Инь и Янь

Мама упивалась несчастьем. Теперь у них в доме собирались ее подружки, из разговоров с которыми Нина узнавала все новые и новые подробности драмы. Новая женщина появилась у отца два года назад. И все это время он обманывал их. Когда по вечерам он не бывал дома, он был у нее! И на Новый год он был у нее! На маму больно было смотреть. Она перестала следить за собой, располнела, вечерами сидела, уткнувшись в экран телевизора и потягивая шампанское из бутылки. Генка, итак воспитанный изнеженным и избалованным, стал еще более капризен и привередлив. И все из-за кого? Из-за отца! Из-за него их семья распадалась на куски.

Нет, так более не могло продолжаться. Нина должна была вернуть папу обратно. Хотя он, конечно, не совсем забыл их, и время от времени приезжал и навещал, этого было мало. Отец должен всегда жить с ними и заботиться о них. И в данной ситуации надо было действовать жестко и проявить характер. Возможно, если его дочка чуть не погибнет из-за него, он одумается. И Нина решилась действовать. Но ничего не помогло. Отец не вернулся. Это холодный и бесчувственный человек выбрал не ее, выбрал не их… И тут Нина поняла, что она его ненавидит. Что он всю жизнь ее разрушил, что она теперь безотцовщина. И все страдают из-за его мимолетной прихоти.

А еще Нина ненавидела мать. Казалось бы, что мать, брошенную отцом, оставалось только жалеть. Вначале Нина так делала, но потом она поняла правду. Что все это было одной сплошной комедией. Ну или трагедией, в общем-то это неважно. Важно лишь то, что мать продолжала жить в своем ограниченном театральном мирке, ничего не имеющим общего с реальной жизнью. Каждый вечер, несмотря на то, что ее главный зритель — отец, уже давно покинул зрительный зал, она продолжала упрямо и старательно разыгрывать свою роль. Она сыпала упреками, разражалась рыданиями, призывала в свидетели детей, всеми силами пытаясь доказать, каким плохим был ее муж. Однако спустя годы это прошло, она как будто бы начала забывать эту обиду, в ее жизни появлялись другие мужчины. Но уходили они столь же стремительно, как и появлялись. Последний год ее личная жизнь как будто бы наладилась, но ни разу она не приводила своего нового ухажера домой и не знакомила его с детьми. Нина как-то решила спросить ее о причине.

Мать сидела перед зеркалом и прихорашивалась, собираясь на свидание.

  • Мам, а почему ты никогда не зовешь дядю Тему домой? Пусть приходит, хотела бы я с ним познакомиться, — начала Нина.

Мать как будто змея ужалила, черты лица перекосились в уродливой гримасе, с досады она бросила со всего размаха расческу на столик.

  • Что, мерзавка, и ты вздумала моего мужчину увести? Не пройдет у тебя, поняла! Костьми лягу, а ты его не получишь!

Нина даже замерла от этого чудовищного обвинения, брошенного ей в лицо родной матерью. Как ей такое могло в голову прийти… Она только и сумела произнести:

  • Мама…

А по щекам уже непроизвольно текли слезы. Мать как будто опомнилась, увидев плачущую Нину, она и сама расплакалась.

  • Прости, Нина, сама не знаю, что творю… Ты же знаешь, что после ухода твоего отца к этой татарке, мне везде одни враги мерещатся. А ты же у меня такая красивая, и без мальчика… Я то уж и подумала…

Нина в ответ только качала головой, а потом ничего не объясняя, молча вышла из комнаты, хлопнув дверью. Мать выбежала за ней, догнала ее в коридоре, она рыдала. И тут начался этот уродливый, искусственный спектакль. Как только это можно выдержать! Мать запричитала трагическим голосом, точь-в-точь как будто играя роль какой-нибудь Медеи, только что убившей своих детей, и теперь сокрушающейся по этому поводу:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)