Страж

Скоро стемнеет. Пора разжигать костёр. Дрова готовы, осталось только зажечь их и ждать. Ждать: придёт кто-нибудь сегодня или нет. Лучше б никого не было. Так хорошо сидеть одному и смотреть на танец пламени. Так хорошо пить из пластикового стаканчика холодную водку и закусывать непрожареной свининой. Так хорошо смотреть в это небо и ловить блеск звезды в разрывах туч. Так хорошо орать во всю глотку любимые песни, не боясь, что услышат. И так хорошо молчать…

Капает мелкий серый дождь. Серое небо, серые скалы, серый мир. Серый – цвет мудрости. Мудрость всегда печальна. А что такое печаль? Понимание того, что всё на свете только иллюзия. Реальность это иллюзия принятая нами, а иллюзия – реальность, которую мы отвергли. Мы сами выбираем себе окружающий мир. Комок шерсти со слюнявой пастью и ужасным запахом становится самым дорогим тебе существом… Твоим псом. Прекрасное разноцветное создание – противной гусеницей. Жесткое ультрафиолетовое излучение – солнечным светом. Живительная влага – мерзким осенним дождем. Иллюзии.

Скоро стемнеет. Костёр весело трещит и пламя танцует свой танец на сцене сыроватых дров. Еще немного подождать и можно будет начинать. Ритуал. Сколько он уже длится? Не знаю. Мои часы навсегда остановились в три часа ночи семнадцатого ноября. Сколько прошло дней, месяцев, лет – я не знаю. Цифры на зеленоватом экране показывают это время и эту дату. Зачем тогда я ношу часы? Это подарок. Я не готов полностью отказаться от памяти. Хотя, наверное, и зря. Память это камень на шее. Она не даёт тебе взлететь к серым облакам и стать каплями вечного дождя над этими скалами. Ладно. Уже темнеет. Похоже – сегодня пронесло. Тьфу! Сглазил. Шорох осыпающихся камней под чьими-то шагами. Все таки сегодня будут гости…

Он шел неуверенно озираясь. Все новички боятся. Скоро они привыкнут. Уже нечего бояться. Ты здесь. Этот тащил большую черную сумку с, торчащими из неё, тетрадями. Нет! Опять какой-то бумагомарака. Лучше б убийца или распутник. С теми намного интересней. А эти писателишки начинают жужжать тебе в уши о своем неповторимом мире и уникальном взгляде на жизнь. Скучно. Дать бы ему в лоб или скинуть со скалы… Нельзя. Я обязан сидеть и слушать тех, кто приходит к моему костру. Сколько же я их выслушал?! Эти истории уже лезут из ушей. Достали! А слушать – придётся. Достаю второй стакан. Разливаю водку. Гость нерешительно мнётся. Я указываю рукой на, вытертый тысячами задниц, камень. Дежурно улыбаюсь-

— Садитесь. Выпейте, покушайте. Поговорим. Не бойтесь. Уже ничего не бойтесь. Да нет, не простудитесь. Здесь нет болезней. Нет ничего…

Он неумело пьёт, обливаясь водкой. Долго кашляет. По всему видать – когда он был жив водку не потреблял. Я протягиваю ему пачку сигарет. Слава Богу — хоть курить умеет. Мы курим. Я смотрю на него и молчу. Его очередь говорить. Его глаза соловеют от несчастных ста грамм. Заплетающимся языком он выталкивает слова-

— Я это… Умер, да? А может это только кома? Говорят : из неё возвращаются. Я не хочу насовсем. За что? Почему меня?!

Страж: 9 комментариев

  1. Глубокомысленный рассказ. Перед героями стоит как будто выбор между двумя типами ада: тем, как его понимали древние греки и библейским адом. В первом случае души, как кажется, носятся в сумерках в унынии и тоске, а во втором их мучает нечистая сила и геенна огненная, что можно понимать аллегорически как муки совести. Первый вариант у автора более красивый: остаться одному перед небом. Однако вечное одиночество и ничтожество перед Всевышним почти никого не привлекает. Второй вариант мнится более привлекательным, но оборачивается невыносимым мучением. Вообще произведение допускает разное прочтение, понимание.

  2. @ Nazar:

    Спасибо за интересный анализ рассказа. Только я всегда оставляю героям сказок выбор. Кто-то сказал : » Человечество смеясь расстается с прошлым». Надо уметь смеяться( и над собой тоже) и не бояться… И тогда — ад просто испугается тебя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)