Власовец

1.Заря счастливой жизни

Колька Трофимов родился в двадцатом году. Догорали последние костры гражданской бойни, когда в полуразваленной баньке, на окраине русской деревни раздался детский крик. Время было страшное – пустая, без мужиков, деревня. В окружающих лесах прятались бандиты. Лютовали ЧОНовцы. И те, и другие были простыми русскими мужиками, которых мировая война и революция оторвали от земли и сунули в руки оружие. За шесть лет руки забыли вытертые до блеска мозолями отцов и дедов, рукояти плугов и кос. Руки пропахли оружейной смазкой, порохом и кровью. Красные, Белые, Зелёные, Чёрные… Русские. Все они были русскими, судьба раскидала их по разным окопам и в прицелах винтовок часто попадались лица соседей, друзей, братьев…

Никто, кроме Колькиной матери, не знал – кто его отец. Муж Марии Трофимовой погиб, где то под Омском, когда армия Тухачевского преследовала отступающие отряды Колчака. « великий стратег» гнал своих солдат на убой без всякой жалости. Так и сгинул Матвей Трофимов в глухих сибирских лесах. А здесь, в центральных губерниях, кипели, не менее жестокие, бои. Добровольческая армия шла к Москве. Её отряды взяли Курск, приближались к Туле. Через Колькину деревню проходил Марковский полк. Уставшие, измотанные офицеры остановились на отдых. Про то, что случилось между Колькиной матерью и молодым, но уже седым поручиком – знает лишь ветер над маленькой русской речкой да равнодушные звёзды, устало смотревшие вниз. Через два дня полк ушел дальше. За редкой цепочкой уходящих добровольцев бежала молодая крестьянка. Её лицо было искажено в безмолвном крике. Поручик закрывал ладонями лицо и еле слышно шептал молитву. Его друзья, ставшие циниками за годы войны, молча, смотрели под ноги в пыль. Полк скрылся за деревенским погостом, обессилевшая Мария упала на колени перед тёмной от времени деревянной церковью и, что – то несвязно причитая, раскачивалась из стороны в сторону. Деревенские бабы крестились и утирали уголки глаз платками…

Колька с матерью жили в полуразвалившейся хате. Мать работала на двоюродного брата её мужа, Антона Трофимова. Бывший красноармеец вернулся с гражданской с орденом Красного знамени. Помещичьи земли поделены были и Антон впрягся в работу. Он со своей женой Степанидой вкалывал не разгибаясь. Часто – голодный и невыспавшыйся, он работал от зари и до зари. Хозяйство крепло. Он построил новый просторный дом. Прикупил скотины. Все это требовало присмотра. Степанида сама не справлялась – вот и пригласили в помощницы Колькину мать. Степанида не обижала Марию. Высокая, полная красавица часто плакала, глядя на рано постаревшую Колькину маму. Колька рос вместе с детьми Антона. По вечерам, за самоваром, Степанида говорила Марии – « Вот подрастёт Коля, вместе с нашим Иваном в город поедут учиться. Грамотными станут, нам еще помогать будут». Мария кивала и крестилась на образа в углу. Антон пил чай из пузатой чашки и улыбался в густую бороду. Он не раз приглашал Марию с сыном переселиться к ним – но Колькина мать упорно отказывалась. Что – то держало её в родном доме, не давало уйти.

Время шло. По стране прокатился чёрный шабаш коллективизации. Умеющих работать, часто бывших красноармейцев, выкидали из родных домов. Деревенская пьянь растаскивала по своим убогим норам честно заработанное кровавым потом. Партработники и ГПУшники сгоняли « железной рукой человечество к счастью». Стылые эшелоны увозили в казахские промерзшие степи русских мужчин, стариков, женщин, детей. Увозили часто навсегда… В рёве пьяных гармошек и блеске « наганов» гибла русская деревня. Гибла – что бы уже никогда не возродиться.

Власовец: 15 комментариев

  1. Михаил,Ваш рассказ произвел большое впечатление. Это плод Вашего воображения или все-таки есть какая-то предыстория?Образ главного героя передан очень ярко. Его чувства, переживания, перешедшие в ненависть ко всем и ко всему-страшно так жить. И умирать в ненависти, не простив, тоже страшно.

  2. @ irina korotkova:
    Нет, реального прототипа не было. Это собирательный образ. Я увлекаюсь историей войн и причины разгрома 41 — го одна из самых важных тем. а коллективизация… она прошлась и по моей семье.

    Ненависть… Это страшное движущее чувство. Страшен тот, у кого в душе лишь ненависть. А советская власть щедро сеяла семена ненависти. Плодами этих семян мы давимся до сих пор

  3. @ Михаил Ковтун:

    Да уж… Михаил просто таки до слез. Даже не знаю что и сказать… Лучше просто промолчу.
    Великолепно, всегда рад читать Ваши рассказы… А Кольку жаль, хотя он и сам тому виной…

    С уважением. Иван.

  4. Михаил! С самого начала и до сих пор меня не оставляет ощущение, что я уже читал эту историю, только, как мне кажется не в таком художественном исполнении.
    История действительно интересная и довольно хорошо описана.
    За исключением, пожалуй. вот этого куска:
    «У власовца и священника – эмигранта были одинаковые лица, только над левым глазом у священника змеился шрам. « Вы прям – как отец и сын» -наконец вытолкнул из себя слова Андрюха.
    — Я за Россию честно воевал! – гневно произнес священник – И с немцами, и с красными! Не мог бы мой сын с палачами вместе быть! Да и есть ли он у меня? – совсем тихо добавил священник – Была у меня любовь, короткая как молния. В гражданскую. Ах, Мария… Мария.
    – Мою маму звали Мария – равнодушно сказал Николай – В Недвиговке мы жили. Сто вёрст от Курска.
    – Как фамилия её? – побелевшими губами прошептал священник
    – Трофимовы мы – безучастно ответил Николай
    – Сын… Ты мой сын! – шепот священника перешел в крик. Стая голубей взлетела с чисто выметенной дорожки. – Сынок! Господи! Да что же делать? Почему же ты в немецкой форме?! Скоро здесь будут наши. Тебя же повесят!»
    »
    Не катит. Искусственный он какой-то. Вымученный. С запахом мыльной оперы.

    —————————————————————————————————————————
    Ну, во всяком случае, я так думаю…)

  5. @ Иван Татарчук:
    Спасибо, Иван)

    Не знаю откуда пришел этот образ. Просто в голове появился готовый рассказ. Я только записал.

    Жаль Кольку, только убивать своих из мести властям — прощения нет.

    С признательностью

    Михаил

  6. @ Михаил Ковтун:
    Нет, Михаил, я не это имел в виду. Эпизод попахивает «мылом» не тем, что не могли произойти такие события и состоятся такая встреча. Это я вполне допускаю. Да и на таких сюжетах и стоит, в общем-то, вся литература.
    Я о другом. Неестественны, на мой взгляд, персонажи в этом эпизоде. Вот, что я имел в виду.

    —————————————————————————————————————————
    Ну, во всяком случае, я так думаю…)

  7. @ Михаил Ковтун:
    История списанная, как снимок пожелтевшего фото нашей истории. Все разговоры о неестественности неуместны. Такие моменты из истории коснулись наверное каждой семьи в те годы. Мало осталось людей, которые могут рассказать о тех событиях правдиво. Но в твоем рассказе словно возвращаешься снова туда. Все описанное настолько реально, по рассказам уже ушедших близких людей, что испытываешь боль за тех, кто с исковерканной судьбой жил в те времена. Теплушки, выселения, переселения, смерти и коллективизация, так знакомы по рассказам моих дедушки и бабушки, что воспринимала описанные события, как воспоминания из прошлого мой семьи. Сейчас возвращают добрые имена, называя это так странно — РЕПРЕССИРОВАН, но людей не вернешь.
    » Всего за 1930–1933 гг., по разным оценкам, вынужденно покинули родные деревни от 3 до 4,5 миллиона человек. Меньшая часть из них были арестованы и приговорены к расстрелу или к заключению в лагерь. 1,8 миллиона стали «спецпоселенцами» в необжитых районах Европейского Севера, Урала, Сибири и Казахстана. Остальных лишили имущества и расселили в пределах своих же областей. Кроме того, множество крестьян бежали из деревень в большие города и на индустриальные стройки, спасаясь от репрессий, коллективизации и массового голода, ставшего последствием сталинской аграрной политики и унесшего, по разным оценкам, жизни от 6 до 9 миллионов человек».
    По статистике в те времена от коллективизации и разгула террора погибло больше людей, чем в Великую Отечественную. Ты затронул Миша очень страшную страницу истории народа, описав ее на примере, возможно вымышленного героя. Но это трагедия не отдельных людей а целых народов.
    вот приведу еще одну выдержку:-«Третья массовая категория жертв политических репрессий – народы, целиком депортированные с мест традиционного расселения в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан. Наиболее масштабными эти административные депортации были во время войны, в 1941–1945 гг. Одних выселяли превентивно, как потенциальных пособников врага (корейцы, немцы, греки, венгры, итальянцы, румыны), других обвиняли в сотрудничестве с немцами во время оккупации (крымские татары, калмыки, народы Кавказа). Общее число высланных и мобилизованных в «трудовую армию» составило до 2,5 миллиона человек (см. таблицу). На сегодняшний день почти нет Книг памяти, посвященных депортированным национальным группам. В качестве редких примеров можно назвать Книгу памяти калмыцкого народа, составленную не только по документам, но и по устным опросам, и Книгу памяти, выпущенную в Кабардино-Балкарской Республике».
    Не только годы коллективизации унесли жизни и изломали судьбы людей, но и вот такие массовые переселения. Семья моих родителей испытала переселение в годы раскулачивания, хотя, как могла быть «Кулаками семья, где семеро детей, и всего лишь участок под Питером, где пытались выжить прикупив пару коз и пару коров, а семья мужа была в течении ночи погружена в теплушки и отправлена в Казахстан, всех немцев отправляли в чем стояли, и другие неблагонадежные представители национальностей не избежали сего, они все еще страдают и пытаются восстановить свои права. Но не всегда удается. То архив сгорел, то свидетели уже погребены..
    А сейчас мы пожинаем войны и теракты, частично порождаемые этими отголосками.
    Сказки — сказками, но этот рассказ по — праву велик своей сутью.
    С уважением. Надежда.

  8. @ Persevering:

    Возможно. Но, переделывать я ничего не стану. Я не » мучился» над рассказом, он писался на » дыхании»… Может ( если верить в такую хрень) — я просто услышал в тишине чью то историю и просто записал её. Пусть остается так…

    @ rekruter:

    » он улетел, но обещал вернуться»))) Будут добрые сказки, просто иногда меня » уносит» на войну) Мне интересны судьбы людей » на грани»… Интересен людской выбор..

  9. @ Михаил Ковтун:
    А мой пост канул наверное в вечность. Но может найдется.
    Миша это очень нужная тема. И написано очень хорошо.

  10. @ zautok:

    Спасибо. Тема страшная. Ведь эта коллективизация практически убила русскую деревню. Убила наповал. Я, честно говоря, поначалу писал про разгром 41-го… Почему немцы шли прогулочным маршем? Да просто потому что — советская власть натворила ТАКОГО!!! писал про войну — а получилась история человека, которого сделали волком. Образ вымышленный, но , разве, не могло быть такого Николая? Думаю их было много… очень много.Я не оправдываю его, я пытаюсь понять. И думаю — а что бы сделал я, на его месте? И ответы на этот вопрос — мне совсем не нравятся…

  11. @ Михаил Ковтун:
    Наверное надо многим, или даже всем осмысливать прошлое, что бы не повторять ошибок. Без прошлого не бывает и будущего. Очень правильно написал рассказ. А герой такой, вернее его прототип вероятней всего был и не один и не только тогда, но и в современной войне так же. Насилие — вырастает из насилия. Герой твоего рассказа был обделен любовью и финал закономерен.

  12. @ zautok:

    Ты права. Но — многое зависит от человека. Есть люди, которые остаются людьми и в кошмаре, вокруг них. Сложно все это. Я наверно старею… Перестаю с ходу осуждать людей. Пытаюсь понять их. Даже таких — как герой этого рассказа

  13. @ Михаил Ковтун: Наверное знаешь о таком понятии: — «Синдром заложника». Неизвестно, как изменится человек в моменты стрессовых ситуаций, и чем это обернется в дальнейшем.

  14. @ zautok:
    знаю. Тема стресса очень интересная. Недавно фильм на эту тему смотрел.

    … Люди — занятные существа. У каждого свой мир. И очень мало миров без тёмных углов, в которых хранится ТАКОЕ..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)