Инь и Янь

Мать вытерла тарелки и поставила их на место. Хотя ей было уже далеко за 40, она была по-прежнему красива. Черные густые волосы, заплетенные в косу, аккуратные руки с безукоризненными ногтями, ласковое и немного усталое выражение лица.

Исмаил очень любил ее, пожалуй, она была единственной, кому он мог доверить свои секреты и пожаловаться, не боясь, что его осудят. Он бесконечно ценил мать за то, что она воспитывала его одна: отец умер, когда мальчику не было и года. Мать дала ему все, что было в ее силах – хорошее образование, ласку, любовь, научила выбирать верных друзей. Она знала выход из любых сложных ситуаций, и с ней, несмотря на всю ее кажущуюся хрупкость, Исмаил чувствовал себя как за каменной стеной.

— Что нового, милый мой?

— Да, всё хорошо мама…

Он сидел за обеденным столом и задумчиво чертил узоры на синей полинявшей скатерти.

— Нет, милый, что-то здесь не так, — мать тоже села за стол напротив него и пристально посмотрела ему в глаза. Он не мог ей врать.

— Может быть, чаю, Исми? – мягко спросила она. Он кивнул. Мать поставила чайник на плиту и бросила заварку в чашки. Чайник медленно вскипал, а они все сидели и молчали.

— Что отчим делает? – наконец спросил он.

— Читает, должно быть. Или смотрит свой матч.

— Понятно, как всегда. Не делает ничего. Сколько ты можешь это терпеть, мама?

Мать как-то виновато улыбнулась, но промолчала. Все в доме всегда держалось на ней, и она так к этому привыкла, что не могла себе представить, что могло быть по-другому.

Чайник загудел, она сняла его с плиты и налила чай Исмаилу. Тот слегка пригубил его из кружки. Чай был очень горячим и обжигал горло. Он пил медленными глотками, а мать все сидела и ласково смотрела на него. Он больше не мог. Желание сказать правду жгло его изнутри, так же сильно, как только что выпитый чай.

— Я влюбился… — неожиданно сказал он, поставил чашку на стол и стал сосредоточенно изучать ее дно.

— Это же прекрасно, милый, — мать взяла его за руку.

— Не знаю… — задумчиво протянул он. Как ему хотелось сейчас крикнуть: «Мама, я не знаю, что делать, помоги мне, я так запутался». Но он не мог, он не знал, как мать отнесется к новости, что он влюбился в дочку своего отчима.

Мать не пыталась допытываться, она лишь улыбалась, и уже одна эта улыбка несколько успокаивала его и вселяла уверенность, как тогда, в детстве.

— Ох, ладно, — он встал и направился в комнату.

— Ты куда?

— Отчима проведаю, — Исмаил вышел.

«Слишком часто сегодня он говорил об отчиме, с чего бы это вдруг», — подумала мать, но ничего не сказала.

— 3 –

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)