Побежденный раб

— Не боись, мужик! Купи кирпич и шагай – куда шагал.

— Сколько надо заплатить? – не сказал, а неожиданно для себя выдохнул инженер.

— Так бы сразу и говорил! – куривший обнажил желтые от никотина зубы. – А то заставляешь пацана нервничать. Сколько он тебе должен? – этот вопрос уже был обращен к владельцу кирпича. Тот назвал сумму, равную двум бутылкам водки.

Возможно, обиралы планировали потратить на что-то другое полученные от Саенко деньги, но у него в голове они почему-то обозначились в виде литра «сорокоградусной». При этом его мысли заметались, вроде белки в вольере, а потом сами собой разделились надвое, услужливо подсказывая решения. Один поток этих биотоков предлагал не связываться и откупиться. Потому, что нет гарантии в том, что его, невзирая на возраст, могут ударить и, даже, сильно побить со злости за то, что не дал денег. Другой вихрь мыслей рисовал картину, как эта троица, в укромном месте сквера, распивает водку, купленную на его деньги, и потешается над ним, называя лохом. А тут еще откуда-то прилетели прочитанные в студенчестве слова писателя Чехова о том, что тот всю жизнь выдавливал из себя по каплям раба, и что, проснувшись в одно прекрасное утро, почувствовал, что в его жилах течет уже не рабская кровь, а настоящая – человеческая.

Все это крутилось, перемешиваясь, в голове инженера. Наверное, какое-то продолжительное время. Так как куривший, толкнув его в плечо рукой, резко спросил:

— Ты, чё, мужик, уснул? Может, в сторонку за кусты, отойдем для пробуждения?

… Он, заграбастав пятерней ткань куртки Саенко, и потянул его в сторону своих приятелей.

— Подожди, давай кирпич! – инженер вырвал куртку и тут же крепко взял растопыренными пальцами поданный ему мальчишкой красный прямоугольник обожженной глины. В следующую секунду кирпич, описав дугу, опустился на голову того, кто пускал в лицо Саенко сигаретный дым. То ли тот лишь с виду казался здоровяком, то ли инженер вложил в удар всю свою ненависть, но парень моментально побледнел и без звука завалился на тротуар. Плохо соображая, что он делает, Саенко развернулся и словно мяч пнул малолетнего гаденыша, упивавшегося властью над взрослым человеком. Тот, взбрыкнув ногами вверх, так же грохнулся на асфальт и, корчась, замычал дико, по-звериному.

…Сердце проваливалось куда-то вниз, испугано замирая, отчего у тяжело дышащего инженера темнело в глазах. Не обращая на это внимание, он, с кирпичом в руке, пошел на приятелей того, который лежал не двигаясь. Саенко не думал и не страшился, что, возможно, убил человека и за это предстанет перед судом и получит срок. Не боялся он, что эти двое, натренированно, встретят его жесткими ударами, а потом, сбив с ног, станут пинать. Целясь в голову, а, особенно, в лицо. Для Саенко все это было не существенно. Он чувствовал, как человеческая кровь, убыстряя бег, заструилась в его жилах. И он шел, шатаясь, раскрыв в беззвучном крике рот. Подняв над головой, словно для замаха, руку с кирпичом. И те двое, изображавшие из себя блатных и грозную силу, попятились от него, а, затем, откровенно испугавшись, побежали в глубь сквера, втянув головы в плечи. Вслед им полетел кирпич, посланный рукой бывшего раба страха.

Побежденный раб: 3 комментария

  1. Пронзительное в своей жизненной правде произведение. Искренне желаю удачи Вам и в конкурсе, и во всём дальнейшем творчестве. С уважением. bratchanka.

  2. Очень понравился рассказ: динамичный — и в то же время присутствуют философские размышления, яркие описания состояния ЛГ. 5.

  3. Произведение понравилось. Четко подмечены психологические переживания персонажа. Разве каждый из нас их не испытывал? Но концовка скомкана…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)