кто-то. Нет. Испортил.

Музыка стихла.

— Расскажите теперь мне о своих чувствах, — попросил я девушку.

Молчание.

— Как ваше имя?

— Катя, — с неуверенным тоном ответила она.

— Зачем вы пришли на этот концерт, Катя?

— Послушать живую музыку…

— Живую… вы правы. Вы пришли почувствовать, что вы ещё живы, не так ли?

— Может быть.

— И теперь вы чувствуете это? После недавнего диссонанса?

— Возможно…

— Вы всё ещё не уверены. Что ж… Я предоставляю вам возможность почувствовать это. Маэстро, — кивнул я дирижёру.

Он взмахнул палочкой. Скрипка начала медленно рвать нависшую тишину.

Живите.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)