Жизнь — штука предсказуемая (часть седьмая)

-А вот здесь может быть что угодно. Допустим, умер у кого-то дома. А тот, с перепугу, не соображая ничего, пытался избавиться от трупа. Сунул в первую попавшуюся машину, у которой удалось открыть багажник. Да мало ли как было дело.

-А чего ты думаешь, что он сам отравился? – влез в разговор Кешка.

-Очень часто он о смерти говорил. Все утверждал, что ему пора «возвращаться». Верил в параллельный мир, в какие-то временные коридоры. Короче, с головой в этом плане у него были большие проблемы. Да, он со зверьми разговаривал! Слушайте, вот это класс! Я сам был свидетелем. С котом при мне разговаривал, вот как я с вами.

-Мы все со своими животными разговариваем, — пожала плечами Галка.

-Ага, конечно. Только беседа односторонняя. Ты ему говоришь, а что он тебе отвечает, не знаешь и отвечает ли вообще. А тут, Сашка ему: «И за что на этот раз»? Кот что-то проурчал. Сашка: «Говорил же тебе, идиоту, не воруй. Ладно, пошли, поешь и погреешься». Кот встал, задрал хвост и бегом к его квартире впереди нас. Смех один.

-Ну, это вопрос спорный, ответил ему кот или Сашка сам догадался, что с ним произошло. А слово «пошли» все домашние животные знают и куда нужно идти обычно тоже знают или догадываются, — возразил Кешка.

Антон спорить не стал, а только пожал плечами, давая понять, мол, думайте, как кому нравится. А я остаюсь при своем мнении.

-Хорошо, а где искать эту Люсю? – вернула всех к насущным проблемам Рита.

-А вот этого я не знаю, — огорчил их Антон. – Говорю же, заставал ее пару раз у Сашки дома. Больше нигде с ней не сталкивался и где живет, не спрашивал.

-Ну, что. Попробуем как-нибудь отыскать. Спасибо за помощь, — произнесла Ритка и направилась к выходу. Галка попрощалась и двинулась следом, а Кешка задержался в комнате. Очевидно, им с Антоном надо было поговорить о чем-то своем.

Погода неожиданно испортилась. Моросил мелкий противный дождик, и ветер все время менял направление. Создавалось впечатление, что он дует со всех сторон одновременно и бросает дождевые капли в лицо, куда бы ты его не повернул. Зонтик, конечно же, никто не взял, потому что с утра светило солнышко, и осадки ничего не предвещало. В ожидании заговорившегося Кешки, Галина и Рита юркнули под арку, ведущую во двор дома. Но здесь так воняло мочой, что находиться в данной атмосфере больше минуты было невозможно. Хоть противогаз одевай.

-Ну, что за национальный идиотизм, сцать в подворотнях и подъездах! – возмутилась Ритка. – Смрад, не продохнуть.

-А что делать? Где у нас в городе есть общественные туалеты? Вот приспичило кому-то вдруг и куда деваться? Бегут, кто куда придумал. Кто в подъезд, кто в подворотню, кто за мусорный бак. Ты куда несешься в таком случае, домой что ли, через весь город? – вступилась за несчастное население Галина.

-Я в таком случае несусь в какой-нибудь бар, кафе, на вокзал, в какую-нибудь поликлинику. Что находится в данный момент ко мне поближе. Там обязательно есть туалет. Но использовать для таких целей подворотню или подъезд, Боже упаси. Мне бы такое и в голову не пришло.

-Ну, не все же такие сообразительные и порядочные. Большинство, поискав в округе туалет, решают, что у подворотни альтернативы в таком случае нет. Вот и имеем, что имеем. Давай, пошли отсюда, а то провоняемся до самых костей.

Они перебазировались под козырек какого-то киоска. Что бы ни стоять просто так, и не нервировать продавца, Ритка купила сигареты и шоколадку.

-На, это нашему мелкому сгодится, а это нам, — протянула она Галке шоколадку и открыла пачку сигарет. – Черт, где там Кешка застрял? Говорят, что все женщины болтливы до безобразия. Чушь. Столько, сколько чешут языками мужики, не одной женщине не удастся проговорить. При этом они могут говорить и спорить совершенно ни о чем, — ворчала Ритка, зло поглядывая на дверь, из которой никак не появлялся Кешка.

Они успели выкурить по сигарете, когда наконец-то вышел Кешка.

-О, дождик, — удивился он. – Извините, что заставил вас мокнуть. Честное слово, и не подозревал, что тут уже мокро и холодно. Погода, гад, как и наша жизнь. Одни сюрпризы и все пакостные.

Они забрались в Кешкину машину. Он включил печку, и сразу же стало тепло и уютно.

-А чего ты так долго? – не утерпела и проявила любопытство Ритка.

-Звонил своим. Чтобы быстренько навели справки об интересующей нас Люсе. Пока приедем, данные уже будут ждать… надеюсь. Зачем терять время? А вообще, зачем вы свое расследование затеяли? Олег же спеца нанял.

-Пусть он себе расследует, а мы себе. Может этот спец до чего-то и не докопается, а мы докопаемся, — объяснила Ритка. – По крайней мере, тех фактов, которые касаются нас непосредственно. Он же занимается проблемой вцелом, а мы, так сказать, частными моментами. Ну, вот не додумался же ваш спец изъять диски. Значит, это направление его даже не интересует.

-Толку с этих дисков, — отмахнулся Кешка. – Сказал же Антон, что там сплошная галиматья. Чего с ними возиться?

-Надо сначала самим на все это глянуть, а потом решать, стоит ли возиться или нет, — задумчиво произнесла Галина.

-А кстати, что там Антон про время и пространство говорил? Какое еще искривление? – вспомнил Кешка заинтересовавшую его фразу.

-Это что-то из области физики. Мы пользуемся трехмерным измерением. Ширина, длина, высота. А если тот же куб, например, искривить, у него появляются другие параметры. Примерно я себе представляю это так. А как обстоит на самом деле, понятия не имею, — попыталась объяснить Галка. – Некоторые ученные считают, что и время и пространство имеют такую способность, искривляться и над этим ломают голову и пудрят нам мозги.

-А зачем это надо и кому? – опять удивился Кешка.

-Ну, считают, что если такое может быть, то можно путешествовать по Вселенной, не тратя на это миллиарды лет, а за считанные секунды. Если двигаться не по — прямой, а используя эти самые временные и пространственные изгибы.

-По-моему, чушь несусветная, — подумав, сделал свои выводы Кешка.

-По-моему, тоже, — согласилась с ним Ритка.

-Кто его знает. Если бы это была чушь несусветная, то не работала бы над этой проблемой куча ученых во всем мире, — не согласилась с ними Галка.

Когда они подъехали к Кешкиному магазину, дождь линул, как из ведра. Пришлось нестись к двери на всех парах. Но за те пару минут, которые ушли на перебежку, все трое успели промокнуть до нитки. Кешка приволок откуда-то полотенца, и они как смогли, промокнули с себя воду. Переодеться было не во что. Из шкафа извлекли допотопный рефлектор и решили сохнуть так. А пока, чтобы не терять зря время, занялись просмотром полученных дисков.

Антон оказался прав. Все было непонятно и абсолютно не проливало свет ни на причину смерти Сашки наркомана, ни на его странное появление в Галкином багажнике, ни на причастность к чему- либо Марианны. Она вообще нигде не упоминалась.

Как раз, когда они уже заканчивали просмотр, Кешке позвонили. Он внимательно слушал, потом взял лист бумаги и стал что-то быстро записывать. Галка и Рита усиленно пытались услышать хоть что-нибудь из того, что говорили Кешке, но он плотно прижимал трубку к уху, и их попытки окончились неудачей. Заглядывать через его плечо в бумажку, на которой он что-то писал, было неудобно. Они переглянулись и решили ждать. Естественно, что и Галка и Ритка ждали сейчас сообщений о неизвестной им Люсе. И мысли работали только в одном направлении, но ведь Кешке могли звонить и по другому поводу и совать свой нос, а вернее глаз, через его плечо, было свинством.

Но оказалось, что звонок касался только Кешку и к ним не имел никакого отношения. Кешка, поговорив, куда-то помчался и отсутствовал почти полчаса.

-Извините, дела, — скороговоркой выпалил он. – Посидите пока без меня, и не скучайте. Я попрошу Аллочку, чтобы сделала кофе и принесла журналы.

-Может, мы уже пойдем? – поинтересовалась Галка у Риты.

-Сидите и сохните, — в приказном тоне заявил Кешка. – Я сейчас вернусь, и поедем искать вашу Люсю.

Молоденькая девочка с рыжими волосами и в больших очках, принесла поднос с кофе и булочками. Поставила молча на столик и положила рядом несколько журналов. Потом, на минутку вышла и явилась с пепельницей. После чего, решив, что поручение выполнено и ее присутствие здесь не обязательно, так же молча удалилась.

-Слушай, они здесь все ведут себя, как глухонемые, — не выдержала Ритка. – Все всё делают молча и совершенно без всяких эмоций на лице. Хоть бы тебе улыбку кто изобразил для приличия. Можно подумать, что это заведение филиал Антошкиной конторы «Ритуальные услуги». Честное слово, как на похоронах.

-Просто, люди заняты своими делами, а тут нас черти носят. Чего они должны изображать радость на лицах, если мы им явно мешаем? – пожала плечами Галка и принялась листать журнал «Натали». Ритка вздохнула и тоже углубилась в изучение прессы.

Кешка появился весь озабоченный и мрачный.

-Что-нибудь случилось? – насторожилась Рита.

-Угу, — промычал Кешка. – Стройматериалы не те завезли, что мы заказывали. Пока навел порядок и дал разгон по всем правилам, кучу нервных клеток угробил. Иногда кажется, что тебя окружают одни придурки на всех уровнях и только один ты нормальный. Ощущение, как у врача психиатра в дурдоме. Один ты умный, а все вокруг полные идиоты.

-Не нервничай. Это у тебя обыкновенная мания величия, — хихикнула Ритка. – Мы все этому греху подвержены. Каждый из нас самый умный, самый красивый, а главное, самый незаменимый. Но к старости это все проходит.

-Ну, что, поехали к нашей Люсе? – быстренько сменила тему Галка, видя, что Кешка обиделся. – Куда ехать выяснил?

-Выяснил. Она живет в цыганском квартале. Это надо тащиться аж в Менжинское.

— Далеко… — протянула Ритка.

-А главное, не безопасно. Там такой контингент, что можно без головы остаться только потому, что явился к ним в гости, — обрадовал их Кешка. – Надо брать с собой пару крепких ребят и с оружием. Лезем в самое логово наркоторговцев. Может быть, я с ребятами без вас туда скатаюсь?

-Нет, — хором завопили Ритка с Галкой.

-Без нас ты обязательно забудешь что-нибудь спросить, или спросишь так, что она не захочет тебе отвечать. Поехали вместе, — безапелляционно заявила Галка.

-Тогда, вперед. Вы обсохли? – смирился с судьбой Кешка.

Галка и Рита кивнули.

-Хорошо, я сейчас договорюсь, чтобы с нами поехали Андрей и Паша, а вы пока приведите в порядок свои прически и лица. Тушь у обеих размазалась, — на ходу сообщил им Кешка.

Только сейчас Рита и Галка глянули друг на друга и рассмеялись. Волосы высохли и висели сосульками. Тушь потекла и образовала черные круги под глазами и грязные дорожки на физиономии. Вид, как будто бы они только что вылезли из подвала, где проживали постоянно. Пришлось срочно заняться внешностью. Цыгане их вида вряд ли испугаются, а вот Кешкины друзья, наверняка решат, что имеют дело с бомжихами.

-Самое смешное, что на этой туши написано, что она водостойкая, — возмущалась Ритка, оттирая черные потеки. – Брала, как французскую, фирменную.

-У меня тоже, — засмеялась Галка. – Вывод, или тушь подделка или у нас дождь такой, что растворяет всё, как хороший растворитель. Может у них во Франции не бывает кислотных дождей, а у нас это в порядке вещей. Поэтому, их косметика не выдерживает наших погодных катаклизмов даже в виде обычного дождя.

-Скорее это косметика такая французская, как я инопланетянин, — отмахнулась Ритка.

-Не знаю. Но то, что после последнего дождя пожелтели листья на огурцах и помидорах, а войлочная вишня вообще засохла, это факт неоспоримый. Это я своими глазами на своей же даче видела.

-Ничего странного, тот дождь совпал с продувкой на Запорожской АЭС. Ты заметила, как у них продувка, так у нас проблемы. Все ходят, как сонные мухи. У всех голова болит, давление скачет, депрессии. А нам тут мозги пудрят, что радиоактивность в норме, и от атомной никакого вреда, а просто одна благодать. Чтоб их всех черт забрал. Сидим на пороховой бочке.

-Главное, что, имея в восьми километрах от себя атомную электростанцию, мы платим за электричество, без всяких скидок и никакие льготы на нас не распространяются, — вздохнула Галка.

-А это все потому, что мы получаемся в другой области. Атомная в Запорожской, а мы в Днепропетровской. Какой дурак так территорию делил не понятно? Нам до Запорожья шестьдесят километров, а до Днепропетровска сто двадцать. И самое обидное, что ни мы, ни вообще Украина, с этой атомной не получает ни одного киловатта. Всё шуруют за границу. Деньги зарабатывают.

-И где же эти деньги? На сколько я в курсе, рабочие на атомной, тоже имеют большие проблемы с зарплатой. На ремонт и закупку нового оборудования денег нет. Там завал, почище, чем у нас на заводах.

-А деньги где-то по карманам, как всегда. А точнее, уже лежат в заграничных банках. Мне иногда кажется, что для нас единственная приемлемая власть, это царь батюшка. И чтобы трон переходил по наследству. Тогда наконец-то перестанут ворованное вывозить из страны и начнут что-то для нее делать. Ну, кто захочет передавать по наследству своему сыну нищую страну? Костьми будут ложиться, а своему дитю строить державу такую, что бы перед соседями стыдно не было. А так? Один за четыре года украл, сколько смог, потом другой, третий. В заграничный банк денежки перевел. Семью за границу отправил. А как свой царский срок отработал и сам туда сдымил. Какая там держава? У них что, за нее голова болит?

Вошел Кешка с двумя ребятами и прервал мысль об устройстве государства на самом интересном месте. Галка с Риткой к этому моменту уже успели почисть перышки и выглядели вполне прилично. По крайней мере, при виде их не возникали ассоциации с подвалами и мусорками. Кешка перезнакомил новообразованную команду, и все дружно направились к выходу.

Цыганский квартал выглядел ни чем не хуже и не лучше, чем любой другой, расположенный в частном секторе. Обычные одноэтажные домики, обнесенные деревянными заборами. Заборы аккуратно покрашены. По дворам, не смотря на дождь, носились дети и собаки. Причем и тех и других было много. И те, и другие были грязными, но веселыми. И те, и другие страдали излишним любопытством. И как только машина остановилась, ее тут же окружили человек десять детей разного возраста, от трех лет до десяти, и штук пять ободранных дворняг. Остальные тоже пока оставили свои игры и прильнули к щелям в заборе.

Из машины вышел Кешка. Его толстенькая комплекция и улыбающаяся физиономия вызывала расположение. По крайней мере, дети его не испугались и не разбежались в разные стороны. А собаки не почувствовали желания его попробовать на вкус. Все с интересом уставились на Кешку, явно ожидая, что он сделает им что-то приятное. И Кешка их ожидания не обманул. Он извлек из кармана приличную стопку шоколадок и протянул самой старшей девочке.

-Поделить по-братски, — приказал Кешка серьезным голосом, убрав при этом с лица улыбку.

Детвора сбилась в кучку вокруг той, кому вручили подарок. Собаки тоже стали прыгать вокруг нее, очевидно, надеясь на свою долю. А Кешка прошел вперед по улице к дому под номером 16. Его догнал мальчишка лет восьми и бесцеремонно подергал за рукав.

-Дядя, ты к кому?

-Люся мне нужна. Живет тут такая? – как у взрослого спросил Кешка.

-А зачем тебе Люська? — спросила подоспевшая к ним старшая девочка, успевшая за пару секунд раздать шоколад и теперь стремящаяся узнать, что же это понадобилось неизвестному дядьке. Сейчас даже дети четко знают, что просто так никто ничего никому не дает. Раз этот незнакомец, ни с того ни с сего угостил их шоколадом, значит ему что-то от них надо. Или чтобы отстали и не путались под ногами. Или чтобы не говорили о нем взрослым. Или он кого-то ищет и рассчитывает на их помощь, но пока, до поры до времени, не говорит. Поищет сам, не найдет и тогда обратится к ним. Эти все мысли промелькнули на симпатичной замурзаной мордашке девочки.

Вся остальная компания сидела пока в Кешкиной машине. За темными стеклами их видно не было. Договорились, что без необходимости остальные пока не высовываются. Сначала Кешка узнает, дома ли Люся. И если дома, вернется за Риткой и Галиной, и тогда они вместе зайдут к ней и поговорят. А Андрей и Паша будут пока сидеть в машине, и наблюдать за обстановкой. Если вдруг возникнут какие-либо непредвиденные осложнения, тогда они вмешаются. А если все пройдет спокойно, то не будут и нос показывать.

На вопрос девочки Кешка ответил заранее заготовленной фразой.

-У нее друг недавно умер. Так вот, мы нашли у него дома письмо, где он сообщает, чтобы Люсе отдали его долг. То есть, я должен передать ей денежки. Понятно? – очень серьезно и как бы под большим секретом, сообщил Кешка.

Девочка кивнула головой, мол, все понятно. А потом вдруг спросила: «Сашка оставил деньги»?

-Да, а ты откуда знаешь? – удивился Кешка.

-Он сюда часто приезжал. Нам вон ту качель сделал, — ткнула она пальцем в какое-то странное металлическое сооружение. Малыш, стоявший рядом, тут же понесся к непонятной конструкции и, забравшись внутрь переплетенных между собой трубочек, пару раз крутнулся, демонстрируя, как работает аппарат. При этом Кешка только и успел заметить, как его голова и ноги дважды мелькнули в воздухе, то вверху, то внизу. «Ничерта себе, игрушечка! Шею ведь сломать можно в такой штуке!» — испугался он.

-Оттуда не выпадешь, — поняв по Кешкиному выражению лица, что он подумал, поспешила объяснить девочка. – Сашка все делал классно. — И она вздохнула, очевидно, сожалея, что его больше нет. – А к Люське не ходи. Нет ее. Там только тетка Катька пьяная валяется. Она с утра еще нажралась. В дом на карачках заползала. Я сама видела… А сколько ей Сашка оставил? – вернулась девочка к прежней теме.

Кешка тут же засомневался в возрасте девочки. Почему, лет десять? Может и все пятнадцать. Девчушка маленькая, черненькая, измазанная с ног до головы, с грязными, торчащими в разные стороны волосиками. Любопытные умные глазенки черные и огромные. Если ее отмыть и приодеть, будет настоящая Кармен. Да, ей явно не десять лет. И лексикон был не детский и понятный. И вопрос задан логичный. Как говорила его бабушка: «Маленькая собачка, всегда щенок». Это точно. Маленькие худенькие женщины никогда не выглядят на свой возраст. Даже в старости.

Кешка задал контр вопрос, и оставил «сколько», без ответа.

-А где же Люся?

-Другому бы не сказала, но тебе скажу, — зашептала цыганочка. — Я плохих людей сразу чувствую. Ты не плохой. Не со злом сюда пришел. Может, и правда деньги принес, но мне кажется, что тебя какая-то загадка сюда привела. Ты сейчас, может, и не знаешь, но кого-то от смерти спасаешь. Хочешь, погадаю? Я умею. Меня бабка Иза научила.

-Не надо зайка, — улыбнулся Кешка. – Если честно, я гаданий боюсь. Лучше скажи, где Люся. У меня очень времени мало. С тобой так интересно разговаривать, но мне надо спешить. Как-нибудь, выберу пару свободных минут, и приеду специально с тобой поболтать. Хорошо?

-Говоришь ведь просто так и не знаешь, что говоришь правду. Действительно, мы с тобой скоро опять встретимся, — засмеялась цыганочка. – А про Люську скажу. Убить ее хотели. Ножом прям в сердце ударили. Только она жива осталась. В больнице сейчас лежит.

-Когда это случилось? – растерянно хлопая ресницами, выпалил Кешка.

-А еще в ту пятницу. Моя мамка скорую вызывала, а бабка Иза не дала никому нож выдергивать. Грелку со льдом Люське на туловище положила, и сама с ней в больницу в скорой поехала. Потом приехала назад и всем сказала, что Люська жива.

-А кто ее ножом стукнул, не знаешь?

-Неа. Говорят, кто-то из чужих. На мотоцикле приезжал. Потом сразу удрал и никто даже его не запомнил, — вздохнула девочка. – В тот день как раз малышня на пляж дружно удрала. Жарко очень было. А из взрослых на улице только баба Иза и хромой Степан были. Баба Иза старая и почти слепая. А Степан будку собаке ремонтировал и ничего не видел. Несколько женщин в доме есть варили и стирали. Все остальные взрослые в городе с самого утра были. Как-то прозевали того мотоциклиста, — подробно стала объяснять девочка. – Когда он Люську ножом ударил, она закричать успела. Бабка Иза на крик кинулась, а этот, уже удрал.

-А Люся цыганка? – вдруг, ни с того ни с сего, брякнул Кешка.

-Нет. Они с матерью тут жили еще до того, как дед Яша решил всех наших со всего города в этот поселок переселить. Многие, кто тут раньше жил не захотели, чтобы у них соседями цыгане стали и переехали. А Катька – пьяница осталась. Да, ты если и правду деньги принес для Люськи, Катьке не отдавай. Пропьет. Лучше Люське в больницу отвези. На лекарства пригодятся.

Кешка опять подумал, что девочка рассуждает по-взрослому. Потом повздыхал, посокрушался, и, распрощавшись с девочкой, вернулся в машину.

-Ну и что мы имеем? – спросила Ритка.

-Ничего хорошего. Люсю пырнули ножом и, если верить этому ребенку, то она в больнице.

-А почему, «если верить»? – удивился Пашка.

-Потому, что она говорит, что ударили в сердце. Я так понял, что какая-то старая цыганка не дала вытягивать из раны нож и так и повезла эту Люсю в больницу. Потом вернулась и всем сказала, что Люся жива. Но сами понимаете, что если это был удар в сердце, то вряд ли она жива. Цыганка могла так сказать, чтобы дети не расстраивались.

-Поехали. Таких больных всегда везут в первую городскую хирургию, — проговорила Галка. – Там у меня все свои. Зайду, узнаю, что к чему.

-А как ты узнаешь, если мы кроме имени, ничего о ней не знаем. Ни фамилии, ни возраста, — засомневался Андрей.

-Во-первых, с ножевым ранением в область сердца не каждый день пациенты поступают. А во-вторых, мы еще знаем ее адрес. Этого уже с головой хватит, — успокоила его Галка.

-А почему цыганка нож не дала из раны выдергивать? – опять удивился Паша.

-Потому, что нож выполняет в таком случае роль пробки. Выдернешь, и кровь тут же хлынет из раны, и довезти до больницы не успеют, — объяснила Галка, – цыганка правильно сделала. Видать когда-то уже с такими делами сталкивалась. Вообще-то у цыган поножовщина дело обычное. Так что, не удивительно.

Все замолчали. Тишина почему-то стала раздражать Ритку, но на какую бы тему завести разговор, она не могла придумать. Говорить о пакостной погоде не хотелось, о Люсе тоже, о чем-нибудь жизнерадостном, вроде, не к месту. Но молчать и слушать тишину она физически была не в состоянии. Обстановку разрядил Пашка.

-Ты всегда с собой кучу шоколадок возишь? – спросил он Кешку.

-Да нет. Это мне Андрей подсказал, — кивнул он в сторону приятеля. – Говорит, там цыганчата роль дозорных выполняют. Как только из машины выйдешь, они табуном набегают. Их цель задержать приезжих, выяснить кто такие, что хотят. Ну, не малыши, конечно, этим занимаются, а те, что постарше. А малышня создает толпу и шумовой эффект. Что бы было меньше гвалта, Андрей и посоветовал прихватить с собой несколько шоколадок. Так сказать, закрыть шумные рты, заняв их работой.

-Да, интересно. Взрослые попрятались в домах, как только машина въехала на улицу. Одни дети и собаки остались во дворах. Это почему? – спросила Галка.

-Кто подготовился к атаке, кто к обороне, а кто, просто прятал всякий там товар, чтоб в случае обыска не нашли. Мало ли зачем мы пожаловали. Если бы почувствовали, что мы представляем угрозу, может быть и уехать не дали бы, — объяснил Андрей.

-А как же они в таком случае покушавшегося на Люсю выпустили живым и здоровым? – влезла в разговор Ритка.

-Трудно сказать. И на старуху бывает проруха. Видать не показался он им опасным. Да мало ли как там обстояло дело, — пожал плечами Андрей.

К больнице подъехали с тыльной стороны. Кешка и Галина отправились добывать сведения, а остальные остались в машине. Дождь не кончался, и бродить по больничному парку в такую погоду никого не тянуло. А идти всей толпой в отделение Галка не разрешила. Все приготовились к долгому ожиданию, но Кешка и Галина появились буквально через пятнадцать минут. Забрались в машину, и оба скорчили какие-то непонятные гримасы.

-И что сие выражение морды означает? – поинтересовался Андрей.

-А ничего хорошего, — пожала плечами Галка.

-Что, умерла таки? – заволновалась Ритка.

-Нет, жива. И знаете, что ее спасло? В жизни не догадаетесь, — покачал головой Кешка. – Я вообще не знал, что такое в жизни и бывает.

-Ну, не томите. Что там такое неординарное? – заторопила их Ритка.

-А у нее сердце оказалось справа! Не слева, как у всех, а справа! – восторженно выпалил Кешка.

Все удивленно уставились на Галку. Подтвердит она такое странное сообщение или опровергнет. Может, Кешка по привычке пошутил?

-Ничего здесь сверхъестественного нет, — спокойно заявила Галка. – Процент людей, у которых сердце справа, а печень слева, то есть, органы расположены по отношению к нашим, как зеркальное отражение, не так уж и мало. Ну, явление конечно не частое, но и далеко не редкость. Короче, нож попал в легкое. Ранение тяжелое. Крови потеряла много. Но если бы попали в сердце, то вряд ли бы ее просто довезли до больницы. А так, больную прооперировали и отправили в областную реанимацию. Сейчас она в Днепропетровске. Чувствует себя хорошо и идет на поправку. Это все, что нам удалось узнать. Одним словом, поговорить пока с ней нам не удастся. А жаль.

-Ладно, поговорим позже, — отмахнулся Кешка. – Итак, на сегодня все или еще куда-нибудь вас везти?

-Давай, вези к нашей машине, — распорядилась Ритка. – Нам уже в садик за Галкиным шкодником пора. Так что, на сегодня расследование закончено. Всем большое спасибо.

Дождь закончился, и солнце буквально через час высушило землю. Остались только лужи, где вода заполнила ямы и ямки. Санечка сидел возле одной из таких луж и палкой гонял туда-сюда листочек тополя, который служил ему корабликом, а Галка и Рита примостились рядышком на пустой детской качели и усиленно раскладывали по полочкам свои проблемы.

-Давай прокачаем каждую загадку от и до, — предложила Рита. – Вот возьмем Марианну. Что нам известно?

-А ничего, — подвела черту Галка.

-Ну, ни так уж и ничего. Богатая красивая дама. Не замужем. Это я уже узнала точно. Есть любовник.

-Кто?

-Не знаю. Мой информатор оказался не в курсе. Сказал только, что не очень молодой. Немного лысоват и ниже Марианны на пол головы, даже когда она без каблуков. Ездит на черном «Мерсе». И у него есть собака с длинными ушами. Думаю, какая-то охотничья, типа спаниеля. Так. Теперь всплывает вопрос, почему, если допустить, что Марианна кому-то мешает, ее не пытаются убить? Тьфу, тьфу, конечно. Пусть живет долго и счастливо. Но почему ее усиленно пытаются подставить? То есть подвести под какую-то статью. То хотят повесить на нее труп. То пистолет. То подбрасывают наркотики. Вывод, ее хотят убрать с арены на время. Кому и почему она мешает именно сейчас?

-Для того чтобы ответить на этот вопрос надо знать о ней все. Я думаю, что данной проблемой занимается тот человек, которого нанял Олег.

-Хорошо. Зайдем с другого конца. Наркоман Саша. Мог он покончить с собой? В принципе, да. Эти разговоры о том, что он не в своем мире и пора возвращаться. Сам прием наркотиков. Все его странности. Все это говорит «за». Но с другой стороны, он занимался интересной для него проблемой. Что-то там открывал, созидал. И насколько я знаю людей такого типа, то пока они не считают свою работу завершенной, будут копаться и копаться в своих проблемах. Умереть, что-то не закончив, не в их стиле.

-А может, и с работой он зашел в тупик?

-Может, конечно. Но вряд ли. Почему кто-то стер его ежедневную переписку с Жоркой? Почему хотели убить его подругу? Какую информацию добывали те два типа, что побывали в Сашкиной квартире? И почему один из них убил второго, не желая иметь свидетеля? Свидетеля чего? И самое для нас интересное, почему Сашкин труп запихнули в машину. Ну, почему в твою, это уже понятно. Просто перепутали.

-Вообще-то, напрашивается вывод, что здесь случайно переплелись два совершенно не связанных между собой преступления. Тебе не кажется? Марианна, это одно. А Сашка, это другое. И связало их только то, что, найдя Сашкин труп, возможно, совершенно случайно, ним воспользовались для своих целей.

-К кому бы напроситься в гости и посидеть за компьютером самой? – тоскливо проворчала Ритка. – Что-то там в его программах, очевидно, есть, чего с первого взгляда не разглядеть. Надо читать все подряд, очень внимательно и не спеша. И чтобы над душой никто не стоял.

-Господи, да забери у Жорки ключ от квартиры этого наркомана. Закройся в той квартире изнутри на швабру и сиди хоть до утра. Кто тебе мешает? Или боишься, что этот Саша явится в виде призрака домой и застукает тебя за своим компьютером?

-Жорка ключ ни за что не даст, — вздохнула Ритка.

-Ну, так сама возьми. Чего, спереть не можешь?

-Откуда мне знать, где он его хранит?

-Как-нибудь по-хитрому выясни, — пожала плечами Галка. – Если бы мне было куда деть Санечку, я бы пошла с тобой с превеликим удовольствием. Но оставить его на мужа не могу. Слушай, после того как он стукнул себе молотком по пальцу, совсем сдвинулся. Можно подумать, что он по голове молотком получил. Совсем стал дурак дураком, — пожаловалась Галка.

-А он у тебя никогда умным и не был, — отмахнулась Ритка. – Всегда, дурак дураком. Где ты его только откопала, такое сокровище?

Галка молча отмахнулась. Объяснять, что ее муж, это ее первая и роковая любовь сейчас не хотелось. Все мы так. Влюбляемся, не понимая почему. Создаем из любимого кумира. Выдумываем ему кучу достоинств, которых у него отродясь не было и никогда не появится. Идеализируем свой объект страсти. А когда начинается семейная жизнь, вдруг обнаруживаем, что горячо любимый супруг совершенно не тот, за кого он себя выдавал. А выдавал ли он себе за кого-то? Нет. Он был таким с самого начала. А того, другого, мы, оказывается, просто выдумали сами. И тогда возникает вопрос, разбежаться, или приспосабливаться к такому? И тут уж каждая решает по-своему. У мужей, скорее всего, возникает та же проблема. Куколка-жена, вдруг, оказывается жуткой стервой. Мало того, что заставляет мыть посуду и вытрушивать ковры, она еще и терпеть не может, когда он с друзьями торчит в гараже, ходит на стадион и заворачивает по дороге домой в кабак выпить пивка или водочки. Пилит, пилит! И тоже возникает риторический вопрос, почему он выбрал именно ее в жены? Вон сколько отличных девочек вокруг. Но те, что поумней, понимают, что из этих милых девочек получатся точно такие же, далеко не милые жены и, вздохнув, начинают притираться к уже имеющимся. А те, кто поглупей, пускаются в новый поиск. И получают в конечном итоге опять, то же самое. Так что, стоит ли менять шило на мыло?

Галка задумалась над этой проблемой и перестала слушать Риткины дальнейшие теории по поводу их совместного расследования.

-Ты где летаешь? – вдруг, обнаружила ее мысленное отсутствие подруга. – Я второй раз уже спрашиваю, есть ли у тебя знакомые в милиции.

-А что тебе от них надо? Ищешь через кого нам потом сухари по блату передавать будут?

-Какие еще сухари и зачем? – удивилась Ритка.

-Ну, если нам опять подкинут труп или пистолет, и мы вовремя его не обнаружим и не избавимся.

-Не знаю как ты, а я теперь каждый день в багажник заглядываю. И вообще, перед тем как машину в гараж загнать, осматриваю ее самым тщательным образом.

-А я забываю, — призналась Галка.

-Дураков жизнь не учит. Проверяй ежедневно машину, а то так труп и завоняться успеет, пока ты его обнаружишь.

-Мне что, их каждый день, по-твоему, подкидывать будут? Ну, ладно, один раз сунули по ошибке. Это мне понятно. А дальше зачем? – удивилась Галка.

-Мало ли, — не стала уточнять Ритка. – Так есть у тебя знакомые менты или нет?

-Ну, есть. А тебе зачем?

-Надо бы отдать пистолет и пули, пусть бы посмотрели. Может быть, он уже где-нибудь проходил, и этот пистолет даже ищут.

-Еще чего! Как ты объяснишь, где взяла пистолет? Нашла возле мусорки? Во-первых, не поверят и вытрясут из тебя правду. А во-вторых, не морочь мне голову. Езжай лучше сейчас к Жорке, если тебе заняться нечем. И попробуй раздобыть ключ от квартиры умершего наркомана. А я завтра отвезу Санечку к своей маме. Она уже давно пилит меня, что я не привожу любимого внука. Пусть понянчится с ним. Отведет душу. А мы с тобой сразу же после моей работы проберемся в ту квартиру и засядем за компьютер до самого утра.

-А что ты любимому мужу скажешь? Как ты планируешь смыться на всю ночь?

-Что-нибудь придумаю. Например, найду повод на него обидеться и демонстративно уйду к маме. Такое у нас иногда практикуется. Я ухожу дня на два. Он не звонит и не приезжает. Потом, на третий день не выдерживает и начинает переговоры сначала по телефону. Потом, появляется у моей маман. Хотя они друг друга на нюх не выносят, и ни она к нам не ездит, ни он к ней. Настоящие теща и зять. В конце концов, мы миримся, и я с Санечкой возвращаюсь домой. Я, кстати, давненько не хлопала дверью. Уже пора немного поскандалить. А то он совсем от рук отбился.

-А если возьмет и явится к твоей маме сразу, как ты уйдешь?

-Попрошу маму, чтобы она что-нибудь придумала и его отшила. Ей это, раз плюнуть! Короче, на ходу придумаю, что сделать.

-Ушла бы ты от него насовсем, — вздохнула Ритка. – Я разделяю точку зрения твоей мамы и на нюх не выношу твоего мужа.

-Если он будет себя и дальше вести как сейчас, то, пожалуй, я так и сделаю, — призналась Галка. – Что-то наши семейные отношения постепенно заходят в тупик. Эти его постоянные пьянки, это абсолютное безразличие ко мне и к ребенку…. Понимаешь, просто какой-то кошмар. Такое впечатление, что все, что связано с нами, его абсолютно не волнует. Может у него есть кто-то другой?

-Дай–то Бог! Тогда ты наконец-то плюнешь на него и найдешь себе кого-нибудь нормального, — успокоила Галку Рита. — Господи, хозяин он хреновый, мужик никакой, муж нулевой, любовник, по-моему, ниже нулевой отметки. Деньги зарабатывать не умеет и не хочет. Даже на словах пыль в глаза пустить и изобразить любовь и страсть не в состоянии. Ну, на хрена ты на него жизнь переводишь? Ты хоть себе это объяснить можешь, а?

-Не могу. Отстань от меня, пожалуйста. Если судьбе не угодно, чтобы наше совместное проживание продолжалось, она сама сделает так, что наш брак распадется, — огрызнулась Галка.

-Наверное, я ей все-таки помогу. Что-то долго твоя судьба чухается с этим вопросом. Я не такой фаталист как ты. И согласна с выражением: «На Бога надейся, а сам не плошай». Понимаешь ли, Бог занят. У него куча своих проблем. И он просто не в состоянии заниматься семейными дрязгами. Видишь, что надо кардинально менять свою жизнь, меняй. Время то идет. И идет не в обратную сторону. Не к восемнадцати годам, а к ста. Кому ты на старости лет надо будешь? Если менять все в своей жизни, то только сейчас. Еще год два и все. Поезд ту-ту. Ушел.

-Что ты меня агитируешь за советскую власть? Сама все вижу и понимаю. Шуруй лучше, добывай ключ, — разозлилась Галка. – Остальное, потом обсудим. Разберусь как-нибудь, не боись. Да, достань-ка, наверное, из укрытия пистолет и возьми с собой. Возможно, он нам и пригодится. Вдруг, ночью кто-нибудь нагрянет в квартиру?

-Кто? Если мы закроемся изнутри на швабру, то кто нас может потревожить? Разве что привидение, — возмутилась Ритка.

-Чем черт не шутит, когда Бог спит, — совершенно серьезно проговорила Галка. – Возьми на всякий случай. Спокойней на душе будет. Тем более что стрелять, ты, можно сказать уже научилась. Раз в вазу попала, значит, в бандита при необходимости попадешь. Он все-таки больше по размерам, чем ваза.

-Я такой снайпер, что и в слона стоящего рядом могу не попасть. Ваза, это чистая случайность. А ты стрелять умеешь?

-Стрелять умею, а попадать не умею. Когда-то в институте немного занималась стрельбой. Но тренер со мной помучался чуть-чуть и посоветовал лучше заняться вышиванием крестиком. Но заряжать, разряжать и чистить оружие умею, — быстро добавила Галка. — Хотя, я уверена, что стрелять нам не придется. Это так, для поднятия духа и уверенности в себе.

Жизнь — штука предсказуемая (часть седьмая): 12 комментариев

  1. Да, жаль чувака, который ещё и с животными умел разговаривать, однако, если бы не он, то и рассказа бы не было…
    А у Галки чегой-то там… интрига что ли наклёвывается?..
    Посмотрим-посмотрим ))

  2. Привет. Наконец-то вижу продолжение. Только к сожалению поздно заметила. Прочитала лишь четыре части. Завтра продолжу. Не прощаюсь).
    С теплышком, Я

  3. Заглотнула 7 часть! Не насытилась! :)) Хочется поскорее узнать, что там дальше! Алёна, успехов тебе!

  4. Соглашусь с предыдущими рецензентами и, наверное, дождусь окончательной публикации, а потом буду читать сразу все.
    Алена, не томите уже
    🙂

  5. Аленочка, привет! Наконец еще глава)). Давай дальше!
    Заглатывается «на ура»))))

  6. @ Мария:
    Действительно настоящий детектив. У меня лично версий вообще ноль))) Значит детективная история со знаком качества)))
    Ветка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)