Взромлой дочери или Трактат о жизни куклы

Взрослой дочери

или Трактат о жизни куклы


Мир куклы

До шестнадцати лет я жила, считая себя не то чтобы гадким утёнком, так… лягушонком что ли. Просто настолько не любила своё отражение, что избегала зеркал, любых: больших, которые замечали все мои недостатки одновременно, и маленьких, которые улавливали один, ну максимум два.

Но с годами я подрастала… узнавала благодаря чему скрываются от постороннего глаза видимые недостатки и подчеркиваются для него же еле заметные достоинства. Одним словом, яркий макияж и откровенные наряды стали моим главным оружием.

Мужчинам было трудно не обращать на меня внимание, а женщинам тяжело было мне не завидовать. Наконец, я поняла, что просто обязана вынести из этой ситуации пользу. От женской зависти её конечно мало, но вот мужчин всё-таки можно использовать.

Сначала казалось, будет легко. Я такая вся красивая, да к моим ногам любой готов будет положить весь мир.

Я даже подумать не могла, что вскоре придется по кусочкам собирать весь этот мир, разрушенный и брошенный к моим ногам.

Не то что бы он мне что-то обещал, но я почему-то возлагала на него множество надежд и ожиданий. Хотя бы обновить гардероб, купить косметику, духи, абонемент в фитнес-клуб, солярий, спа-салон.

А тут всё как началось – познакомились мы, первое свидание – так и закончилось – напоил меня мартини, оказались в постели.

Я всё понимаю, если девушка – кукла, то, наигравшись ею, – поставь на место!!!

Добираясь домой поздно ночью одна на шпильках, в мини-юбке, ещё и, сверкая золотом на пальцах, шее и в ушах, шарахаясь, каждый раз услышав пьяный хохот в темноте, я поняла: у медали две стороны. Ты или продаёшься, и тебя дёшево ценят, или недооцениваешь себя, и ты вообще никому не нужна.


Вступление

Банальной историей о гадком утенке никого не удивишь. Но я свою жизнь прожила не для того, что бы кого-либо удивить, а что бы ты, доченька, моих ошибок не повторяла.

Трудно сказать, что в детстве я была некрасива, уродлива, или же у меня были явные дефекты: большие уши, большие глаза, большой нос, в конце концов, – нет, такого не было. Но, находясь рядом с другими девочками, я чувствовала себя не совсем уверенно. И виной тому был не генетический набор, а что-то в голове. Порой это что-то не позволяло даже взглянуть в зеркало – настолько страшно было увидеть там себя!

Жизнь потихоньку превращалась в ежедневный стресс, ежедневный шок, ежедневный кошмар.

Но уже в столь раннем возрасте – наверное, чтоб дальше жилось легче – я научилась во всем искать виноватых. Именно так – виноватых. Ведь взять вину за свои поступки, за свое поведение на себя же саму было просто невозможно.

Хотелось обвинять общество – столь жестокое, безжалостное, которое ни за что не простит тебе уродство, а за превосходство заставит заплатить вдвойне.

Хотелось обвинять семью, которая не воспитала во мне уверенности, что и такая я – лучшая. А наибольше хотелась обвинять маму: то она не купит красивое платьице, то не разрешит одеть в школу что-то праздничное, то… и так без конца. Обвинять людей в чем-либо не так просто научиться, скорее всего, это дар!

А ведь жилось так на самом деле легче – затаив обиду на весь мир и ежедневно приговаривая: “Хуже быть уже не может”. А подумать, что кому-то действительно хуже, просто не было сил – все уходили на то, чтобы вызывать внутри огромную жалость к себе самой и потом себя же саму успокаивать: “Хуже быть уже не может”.

Казалось бы… Не может…

Если бы не он. Мы были знакомы где-то год, общались, я знала, кто он такой, а он знал, что есть такая я. Ничего более. Лишь иногда он проходил рядом, мило улыбался, что-то говорил, а потом еще не сводил глаз, пока я вовсе не исчезала из его поля зрения.

И что только он во мне нашел?!

Задавая этот вопрос, я не жалела себя, каждый раз отвечая: “Ведь я же уродина. Вокруг сотни красивых девочек, а он смотрит будто я чем-то лучше их. А внутренняя красота вообще ни при чем. Что тут красивого: запуганная, лживая (хоть пока я обманывала только себя саму), закомлексованая тихоня?!”

Сложнейшая комбинация сплошных недостатков. При этом будущее обещало только их умножение и развитее в более сложные формы личных отрицательных качеств.

Если бы не он. Однажды на школьной дискотеке, пригласив меня потанцевать, он заставил почувствовать то, что ранее я никогда не ощущала. Мне было настолько стыдно за то, что я даже не попыталась сделать хоть что-нибудь, приложить хоть капельку усилий, чтобы быть лучше… лучше для него.

Признание своей вины было первым шагом к исцелению. Но прежде чем последовал второй, прошло немало времени.

Мальчик этот из жизни моей плавно исчез, пока я тщетно пыталась найти ответ на тот самый вопрос: “Ну, что же он во мне нашел?!” Ведь я даже на сантиметр не могла подпустить его к тем недостаткам, которые, кажется, он не замечал. А вдруг бы он все в один момент обнаружил! Правда, не хотелось травмировать его психику.

Мальчик исчез, а комплексы остались. И что тут таить, продолжали размножаться. Но зато я точно знала, что в их появлении виновата я сама.

Безвольная, бесхарактерная, беспринципная… вру, тогда я такого слова еще не знала. Хотелось спрятаться и никому такой не показываться. Сидеть тихо, серее серой мыши, и не высовываться.

И сидела. И думала. И делала выводы.

И ты, доченька, делай только правильные выводы из того, что я тебе говорю. Не подумай, что я спешу тебе сказать это именно сейчас, ведь потом просто не смогу сказать это лично; не подумай, что спешу, ведь боюсь, что рядом потом быть просто не смогу. Не подумай. Я рядом буду с тобой всегда. Я всегда найду, что тебе сказать, чтобы успокоить, чтобы поддер-жать, чтобы уберечь тебя от ошибок, от боли, страданий. Я всегда буду с тобой в каждом своем слове. Возможно, вдруг забудешь, как сильно я тебя люблю, а ты возьми и прочитай мои слова еще раз. Не пропусти не одной эмоции. Ведь только для тебя вкладываю их в слова, чтоб ты знала, помнила, даже если меня нет, я с тобой, я рядом.

И никто другой не скажет тебе то, что скажу тебе сейчас я. Ты только делай правильные выводы.

Именно тогда, когда я сидела и думала, узнала значения слова “беспринципная” и решила, что быть такой больше не должна. С того момента шаг за шагом я начала лечить все свои комплексы.

Ранее их трепетно оберегала, лелеяла внутри себя самой, а теперь еще решила лечить. Хочется сыронизировать, пошутить над собственной глупостью (ведь до белых халатов в таких условиях не так уж далеко), но оставляя этот труд кому-то другому, скажу одно: жить мешают наши собственные предрассудки, ложные убеждения и страх. Страх признаться в том, что это все действительно мешает.

Я, как мне тогда показалось, не побоялась освободиться от навязанных извне критериев оценки людей и себя самой. Не все плохое, что называют “не таким”, и не все хорошее, что принимают за “такое”.

И только измерив все по другой шкале критериев, я поняла, откуда же взялись комплексы, а с ними и ложные убеждения. Нет, это не было очередная защитная реакция моего “Я” – виноваты все, кроме меня самой. На самом деле, и тут была виновата я – что приняла навязываемые ложные убеждения.

Ведь так намного легче: принимать уже кем-то обдуманные мысли, аккуратно вкладывать их в свои слова, чтоб никто не догадался, кому они принадлежат, и лишь убедившись в их ложности, уже без излишней аккуратности просто переложить ответственность на общественное мнение.

Кто так не делал? Хотя бы раз?..

Вот и я решила, так больше не делать. Я отказалась от стереотипов – и это был мой самый главный принцип.

Теперь все должно было изменится, закружится в обратном направ-лении, или хотя бы медленнее. Но ничего не произошло. Я изменилась, а мир остался тот же. Менять мир к лучшему – дело конечно благородное, но бесполезное. И я создала другой – собственный – совершенный, идеальный, безукоризненный мир.

Там не было место глупости, простоте, граничащей с примитивизмом, там все было одухотворено, возвышено. Там мысль не блуждала бесцельно, ожидая, когда её подберет какой-либо мудрец, она искала и находила свое развитие в знании, постепенно выстраивая высокие оборонительные стены для мира, защищать который можно только зная… для чего защищать.

В этом мире и я была идеальной, правильной, достойной. Да настолько, что можно было наконец показать все это в другом реальном мире. Откуда ж я знала, что там никому не нужна моя правильность.

Зато понадобилась самоуверенность и самодостаточность, а еще (к этому времени я достаточно повзрослела) стройная фигура. Кто бы мог подумать, что этого достаточно!

И в этот момент начинается безграничная власть. Она пьянит. Ты можешь все, тебе принадлежит право выбора – кого поманить, кого приручить, кого погубить. Ты счастливая обладательница одного, а завтра – другого. И никто не вправе тебя судить – завидовать да, но не судить!

А ты будешь плакать. Ведь только ты одна знаешь, что тебе пришлось пережить, что выстрадать. Но… не плачь, я буду рядом. Мама всегда будет рядом с тобой! Пускай никто не узнает, что в сердце моей девочки боль, что там давно образовалась пустота. Я заполню ее своей любовью. Я смогу защитить тебя от молвы. Я согрею материнским теплом. И увидят все, что ты счастливая. Ты счастлива, зная, что у тебя есть я, что я всегда рядом с тобой. И не дано миру узнать истину, а ты ее познала – она в материнской любви.

И пускай кто-то скажет тебе вслед, что ты неправа и все делаешь неправильно. А я скажу тебе правду.

Тогда захотелось быть еще лучше, умнее, красивее. И совсем не сложно прочитать много книг, сложнее вынести из них главное. Ведь в книгах не знание – мудрость, а ее не читать надо – копить.

Книга за книгой: не дешевый роман – классика, не фантастика – научные исследования. Сначала можно читать без разбора, все подряд – подсознание самостоятельно отсеет ненужное. А потом – лишь то, что позволит тебе развиваться, что точно в дальнейшем тебе понадобиться.

И уж совсем не сложно стать еще чуточку красивее. Сложнее не забыть для чего ты это делаешь. Красота, возможно, когда-то и спасет этот мир, но не человека.

Можно надеть короче юбку, нанести поярче макияж, можно и декольте пооткровенее… Можно наслаждаться, получать удовольствие от похотливых взглядов, от того, что все мужчины, да что там мужчины, просто все обращают на тебя внимание. Можно радоваться тому, что кто-то насмелиться да и подойдет к тебе, да и познакомиться. Можно даже на минуточку забыться и подпустить его ближе, и от этого вдруг стать по-настоящему счастливой. Только не забудь прямо спросить – а зачем ему это надо.

Зачем ему твоя кукольная красота? А зачем твой ум, которым ты тщетно пытаешься прикрыть пустоту, которая внутри тебя.

А лучше не спрашивать – вдруг он скажет правду.


За что мальчики любят девочек или

За что девочки любят мальчиков

Она лежала рядом, слушала, как бьется его сердце. Пододвинулась ближе, прижалась к груди, а оно стучит все равно как-то отстраненно, не родное оно ей или она ему.

— О чём ты думаешь?

“Лежу я тут с тобой, а не люблю ведь. Не нужен ты мне абсолютно, вообще. А почему тогда лежу? Сама не знаю. Может, просто я одиночества боюсь. Нет. Я люблю быть одна. Да и заснуть мне легче, когда никто не давит на меня своим весом. А, может, мне хоть иногда, хоть чуть-чуть нужно ощущать чье-то тепло? Но рядом с тобой я замерзаю… Мне холодно. Чувст-вуешь, как дрожу… Ты холодный, чужой.”

— Пойду я.

— Останься на ночь. Неужели ты не хочешь проснуться утром рядом со мной?

“Вот, если бы твои глаза не вкладывали в сказанное совсем другой смысл – останься, я ж и утром захочу – осталась бы. Правда, хочу проснутся не одна, вот только рядом с тобой я даже заснуть не смогу. Слишком холодно.”

— Мне надо идти. В следующий раз останусь.

“Если будет этот следующий.”

— Не уходи. Уже поздно.

— Можешь не провожать. Я сама дойду.

“Можешь не провожать – будто ты собирался это делать. Знала же, что так будет. Почему согласилась прийти?

А на улице теплее. Или одной мне просто теплее. Больше не пойду к нему, ни к кому не пойду. Я же не люблю никого. И никогда не любила. Но Кирилла я же как-то полюбила… Хотя так не любят. Не можно просто сидеть и любить – изо всех сил любить.

Когда любят, о человеке заботятся, познают его, что бы знать, как именно о нем позаботиться. А я даже не помню, как он выглядит. Просто редко вижу его. А если бы чаще видела… Ну, он же моя последняя надежда – я должна убедиться в том, что умею хоть что-то чувствовать. Просто не так я люблю, как принято”.

— Девушка, может Вас провести.

“Откуда ж ты взялся? Где-то я тебя видела – лицо знакомое… Да какая разница!”

— Я хочу идти одна, вот и иду.

— Девушка, но темно ведь, страшно.

“Значит: просто так не отстанешь. А мне кажется, что сам-то ты боишься больше, чем я. Ну, иди рядом, иди. Прогонять тебя что ли?”

— А Вам я вижу заняться нечем, кроме как чужих девушек домой провожать?

“Я, правда, не принадлежу никому, но приврать право имею.”

— Своя – чужая. Я просто девушек по другому принципу классифицирую.

“Что?! Решил в остроумии со мной посоревноваться – давай.”

— А шли бы Вы… куда шли!

“А ведь могу культурно, когда хочу. Надоел. Голову мне еще будет морочить. Развелось их, и каждый лезет. Если б ты был мне нужен – позвала бы! Ото – иду, никого не трогаю. Ну, честное слово – спокойно домой дойти не дадут, обязательно прицепятся.

Будто не понятно: если девушка поздно ночью возвращается домой, значит приключений на сегодня ей достаточно! Мне бы просто поспать, заснуть в своей постели одной, а утром проснуться и забыть, что было ночью. Больше такого никогда не повториться. Лучше быть одной, а не испытывать жуткое чувство одиночества, находясь рядом с нелюбимым человеком.

Не понимаю, откуда в моем лексиконе взялись эти слова “любимый, нелюбимый”. Я, кажется, в любовь вообще не верю. Но еще больше мне кажется, что не верит в меня она.”

Утром, где-то пол двенадцатого, ее разбудил телефонный звонок. И кто бы это мог быть…

— Ты прейдешь сегодня?

— Я же обещала.

“И это обещание я дала раньше, чем обещание самой себе – ни к кому больше не ходить. Еще одно преступление на сексуальной основе – его жена все равно ничего не узнает.”

— В семь я буду ждать.

— До вечера.

“Женатый молодой парень – это такое существо, которое все никак не может распрощаться со своею свободою, и потребность в адреналине у которого возрастает до невоображаемых размеров. Согласитесь, скучновато просто прийти домой, просто лечь в кровать, а там тебя уже ждет секс – где тут охота?! Парень не будет чувствовать себя полноценным, пока его жертва не начнет оказывать сопротивление. Именно во время борьбы за превос-ходство в кровь выделяется адреналин. Какая молодая неопытная жена догадается о таких потребностях своего мужчины? А вот молодая вполне опытная любовница может и догадаться. Да, я к нему прейду, но пускай даже не надеется.

Я зайду – он сразу захочет поцеловать – ни за что! Держи дистанцию, малыш. Я сегодня неприступная. Ну и что – я знаю – жена уже завтра вернется. У тебя единственная ночь свободы. А я сегодня неприступная.

И от этого я хотела отказаться! Да, и его я не люблю, но какое же удовольствие испытываешь, когда перед тобой стелятся, пытаются тебе угодить, а по-ихнему – когда на тебя охотятся.

Опять хочешь поцеловать? Возможно, ты и заслужил. Только не спеши. Не надо сразу в кровать! Что тут поделаешь – ты сильнее меня. Наслаждайся.

Хорошо, что не просишь остаться на ночь. Знаешь, что жена утром может неожиданно нагрянуть, проверить, чем тут занимается ее благовер-ный. Вот знала бы она, что невозможно проследить за таким – просто невозможно. И приедет она раньше, и что увидит: как ее котеночек спокойно спит в своей кроватке, а потом еще скажет, что заснул вчера, читая!

Правда, невозможно. Если он захочет обмануть, он обманет. А если жена захочет, чтобы обманули ее – начнет следить, расспрашивать. Ведь секрет семейной жизни – меньше знаешь, лучше спишь.

Все-таки в статусе любовницы что-то есть – когда ты точно знаешь что к тебе чувствуют. Ты не желаешь услышать сокровенные слова, и тебе не надо никаких доказательств, и в ответ никогда тебе не захочется сказать: “Не верю!”

А еще тебя никогда не обманут. Для жены есть с десяток заготовок, а тебе врать просто смысла нет.”

День сменяет ночь, и действительно на смену бурной ночи приходит тихий спокойный день, который можно посвятить себе одной. Ванная с густой пеной, тихо играет музыка, где-то раздается звон телефона – и это не имеет значения. У тебя сегодня выходной.

Тебе надо подумать. Возможно, тебя саму не устраивает такая очередность событий: совсем недавно тебе хотелось всех забыть, ведь ты никого не любишь, а сегодня ты бы отдала все, лишь бы увидеть Кирилла, хотя бы издалека…

Хотя кто он такой в твоей судьбе? Что ты о нем знаешь: имя – Кирилл, возраст – старше тебя на три года… и все. Этого не достаточно, что бы мечтать прожить с человеком всю жизнь!

Чертов телефон – кому же так не терпится вытащить тебя из ванной?! Обернув мокрое тело в полотенце, тебе все-таки придется покинуть райский уголок и вновь окунуться в мир чужих фантазий.

— Я не помешал?

— Да. Я была в ванной.

Ни одной девушке не пришла бы в голову идея сказать прямо, как есть. Можно придумать все что угодно – “Совсем нет, я же целый день только твоего звонка и жду”, “Нет, наоборот – я рада, что ты позвонил.” Но разве она могла такое сказать, если даже понятия не имела, кто ей позвонил?

— М-м-м… В ванной. Я уже представил.

“На это я и рассчитывала. Да кто же ты? Скажи, наконец.”

— Я уж и не надеялась, что ты позвонишь.

— Почему же? Ты всегда надейся – я так просто тебя не забуду.

“Я-то почему так просто забыла?!”

— Рада это слышать.

— Правда? Может, я тогда вечером заеду за тобой?

“Заедешь… Значит одно отличительное качество у тебя уже есть – автомобиль. А где же я с тобой могла познакомиться? Вспомнила – в автомобиле! В роскошном джипе. Удобное сидение рядом с водителем будто шитое специально под меня. Нежно обнимая спину, оно просто таки заставляет забыть, что рядом не такой уж и красивый водитель. Да какая разница – за такой автомобиль ему можно простить все.”

— Хорошо. До вечера.

Кому-то покажется, что это опасно соглашаться на свидание с мало знакомым человеком, а уж тем более садиться в автомобиль совсем незнакомого человека. Но откуда ж она знает, где ждет ее судьба? Возможно, именно в этом автомобиле.

Да и страшного тут ничего нет. Самое страшное, что в большинстве случаев ничего так и не происходит. Ведь в автомобиле стоит искать не только средство передвижение, но и средство оплаты абонементов в различные фитнесы, салоны. А там за рулем обыкновенно одни скряги, если мягко выражаться.

И что б не ошибиться, нужен тщательный отбор. В любую машину тут не сядешь!

Если бы все было так просто, захотел тебя кто-нибудь – на, бери. Тут же надо присмотреться: а что он может тебе дать, а будет ли тебе этого достаточно, а чем придется пожертвовать самой. Если только временем, то на одно свидание можно согласиться.

А соглашаться ли поехать на этом первом свидании в сауну – еще надо хорошенько подумать. Ну, разве что после дорого ресторана.

Главное правильно отреагировать, когда он начнет раздеваться.

— Ты не против – я их тоже сниму, чтобы не намочить? Не будешь стесняться?

“Чего уж тут стесняться… если я это и разглядеть-то не могу. А он там действительно есть? Так вот зачем огромный джип – компенсировать нехватку в объемах. А я уже успела за эту машину простить ему все – такое не прощают!”

— Я совсем забыла – мне домой пора. Срочно. Я доберусь сама – не волнуйся. Пока.

И бегом оттуда, бегом!!!

Пробегая мимо джипа, можно взглянуть на него в последний раз, запомнить, и после вспоминать ежедневно для поднятия настроения.

“Я бы на месте психоаналитиков пересмотрела теорию Адлера – может, у Наполеона не только маленький рост был?

Это ведь мечта любого врача: “Я купил огромный джип, что бы меня девочки хоть за что-то любили. Я же другого им ничего не могу предложить. Хоть у меня и кошелек довольно впечатляющих размеров, мне кажется, этого мало, для того, что бы отвлечь внимание от самого главного. Может, мне еще трехэтажный дом купить?

Но что плохого в том, что в двадцать четыре года, парень может все это себе позволить. Возможно, плохо то, что добился этого он именно благодаря своему небольшому комплексу…

И тут стоит задуматься, и пересмотреть еще и теорию эволюции. Может, не труд сделал из обезьяны человека, а комплексы? Ведь чтобы генетический код передался следующему поколению, надо было добиться самку, а она всегда выбирает самого лучшего.”

— Девушка, вы опять гуляете в одиночестве так поздно!

“У меня такое впечатление, что наши встречи не совсем случайные. Откуда ты постоянно берешься? Следишь за мной что ли?!”

— А Вам то какое дело?

— Я волнуюсь, а вдруг кто-то на Вас нападёт.

— Кто-то еще… Кто-то, кроме Вас?

— Вы что – считаете, я к Вам пристаю?! Ни в коем случаи. Мне, правда, не безразлична Ваша безопасность.

”Слышал бы ты какие глупости сейчас несешь. Сам то веришь тому, что говоришь? Даже не надейся – вечер итак испорчен – ты не сможешь сделать его еще хуже.”

— Молодой человек, Вы чего хотите?

— Домой Вас провести.

— Пока я могу передвигаться самостоятельно и в Вашей помощи не нуждаюсь. До свидания.

— Я же не понести Вас предлагаю! Девушка, я просто буду идти рядом. И молчать, если Вам так будет угодно.

— Давайте, Вы молча пойдете… куда-нибудь. Желательно в противоположную сторону.

“Вот видишь, я смогу постоять за себя. Даже если будут приставать еще наглее. Так!!! А ты чего идешь за мной?!”

— Вы почему за мной идете.

— А мне с Вами по пути.

— Тогда идите дальше – почему Вы остановились?

— А Вы почему остановились?

— Подожду, когда наши пути разойдутся.

— Девушка, я Вас просто провожу. Не бойтесь.

“Так и знала, что кроме тебя бояться мне некого. Что же делать?”

— Я сейчас закричу.

— Ладно. Я уже ухожу.

— Если Вы еще раз мне попадетесь… Я за себя не отвечаю.

Прогнала. Но и подумать не могла, что будет рада, когда он все-таки попадется ей еще раз. Дожидаясь в ресторане, опаздывающего на свидание очередного кавалера, она видит его. Опять он идет к ней.

— Снова мы увиделись. Заметьте, абсолютно случайно. Видите, я вон там, за тем столиком с друзьями…

“Даже представить себе не можешь, как ты вовремя! Вон идет этот идиот. Он думал, я тут сидеть вечно буду одна. А нет – я еще уйду с другим. Чтоб знал впредь – такую девушку потерять очень легко.”

— Так Вы проведете меня домой или нет?

— Конечно, конечно. Прошу. Если мне позволено провести Вас домой, то, наверное, можно перейти на “ты”?

— Вы не слишком торопитесь? Я о Вас совсем ничего не знаю.

— А я знаю достаточно: Вы любите прогуливаться в одиночестве и вежливо динамить мужчин, которые, между прочим, хотят лишь обезопасить Ваш путь.

— Вы сейчас пытаетесь заставить меня почувствовать себя виноватой? У Вас ничего не выйдет.

— Я и не сомневался. Вы, наверное, кого-то ждали в ресторане?

— Никого. С этой секунды он для меня никто.

— Как интересно познавать глубины женской психологии. Так вы реагируете, когда…

— Опаздывают на свидание, пренебрегают нами, или просто обманывают.

— Не хотел бы ощутить на себе гнев пренебреженной девушки.

— А я бы, на вашем месте, так не иронизировала бы – все может быть.

“Сама не поняла, что хотела этим сказать. Может, намекала на продолжение каких-либо отношений. Но зачем мне они, если я заведомо знаю, что в очередной раз это ни к чему не приведет. А хочет ли он сам продолжения? Может, он и вправду, всю жизнь меня провожать решил.

Да самой смешно – при таких решениях не настаивают с ослиным упорством. Пускай тогда сам все и решает – будут отношения или нет. Кто, в конце концов, мужчина?!”

— А номер Вашего телефончика попросить можно?

— Конечно… Просите.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)