Жизнь — штука предсказуемая (Часть 11)

-Кешка, не надо скромничать, — засмеялась Галка. – Если не скажешь что подарить, Ритка притащит тебе в подарок одну из своих картин и заставит повесить на стенку. Потом раз в неделю будет приезжать, и проверять, не снял ли ты этот ужас и не спрятал ли под кровать. Вот тогда тебе мало не покажется. Ты видел когда-нибудь ее картины?

-Нет, — растеряно проговорил Кешка. – А ты что, правда, картины рисуешь?

-Рисую, — не стала отрицать Ритка. – И не слушай ты эту балаболку. За моими картинами очередь стоит. Это Галка от зависти порочит меня как художника. Вот когда она нарисует, то если не подпишет что это такое, в жизни не догадаешь. Как в том анекдоте, когда новый русский нанял гувернантку своим детям, чтоб она их научила музицировать, рисовать, прилично вести себя в обществе. Ну, дети ее за день довели до белого каления. Уже под вечер, когда дело дошло до рисования, дама рисует им яблоко и спрашивает: «Что это»? Дети посмотрели и хором отвечают: «Жопа». Дама в слезы и к их папочке с жалобами. Тот влетает в детскую. Орет, что они такие, сякие и тут ему на глаза попадается ее рисунок. Он секунду смотрит, а потом как рявкнет: «Так вы еще и жопу нарисовали, гады!»

-Ладно, ладно, — засмеялась и Галка. – Сдаюсь. Не буду умалять твоих достоинств. Она действительно рисует хорошо. Но сюжеты выбирает … Короче, в столовой вешать нельзя. Аппетит пропадет. В спальне нельзя, кошмары по ночам мучить будут. В гостиной, гости заиками станут. То есть, получив такой подарок, ты будешь поставлен перед проблемой, куда бы эту картину повесить, чтобы получить минимальный психический ущерб.

-Вы меня просто заинтриговали. Хочу твою картину! – аж задергался на сидении Кешка.

-Ну вот. Рекламная акция прошла на ура, — довольно потерла руки Галка.

-Только какой ценой? – возмутилась Ритка. – Свела меня на ноль, и прыгаешь от счастья.

-И что ты понимаешь в колбасных обрезках, то есть, я хотела сказать в рекламе. В живописи, как и в любом деле, чем больше скандала, тем больше интереса. Правда, Кеша?

-Наверное, — неуверенно согласился Кешка.

Распрощавшись с Кешкой, и клятвенно пообещав прийти вечером в гости, Галка с Ритой отправились за Галкиными вещами. Виталика дома, конечно, не было, хотя ему давно пора было уже и появиться в родном гнезде. Это Галку окончательно утвердило в решении бросить его раз и навсегда. В конце концов, чего ради, она должна всю жизнь из-за него дергаться, постоянно ждать, терпеть его пьянки, прощать равнодушие и свинское отношение? У нее что, две жизни? Да пусть он провалится. Раз пьянки, карты и сомнительные друзья дороже, чем жена и сын, пошел он вон. Пускай живет дальше как знает и как хочет.

Она взяла лист бумаги и фломастером написала одно только слово: «Надоел». Бросила лист на кухонном столе и пошла собирать свои и Саничкины вещи. Сборы заняли почти час. Потом они с Риткой отволокли все это в машину. Галка захлопнула дверь своей квартиры и вдруг поняла, что она больше никогда и ни за что сюда не вернется. Разве только отсюда уберется ее муж, что очень сомнительно. И от этой мысли ей совершенно не стало грустно.

Выгрузив вещи у Ритки, они заехали к Галкиной маме. Предупредили, что идут к другу на день рождения и возможно, ночевать Галка не придет. Неизвестно, во сколько закончится торжество. Чего будить среди ночи маму и Саньку. Заночует Галка у Риты. А с завтрашнего дня, вообще перебирается к Ритке жить.

К Галкиному удивлению, мама не стала читать мораль и уговаривать «не делать глупостей». Она вообще ничего не стала говорить, а пожала плечами, и пошла искать собачий поводок. Они с Санечкой собрались идти в парк, гулять с Фафиком и казалось, что важней дела сейчас нет ни для бабушки, ни для внука. Санька разрешил себя поцеловать маме и тете Рите и умчался переодевать футболку. Кот Мурчик лениво потерся о Галкины ноги и, отметившись, отправился досыпать в уютное кресло. То есть, никто не возражал против ее решения. Никто не хватал за руки и за ноги и не тянул в привычную старую жизнь. Казалось, все понимают, что надо начинать новую, кардинально всё меняя и ломая. И все разрешают ей вести себя как угодно, лишь бы из этого вышло что-нибудь путное.

Два часа Ритка с Галкой мотались по магазинам в поисках подарка для Кешки. Ну что можно купить мужчине на день рождения, если ты этого мужчину практически не знаешь? Что он любит? Чем интересуется? Наконец-то они забрели в новый супермаркет, и пошли методично осматривать все отделы по очереди. Галка забыла уже, зачем они сюда пришли, и с восторгом стала перебирать кожаные дамские сумочки. Но подруга вернула ее в реальную жизнь.

-Смотри, какие шикарные кожаные перчатки на меху! – восхищенно крутила в руках Ритка черные лайковые перчатки. – Можно сказать, два часа поисков не прошли зря.

-Отличный подарок для лета. Самая необходимая вещь в такую жару, — покачала головой Галка.

-Ну и что, что сейчас лето. Зима от нас никуда не денется. А вещь отличная. Пригодится. Берем. Кстати, зимой такие дудки найдешь!

-Как хочешь. Можем поискать заодно и валенки для комплекта, я не возражаю.

Ритка отмахнулась от Галкиного замечания, и пошла к кассе, оплачивать. Потом они перенюхали в отделе косметики все мужские одеколоны. В конце концов, окончательно потеряли нюх. Все одеколоны стали пахнуть им абсолютно одинаково. А если быть точнее, то они им просто стали вонять. Ритка призналась, что после всех этих ароматов ее тянет понюхать керосин или машинные выхлопные газы. Ничего другого она больше нюхать не может. Решено было купить тот одеколон, который пользуется самым большим спросом. Девушка продавец подала им красиво упакованную бутылочку и заверила, что это последний писк моды. Настоящие мужчины только этим и пользуются. Они поверили ей на слово и присовокупили приобретение к перчаткам.

-Цветы покупать будем? – выйдя из магазина, поинтересовалась Галка, — или лучше заменим их бутылкой водки?

-Что, по принципу «цветы и конфеты не пью»? – захихикала Ритка. – Пошли, возьмем ему гладиолусы. Я видела на днях такие обалденные кремовые и фиолетовые, закачаешься. Хотела даже себе купить.

-Ну, и что помешало?

-Ничего. Просто зашла в магазин. Купила кое-что из косметики, и на гладиолусы уже не осталось денег.

Кремовых гладиолусов сегодня на цветочном рынке не оказалось. То ли их уже раскупили, то ли они сегодня не расцвели. Продавали в основном красные. Они были всех оттенков. Начиная от алых и кончая темно-красными, почти черными. Тоже красиво, но совсем не то, на что Галка с Риткой настроились. Походив туда-сюда вдоль ряда с гладиолусами, они махнули на все рукой и выбрали ярко красные. Скорее всего, Кешке абсолютно все равно, какого цвета подаренные цветочки. Редко кто из мужчин обращает внимание на такие мелочи. Хотя…

-А знаешь, мне Олег недавно подарил голубые розы, — вздохнула Галка. – Первый раз в жизни видела такие.

-Кстати, а с какой это Катькой он придет к Кешке на день рождения? – спохватилась вдруг Ритка. – У него разве есть жена?

-Это сестра. Милое безалаберное создание семнадцати лет. Мечтает стать поваром, а Олег пытается сделать из нее переводчика. Мучает английским. По-моему, из нее выйдет такая переводчица, как из меня балерина. Зря издевается над ребенком.

-Ничего. Пусть зубрит английский. Сейчас знание языка нигде не помешает. Даже повар, знающий иностранный язык, ценнее повара, не знающего язык. Понимаешь, он может работать в ресторане обслуживающем иностранцев. Может работать за границей. Короче, учить язык надо, а дальше жизнь покажет, как этим распорядиться.

Болтая, они направились к машине. Галка открыла заднюю дверцу и забросила на сидение подарки, а Ритка запустив руку в свою сумочку и пытаясь нащупать там сигареты, притормозила на тротуаре в метре от машины. И только Галка захлопнула заднюю дверцу и хотела направиться к водительскому месту, как рядом с ней оказались два верзилы. Один был рыжий и лысый. Косая сажень в плечах. С руками, похожими на грабли. Только очень толстые грабли. А второй, пониже ростом. Толстый, и с абсолютно круглой физиономией. Такое впечатление, что морду ему рисовали с помощью циркуля.

Они подхватили Галку под руки и быстро потащили к стоящей рядом серебристой «Ауди». Галка пыталась упираться и барахтаться, но эти два типа даже не заметили ее усилий.

Ритка вытащила из сумки вместо сигарет пистолет и заорала так, что люди, проходившие мимо по своим делам, разлетелись с перепугу, как стайка воробьев.

-Стоять! Стрелять буду! — проорала Ритка и, не раздумывая, тут же пальнула куда-то вниз, под ноги тянущим к машине Галку. Кругломордый отскочил от Галки и нырнул за растущее рядом с дорогой дерево, пытаясь спрятать за тонким стволом толстый живот. Наверное, он выдохнул весь воздух и максимально втянул брюхо, потому что, почти слился с этим растением. Ритка сбросила его со счета и перенесла все внимание на рыжего. А рыжий, не выпуская свою добычу, ускорил темп. Ритка выстрелила еще раз. Пуля попала в машину и отрикошетила, пролетев у рыжего перед носом. Тот отшатнулся, ослабил хватку, чем тут же не замедлила воспользоваться Галка. Она врезала со всего маху ногой похитителю по косточке на голеностопе, вырвала свою руку из его клешней и бросилась к родной машине. Они с Риткой вскочили в машину одномоментно. Пока Галка заводила мотор, Ритка для острастки пульнула еще раз в сторону несостоявшихся похитителей. Машина рванула с места, и они помчались вперед, не разбирая дороги. Проскочили на красный свет перекресток и, свернув в первый попавшийся переулок, нырнули во двор, образованный несколькими многоэтажками. Попетляв по двору, нашли укромное местечко за детской площадкой. Загнав машину между деревянным домиком, очевидно, домиком бабы Яги, и беседкой, увитой диким виноградом, обе облегченно вздохнули.

-Дай сигарету, — шепотом попросила Галка.

-Держи, — тоже шепотом проговорила Ритка.

Они молча закурили, поглядывая внимательно во все стороны. Чтобы не вертеть головой на 360 градусов, решили разделить зоны наблюдения. Галка смотрит вперед и вправо. Ритка назад и влево.

Во двор постоянно въезжали и выезжали какие-то машины. Одни парковались на дворовых стоянках. Другие, останавливались просто рядом с подъездами. Кто на минутку, кто оседал здесь надолго. Серебристой «Ауди» среди этих машин не было, но подозрительными казались все. В своей засаде подруги просидели почти полчаса. Нервы успокоились. Мозги стали соображать. Руки и ноги перестали дрожать. Одним словом, можно было уже выбираться на простор.

-Интересно, кто такие эти типы и чего им надо? – стала наконец-то в состоянии размышлять Галка.

-Откуда я знаю. Надо было спросить, когда двигалась с ними под ручку к их машине, — пожала плечами Ритка.

-Надо было. Но как-то все неожиданно. Не сообразила. Времени было мало, да тут ты еще такую пальбу устроила!

Галка вдруг засмеялась.

-Ты чего?

-У меня сразу же возникло желание спрятаться за что-нибудь, как у того толстяка. И если бы рыжий не тащил меня за собой, я бы тоже нырнула куда-нибудь за урну, за дерево, за телефонную будку. Панический ужас от самой стрельбы и плюс еще от мысли, что ты стрелять абсолютно не умеешь. И шансов быть пристреленной из дружеских побуждений у меня столько же, как и у тех, кто на меня напал. Правда, у них из других побуждений.

-С такой жизнью, я скоро буду стрелять как Ворошиловский стрелок. А ты заметила, что ни один прохожий не кинулся нам на помощь?

-Еще бы. Ты с пистолетом в руках, громовым голосом и свирепой рожей, очень напоминала слабую женщину, нуждающуюся в посторонней помощи. Они все уносили ноги, а заодно и остальные части тела, со скоростью звука. И кстати, очень правильно делали. Скажи лучше, что просто счастье, что не успела нагрянуть милиция. Вот тогда бы мы имели сплошные неприятности, вместо помощи. Я имею в виду пистолет, — скороговоркой выпалила Галка. – А еще…

-А еще, тоже, кстати, у нас кончились патроны, чтоб ты знала. И что теперь делать? – перебила ее Ритка.

-Ну, жили же мы раньше без патронов. Как-нибудь и дальше проживем.

-Раньше за нами никто не охотился, — вздохнула Ритка, – а сейчас без оружия нам как без рук.

-Так может, приобретем по автомату и пересядем на БТР?

-Господи, уже семь часов! Мы должны быть в это время в Кешкиной квартире, а не на детской площадке, в черт знает каком дворе. Еще надо ко мне домой заскочить за картиной. Сама же наобещала Кешке, что я ему свою картину подарю. Поехали, — вернулась Ритка в реальное время.

-А если опять наткнемся на ЭТИХ?

-Значит наткнемся. Не можем же мы здесь остаться жить. Давай, выезжай отсюда. Будем решать проблемы, по мере их возникновения.

К Риткиному дому они доехали без приключений. И в ее дворе их никто не ждал. Очевидно, преследователи прицепились к ним где-то по дороге и о том, где живет Ритка, пока не знали. Пока… Возможно, в Жоркином дворе у них был наблюдательный пункт. Ждали, к примеру, там Антона, а на глаза попали Ритка с Галкой. Хотя, трудно сказать, кто и где кого ждал, а главное зачем. Придется ждать дальнейших событий, а там, жизнь расставит точки над «и». Главное, чтоб пока все прояснится, им не открутили головы. Значит, надо о своих головах позаботиться. Спасение утопающих, дело рук самих утопающих. Так что, максимум внимания и осторожности. Минимум глупостей.

В Риткиной квартире был своеобразный порядок и беспорядок одновременно. У нее не было пыли, не было мусора на полу, не валялась где попало одежда. Но в то же самое время, вещи стояли на необычных и совсем неподходящих для них местах. Книги на холодильнике и на подоконнике в кухне. Ваза с конфетами на диване рядом с подушкой. Ваза с яблоками на полу возле кресла. Стол из своего угла был выдвинут на середину комнаты и на нем стоял пылесос. А под столом сидел огромный плюшевый леопард без хвоста.

-А чего это у тебя пылесос на столе? – не удержалась от вопроса Галка.

-Пыталась вытянуть из него хвост от леопарда, но не смогла. Оторвался и застрял где-то в трубе. Наверное, туда что-то еще до хвоста втянулось, и получилась пробка. Надо теперь искать какую-нибудь длинную палку, чтоб насадить на нее шланг от пылесоса и выковырять оттуда все застрявшее, — отмахнулась Ритка. – Но это не горит. Завтра разберусь.

Они вошли в комнату, которая служила Ритке мастерской. У нее был небольшой запас готовых к продаже картин. Ритка говорила, что если вдруг сломает руку и не сможет рисовать, то, как минимум год сможет продержаться, продавая по одной картинке в месяц. Хотя, это только в том случае, если у нее не останется денег на жизнь. А такого случиться по ее мнению не должно было никогда. Но неприкосновенный запас в виде своих шедевров она все-таки создала параллельно со счетом в банке.

Сейчас она извлекла из загашника свои шедевры и придирчиво их рассматривала. Галка глянула, какую картину Ритка взяла в руки и резко запротестовала.

-Только не эту. Не забывай, что Кешка живет с мамой и она, наверняка, старенькая. Хочешь, чтоб бабулька сна лишилась?

-А что в ней такого страшного? – возмутилась Ритка.

На картине была изображена подводная сценка. Верхом на страшной и дико хищной акуле сидела голая, очень красивая и не менее хищная, чем сама акула женщина. Выполнена картина была великолепно. Кораллы, водоросли мелкие рыбки, сама вода, развивающиеся в воде черные волосы женщины… Ритке все удалось. Но больше всего ей удалось передать именно хищность и какую-то жуть. Глядя на эту картину, Галка всегда ощущала холод где-то под ложечкой. А что почувствует старая женщина, встретившись взглядом с акулой или с ее наездницей? Нет и сто раз нет!

-Давай, поищи что-нибудь помягче. Только не голого одноглазого саксофониста на крыше такси. Тот глаз, что у него остался, смотрит так, что у меня все волосы дыбом встают.

-Вспомнила. Я ее уже давным-давно продала. Может вот эту? – выудила Ритка на свет божий очередной шедевр.

Перед зеркалом стояла женщина и смотрела на себя. А из зеркала на нее смотрела черная кошка. Обе были очень красивы и очень похожи одна на другую. Ни у кого не возникало сомнений, что женщина и есть та кошка, а кошка, та женщина. В картине было что-то мистическое, но не вызывающее ужаса, как в предыдущей картине. Вообще, наверное, Риткины картины и пользовались таким диким успехом, потому, что от них исходил какой-то мистицизм. Это, очевидно, и есть талант. Передать не просто изображение чего-нибудь или кого-нибудь, а сделать так, чтобы картина передавала сгусток эмоций и чувств.

-Эта пойдет, — одобрила Галка.

Ритка вставила картину в рамку. Упаковала ее в бумагу, и они с Галкой помчались к машине. Пока они доехали до Кешкиного района, пока нашли дом, припарковали машину, потеряли еще минут сорок. Одним словом, опоздали почти на час. Все гости были уже в сборе, но к столу не садились, ждали Галку с Риткой. Кешка клятвенно заверил собравшихся, что девочки обещали быть и обязательно будут. Просто, как все женщины, очень неаккуратны в отношении времени. Раз было сказано на семь, значит, будут к восьми. Так и получилось. Ритка с Галкой ввалились в квартиру ровно в восемь. Торжественно вручили цветы и подарок и принялись извиняться за опоздание.

-Ничего, ничего, — произнесла появившаяся из комнаты красивая изящная дама в облегающем кремовом брючном костюме, с модной короткой стрижкой, и великолепным макияжем. – Иннокентий предупредил нас, что вы будете к восьми.

-Знакомьтесь, это моя мама, — отступил в сторону Кешка.

-Зинаида Викторовна, — кивнула его мама и мило улыбнулась.

Галка с Риткой назвали себя. Пока Кешка разворачивал подаренную ему картину, мама потащила их к гостям. Галка с Риткой только переглянулись и обе, невероятными усилиями воли подавили приступ подступающего к горлу хохота. Ну, ничего себе, старенькая бабулечка! Из-за нее побоялись подарить картину с акулой! Да если бы такой даме притащили живую акулу, она бы не дрогнула.

Кешка влетел следом с воплем индейца собирающегося снять скальпы со всех присутствующих в комнате. В руках он держал Риткину картину.

-Вы посмотрите! Это же шедевр! Среди нас находится настоящий живой художник! Рита, ты же гений! Ты это знаешь?

-Главное, что живой, — пробурчала себе под нос Ритка.

-Знает, к сожалению, — отмахнулась от Кешки Галка.

Все с интересом рассматривали картину. В такой же как Кешка восторг пришла и Катька. Она сначала не отходила от картины, а потом от Ритки. Картине тут же нашли место на стене и тут же ее водрузили на выбранное место. Наконец-то ажиотаж вокруг нее утих и все сели за стол. Ритка с Галкой не знали, сколько лет исполнилось в этот день Кешке, и молча пытались это вычислить. Если судить по Кешкиной маме, то Кешке должно быть не больше пятнадцати. Мама выглядела лет на тридцать пять, не больше. Галка не утерпела и потихоньку поинтересовалась у Олега, сколько все-таки Кешке стукнуло. Ответ ее ошарашил. Кешке тридцать два. А сколько же тогда маме? Пришлось опять спрашивать у Олега. Оказалось, что маме пятьдесят четыре. Когда Галка поделилась добытыми сведениями с Риткой, та пришла в восторг.

-Вот это женщина, и я понимаю! Выглядит на двадцать лет моложе, чем есть. Готовит так, что можно еду проглотить вместе с тарелкой и вилкой. Всю компанию держит в тонусе. Ты обрати внимание, чувство юмора у нее какое! Я балдею от таких баб.

-А с чего ты взяла, что она сама все это готовила? Может, кого-то пригласила из профессиональных поваров. Сейчас это запросто, — шепотом попробовала поспорить Галка.

-Сама готовила. Я уже у Кешки спросила. Теперь понятно, почему он не любит питаться нигде кроме дома. Если бы меня дома так кормили, я бы к ресторанам и на пушечный выстрел не подходила. Но у меня мама готовить совершенно не умела. Уже когда я выросла и кое-чему научилась у подруг, то начала сама ее обучать, хотя бы что-то съедобное делать. Всю жизнь она покупала полуфабрикаты и те умудрялась приготовить так, что их затолкать в рот было невозможно.

-А что же вы ели? – удивилась Галка.

-Утром чай и бутерброд с сыром. Обедали в столовой. Они с папой на работе, а я в школе. А вечером опять бутерброды, только уже с колбасой. И так, каждый день кроме воскресенья. А в воскресенье она сооружала какую-нибудь страшную бурду, которую мы жевали и ждали понедельника, чтобы поесть где-нибудь вне дома. Я иногда бегала к подружкам в воскресенье, чтобы съесть что-нибудь вкусненькое. У Юльки бабушка всегда по воскресеньям пирожки пекла. А у Соньки мама шикарный борщ варила. Знаешь, как я им завидовала?

-А кем твоя мама работала?

-Вот в этом как раз и кроется разгадка, — засмеялась Ритка. – Она работала директором химкомбината. Вся занята проблемами производства. Дом, муж, дети, это для нее было чем-то несущественным в жизни и абсолютно не важным. Вот тогда я и сделала выводы, что женщина не должна уделять время чему-то помимо своей семьи. К черту работу на благо государства. К черту карьеру. К черту все эти общественные дела и заботы, если у тебя есть семья.

-А почему ты не взяла на себя готовку?

-Как только подросла немного, так сразу же и взяла. С тринадцати лет начала сама готовить. Подруги у мам и бабушек рецепты брали, и мы вместе у меня дома кулинарные эксперименты проводили. Пока освоили это дело, сожгли кучу кастрюль, перепортили массу продуктов, получили не одну производственную травму, в виде порезов пальцев, ожогов горячим жиром и водой рук и ног… Короче, если все это вспоминать, надо писать мемуары.

-Зато сейчас ты готовишь отлично. Я всегда считала, что тебя с детства мама учила кушать готовить и семейные кулинарные секреты передавала.

-Угу, — промычала Ритка с полным ртом. Прожевала котлету и вздохнула. – Как бы не так. Я ее с огромным трудом научила варить самый простой супчик. Борщ она освоить так и не смогла. И научила тушить мясо. Все. Больше ничего она и запоминать не захотела. Но, слава Богу, хоть это освоила. Сейчас она раз в неделю делает кастрюлю супа, которую они с отцом тягают потом несколько дней. И раз в неделю тушит мясо. Тоже, на несколько дней. А в остальное время варит магазинные вареники, пельмени и жарит если ни магазинные котлеты, так эту дрянь, рыбные палочки.

-Встаем из-за стола и немного подвигаемся, — предложил Кешка. – Пусть еда чуть-чуть утрясется. Мама потрясающего гуся зажарила, а у меня уже на него места не осталось.

-Кешка, теперь я понимаю, почему ты такой толстячек, — сделала милый комплемент Катька. – Если бы меня каждый день кормили такими вкусными вещами, я бы вообще из-за стола не вылезала. И естественно, через пару месяцев не пролазила бы ни в одни двери.

-Ну, во-первых, он не толстый, а в меру упитанный. А во-вторых, тебя тоже неплохо кормят, — легонько шлепнул ее по заднице Олег. — Так что, не делай, пожалуйста, сомнительных комплиментов и не прибедняйся.

-А ты забегай к нам раз в день и отводи душу, — не обиделся на нее Кешка.

Танцевали все. И Кешкина мама, оказывается, умела танцевать не хуже чем Катька. Два Кешкиных друга, которых звали Вадим и Игорь, и их жены Аня и Наташа танцевали в одном стиле. Было такое впечатление, что они до этого долго репетировали вместе и выступали с этим номером где-то на сцене. Они здорово напоминали профессиональных танцоров. А остальные танцевали, как музыка навеяла. Кто что хотел, как хотел и как умел. Аня, Наташа и Катька были в красивых вечерних платьях. А Галка с Риткой из-за последних событий и спешки, забыли переодеться и явились на Кешкино торжество в джинсах. Они, правда, извинились за свой вид. Сказали, что не было времени заскочить домой переодеться, что было правдой наполовину. Домой то они заскакивали, а вот времени действительно не было. Да и из головы совершенно вылетело, что надо бы соответствовать торжественному моменту. Но никто на такие мелочи внимания вроде бы и не обратил. Компания получилась веселая, доброжелательная и абсолютно без комплексов. Галка в черных джинсах и яркой открытой блузочке смотрелась не хуже, чем смотрелась бы в вечернем платье. А Ритка вообще была создана именно для джинсов или они для нее. Она в этой одежде напоминала ту женщину кошку, которую подарила Кешке. Кешка от Ритки не отходил ни на полшага. Она вроде бы таким избытком внимания с его стороны не тяготилась. И Галка в душе надеялась на то, что у них завяжется роман.

Когда Галка вышла на балкон покурить, рядом оказался Олег. Он как-то ехидно улыбнулся, и Галка поняла, что сейчас Олег за что-то будет читать ей мораль. Шестое чувство нашептывало.

-Ну, и зачем вы устроили пальбу в центре города, если не секрет? – спокойно поинтересовался Олег.

-А ты откуда знаешь? – не то чтобы очень удивилась его осведомленности Галка, но все-таки удивилась.

-Сорока на хвосте принесла.

-Так она тебе должна была объяснить и причину стрельбы, — пожала плечами Галка.

-Сорока немного опоздала к началу, — засмеялся Олег. – Так что произошло? – уже совершенно серьезно повторил он вопрос.

-Долго рассказывать, да и место неподходящее, — отмахнулась Галка.

-А куда спешить? Все пляшут, а мы пока поговорим.

Пришлось Галке рассказать о неудавшемся похищении. О Риткиных ночных похождениях она на всякий случай умолчала.

Олег внимательно выслушал и вдруг задал вопрос абсолютно не по теме:

-А где Санечка?

-У мамы, — замялась Галка. Рассказывать, о том, что она решила уйти от мужа, почему-то не хотелось. Вдруг, Олег подумает, что сыграл в этом какую-то роль.

-А мужу что ты сказала, куда пошла? – не сдавался Олег.

-Ничего не сказала. Написала записку, что он мне надоел, и сбежала к Ритке, — все-таки призналась Галка. – Поживем с Санькой немного у нее, чтоб ей жизнь медом не казалась.

-А потом?

-Что потом? – уточнила Галка.

-Потом опять вернешься?

-Наверное, нет. Не хочу, — вздохнула Галка. – Терпение лопнуло.

-Хочешь, живи у нас с Катькой. Дом огромный. Места хватит. Катька будет страшно рада. Она все время о Саньке вспоминает, — Олег замолчал. Потом набрал в грудь воздуха, как перед прыжком в воду и проговорил скороговоркой: «Я понимаю, что это звучит, как полный идиотизм, но я буду спокойней, если ты с сыном будешь у меня на глазах. Все время за вас боюсь. Чувствую шкурой, что ты в опасности. А если с вами что-нибудь произойдет, я просто умру от разрыва сердца. В жизни ни к кому не привязывался. А тут, я …»

На балкон вылетели Аня, Ритка, и Кешка, и Олег замолчал на полуслове. Они смеялись, и Аня продолжала начатый очевидно еще в комнате рассказ.

-В общем, муж уехал уже на работу. Мне на полчаса позже выезжать. Я естественно, не спешу. Собралась потихоньку. Беру ключи от гаража и от машины, и вдруг, даже не глядя на ключи, а скорее по их весу, понимаю, что это ключи не от машины. Смотрю, точно. Это ключи от его рабочего кабинета. Он, вместо них, взял мои, от машины, и с ними спокойненько уехал. Ну что делать? Опаздываю. Нашла запасной от замка зажигания, а от дверцы то нет. Вышла на улицу. Обошла два раза вокруг машины. Злая, просто грызнуть кого-нибудь хочется. Придавила со злости «ветрячок» как следует, он соскочил с задвижки и открылся. Просунула руку и открыла дверцу. На работу приехала, а машину закрыть не могу. Поставила перед окнами офиса с незапертой передней дверцей. Потом в течении дня то в универмаг надо смотаться, то в банк. Парковалась специально между шикарными иномарками. Решила, что, глядя на них, ни у одного вора не возникнет желания украсть именно мой потрепанный «Жигуль». Точно. Никто не клюнул.

-А муж как с твоими ключами от машины свой кабинет открыл? – поинтересовалась Ритка.

-Говорит, ждал пока кто-то придет с запасными.

-Так мало этого. У меня в тот день все время с ключами происходили какие-то недоразумения. Уходя с работы, бросила не запертым кабинет, потому что пропал куда-то ключ от него. Приехала домой. Открыла ключом гараж. Загнала машину и не могу найти этот самый ключ от гаража. Вытряхнула все из сумки. Нет. Проверила карманы. Нет. Обыскала машину. Нет. Как корова языком слизала. Только что был, и нет. И вдруг меня осенило. Этот ключ, когда открыт замок, из замка не извлекается. Ключ можно вытянуть только тогда, когда замок заперт. Значит, ключ торчит в двери. Посмотрела, точно! Ну, всю сознательную жизнь отпираю и запираю гараж. Не первый же раз это делала. И такое со мной в жизни не происходило. Вот тебе и нет домовых, которые с нами играют, — проговорила Аня назидательно Кешке.

Галка поняла, что у них, очевидно, шел разговор о проделках домового. И этот рассказ шел как подтверждение их существования. Все это конечно интересно, про ключи и домовых, но хотелось бы дослушать Олега. Очень похоже, что он собирался признаться ей в любви. А может, просто показалось? Скорее всего. Наверное, ей бы хотелось от него именно это услышать. Ладно, значит не судьба. А если судьба, то не последний день живут на свете. Успеется. Хотя, с такими событиями, как сегодня, может и последний. И вообще, в этой жизни ничего нельзя загадывать наперед. Она вспомнила про кирпич на голову и про то, как Олег сказал, что, возможно, это еще не тот кирпич и стоит побарахтаться.

-Ну и при чем тут домовые к тому, что ты раззява? – возмутился Кешка Аниными доводами. – Я тоже кучу глупостей иногда делаю. Бывают просто урожайные дни на глупости. Но, ни на каких домовых и барабашек я свои промахи не спихиваю. Склероз он и в Африке склероз.

-Ой, на счет склероза ты прав, — взвизгнула Катька.

Ну, надо же! И эта туда же. Три вершка от горшка и у нее тоже склероз. Галка чуть не расхохоталась.

-Открою холодильник и стою в него смотрю, как на экран телевизора. Не могу вспомнить, что мне там надо было. А недавно яичницу со сковородки в тарелку выложила, а сковороду оставила стоять на включенной конфорке. Спохватилась только тогда, когда гарь из кухни повалила, — вздыхая, сообщила окружающим Катька.

-Приятно сознавать, что не одна ты идиотка. Это утешает и даже радует, — очень уж бестактно заявила Ритка. Но все засмеялись.

-Это я не о вас, — спохватилась Ритка, — а о себе. Этот номер с холодильником, забытой на плите сковородкой или кастрюлей, включенным утюгом, пропавшими в неизвестном направлении ключами, помадой и так далее, очень уж привычные для меня моменты жизни. Но я всегда считала, что такая одна. Оказывается, я далеко не одинока.

-Все за стол, — позвала Зинаида Викторовна. – Гусь ждать не любит.

Прервав беседу о домовых и склерозе, все заспешили на зов. День рождения у Кешки удался на славу. Гудели до часу ночи. Потом наконец-то кто-то вспомнил, что завтра, а точнее уже сегодня, рабочий день и начали собираться домой. Галкину машину загнали в Кешкин гараж. Благо, он находился во дворе. Гараж был как минимум на две машины, а стояла одна. Так что Галкин «Жигуль» приобрел на эту ночь надежную крышу и не был оставлен на произвол судьбы под открытым небом. Для всех были вызваны такси. И наконец-то гости собрались разъезжаться по домам.

Перед самым отъездом Олег подошел к Галке и Ритке, и предложил обеим перебраться временно к нему, в целях безопасности. Но они обе отказались. После такого количества спиртного, как было выпито за здоровье Кешки, обе чувствовали в себе силы немеренно, а храбрости еще больше. И плевать, что закончились патроны. Да они сейчас голыми руками кого угодно задушат. А если нет, то зубами загрызут. Слава Богу, пока что зубы не вставные, и при данной операции не нужно опасаться, что челюсти выпадут и потеряются. Настроение было у обеих боевое и готовность номер один. Олег расценил ситуацию правильно. Настаивать не стал. Но пока ждали такси, успел позвонить нужным людям и поручить им этих двух пьяных амазонок. Судьбу не надо испытывать на прочность. Свой ангел хранитель это конечно хорошо, но парочка крепких ребят, вооруженных, как Рембо во Вьетнаме, никогда не будут лишними.

Но в эту ночь ничего не случилось. То ли к Ритке и Галке потеряли интерес, то ли потеряли их самих.

Утром Галка попросила Ритку отвезти ее на работу. Хотела заскочить еще к маме, но потом передумала. Мама у нее любитель поспать и Санечка тоже. Не стоит их будить только для того, чтобы сказать доброе утро. К концу рабочего дня Кешка обещал подогнать ее родную машину на работу. Вот после работы и поедет.

В обед приехал Кешка и отдал ключи от машины.

-Транспорт в полном порядке. Ждет во дворе. Мы там тебе ходовую подшаманили, — сообщил он. Потом помялся немного и задал вопрос, который его, очевидно, давно мучил, но он не решался спросить. – Слышь, Гала, а у Риты кто-нибудь есть?

Галка поняла о чем идет речь, но решила прикинуться дурочкой.

-В смысле, не сирота ли она? – сделав удивленные глаза, проговорила Галка.

-Да нет. Ну, я имею в виду… близкий друг.

-Вообще-то ее близкий друг это я, и еще Жорка. Но я думаю, тебя интересует, есть ли у нее любовник? Да?

Кешка кивнул головой в знак согласия.

-Нет. Она разошлась с мужем. — Галка не стала уточнять с которым по счету. — И теперь абсолютно свободная дама. Ты главное, Кешка, не робей. Попробуй поухаживать за ней активней. Может, что и получится. Хотя, у Ритки один бзык есть. Она любит мужчин, у которых есть признаки гениальности. А ну, давай, думай, в каком деле ты гений. Если найдешь такое, шепни мне.

Жизнь — штука предсказуемая (Часть 11): 10 комментариев

  1. А Ритка, оказывается, не только стрелять умеет!
    Интересная глава!
    Дальше, дальше!.. ))

  2. Аленочка, замечательная глава! Просто «проглотила» ее как та твоя акула)))!

  3. Мне нравится, что с каждой следущей главой интерес разгорается. Мне нравится, что герои произведения интересные и хорошие люди, а уж Галина с подружкой Ритой вообще подарок.
    О Рите, как о художнице. Я бы не поверила, что такое возможно, но мой зять никогда не учился рисованию, начал рисовать, когда из-за перестройки потерял работу и почти умирал с голоду.
    Сейчас востребовонный художник — моренист. Его картины есть в интернете.
    Спасибо автору за творчество.
    С уважением
    Зоя

  4. «Серебристой «Ауди» среди этих машин не было, НО ПОДОЗРИТЕЛЬНЫМИ КАЗАЛИСЬ ВСЕ», — у страха глаза велики! 🙂
    «И плевать, что закончились патроны», — молодцы девчата, а Автор выше всех похвал!!!

  5. Очень хотелось бы посмотреть картины Риты.
    Фотографий нет, случайно? 🙂

    По-прежнему с интересом

  6. Перечитываю второй раз и не надоедает. Жду нового детектива.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)