Инь и Янь

Она медленно направилась к огромному старому дубу. Осока была такой острой, что пару раз обрезала ей лодыжки. «В конце концов, это просто небольшая авантюра, что-то вроде катания на чертовом колесе, ну или русская рулетка», — думала она. Весеннее солнце ласкало ее обнаженные руки. Откуда-то издалека доносились ритмичные постукивания дятла.

Дуб был перед ней. «Сюда?» — крикнула она Исмаилу, будто уточняя, будто речь шла не о ее жизни, а о чем-то обыденном, вроде как спрашивает у него, куда палатку ставить. «Да», — сказал он. Она подошла к дубу вплотную и провела рукой по шершавой коре, нагретой солнцем. По морщинистой коже дуба деловито ползали рыжие муравьи. Они и не подозревали о том, что через несколько минут, возможно, она будет лежать под этим дубом вся в крови. Она даже поежилась от этих мыслей. «Зато он уедет навсегда» — утешила она себя. «Игра стоит свеч». Она прислонилась спиной к дубу и обхватила ладонями его могучий ствол. Исмаил быстро подбежал к ней, а затем медленно пошел обратно, отмеряя шаги. «Двадцать!» — крикнул он ей. Его фигурка маячила где-то вдали, она увидела, как он наклонился, взял с рюкзака нож и зажал его в руке. Она зажмурилась от страха и лишь крепче схватилась за ствол. «Один» — раздался издалека голос Исмаила. «Главное не смотреть, это как на американских горках, главное не бояться» — успокаивала себя Нина. Нож просвистел в нескольких сантиметрах от ее щеки. Она на секунду открыла глаза и скосила их вбок. Деревянная рукоятка ножа торчала из коры. «Мимо!» — констатировал Измаил. «Два!» — снова выкрикнул он. Она даже опомниться не успела, только зажмурила глаза еще крепче. «Мимо» — донесся до нее его голос. Нина открыла глаза, ножа нигде не было видно. «Где он?» — крикнула она. «Над твоей головой». Она побоялась отходить от дуба, она ощущала, как нервно дрожат ее пальцы. «На сей раз я должна посмотреть», — подумала она. «Три!» Ей казалось, что она смотрит кино в замедленной съемке. Нож летел по воздуху, несколько раз переворачиваясь. Перед глазами замелькали кадры из жизни. «Говорят, так перед смертью бывает», — как-то машинально подумала она. Где-то рядом клекотал дрозд. А сверкающее лезвие было прямо перед ней. «Нина!» — донесся голос Исмаила. Нож ударился рукояткой о дуб где-то справа от нее и отскочил в траву. «Вот и все!»

Она медленно отошла от дерева, колени подкашивались. В зеленой осоке поблескивало лезвие. Она неспешно подняла нож и обернулась. Кора дуба была пробита в двух местах, сбоку и над тем местом, где несколько секунд назад стояла она. «Одно неверное движение, и…» — подумала она. Исмаил вытаскивал ножи из дуба: «Первый, второй». «Но все позади», — закончила она свою мысль и облегченно вздохнула, подавая ему только что найденный нож: «Третий». «Спасибо», — сказал он. Как будто они собирали грибы. А между тем речь шла о ее жизни! Главное не разрыдаться сейчас.

Исмаил укладывал ножи в рюкзак, а она сидела на примятой осоке и задумчиво грызла травинку. Полосатый толстый шмель с громким жужжанием пытался усесться на цветок репейника рядом с ней. Крона дуба тихо шелестела от ветра. А до нее никому и дела и не было! Исмаил застегнул рюкзак и подошел к ней: «Ну что, Нина, уговор есть уговор?» — и протянул ей руку. «Уговор есть уговор», — согласилась она, робко пожимая его руку.

С этого дня она прекратила высмеивать его в школе. Но кроме этого, ничего ровным счетом не изменилось. Она возненавидела его еще больше.

  • 3 —

Сейчас, сидя за туалетным столиком у зеркала и попивая горячий кофе, она с улыбкой вспоминала об этом происшествии. Да уж, скучным ее детство трудно назвать. Из раздумий ее вывел телефонный звонок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)