Последняя встреча Сэма с Наной.

Тишина. Сэм вслушался, выйдя из воздушного такси, недалеко от жилища Наны. Тишина. Ни единого звука вокруг! Он взглянул в ночное небо. Там неподвижно, тихо и спокойно висели два великолепных, чарующих своей непревзойденной красотой, блюдца – две луны нежного, бирюзовато — голубого цвета. Сэм вздохнул, отметив про себя: — Какая же удивительная красота сейчас в ночном небе над Альфой – Альфой Центавра. Сэму было с чем сравнивать – он многое повидал в разных уголках огромной Вселенной. Видел разные планеты, разное небо над ними, различного цвета солнца и луны. Но Альфа, небо её с этой парой лун, в сознании Сэма всегда была особенным, отдельным небом. Он знал это наверняка, ведь это было его родное небо – то небо, которое он знал с самого своего рождения, с малых своих лет. И, если бы существовали в физической вселенной Небеса Обетованные, проявленные Самим Творцом, то Сэм знал точно – это было бы великолепнейшей красоты небо Альфы. Сэм втянул в себя через нос ночной густой воздух. Какой же он приятный на вкус – тёрпкий, немного сладкий, особенный! Боже мой, какое же это удовольствие, какая радость, простая человеческая радость просто постоять в ночи, ощущая её тишину и запахи, и глядя в ночное небо Альфы! О, Творец Вселенной, — Ты Велик!!! Ты создал всё то, что нужно человеку, чтобы быть – быть счастливым! Но всё-таки, Дорогой Бог, что, что ты недодал?! Или что, — Сэм внутренне чувствовал это,- что Ты поставил человеку в задачу найти в жизни своей?! Что или Кого?! – Сэм вдруг и как-то в одно мгновение осознал то, что он впервые в жизни своей задался этим вопросом. Сэм постоял ещё немного, размышляя о Вечном, и, взглянув в северном направлении – туда, где находился дом Наны, двинулся в её сторону. Непросто было ему сдвинуться с места и пойти туда, идти туда после трёх лет, проведенных в разлуке. Сэм снова остановился и подумал: — Нет, не с пустыми руками же идти ему к Нане! Он оглядел окрестности вокруг и увидел невдалеке красивые, красного цвета с шипами цветы, растущие за невысокой белой изгородью. Сэм двинулся туда, размышляя: — Девять, сорву девять роз. Пусть будет сегодня в три раза больше радости, чем горя и печали в эти прошедшие три года нашей разлуки! Девять – хорошее число! — И пусть великолепная красота этих цветов и любовь моя к Нане превысит, унесёт в небытиё эти три ужасных года, проведённых мною в лагере! – решил Сэм, срывая с клумбы розы, прокалывая до крови их острыми шипами пальцы рук. Потом он, не обращая внимания на липкую кровь струящуюся по стеблям, пошёл к дому Наны. Дойдя до знакомого ему светло-молочного цвета забора, Сэм остановился, посвистел тихо, призывая условным звуком Наниного пса. И, увидев, как тот быстро и почти бесшумно большими прыжками приблизился к нему, сказал ласково: — Привет, привет, псина! Привет, Макс! Дай лапу мне свою, дружище! Теперь – другую! Молодец! Ай, умница! Дай я обниму тебя. Как же я по тебе соскучился! Вижу, вижу – и ты тоже скучал! Я вижу, Макс, ты искренне рад мне! Только прошу тебя – тихо! Я знаю – ты лучший пёс, самый лучший охранник из всех, кого я знаю! И поверь мне, уж я-то охранников повидал немало! Но, т-с-с-с! Тихо, Макс – дружище! Видишь цветы? Это – сюрприз для хозяйки твоей, для Наны! Сэм увидел как пёс довольно завилял хвостом при упоминании имени своей хозяйки и, будто в довольной улыбке, раскрыл свою большую пасть, полную острых клыков. – Место! Место, Макс! Охранять! Займись делом своим, дружище! Место! – произнеся эти слова, Сэм увидел как пёс довольно серьезно приступил к выполнению своих обязанностей, по-деловому начав патрулировать территорию участка вдоль забора. – Какой красавчик! – подумал Сэм и, повернувшись, пошёл к дому по дорожке, выстланной мелким, розового цвета, кварцем. Он уже почти подошёл к дверям обширной стеклянной веранды, как вдруг заметил, что там внутри входная дверь в дом была приоткрыта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)