Охотничий домик с привидениями

Сумерки сгущались быстро и через полчаса должна наступить ночь. А Ира с Катей стояли на развилке проселочной дороги. Со всех сторон необозримые поля заметенные снегом и никаких признаков цивилизации. Дорога, по которой они ехали, дальше делилась на две, идущие в противоположные стороны, и они теперь гадали, куда же сворачивать, направо или налево?

-Моя интуиция подсказывает, что нам направо, — заявляет Катя. Но Ира не уверена… в Катиной интуиции. Как говорится: «С её интуицией только угадывать, в какой руке арбуз». И с Иркиной, кстати, тоже. И если дорога направо закончится не тем селом, куда они держат путь, то съездить налево им уже не удастся. Бензина осталось мало. Черт побери, колея наезжена одинаково и в одну сторону и в другую. Значит, машины тут ходят – это однозначно. И оба направления пользуются равной популярность, так — как по глубине обе колеи одинаковые. Но, где же, хотя бы одна машина?! Они стоят здесь уже, наверное, полчаса и никакого транспорта пока не видели. Обе понимают, что надо на что-то решаться. Не торчать же на этой развилке до скончания века.

Катя в очередной раз терзает свой мобильный, но «абонент вне зоны досягаемости». Дозвониться она почему-то никак не может.

-Ну, не хочешь направо, давай едем налево. Только давай ехать, а не стоять! – вздыхает Катька.

-Ладно, едем налево, — соглашается Ира, и они сворачивают. Чем руководствуются? А кто его знает. Наверное, тем, что «ходить налево» женщине привычней и приятней, чем направо.

Они медленно двинулись «налево», но тут Катька вдруг затараторила: «Стой! Смотри, собака! Среди поля и одна. Наверное, голодная!»

Ирка посмотрела туда, куда указывала Катя и метрах в двадцати от дороги увидела большую серую псину. Собака была похожа то ли на овчарку, то ли на крупную дворняжку. Интересно, что она делает вдали от человеческого жилья? Потерялась? Может быть, забрать её с собой? Но как? Ладно, для начала, пусть Катя её покормит, а там видно будет.

У Кати бзик. Если она видит голодное бездомное животное, она просто обязана его накормить. Если с собой у неё нет бутерброда, кусочка хлеба, пару печенюшек или еще чего, она заскакивает в магазин и покупает булочку, пару сосисок, короче, что подворачивается под руку. Нет, Ирка тоже любит и жалеет животных. Но так как Катя… нет. Есть чем покормить, покормит. Нет, значит, нет. Она не заскакивает в магазин, не расталкивает всех с криками: «Мне срочно!!! Это вопрос жизни и смерти!!!» Причем, вид у Катьки такой, что люди тут же расступаются и безропотно пропускают Катю к кассе. Ирка просто уверена, что все потом долго ломают голову над вопросом, кому именно булочка и несколько дешевых сосисок спасут жизнь. И наверняка, приходя к выводу, что голодному доктору, который в это время кому-то оказывает «первую и последнюю» помощь. В общем, в Катькиных глазах, Ира жестокий человек. И чтобы не упасть в её глазах окончательно, она глушит мотор и командует: «Иди и корми!» В целлофановом пакете на заднем сидении у них куча еды. Катя достает пару пирожков с картошкой, выходит из машины и идет в сторону одиноко стоящей худой серой собаки. Бросает той пирожки и отходит к машине. Собака сначала не реагирует, потом осторожно подходит к угощению, нюхает и тут же проглатывает пирожки, даже не откусив и не пожевав. Катька берет в машине еще штук пять и повторят всё снова.

Ира не возмущается. Пирожков у них с собой достаточно. Любимая подруга Вера испекла им в дорогу целый тазик. Да и кроме пирожков там еще куча еды. Они направляются в какое-то неизвестное обеим и, вообще, Богом забытое село. А едут, потому что Катькин непутевый брат позавчера поехал туда на охоту. А сегодня утром позвонил, что сильно повредил ногу, что у друга сломалась машина, что все его друзья пьяные и рассчитывать на их помощь он не может, и слезно просил Катю приехать и забрать его домой. А у Катьки, как назло, сломалась машина. Пришлось ехать Иркиной. Выехали они после работы, то есть, на ночь глядя. На завтрашний день на работе обе отпросились, а потом у них два выходных. Так что, главное, сегодня дотемна добраться в это село. А там, они уже сориентируются, насколько всё плохо, и будут либо лететь домой среди ночи, сломя голову, либо, если тревога ложная, спокойно выедут назад завтра с утра, или даже послезавтра.

В общем, собака, слопав штук десять пирожков, внимательно посмотрела на Катю, на машину, развернулась и побежала в сторону черневшей на горизонте посадки. А Ира завела мотор, и они с Катей поехали вперед, к неизвестному селу. А всё почему? Да потому что расспросить подробно дорогу Катька не потрудилась, а название села абсолютно ничего не говорит, и на карте района они его не нашли. Поняли только, что на пятидесятом километре запорожской трассы надо съезжать на проселочную дорогу и ехать по ней, пока не упрутся в плавни. В этих плавнях и находится данное село. О том, что дорога на определенном участке расходится в две противоположные стороны, речь не шла. И теперь, они ехали наугад. Приведет ли этот путь к плавням? Ладно, раз есть дорога, куда-то она приведет, а там… разберутся и как-нибудь выпутаются из ситуации. Вперед!

Катя и Ира ехали почти час и наконец-то въехали в какое-то село. Стемнело. Кое-где светятся окна в домах, но на улице ни души. Даже не у кого спросить, как это село называется…

-Сережка говорил, что их дом пятый от въезда, — сообщает Катя.

Они считают и едут. Возле пятого Ирка тормозит и сигналит. Обе обращают внимание, что здесь всего девять или десять домов. Неудивительно, что его нет на карте района. Наверное, это село уже нигде и не числится. Но свет есть!!! И это почему-то здорово радует. На их сигнал реагируют пару собак и всё. Они лениво лают, а потом смолкают.

-Пошли, постучим в дверь, — предлагает Катя.

Они выбираются из машины. Ирка на всякий случай прихватывает монтировку. Мало ли что…. Катя толкает хлипкую калитку на полузавалившемся заборе и идут к дому. Долго стучат в дверь. Сначала вполне вежливо и пристойно, потом невежливо и непристойно, то есть, ногами и со всей дури. А потом просто толкают дверь и заходят в дом. Попадают в темный коридор, или как он тут называется, сени. Подсвечивая себе фонариком, находят дверь в комнату. Толкают её и оказываются в большой освещенной комнате. То, что им повезло, и они попали по адресу, становится ясно сразу. В комнате идет «гудежь» или «охотничье застолье». За огромным, сколоченным из досок столом сидит большая компания пьяных мужиков, среди которых и Катин Серега. Шум, пение, мат, звук баяна. Самогонка, картошка, жареное мясо, соленья, дым коромыслом и всё остальное, как и положено у охотников.

Их появление абсолютно никто не заметил. Чтобы обратить на себя внимание, Ирка решила пошутить и во всю глотку рявкнула: «Всем к стене! Руки за голову, ноги на ширину плеч!!!» Получилось здорово, а главное громко и страшно! На минутку в комнате воцарилась мертвая тишина. К ним повернулись перепуганные пьяные физиономии с выпученными глазами. На всех лицах испуг, замешательство, скрип мозгов при попытке размышления и оценивания ситуации, наконец-то узнавание и после этого выход из шока. А дальше, хоровое воспоминание вслух о чьей-то маме и дружный хохот.

-Ирка, Катька, «ЁПРСТ»! Ну, вы блин, даете! Хотите нас заиками сделать?! – ржет бригадир охотников, дед Иваныч.

-Девочки, сами вы дуры и шутки у вас дурацкие! – возмущается охотник Коля. – Обделаться же так можно! Штаны потом кто стирать будет, вы, что ли?

-Щас! — обнадеживает Ирка. – Так походите.

-Да, девки, больше так не шутите!!! – смеётся еще один охотник Вася. – Устроили «переполох в курятнике»! Я уже прикидывал, как до ружья добраться и начать отстреливаться!!!

– А каким это вас ветром сюда занесло, да еще и на ночь глядя?! – вытирая слезы от смеха, поинтересовался Иваныч.

-Да, вот, с инспекцией приехали, — говорит Катя.

-Раненых заберем, трупы закопать поможем, — добавляет Ира.

-Так у нас, того, раненых нет. Труп только один. Дикого кабана утром завалили. Но его закапывать не надо! Часть трупа, то есть, часть туши, то есть, часть дичи… Тьфу, ты! — Запутался в терминах водитель Стёпа, — мы вот едим, а остальное поделим и по домам заберем…. А, правда, как вы здесь оказались?!

Катя и Ирка молча смотрят на Катиного брата, а тот ерзает на табуретке и смотрит куда угодно, но только не на них. Они догадываются, что с его ногой всё в порядке, а утренний звонок своей любимой сестричке – это пьяные сопли из-за какой-то пустяковой царапины.

Похоже, что думают они в данный момент одинаково. Обе переглядываются и решают «не сдавать» идиота. Ира шепчет Катьке: «Ври про тетку, которая завтра приезжает из-за границы, проездом, на один день и жаждет увидеть племянника. Забираем Сережку и мотаем отсюда!»

Насчет правдоподобно соврать на ходу, Ирке нет равных, а Катька в этом вопросе здорово тормозит. Так что, она громко озвучивает Иркино вранье. Сережка наконец-то осмеливается посмотреть сестре в глаза. При этом у него самого глаза круглые от удивления. Очевидно, он лихорадочно пытается вспомнить тетку, которая живет за границей. Но ему это не удается, что очень хорошо вырисовывается на Сережкиной физиономии. Конечно, не вспомнит, потому что у Кати и Сергея нет тетки. Вообще нет, ни за границей, ни здесь. Но это сейчас не важно. Все охотники в таком состоянии, что соображать и анализировать для них непосильный труд.

-В общем, мы забираем Сергея и срочно едем домой, — заканчивает речь Катя.

-Нет, завтра с утра поедете, — решительно возражает Иваныч. – Ночью я вас не отпущу! Мало ли что случиться может. Ночь, зима, мороз. Вдруг сломаетесь в дороге, замерзнете. Только утром! Всё, снимайте свои шубы и к столу, террористки!

Ира с Катей опять переглядываются, кивают друг другу и соглашаются. Ира приносит из машины пакет с пирожками и прочей едой и присоединяет к остальной снеди. Им накладывают в тарелки горячую картошку, «свижину», то есть, жареное мясо, наливают в стопки самогонку, и они вливаются в коллектив. Через полчаса и Ира, и Катя уже чувствуют себя настоящими охотниками, и каждой из них кажется, что это именно она в одиночку завалила дикого кабана! Пока совсем не опьянели, Ира решает выяснить вопрос насчет бензина.

-Иваныч, у тебя бензин есть? Я спешила и забыла канистру с бензином в гараже. Вспомнила о ней, когда уже полдороги проехали. А в полях ведь ни одной заправки! Бензина еще немного в баке есть, но я не уверена, что до города хватит.

-Найдем! – отмахивается Иваныч и продолжает подкладывать им еду и подливать самогонку.

Катя, улучшив момент, расспрашивает Сережку о травме. Что там у него с ногой. Потом отводит в угол и осматривает.

-Ну, и что мы имеем? – присоединяется к ним Ирка. Сережка демонстрирует синий опухший голеностопный сустав. Понятно, растяжение связок. Катя достает из сумочки бинт и накладывает «восьмерку». Фиксирует голеностоп. Да, травма неприятная, болезненная, но не смертельная. Похромает с недельку и всё пройдет.

-Сам чего ногу не забинтовал? – возмущается Катька. – Вот, какой синяк и отек! А забинтовал бы сразу, этого бы не было.

-Да она сначала жутко болела, а потом вроде бы перестала. А потом кабана завалили, и я о ней вообще забыл. Так, хромаю немного. Хотел тебе позвонить отбой дать, но дозвониться больше не смог, — оправдывается Сережка.

-Я тоже тебе сюда дозвониться не могла. Что-то со связью, — кивает Катя.

-Когда мы возле реки были, связь была. А как в село пришли, связь пропала, — кивнул Серега. – Какая-то мертвая зона тут.

Они вернулись к столу и продолжили пир. И Ире и Кате кажется, что такого вкусного мяса они еще никогда не ели. А вот Иваныч, делает упор на пирожки с картошкой. Похоже, что мяса он уже наелся «по самое не могу».

-А мы тут по дороге в поле бродячую собачку пирожками подкормили. Наелась и побежала к посадке, — зачем-то сообщила Иванычу Катька.

-Какая еще собачка?

-Обыкновенная. Серая, худая.

-Здесь в поле нет бродячих собачек. Здесь ты могла подкормить только волка, — завил дед.

-А волки разве едят пирожки? Волки же едят только мясо! – удивились Ира с Катей.

-Волки, как и собаки, едят всё… если мяса нет. Мог пирожки не взять, а вот вас съесть!

-Да он не агрессивный совершенно. Сначала даже боялся к пирожкам подойти. Я ушла в машину, тогда осмелел, подошел и съел угощение. А когда опять вышла из машины с новой порцией пирожков, он отбежал подальше. И снова подошел к еде, только когда я в машину забралась.

-Понятно. Молодой волк. И чего же это он один? – задумчиво проговорил Иваныч.

-А вы волков тоже убиваете? – спросила Катя.

-Нет. Волков здесь мало. Пока вреда от них вроде бы нет. А мы специально на кабана выехали. Зачем нам волки? Но о волках – молчок! – приложил палец к губам Иваныч. – А то найдутся любители пострелять ради забавы. Пусть живет зверь. В нашем мире никого и ничего лишнего нет.

Такая позиция старого охотника обеих просто-таки растрогала. Да, главное в нашей жизни – это, как в медицине «не навреди!» Слушая охотничьи байки под выпивку и классную закуску, Ира и Катя досидели до глубокой ночи. Все уже изрядно набрались. А Ирка с Катькой устали, наелись, расслабились и обе уже просто таки «выпадали в осадок».

-Иваныч, а где мы можем упасть и поспать? – не выдержала Ира.

-Хотите, в этой комнате с нами. Не боись, к вам никто приставать не будет.

То, что к ним никто не будет приставать и объяснять не надо. Все знакомые, все, можно сказать, родные. И все слишком хорошо знают, что Ира с Катей из себя представляем. То есть, с их «ангельскими характерами и кратким нравом» люди знакомы. Но всё равно, спать в одной комнате с кучей мужиков, как-то… не того…

-Могу вам в соседней комнате постелить…, если вы приведений не боитесь, — продолжил Иваныч и пустился в воспоминания. – Тут, такое вот дело. Я эту «хатку» три года назад купил. Приезжал в эти места на охоту и все удивлялся, что такой дом пустует. Ну, нашел наследников и купил его… за копейки. Причем, я не торговался и цену не сбивал. Они сами назвали стоимость и были рады и счастливы, что «сдыхались» этот дом. Оказывается, в нём, после смерти хозяина никто жить не хотел. Хозяин, по словам местных, был ведьмак. Умер в девяносто семь лет. Но чтобы он смог умереть, в доме крышу прорубали. Никак уйти с этого света на тот не мог. Не нашел он кому свой дар и свою силу передать. Страшно перед смертью мучился. Но всё-таки помер, бедолага.

-И что, теперь он по дому бродит, воет, звенит цепями и всех пугает? – хихикнула Катя.

-Как сказать, — замялся Иваныч. – В этой комнате, всё спокойно. А в той… Ну, я пару раз там спать ложился, так всякая галиматья мерещилась. Из стен какие-то упыри вылезали, ведьмы, твари волосатые. Короче, мои нервы не выдерживали, и я сбегал в эту комнату. А здесь – тишь и благодать. Никто кроме мышей ни разу не тревожил.

Ира и Катя представили себе, в каком состоянии Иваныч «ложился спать» в той комнате и про себя решили, что появление чертей и прочей нечисти вполне обосновано и оправдано.

Они взвесили, что лучше: оставаться ночевать в комнате с пьяными мужиками, которые еще будут «гудеть и гудеть», возможно до утра, или пойти и спокойно лечь спать в комнате с привидениями. Стрелка весов склонилась в сторону комнаты с привидениями, о чём они тут же сообщили Иванычу.

Он сходил, открыл комнату. Навел там маломальский порядок и их позвал.

Комната была обычная. Не очень большая. Теплая. Одна из её стен оказалась «грубой» от печки, а печку в другой комнате хозяин натопил хорошо! Так что, мороз здесь был не страшен. У другой стены стоял старый диван. Иваныч его разложил. Достал из шкафа простыню, подушки и одеяла. Потом ушел и вернулся с «Библией», огромным серебряным крестом и литровой банкой воды. Пристроил это всё на стуле рядом с диваном и на немой Иркин вопрос дал исчерпывающий ответ: «На всякий случай. Мало ли чего… Да, кстати, вода свяченая». Ира и Катя кивнули, дождались, когда Иваныч уйдет, разделись и бухнулись в постель. Спать хотелось зверски.

-Свет гасить будем? – спросила Ирка.

-Нет, пусть горит, — ответила Катя. – А то среди ночи, если в туалет захочется, не сориентируемся на новом месте. Пока вспомним, где мы находимся, разберемся, где тут выключатель, описаемся.

-Это точно. Ладно, пусть горит. Мне не мешает.

-А мне тем более, — зевая во весь рот, заявила Катька. Натянула на себя одеяло, повернулась носом к стенке и тут же засопела. Ира тоже завернулась в одеяло и провалилась в сон. Неизвестно, сколько она проспала, но вдруг отчего-то проснулась. Прислушалась. Вроде бы ничего необычного. Из другой комнаты доносятся разговоры, хохот, звук баяна и пьяное пение охотников. Они всё еще отмечают удачную охоту, хотя, по логике, учитывая количество «принятого на грудь», должны бы уже спать «мордой в салате». Да, тренированные ребята, ничего не скажешь. Тут же вспомнился анекдот. Правда, не об охотниках, а о рыбаках. Но, можно сказать, что это, одно и то же. Бригада рыбаков собирается на трехдневную рыбалку и решает вопрос, сколько брать с собой водки. «Позапрошлый раз взяли ящик водки, потеряли все снасти!» — вспоминает один. «В прошлый раз взяли два ящика водки – не могли найти автобус» — добавляет второй. Встает председатель и резюмирует: «Так, значит, берем три ящика водки! Снасти оставляем дома и из автобуса не выходим!» Ну, наши охотники водки или самогонки взяли, явно, три ящика, но ружья дома не забыли и даже умудрились завалить кабана килограмм на триста. То есть, пьют хотя и много, но не зря. Ладно, пусть расслабляются, пока жены не видят. Ирку производимый ими шум не раздражает и абсолютно не мешает. Интересно, а что же тогда её разбудило?! Ира начала внимательно осматривать комнату. Опа! А это еще что за народное творчество? Кажется, его не было… На противоположной стене проступил какой-то рисунок и этот рисунок… вроде бы, шевелится! Так, либо Иваныч свою самогонку на мухоморах настаивает, либо у него здесь и правда что-то потустороннее водится. Ирка приняла удобную позу и начала наблюдать за рисунком. Со стены на неё смотрело какое-то ярко-рыжее волосатое существо. Кого оно ей напоминает? О! Орангутанга! Руки длинные, ниже колен. Ноги толстые и кривые. Туловище «чемоданоподобное». Голова с выдвинутой вперед нижней челюстью, маленьким лбом, широким приплюснутым носом и маленькими злыми глазками. Шерсть на туловище, конечностях и на морде густая, длинная и рыжая. Так, кажется, этот зверь пошевелился… Чушь. Рисунки шевелиться не могут! А после Иваныча самогонки?! Вопрос интересный… А, может быть, это привидение, о котором Иваныч говорил? Нет, скорее – это глюк! Так, надо разбудить Катьку. Если и она увидит это существо, значит — привидение. А если не увидит, значит – глюк.

-Кать, проснись! – потрясла Ирка подругу за плечо.

-Угу, — пробурчала Катька и перевернулась на другой бок.

-Катька, у нас тут приведение появилось.

-Ну и черт с ним. Отстань, я спать хочу!

-Кать, ну хоть одним глазом глянь. Может быть это не приведение, а у меня глюки после самогонки Иваныча? – не отставала Ирка.

-Ой, спи ради Бога, глюки до утра пройдут и приведения тоже, — пробурчала Катька, но все-таки глаза разлепила. – Где это безобразие?!

-Посмотри на противоположную стенку. Рисунок видишь?

-Ну, обезьяна какая-то нарисована. И что дальше? – недовольно пробурчала Катя.

-Так ведь её не было!!!

-Я не помню. Я стенки не рассматривала. И вообще, чем тебе этот рисунок мешает?! – опять отворачиваясь к стене и зевая, раздраженно спросила Катька.

-Это не рисунок! ОНО шевелится и смотрит прямо на нас. Причем, смотрит с такой злобой!

-Швырни в него своим сапогом и успокойся!

-Ага, швырни сапогом! А вдруг там портал в параллельный мир?

-Не умеешь пить, не фиг пить! – садясь в постели, изрекла умную мысль Катька. – И, при чем здесь параллельный мир???

-А, притом! Я швырну сапог, а он возьмет и вместе с этим чучелом исчезнет. И мне потом по морозу в одном сапоге ехать?

-Швырни оба. Возьмешь потом у Иваныча валенки на прокат. У него наверняка есть запасные.

-Я лучше тогда запущу в него этой толстой книгой или вот этим металлическим крестом, — обведя взглядом комнату, остановила свой выбор Ира на оставленных Иванычем вещах.

-Знаешь, я не очень сильна во всех этих заморочках, но, по-моему, Библию надо не швырять в лоб приведению, а что-то там из неё вслух прочитать. И крест не для того, чтобы ним лупить по башке всяких разных. Крестом надо осенять.

-Вот я его сейчас как осеню! Мало не покажется!

-Осенять – это крестить.

-Не знаю я, как надо крестить. Там же надо или справа налево, или слева направо…. И, что читать в Библии понятия не имею. Я могу только этими штуками отмолотить, — вздохнула Ирка. – Ой, смотри, он от стены отделился! Фу, какая мерзость!!!

Существо приняло объемное изображение и уже не выглядело рисунком. Казалось, что оно живое и стоит своими волосатыми лапами на полу.

-Кыш отсюда! – рявкнула на него Катя. – Иди, откуда пришел! Дай поспать, зараза!

Рыжее чудище никак не прореагировало. Оно стояло, не шевелясь, у стеночки и казалось, привыкает к своему новому положению. А на стене начали появляться другие изображения. Вырисовалось что-то ядовито зеленое с длинным носом, напоминающим хобот и с шестью когтистыми лапами. Рядом с ним стало проявляться коричневое остромордое существо, напоминающее крысу, но величиной с хорошую овчарку. Потом какие-то мелкие фиолетовые уродцы, величиной с курицу, но по внешнему виду очень похожие на пауков.

-Ой, по-моему, отсюда пора драпать! – потянувшись к своей одежде, шепотом произнесла Ирка. – Что-то мне этот зверинец не нравится!

-Черт знает что, — возмутилась Катя. – Если я правильно понимаю что такое, или кто такое, привидение, то это что-то нематериальное. А что может сделать нематериальное материальному??? Только напугать!

-Ну, я не знаю, но у меня что-то нет ни малейшего желания проверять на практике, что они могут, а что не могут. Одевайся, и сваливаем отсюда!!! Смотри, зеленый тоже слез со стенки на пол!!! Ой, и крыса слезла! И фиолетовые пауки уже на полу. А за ними… Боже, да за ними толпы всяких тварей!!! А там, дальше, смотри, какой-то лохматый то ли мужик…, то ли это баба…. Ой! Бежим!!!

-Нет, давай еще понаблюдаем чуть-чуть… интересно всё-таки. Первый раз такое вижу, и, наверное, последний! Но одеться надо. Вдруг и правда придется спасаться бегством. Не выскакивать же из комнаты почти голыми, — сказала Катя, и тоже потянулась к своей одежде.

Они с Иркой натянули джинсы и свитера и сели на диване, внимательно наблюдая за происходящим у противоположной стены.

-Может быть, их свяченой водой побрызгать? – шепотом спросила Ирка.

-Может… . Только дай сначала попью. Пить хочу, жутко!

-И я тоже. А эту воду пить можно? Она же, наверное, не свежая…

Катя взяла банку с водой, понюхала, потом отхлебнула, удовлетворенно кивнула головой и выпила полбанки. Ирка допила остальную, и обе уставились на пустую тару.

-Слушай, какая вода вкусная!!! – восхитилась Ирка.

-Ага, конечно. Мы как тот пьяница из анекдота. Мужик со страшного перепоя проснулся в шесть утра. Добрался до кухни. Налил кружку воды из-под крана. Выпил залпом, а потом как заорет на весь дом: «Жена, дети, вставайте скорее!!! Попробуйте, какая сегодня вода вкусная!!!»

-Похоже на то, — хихикнула Ирка. – Да, а брызгать этих чучел нечем! Разве что в них банку запустить. Бросить книгу, порвется. Бросить крест, а вдруг исчезнет. Потом докажи Иванычу, что мы его не спёрли, а он действительно пропал. А подойти к этим гадам вплотную и настучать их данными предметами по кумполу, не выпуская книгу и крест из рук, я боюсь! Нет, однозначно пора драпать!

А на стене появлялись всё новые и новые чудища, а те, которые перебрались со стены в комнату, создавали толпу у стены, но вперед не двигались. Некоторые пытались шевелить лапами. Движения давались им с трудом и были вялыми и замедленными. Но через какое-то время движения стали более активными, уверенными и волосатые, зубатые, хвостатые и носатые существа сделали по маленькому шажку вперед. Затем по второму, более уверенному. Оскалились, зашипели и зарычали. Агрессия, исходящая от непрошеных гостей, повисла в воздухе. У Иры и Кати пропало желание наблюдать и появилось желание как можно быстрее удрать от этого кошмара подальше. Они вскочили с твердым намерением «сделать ноги». И здесь вдруг раздался стук в оконное стекло. Ирка и Катя перевели взгляд на окно и обомлели. К стеклу прижалась волчья морда, с оскаленной пастью и горящими глазами. И не успели они обе выйти из ступора, как окно распахнулось, и в комнату одним прыжком влетел волк. А окно само собой за ним медленно закрылось, успев впустить в комнату изрядную порцию холода.

Катя и Ира дружно завизжали, но с места не сдвинулись. От страха, ноги буквально приросли к полу, и они стояли, как два истукана. А волк мельком взглянул на Катю, и обеим показалось, что он им подмигнул. Вид у волка был устрашающий. Шерсть на холке и по хребту стояла дыбом. Уши прижаты к голове. Оскаленная морда, с огромными клыками и горящие злобой глаза. Одним прыжком серый хищник пролетел всю комнату и остановился в метре от чудовищ.

И тут началось что-то непонятное. Монстры, вдруг, толкая друг друга, стали прыгать на стенку и из объемных опять превращаться в плоских, то есть, в рисунки. Обратный процесс шел куда быстрее. За каких-то несколько секунд уже ни одна лапа не касалась пола. Волк грозно прорычал, прошелся вдоль стены туда и обратно и лег посреди комнаты, не спуская глаз с этого мерзкого стада.

Катя и Ирка перестали визжать, и обессилено плюхнулись на диван, хлопая глазами. Паника и желание куда-то бежать и спасаться, вдруг, исчезли. Навалилась усталость и сонливость. Веки сделались тяжелыми и они обе не почувствовали, как уснули.

Утром, когда Ира проснулась, Катя уже сидела перед зеркалом и наводила на лице красоту. Утренний макияж или, как любит повторять где-то вычитанную фразу Катька: «восстановление лица по черепу». Из комнаты охотников доносился такой храп, что казалось, дрожат стены дома. Понятно, уснули, наверное, утром, предварительно покончив со всеми запасами спиртного. Теперь их и из пушки не разбудишь. Ну, всё идет своим чередом. Нормально. Главное, что Ира с Катей отдохнули, нормально выспались и теперь можно в обратную дорогу. Стоп. Выспаться то выспались. А что тут ночью происходило?! Что-то в голове крутится, но вспомнить, толком не получается. Ирка стала напрягла память и заскрипела мозгами от натуги. Ага. Что-то вырисовывается…. Так, какие-то монстры вылезали из стены…. Потом прибежал волк и загнал их обратно. А потом…. А что было потом???

-Кать, привет!

-А, проснулась?! Привет!

-Слышь, а что здесь ночью происходило?

-Где?

-Ну, в нашей комнате.

-Не знаю. Я спала. А что происходило? – не отрываясь от своего занятия, спросила Катя.

-Ты что, ничего помнишь?! Ну, со стены всякие жуткие твари начали в комнату выползать. А потом прибежал твой волк и загнал их обратно. А потом, не помню…

-Чё, кошмары снились? – хихикнула Катька. – Надо пить «Кагор», а не Иваныча самогонку!

-А что, ничего не было? – искренне удивилась Ирка.

-Если что и было, то я в этом не участвовала, потому что спала, как убитая. Никакие твари и никакие волки мне не снились. Иди, умывайся. Сейчас позавтракаем, заберем Сережку и уезжаем. Иваныч сказал, что они еще здесь до послезавтра остаются. Да, бензин он тебе в машину залил.

-А где сам Иваныч?

-Пошел баню топить. Они тут перепились все. Сейчас будет бригаду в нормальное состояние приводить. На ногах только трое. Иваныч, Серега и водитель. Остальные все в хлам! Покотом дрыхнут в той комнате на полу, — отмахнулась Катя.

-Слушай, если это был сон, то так всё реально!!! – одеваясь, удивленно произнесла Ира. – И ты участвовала во всем этом. Я тебя разбудила, когда рыжий отделился от стены и стал лапами на пол…

-Ну, бывают сны очень реальные. Утром невозможно понять приснилось или на самом деле происходило…, — не стала спорить Катя. – А кто такой «Рыжий»?

-Ой, долго рассказывать. В машине в деталях всё опишу, — отмахнулась Ирка и ушла умываться.

Иваныч, оставив хлопоты с баней на водителя, вернулся в дом и напоил их травяным чаем. Есть после вчерашнего застолья совершенно не хотелось.

-Ну, и как вам спалось? – ставя на стол банку меда, спросил Иваныч.

-Мне нормально, — пожала плечами Катя, — а Ире какие-то монстры снились.

-Да, — кивнула Ирка. – Причем, сон такой реальный, что я думала – это на самом деле было…

-Рыжий, волосатый и зеленый с хоботом были? – вполне серьезно спросил Иваныч.

-Да! И коричневый, похожий на крысу. И фиолетовые пауки, о-о-огромные! – округлив глаза, шепотом сообщила Ирка.

-А как вы от них избавились???

-Открылось окно, и в комнату влетел волк. Голову даю на отсечение, что тот самый, которого Катька пирожками кормила! Все твари опять слились со стеной, а волк лег посреди комнаты. А дальше… не помню. Наверное, я уснула.

-Значит, волк не простой…, — задумчиво произнес Иваныч.

-Вы чего, с ума оба сошли, или перепились вчера до чертиков?! – возмутилась Катя. – Прям, на полном серьезе чушь несёте!

-Ну, чушь, не чушь, а не всё мы о нашем мире знаем. А о других мирах, которые рядом с нашим сосуществуют, вообще ничего, — подливая всем в кружки ароматный травяной чай, философски изрек Иваныч. – Короче, весной начну строить другой дом. Уже и место присмотрел. И осенью кое-какие стройматериалы завез. А как новый выстрою, этот сожгу. Однозначно, что здесь не чисто…

Еще поговорив на тему «нечистой силы», стали прощаться. Иваныч сходил в сарай и принес тушку убитого накануне зайца.

-Вот, пока на кабана не вышли, успели несколько зайцев и куропаток подстрелить. Возьмите с собой одного зайца, и как увидите волка, а я уверен, что он вам обязательно встретится, бросьте ему угощение и уезжайте не оборачиваясь.

-Хорошо, — беря пакет с зайцем, пообещала Ира.

Катя, Ира и Серега сели в машину и, помахав Иванычу ручками, отбыли домой. Ирка вела машину, и рассказывала ночной то ли сон, то ли явь. Катя слушала и во все глаза смотрела на заснеженные поля, выискивая волка. А Сережка сначала слушал с открытым от удивления ртом, а потом уснул. Наверное, от избытка впечатлений, или от избытка выпитого накануне.

Машина подъехала к развилке и тут Ирка и Катя увидели волка. Он стоял на том же месте, что и в прошлый раз и внимательно смотрел в их сторону. Ира остановила машину. Катя достала тушку зайца и со словами: «Спасибо! А это тебе Иваныч передал!» швырнула тушку в сторону зверя. Вернулась в машину, и они поехали вперед. Очень хотелось обернуться и посмотреть, взял ли волк угощение, но обе вспомнили слова Иваныча: «Уезжайте, не оборачиваясь» и не посмели, а вернее, не рискнули, ослушаться.

Дома эта история была рассказана всем друзьям. Кто-то верил, кто-то смеялся и уточнял рецепт Иваныча самогонки, кто-то уточнял, сколько они выпили. Но, верить или нет – это дело индивидуальное и добровольное. А Ирка просто уверена, что данные события имели место и ей не приснились. Тем более что перед отъездом, она специально оббежала вокруг дома Иваныча и на снегу под окном комнаты, в которой они с Катей ночевали, обнаружила следы то ли собачьих, то ли волчьих лап…

Охотничий домик с привидениями: 32 комментария

  1. Алёна, интересный рассказ! Давно Вы не появлялись!
    С симпатией, Елизавета.

  2. Мне очень понравилось, твои девчонки просто прелесть.Как здорово оставаться с юмором и самообладанием даже в такой не ординарной ситуации )))))))

  3. Как подруги еще живы остались! Я бы точно богу душу отдала!
    Спасибо за юмор.
    Мария.

  4. Алёна, ко всем своим положительным качествам, ты ещё и Великая фантазёрка. Так увлёкся привидениями, что пришлось даже пожалеть, что рано уехали с Серёгой, и рассказ закончился. Спасибо!
    С уважением, Владимир.

  5. Очень интересно — мииистика!.. ))
    Алён, «что-то новенькое в твоём репертуаре», хотя нет, встречались и раньше элементы потустороннего )
    Понравился рассказ (и волк!) ))

  6. Всем спасибо!!! Наконец-то добралась до компа и то, на пару минут. Поэтому, не отвечаю каждому в отдельности. Не обижайтесь. Что-то я «зашилась»! С теплом. Алена.

  7. Аленочка, привет! Рассказ здоровский!)) Интересно невероятно и весело)))))! Молодчинка!
    П.С. А я все пока своими животными занимаюсь..

  8. Ань, спасибо! А у меня лазарет. Все болеют гриппом. Температура у всех за 38-39. Бегаю, растираю водкой, отпаиваю чаем, кого таблетками, кого без таблеток. И на работе задрали. Приёмы по 50-60 человек в день. Обалдела от всего. Чмоки. Алена.

  9. Привет Аленка.,
    Классный рассказ получился. Читала не отрываясь И весело, и интригующе, и мистика завораживающая. СПАСИБО,
    Жду новых рассказов.
    С теплом, Я

  10. Алёна, захватывающий рассказ!
    Наводит на размышление… Ведь мне в детстве также привиделся волк, рядом с моей кроваткой смотрящий на меня.
    Жизнь интересна и не предсказуема…
    С уважением,

  11. Как всегда с удовольствием и улыбаясь прочитал. Счастливо, Алёна.
    С теплотой, Саша.

  12. Отличный сюжет!
    Не отказалась бы в реале увидеть портал в потусторонний мир)
    С улыбкой,

  13. Живо представил всех монстров и отчаянных девчонок!
    Молодец, Алена! С тобой заново открываешь прелести жизни! 🙂

  14. Добрый вечер, Алёна.
    Замечательный рассказ получился.
    Прочитала не отрываясь.
    Да и сюжет мне родной.
    С уважением,
    Анна Эккель

  15. Весело и поучительно! 🙂
    Прочла с удовольствием!
    Всего доброго, Алена, и успехов!

  16. АЛЁНА! Рад встрече. Высший балл Мне все равно было, или не было.Так и у Гоголя нужно спросить, была Солоха с Чертом, али нет. Главное, что талантливо и интересно.ИГОРЬ..

  17. Алена, добрый день!
    С наступающим Вас женским Днем 8 марта!
    Желаю Вам успехов, творческого вдохновения и всех Вам благ!
    Рассказ замечательный. Буду рекомендовать на обсуждение в жюри.
    С уважением, Светлана.

  18. Светочка, спасибо! Вас тоже с наступающим женским Днем 8 марта. Любви, счастья, здоровья, творческих успехов и весеннего настроения! С теплом. Алена.

  19. Алёночка, чувствуется, из жизни. Понравилось. А покреститься то надо…

  20. Захватывающе! Читала на одном дыхании. С праздником и весеннем теплом. bratchanka.

  21. Алёна,мне понравилось!Ты можешь заинтересовать читателя.С Новым годом тебя и рождеством!!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)