Дар лесовика

-Ну всё! Всё! — Накрывая на стол, ещё мягче и участливей говорил Прошка, стараясь утешить чудного своего гостя, — Ты ведь не одну сотню лет живёшь, понимать должен — человек я грешный, старый, а работы у меня всегда много… Чего уж обижаться… Устал я, лесовик! От усталости и раздражительность, и злость… Ты уж прости, старика Прошку, а он тебе хлебца свежего на дорожку…

-Э-э! Прошка, Прошка! — Покачал своей головой лесовик, хватая одной рукой крынку с молоком, а другой — кусок душистого хлеба, — Полсотни лет тебя знаю, а ты какой был в малолетстве — Прошка, такой и теперь — Прошка! До чего же люди — создания странные, жизнь проживут, а ничему-то не научаются!

-Ну вот что, старичок-лесовичок! — Досадно вздохнул Прошка, — Ты давай трапезничай поскорей да сказывай за каким делом явился? Солнце уже село и мне бы выспаться надо! Завтра чуть свет вставать…

-Ой! — Отложив в сторону хлеб и отставив крынку, забеспокоился незваный гость, — Ой-ё-ёй! Я же по срочному к тебе делу, Прошка! Вот, — вынул крохотный старичок из-за пазухи льняной мешочек и протянул его Прошке, — держи, мельник! Тут семь каменных зубов семи пещерных демонов, что в сумерках по миру бродят. Имена им сам знаешь, чай не неуч какой, а всё-таки церковно-приходскую закончил, да и не в этом дело!

-Ну и ну! — Удивился мельник, отпрянув от лесовика чуть в сторону, — А мне то, и без того грешному, на кой эти зубы сдались? Во мне и так страстей на весь мир хватит! А ну унеси от меня это зло куда подальше! — Перекрестился Прошка, отбросив от себя льняной мешочек на другой конец стола.

-Да ты погоди, чудило, швыряться-то! — Схватил лесовик свой мешочек и снова всунул его в руки мельника, — Да разве ж я тебя к погибели склонял когда-нибудь, а? Ты что такое удумал, старый неразумец? Слушай, лучше, что я скажу тебе! Прознал я от небесных ангелов, что зубы эти, коли размолоть их на мельнице жерновами, согретыми душистым зерном, взращенным теплом человеческих рук, мукой станут да не простой, но добродетельной! И вот эту-то муку нужно будет развеять близ человеческих селений, чтобы её мизерные крупицы осели в людях и проросли внутри них всем тем, что Творцу и мило, и угодно, и от чего самому человеку жить хорошо!

-Да неужели всё так просто? — Изумился Прохор, с любопытством разглядывая мешочек и не решаясь его открыть, — Просто развеял муку и первобытно чистым сделался, а? Уж не напутал ли ты чего-нибудь, лесовик, а?

-Напутать — не напутал, да не просто всё, конечно! — Пододвинул к себе лесовик крынку и отпил из неё немного молока, — Пылинка она и есть пылинка! Да только иная крупинка, вроде этой, сильна подарить человеку, в котором осядет, в какой-то миг памятование о том, что он — тварь Божья, а значит и смысл его жизни вовсе не тот, что у твари животной! А произрастить из этой крупиночки росток во спасение души сможет только тот, кто жерновами сердца перемелет её, терпя страдание, сомнение, лишение и всё то, что надобно… А просто — это к демонам! Вот выкинь ты эти зубья в поле, так поле это тут же всё засмердеет, сорняками зарастёт и всякий, кто по полю этому пройдёт, ядовитость его в себя впитает и разнесёт всюду, куда не пойдёт! Во как просто! И делать ничего не надо! Так что ты, Прошенька, голубчик, уж не поленись! Перемели эти зубы проклятые да под молитву, которой с малолетства научен! Не поспи ночь — другую, а там, глядишь, всё перемелется и развеется белой пылью — лёгкой, лёгкой!

Автор: Юлия Сасова

в холодной ладони два рыжих листа две капельки слёз на щеках два мира текут у подножья Креста и образ искомый, пропавший в веках..

Дар лесовика: 5 комментариев

  1. @ Светлана Тишкова:
    Ой,Светлана! Очень извиняюсь! Прямо не знаю, что это я вас чужим именем назвала вдруг? Я же вас отлично уже знаю и как поэтессу, и как отзывчивого человека! Ещё раз, простите!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)