А память я должен сберечь…

..И он плавно опустился на траву. Вид широкой, словно море, реки будто лишил его остатка сил. Тут уже сам Бог велел покатиться жгучим слезам по его давно небритому лицу. Вода… Вода! Он знал, что где-то есть столько воды, что не в одной человеческой фантазии не уместиться. Он знал это. Иначе все те потери, все те ужасные потери — были напрасны. Напрасно они с друзьями преодолели пески смерти, где воздух был настолько сух и раскалён, что дышать приходилось через смоченный собственной мочой платок. Маркел начал погружаться в то полубессознательное, мистическое состояние, когда уже непонятно, на каком ты свете. Жив ли ты? Или нет? Его иссохшие, избитые в кровь острыми камнями ноги вытянулись. Он чуть заметно дёрнулся, уголки его губ застыли в похожей на улыбку гримасе. Его мягко обволокла сырая прохлада, подняла над реальностью и закрутила, завихрила…В сознание толпою подступили видения — воспоминания…

Там, далеко-далеко, в детстве, тоже была такая река. А может быть,даже ещё шире и полноводней. Ну конечно же, намного шире!Ведь она была «оттуда», из его Той жизни. И друг его, такой же босоногий, Егорша,позвал Маркешку «на мокрое» дело. Разумеется, девятилетние пацаны знать не знали, что «мокрым делом» в определённых кругах называют убийство.Они думали,что мокрое — значит, связанное с водой. Но дядька Трифон со страшным бородатым незнакомцем произносили это слово тихо, воровато озираясь. И мальчикам, само собой разумеется, это показалось очень таинственным и поэтому интересным. И они тоже решили поиграть в «мокрое дело».

В жаркий июльский полдень ребята , прячась по кустам, прокрались к тому месту, где обычно купались бабы, и притаились. Ждать пришлось около получаса. Но слепни так злобно жалили обнажённые места, а солнце так невообразимо жгло плечи, что это время показалось им бесконечным. И вот… вот на бережок, смеясь и весело напевая, явились главные героини «мокрого дела» : тётка Пелагея, тётка Павлиниха , пятилетняя дочь Пелагии Варюха и деревенская красавица — подросток Лизка. Елизавета…

Поскидав сряду — так тогда у них в деревне называли одёжку- бабы, тряся тяжёлыми дынями грудей, по-детски звонко взвизгивая и смеясь, стали осторожно входить в воду. Варюха же забежала сразу и плюхнулась рядом с ними, окатив их холодной водой. «От дурища-то! Почто так делать? Оглашенна!»- завопила Пелагея, пытаясь шлёпнуть хулиганистую девчонку , но попадая только по воде. Павлиниха же, широко расставив ноги, деловито приступила к омовению. Подняв правой рукой «дыню», левой она зачерпывала воду и мыла красную, взопревшую, противную до тошноты часть тела, которая находилась под «дыней». При этом ей приходилось наклоняться, открывая мальчишеским взорам совсем уж срамную часть тела… Маркела замутило, но оторвать глаз от такого видения он не мог…

-Ты, дурак, куда вперился? На Лизку, на Лизку смотри…- толкнул его в бок «подельник».

Маркеша с трудом перевёл взгляд на Лизу и обомлел. Девушка стояла под полуденным солнцем, такая незащищённая и необыкновенно красивая. Она будто бы светилась вся изнутри. Солнышко играло на её плавных изгибах, пряталось в шелковистых волосах в низу живота, пытаясь лучиками своими коснуться нежной и сокровенной плоти. Всё тело её покрывал такой нежный пушок,который обычно бывает на абрикосах. Что-то всколыхнулось внутри пацанёнка, и ему так захотелось прикоснуться к этому телу губами, чтобы ощутить вкус необычайного,запретного фрукта… И тут с Маркелом случился конфуз. Даже по прошествии многих лет при воспоминании об этом его заливал кипяток стыда. Он обмочился… Как какой-то глупый малыш,просто взял и надул в штаны! А Егорша тоже, молодец! Так старался получше всё разглядеть,что наступил коленкой на какую-то высохшую ветку, и та громко хрустнула. Лизонька как раз собирала волосы в пучок и закалывала их на затылке. От того, что руки её были подняты вверх, белоснежные яблочки грудей тоже приподнялись кверху.А розовые соски нахально торчали в разные стороны, словно поссорившиеся деревенские соседки. Но тут блаженство наблюдателей прервалось тем, что Лизка бешеной кошкой метнулась в заросли, схватила Маркела за волосы и молча поволокла к воде.

-От поганцы! Ты только поглянь на них! Паршивцы этакие — подглядывать удумали! Ну вот мы вам ужо!- завопили бабы, дружно взявшись помогать девушке.

Втроём они затащили не сопротивляющегося Маркела в воду, и Лизка, цепко схватив мальчика за шею, сунула его голову в воду. Дальше Маркел уже вспоминал с огромным трудом. Сколько уж обезумевшие мстительницы продержали его под водой, он не знал, но нахлебался по полной программе, до потери сознания. Потом испугавшиеся бабы стали откачивать его, и строго- настрого запретили дома рассказывать про этот случай. Побоялись, что за самосуд и им мало не покажется. А мальчишкам и не надо было ничего наказывать: разве кому расскажешь про такой-то позор!

Только теперь каждую ночь Маркелу во сне виделась всё одна и та же картина: Лизка, собирающая волосы в пучок и он в кустах… Вот он выходит из кустов, а Лизка не кричит и не набрасывается на него. Она даже не убегает, а, улыбаясь, протягивает Маркелу руки навстречу… И он приближается к ней… ближе… ближе… А дальше пацан уже не мог ничего вспомнить. При встречах с девушкой он старательно делал вид, что ничего между ними не было. Лизка, впрочем, тоже. Возможно, она на самом деле уже всё забыла? Эта мысль тоже почему-то мучила парнишку.

А потом с ним и вовсе стало происходить что-то из ряда вон выходящее. Маркел поздними вечерами выходил на улицу будто бы «до ветру» и нёсся к Лизкиным окнам. По дороге он успевал надрать в чужих палисадниках букет и, перемахнув через невысокую оградку, засовывал подарок либо в окно, если оно было открыто, либо просто клал на завалинку под окно. Утром, он проверял,букета на месте не было. И его детская душа торжествовала.

Но однажды поутру букет так и остался на том месте, куда его с вечера положил пацан… Это насторожило мальчишку и обеспокоило. Он выбросил не замеченный девушкой подарок в кусты, а вечером просто не стал уходить из палисадника,а притаился в кустах. Вот уж взошла луна, и Маркел стал задрёмывать в своём укрытии. Но шорох… Хруст сухих веток… И чей-то силуэт вырисовался на фоне яркой полной луны. Сидеть бы мальчику тихохонько да думать, как бы понезаметнее смотаться от греха подальше. Так нет же! Словно какой-то шелудивый бесёнок подталкивал его в бок! Мальчик громко покашлял,выдав своё присутствие.

Автор: ulanova

Пишу с детства, однако печататься доводилось лишь в газетах и сборниках.Но надеюсь когда-нибудь подержать в руках экземпляр книги, автором которой буду только я. В единственном числе. Что ещё о себе? У меня трое детей, о которых я люблю писать рассказы. Такие же прикольные, как сама жизнь... Мужья? Были, конечно! Но на данном этапе своей жизни я нахожусь в состоянии поиска. По-моему, это можно отложить всё на пока. Пока!

А память я должен сберечь…: 10 комментариев

  1. Странно, что никто ещё коммент не написал… я, налётчица и просто гость, пишу первой… Здороское произведение! Неожиданный сюжет, оригинальные персонажи. Спасибо за интересный вечер!

  2. Иван, я прочитал сие в гораздо большем объеме.
    Непонятно почему только кусочек, г-жа Уланова?

  3. Написано потрясающе. Не заметила, как прочитала, только, действительно, хочется узнать: «А что дальше?» С уважением. bratchanka.

  4. Класс! Читая, душою вериться,
    Увлекает, не до замечания.
    Прав? Не прав? Чтобы удостовериться,
    А каким числом окончание.
    Меня просто долго не было,
    Хочется дочитать продолжение.
    С Теплом и Признательностью! Сергей

Добавить комментарий для Сергей Бабинцев Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)