Последняя встреча Сэма с Наной.

. Через неё частично виден был коридор, в котором по полу, по всей его длине, валялись раскиданными, вперемешку, мужские и женские вещи: туфли, чулки, брюки, галстук, фрак чёрного цвета и платье, белое платье невесты. Сэм остановился, почти упёршись в стеклянную дверь веранды. Букет в руке его безвольно опустился вниз. – Опоздал – подумал он – Да, не вовремя. Надо же, не раньше и не позже! Как же это жёстко, жестоко! Три года на зоне, целых три года! Выжить в нечеловеческих, животных условиях, думая только о ней, о Нане, живая только этой мыслью, надеждой о встрече и сбежав оттуда, чтобы увидеть её, придти именно в эту самую ночь, когда я нужен ей меньше всего! За что же мне это испытание, О Господи?! В Сэме в одно мгновенье поднялась, захлёстывая полностью, без малейшего остатка, всё его сознание и существо бешеная волна перемешанных чувств и эмоций – отчаянье, чувство собственной неполноценности, унижение, горе, радость и трепет ожидаемой встречи, любовь! — Надо же, надо же было придти в эту сегодняшнюю ночь!!! Да, те физические унижения и моральный прессинг, что я пережил, находясь на зоне планеты-тюрьмы «Х-95», не идут ни в какое сравнение с этим крушением моей последней надежды! Боже Ты мой, как же мне больно! Как же, рвётся в клочья душа моя, осознавая то, как умирает моя последняя надежда! Господи, Отец мой, зачем же ты поступаешь со мной?! – Сэм, в отчаянии взглянув вверх, молча кричал в удивительно-спокойное, красивое, бирюзовато — голубое небо. Старясь справиться с болью внутри себя, в самой сердцевине своего существа, Сэм усилием воли оторвал свои глаза от этого неба и, намериваясь повернуться и уйти, в последний раз скользнул взглядом сквозь стекло. И вдруг он увидел Нану, которая вышла в дверь из дома на веранду. Она, прикурив сигарету и, сделав затяжку, подняла глаза, внезапно встретившись со взглядом Сэма. Сложно выразить словами ту огромную гамму смешавшихся чувств, что в один единый миг пронеслись в её сознании, отражаясь во взгляде красивых серо-голубых глаз её. Она кинулась к входной двери веранды, желая распахнуть её. Сэм ухватил ручку двери, удерживая и препятствуя порыву Наны. Она подёргала ручку и, поняв, что не сможет открыть дверь и выйти к нему, смирившись, отпустила её и прислонила открытую ладонь своей руки к стеклу. Сэм ощутил всей своей кожей, осязанием, не слухом – нет, всем своим восприятием сознания души своей, выраженное во взгляде Наны её безмолвное, произнесённое без единого звука, словно последний выдох человека, его собственное имя: — Сэм! Сэм глядел прямо в глаза Наны и это имя, точно, как есть воспроизведённое в сознании его, заставило бешено пульсировать кровь в висках его головы. Он понимал её полностью, без ненужного сейчас произношения слов, видел, чувствовал, обращенную к нему, криком её души, просьбу: — Сэм! Сэм! Впусти! Впусти, впусти меня к себе! Сэм видел, как из красивых голубовато-серых глаз Наны тоненькой, чистой, хрустальной струйкой потекли слёзы. Она уткнулась лбом в стекло двери, и он вновь услышал: — Сэм! Сэм! Я люблю тебя, Сэм! Милый мой! Дорогой мой! Как же я рада вновь видеть тебя! Если бы только знал, как я рада видеть тебя! Я знала, что увижу тебя снова. Я чувствовала это! Мне жаль, мне искренне жаль, что так вышло! Прости, прости меня, любимый мой! Прости меня! Просто прости! Мне нечего больше сказать тебе! Сэм! Сэм! Сэм! Сэм уткнулся лбом своим к стеклу прямо напротив рта Наны и почувствовал, как сквозь стекло от неё к нему трепетной волной потекла нежная, тёплая энергия. Затем, оторвавшись от стекла, он провёл пальцами руки, разрывая их от слипшейся, тёплой ещё крови, по её губам, в поцелуе прижатым к стеклу. – Прощай, прощай Нана! Будь счастлива! Будь счастлива с ним! Обязательно стань счастливой! Я желаю тебе искренне – будь радостной, счастливой, успешной! Нана! Нана! Я люблю тебя! Прости и ты меня, любовь моя! Прости за то, что не сбылось! Я ухожу. Нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)