Грёзы Адель — 2

Лайнер Судьбы…

Он пробирался по дому, стараясь не споткнуться в темноте, вздрагивая от своей тени…

– Неужели все спят? – он думал очень громко, и только звуки от его мыслей разбавляли абсолютную тишину, да тиканье часов. Наконец Ариэль добрался до спальни и, не раздеваясь, прыгнул в кровать, – фух…

Он представил, что на него спустили бы всех собак… даже соседских…

– Как думаешь, мы правильно поступили? – спросила Адель.

Олишер кивнул в ответ.

– Странно, неужели они спят? – всё ещё сомневался Ариэль.

Он радовался тому, что ему удалось пробраться в спальню незамеченным.

Перед этим Олишер отчитывал его за позднее возвращение.

– Мы же волнуемся?!

– У меня может быть личная жизнь? – смел, перечить Ариэль.

– А если кто-то тебя лишит жизни вообще или покалечит? – спорил Олишер, не уступая, в то же время, боясь потерять расположение своего воспитанника, – мы просто беспокоимся! Для нас важнее всего – твоя безопасность, понимаешь? Да не понять тебе, пока свои дети не появятся!

– А как они у меня появятся, если вы мне и шагу ступить не даёте?

– Слушай, дорогой, – Олишер вздохнул, – я понимаю, девочки и всё такое… ты нам хотя бы сообщай, где ты и что с тобой… – Олишер стремился к тому, чтобы не забыть от волнения ни одно из требований, выдвигаемых юному бунтарю… – и… носи с собой средства самообороны… И на курсы борьбы запишись, чтобы ты мог всегда защитить себя и свою девушку.

И вот Ариэль снова забыл обо всём, не заметил, как его мобильный разрядился, а когда подумал о том, сколько времени,нужно было спешить… и в то же время, он боялся переступать порог своего дома, ведь Олишер бы снова наверняка стал ругаться.

– Я всё понимаю, – говорил Ариэль своей спутнице, – но, как, же мне быть?

– Делать то, что просят, – отвечала Ариэль его подруга.

Но на этот раз всё был тихо.

– А если им стало всё равно? – сомневался Ариэль.

Адель, снова коварная, Адель, убедила мужа.

– Если он увидит, что протеста нет, – будет приходить вовремя. Или хотя бы звонить на крайний случай – не станет просто-напросто выключать телефон.

– Если бы всё так было просто, – вздыхала Адель.

– Ничего, – поддерживал её Олишер, – уже пятнадцать лет прошло.

– Да, а кажется, всё вчера случилось.

– Тебе жаль, что твой ребёнок, которого ты заполучила с таким трудом…

– Кто-то звонит, – перебила его Адель.

– Ариэль, – ответил Олишер, взяв трубку телефона. – Да… хорошо… возьми такси! Я сказал!

– Ну, хоть позвонил и то хорошо, – произнёс Олишер после перепалки с сыном.

– Девочки? – спросила Адель.

– Да. Не в меня пошёл. Да и не в мог он в меня пойти.

– В Андрея, – уточнила Адель, – ты ведь тоже потерял дочь и жену?

– Натали, – вздохнул тоскливо Олишер.

– Почему всё так? И как мы сможем ему сказать? – даже безупречная Адель чего-то боялась.

Когда-то они решили говорить детям, чтобы они следовали своим желаниям…

Когда дочке Олишера исполнилось два годика, Натали наконец-то приняла предложение Олишера.

Свадьба была роскошной… после – свадебное путешествие, но поскольку это была совсем необычная семья, они решили ехать все вместе. Адель возражала против подобного поворота событий и настаивала на отдельном путешествии, но Натали её уговорила:

– Ты вспомни, мы изначально вместе: ты, я, Андрей и Олишер, – мы не можем быть отдельно, а документ – это бумажка для ЗАГСа… мы все друг друга любим: – ты меня, я тебя… меня Олишер, Олишера –Андрей… Андрей – меня… как тут выбирать, по-моему, мы можем себе позволить всё! Мы взаимосвязаны и без одного из звеньев не станет целой любви!

– Почему я не отговорила Натали, – вздыхала Адель.

А после ста пропавших без вести… и надежды найти их в живых, оставалось с каждым часом всё меньше.

Олишер бросил спасательный круг Адель и поймал за волосы Ариэль. Натали, Андрея и детей он не видел… Больше…

С тех пор Ариэль считал Адель и Олишера своими родителями. Они и соединились по этой же причине, не испытывая друг к другу физиологических симпатий.

– Натали была неправа, утверждая, что мы – одно целое.

Между Олишером и Адель никогда не было влечения, возможно, потому что он считал её девушкой своего возлюбленного?

Пары на стороне создавать они тоже не спешили, да и не собирались, в общем-то.

– Но ведь мы сделали всё, что могли… – да, они искали и Натали и Андрея и детей.

– Так говорят, чтобы успокоить самих себя, – отвечал Олишер. – И угораздило же Андрея… – давайте отметим годовщину рождения новой семьи… – ну и отметили бы, как все нормальные люди – столом и танцами!

– И встречей под столом, – добавила Адель.

– Зря я его послушал, – вздыхал Олишер.

– Как и всегда, – ответила Адель.

– Что?

– Да знаю я, он всегда верховодил и был главным в семье.

– Вот, где бы знать носит его сына? Придёт – не останавливай меня! Видимо наш дружелюбный метод до него не доходит.

– Снова будешь ругаться?

– А что ещё остаётся?

– Тише ты, не психуй, не нужно срываться на ребёнке, хоть не в нас пошёл.

– Нет, не стоит ему говорить, итак не слушается, а если узнает – скажет: «да вы мне – никто!» – да и вообще, зачем мальчику знать всё? – Как мне кажется, это – расплата нам, – вздохнула Адель

– В смысле?

– За разврат.

– Согласен, мы не являемся обычной семьёй.

– Обычное – скучно.

– Но отчего погибли дети?

– Чтобы не плодить таких же.

– Но это не генетика, посмотри на Ариэль? Одни девчонки на уме!

– И вторые и третьи…

– Но воспитывала его обычная пара; он не видел ведь, что папа любит маму, а мама любит… тётю…

– А дядя любит папу? – добавил Олишер.

– И всё же лучше Ариэль быть поосторожнее, пока девочки – хорошо, но только не появление сюрпризов в виде киндеров.

– Цветы жизни. Но это, как получится.

– Лучше не сейчас.

– Спешите жить, торопитесь наслаждаться жизнью!

– Твоя, правда.

– Кто бы знал, – ответила Адель.

– Ты знаешь… меня познакомили с одним человеком…

– А почему меня не познакомили? – кокетничая, спросила Адель.

– Так я и хочу, он возглавляет детективное агентство.

– Нет!

Олишер опасался Адель, она напоминала ему Андрея.

Возможно, именно поэтому между ними и не могло быть влечения… не то, чтобы он Андрея не любил, но испытывал перед ним необъяснимый трепет страсти и страха одновременно. Андрей был настолько странным человеком, что держал в опасении всю семью; некоторые эти качества обожали в нём, но Олишер не мог понять, что он действительно ощущает по отношению к Андрею, теперь и вообще разбираться было поздно.

Андрей был холоден, узнав о его связи с Натали.

Олишеру показалось, что Андрею всё равно.

– Нет же! – возражал Андрей на озвученные Олишером подозрения… Но протест Адель вернул его снова в реальность.

– Почему бы и нет? – спорил Олишер со своей спутницей жизни.

– Нет! – настаивала Адель

– Знал бы, не послушал бы Андрея.

– Впервые в жизни.

– Нужно было начинать, – ворчал Олишер.

– Знаешь, – произнесла Адель и на секунду застыла в своих словах, – показывали фильм… Там мальчик собирался лететь на самолете, но в ночь перед полётом ему снится кошмар о том, что его самолёт взрывается. Ему верят ещё несколько друзей и кое-кто из пассажиров, услышавших мальчика и ставших свидетелями его истерики в аэропорту… самолёт поднимается в воздух и один из пассажиров кричит на мальчика: «Сейчас, если бы не ты, я был бы там!»

И показывает на самолет, который взрывается на глазах всего аэропорта. Но это ещё не всё… не завершённый кошмар… люди, оставшиеся в живых, влипают в смертельные истории: кого внезапно сбивает, взявшаяся невесть откуда машина, кто-то травится, и гибнут люди, соблюдая очерёдность сидений в самолёте…

– От судьбы, – вздохнул Олишер.

– Но это не наша судьба!

– Если бы мне приснился сон перед этим круизом…

– Что бы ты сделал?

– Я бы сообщил всем, а дальше им решать.

– Но если бы Андрей не послушал тебя? – в замочной скважине заскрипел механизм.

– Явился, – ворчал Олишер

– Я… – растеряно произнёс юноша, видя, что на это раз его ждут… и не просто ждут, а со «вспышками молний» в глазах…

– Немного задержался, – ответил Олишер, – послушай, сынок…

– А вы… чего не ложитесь?

– Как тут уснуть?

– Но в прошлый раз…

– И ты подумал, раз никто не ждёт, то можно и не приходить?

– Я так не думал! И я позвонил!

– Я не хочу с тобой ругаться, но и оставлять всё, как есть не могу, как мне быть?

– Да какая тебе разница?дерзил Ариель.

– Ты о чём?

– Хватит лгать мне! Достаточно утверждать, что я – ваш сын!

– Да ты, что? – вмешалась в разговор мужчин Адель, но Ариэль выбежал из дома. За ним помчался Олишер.

– Ариэль, стой… да стой ты, что ты знаешь?

– А ты догнал меня только поэтому? – кричал Ариэль, вырываясь.

– Нам нужно поговорить… мы боялись рассказать тебе… ты итак не слушаешься!

– Хотели бы всё удержать в тайне – уехали бы!

– От себя не убежать, сынок, да, ты мне – сын, несмотря ни на что! И я люблю тебя и не перестану за тебя волноваться!

– Прости, я не должен был…

– Ты только поэтому стал приходить поздно? Чтобы отомстить нам, чтобы проверить: всё равно ли мне или маме?

– Расскажи, какими были мои родители?

– Замечательными! Самыми лучшими!

– Лучше, чем вы?

– Точно, сын Андрея – один в один, всё те же сарказмы и ехидство, – подумал Олишер, обнимая Ариэль. – Но кого ему копировать, только меня, неужели и я такой… вот когда можно рассмотреть себя со стороны – глядя на своего ребёнка.

Но Ариэль не пришёл домой на следующий вечер.

– Вот где он ходит? И не скажешь ему теперь ничего… откуда-то узнал, что мы ему – не родные! – ворчал Олишер.

Они решили позвонить друзьям Ариэль, но и те ничего не знали:

– Нет, мы не видели его сегодня. И в колледже его не было…

Адель обратила внимание на то, что Олишер ведёт себя как-то странно.

– Ты что-то знаешь? – спросила она.

– Нет, – возражал Олишер, – это всего лишь подозрение.

– Пойми, сейчас любая информация важна! – настаивала Адель. Олишер не хотел говорить Адель… он мог знать человека, причастного, по его мнению, к исчезновению Ариэль.

Олишер решил незаметно дать Адель снотворное…

Вряд ли бы она его отпустила без объяснений…

Когда Адель уснула, он пришёл в дом к подозреваемому… к тому, кого спокойно мог обвинить в пропаже своего сына.

Хозяин неохотно отворил дверь.

– Ты чего среди ночи явился? – ворчал он, не скрывая раздражения…

– А то ты не знаешь! – закипал Олишер. – Просил же тебя! Или я тебе мало плачу?

– Тише ты… не кипятись… что стряслось-то?

– Ариэль пропал и кроме тебя – не кому! – Олишер поведал «обвиняемому» о том, что случилось.

– Нет, ты ошибаешься, подозревая меня в исчезновении твоего сына!

– Врешь! Где тогда он?

– Ты успокойся, пройди в дом…

– Не хочешь, чтобы все услышали правду?

– Тише ты… это ты когда-то не хотел, а я…

– А ты потребовал денег за молчание! – не унимался Олишер.

Он был убеждён, что его приятель имеет отношение к исчезновению Ариэль, а теперь его надежды таяли и выхода он не видел…

– Ну, я и молчу… и дальше буду молчать. Я не шантажист, какой… мне просто нужны были деньги. И я обещаю, что отдам тебе все, когда настанут лучшие времена. И я никогда не расскажу твоему сыну правду. Зачем ему подробности… вы его любите… к чему жизнь усложнять?

– Значит, не от тебя ему всё известно?

– Слушай… я бы никогда не сказал ему! Прости, что запугал тебя!

– Но где, же его искать… где он, может быть… – нервничал Олишер.

– Ты возвращайся домой, твоя жена, наверное, волнуется. Я понимаю, как тебе тяжело… не сдавайся… я в свою очередь, буду искать твоего сына по своим каналам…

Когда-то приятель Олишера стал единственным свидетелем катастрофы этой странной семьи… он – единственный, кто располагал тайной усыновления Ариэль… и однажды не удержался от соблазна использовать данную информацию в своих меркантильных целях.

– Я никогда ему этого не прощу, – разговаривал Олишер сам с собой, возвращаясь, домой, – и пусть не рассчитывает, что если вернёт деньги – я всё забуду! И его не может оправдать сложное материальное положение, которое свалилось на него… А Адель… милая, хрупкая, нежная, Адель… ей ещё жить и жить, а она взвалила на свои плечики непростую ношу – воспитывать этого негодника… и ведь относится к Ариэль, как к собственному сыну… хорошо, что она ничего не знает… понятия не имеет о шантаже… нужно спешить… вдруг она уже проснулась…

– Я не нашёл Ариэль там, где предполагал… шансов всё меньше… – сказал Олишер, вернувшись.

Его жена сидела на кухне, схватившись за голову.

– Что же делать… я был у одного человека, который мог знать, где наш сын, но ему ничего не известно… я думал, мы найдем Ариэль, а теперь…

– Нужно обзвонить все больницы, – предложила Адель.

Но через два часа, когда они уже не могли, ни с кем говорить, оттого, что потеряли голос и надежду, раздался звонок….

– Мы вам уже три часа дозвониться не можем!

– Что случилось? – спросила Адель.

– Нужно ехать, – ответил ей Олишер, резко побледнев…

– Можете пройти к нему, только ненадолго, – оповестили родителей Ариэль.

– Как он? – спросил Олишер.

– Спит. Опасность миновала, к счастью повреждения незначительны и вскоре его переведут в обычную палату…

– Как же ты похож на своего отца, сынок, – думал Олишер, глядя на спящего юношу. Это был сын его возлюбленного, очень похож на Андрея, – а я так любил его и боялся ему перечить, словно это грозило разрушением отношений. Ведь с каждым «нет», мы убиваем что-то в другом или в себе. Как хорош… и так же смыкает губы в немой улыбке. Мой любимый остался в нём, он доверил мне его… И пусть у меня не осталось своих детей, я буду любить тебя ещё сильней, как родного, да я и любил тебя, как родного!

– Прости, – простонал Ариэль, – я не хотел тебя обидеть! Вы – мои родители, ты и Адель.

– Тихо, сынок, тебе нельзя волноваться…

– А если бы можно было? – Ариэль снова провоцировал отца.

– Всегда нельзя. Прости, если что не так, но мы с Адель старались, как могли.

– Вы боялись, что я узнаю обо всём?

– Да.

– Почему?

– Нам было страшно лишиться и тебя тоже.

– Спи, – произнесла Адель.

– Я вас никогда не брошу.

– Мы знаем.

– Но я не смогу его любить, – вздохнул Олишер, когда Ариэль уснул.

– Ты не сможешь, потому что сильнее уже невозможно.

– И всё же, что с ним случилось?

– Врач говорит, на него напали.

– Вот говорил же ему: не шляйся по ночам, дома сиди.

– Я могу объяснить, – в палату вошла девушка. Она напоминала собой Натали. – Дело в том, что мы с ним хотели пожениться, но я узнала, что он встречается с другой…

– Подумаешь… теперь понятно, почему он так поздно возвращался… вам всем, пока угодишь.

– Да, – поддержал Адель её муж, – ничего в этом такого нет; все люди уникальны и интересны.

– Именно, – согласилась с ними невеста Ариэль, – сейчас всё можно. Но мой дядя так не считает.

– Дядю мы переубедим, – ответил Олишер.

– А где та девушка?

– Она – моя сестра, – простонал Ариэль.

– Как сестра? – спросил Олишер.

– Это я не разобрался, – ответил, войдя в палату незнакомый мужчина

– Это – мой дядя, – произнесла девушка.

– Но и ребята погорячились, я вовремя их остановил. Дело в том, что моя племянница сказала, что знала этого мальчика очень давно. Я ведь не имею ни братьев, ни сестёр, а девочку я спас во время крушения лайнера – лайнера «Ласточка»

– Как… вы тоже там были?

– Именно.

– Неужели, – глаза Олишера наполнило непонятное сияние… то ли оно означало страх, то ли восторг от заманчивости раскрывающейся тайны…

– Вот я и решил всё проверить, но ваш сын не давал согласия на анализ; он-то думал, что я хочу уточнить генетику и всё такое. Пришлось силой брать, но не рассчитали, хотели его напоить и срезать несколько волоков, а он: «Я с посторонними не пью!» В общем, крепкий орешек оказался, вы уж простите.

– Так вы утверждаете, что это – родные брат и сестра?

– Уж не двоюродные – точно!

– Но, как, же это? – Олишер очень боялся, что сейчас лишится ещё и сына.

– Кошмар был бы, если бы моя племянница была от него в положении. Я бы не допустил кровосмешения. Выходит, вы – родители моей племянницы? – Олишер рассказал, как выходит…

– Я тоже тебе откроюсь: моя спутница была «в положении», но едва не потеряла ребёнка от стресса… но то, что мы взяли к себе девочку, возможно, спасло её… чего ты молчишь?

Олишер ощутил лёгкие прикосновения…

– Как ты меня напугал, дядя Олишер.

– Так и не смирился с тем, что я – не его отец, – подумал Олишер, ещё не адаптировавшись к реальности.

Открыв глаза и наведя резкость, он увидел перед собой маленького мальчика.

– Ариэль, почему ты маленький?

– А каким мне ещё быть? С тобой всё в порядке, дядя Олишер? – тут Олишер кое-что понял.

– Позови тётю Адель.

– А не маму?

– Тётю Адель, – настаивал Олишер.

– Даже не знаю, как сказать, – начал разговор с Адель Олишер

– Чтобы не случилось – расскажи.

– Не случилось, но может.

– Так, тем более.

– Нет времени, через два часа лайнер.

– Но если ты до сих пор не собран, что-то тебя останавливает?

– Сон. Это сон.

– Какой сон?

– Долго рассказывать.

– Неуверенность – ещё дольше! – услышав признания Олишера ещё только его первые слова, Адель позвала всех. – И они тоже, пусть знают!

– А почему ты всё рассказать только Адель хотел, – спросил Андрей.

– А мы бы поплыли и утонули, – острил Андрей.

– Я боялся, – оправдывался Олишер.

– Меня? Прости! Я деспотичен, возможно, я постараюсь быть более сдержанным и на свои колкости. Мы никуда не едем.

– Это всего лишь сон, – отвечал своему спутнику Олишер.

– Помнишь, что ты сказал во сне? «Если бы я знал, если бы мог предупредить…» Давайте расскажем всем, – настаивала Натали.

– Нет, – возражал Олишер.

– Чего ты боишься, любимый, – спросил Андрей, – расскажешь о своём сне и всё! – они так и сделали, не вдаваясь в личные подробности, смогли предупредить капитана.

– Мы очень суеверны, – он лично проверил оборудование и обнаружил роковую неисправность.

Рейс перенесли, так как лайнер «Ласточка» требовал серьёзного ремонта. Его хозяева скупились на содержание, считая, что итак пойдёт. Олишер узнал в одном из пассажиров героя из своего сна. Того самого мужчину, который представился дядей одной из потерянных девочек.

– Чудеса, – восхищённо вздохнул он.

– Что говоришь? – переспросил Андрей.

– Как хорошо, что вы у меня есть!

– А ты там… во сне мою жену…?

– Ещё и как…

– Да ты, что?

– Андрей, ты обещал, ничего у нас не было, я тосковал по тебе и Натали, мы соединились лишь с целью дать Ариэль семью… а где он? Ариэль в это время общался с одной из девочек, подошёл к ней в порту.

– Опять за своё.

– Да пусть, – произнес Андрей, – сейчас возьмём такси и на пикник, друзья приглашали.

– Или на шашлыки, только отоваримся, – спорила Адель.

– Это ведь наш семейный праздник, зачем нам к знакомым?

– Вы ещё не всё знаете, – остановил их Олишер.

Он рассказал им весь сон… о том, как пассажиры самолёта гибли один за другим. Те, кто избежал гибели в самолёте, находят свой конец, согласно купленным билетам.

Вся семья решила какое-то время вообще не выходить из дома. Было решено остановиться на девяти днях. Продукты заказали в специальной службе.

Работу отложили. Просто велели закрыть офис, отменить все встречи и перенести приём клиентов.

На десятый день… с ними ничего не случилось… но и сороковой день они провели в смиренном молчании, а на сорок первый воздали хвалу Святым за предупреждение и благодарность за прощение.

Ведь их могли бы и не предупредить.

Эта семья осознала благословение Свыше, ведь они были не такими, как все… и таких, как они становилось всё больше…

Автор: assenatas

Горячие новинки... Ресурс для моих читателей, где можно найти все мои книги...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)