Командировка

Как-то раз вызывает меня главный бухгалтер и говорит, что нужно на 10 дней поехать в Бухару на курсы повышения квалификации, что лекции будет читать знаменитый профессор, что, глядишь, он чему-нибудь полезному нас научит. А заодно, говорит главный бухгалтер, город посмотрите, если время будет свободное. Кроме меня, на эти же курсы отправили и мою подругу – Аню, которая тоже работала в бухгалтерии. Сели мы с Анной в поезд и поехали в края незнакомые, в древний город Бухару.

В Бухару приехали вечером, было уже темно и холодно, на дворе декабрь стоял. Места нам забронировали заранее, девятиэтажную гостиницу под названием «Заравшан» мы нашли довольно быстро, оформили документы и пошли устраиваться на ночлег. Номер — люкс на двоих, на девятом этаже, угловой, отопление воздушное — но не работает, вода есть – но только холодная, и до девятого этажа поднимается лишь ночью, да и то — не всегда. Но суровым бытом нас не напугать, за нашими плечами были бараки с клопами, железные вагончики без вентиляторов и ночёвки в пустыне, в окружении волосатых фаланг и грозных скорпионов. Куда больше нас интересовало, сколько баллов выдержит здание, ведь Газлийское землетрясение всё ещё изредка напоминало о себе, а дома мужья, дети, родственники, и они, возможно, нас даже любят и не хотят потерять. Хотя дежурная и уверяла, что нам ничего не угрожает, что гостиница сейсмостойкая, но смутные сомнения всё-таки закрались в наши души. И не напрасно.

Время было позднее, но без ужина оставаться не хотелось, и мы решили пойти в ресторан, который находился на первом этаже гостиницы. Ресторан был тоже «люкс», но выбором блюд не баловал, точнее – его вообще не было, и нам подали, что и всем – тушёную баранину с лепёшкой. По причине холода баранина начала быстро остывать, и мы торопились поскорее всё съесть. Ещё хотелось быстрее вернуться в номер и лечь спать, так как мы очень устали после дороги. Но тут к нам неожиданно подошли двое молодых людей и стали приглашать на танец. Мы отказались, мол, сюда не за тем пришли, а просто покушать. Только теперь, оглядевшись по сторонам, мы обнаружили, что во всём ресторане всего две женщины, и это – я и Аннушка, а за остальными столиками восседают не совсем трезвые мужчины. И тут эти особи мужского пола начинают наперебой приглашать нас пересесть за их столики, делая это настойчиво и даже чуть агрессивно. Понимаем, что пора срочно покидать это милое заведение, и, бросив недоеденным свой скромный ужин, бежим к кабинке лифта. Лифт начинает подниматься, но тут неожиданно гаснет свет, и мы застреваем где-то между вторым и третьим этажом. Подождав немного, начинаем стучать и звать на помощь. Но никто нас не слышит, вокруг жуткая темнота и тишина. Минут через двадцать, наконец, загорается свет, лифт движется вверх, но, видать, что-то сбилось в его железных мозгах, потому, что он начинает произвольно делать остановки между этажами, а не на этажах, как положено. Между восьмым и девятым этажом лифт останавливается окончательно, дверь открывается, но выйти никак не можем, так как пол этажа находится на уровне наших глаз. На наше счастье в холле несколько человек смотрели телевизор, они то и пришли нам на помощь и за руки вытащили нас из взбесившегося лифта. Замёрзшие и напуганные мы, наконец, добираемся до своего номера и ложимся спать. В номере холодно, тонкие одеяла не греют, дополнительно укрываемся своими пальто и засыпаем.

Наступает утро, в номере становится ещё холоднее, но пора вставать и идти на занятия. На улице минус пятнадцать, ледяной ветер, и, вдобавок, гололёд. С помощью прохожих находим здание техникума нефтяной и газовой промышленности, где и должно проходить наше обучение. До занятий остаётся полчаса, и мы идём в студенческую столовую, чтобы позавтракать. Горячая слоёная самса и чашка кофе согревают нас, а жизнь снова кажется прекрасной. Кухня совсем рядом и мы наблюдаем, как толстый повар-узбек в грязном расстёгнутом халате готовит лапшу для лагмана. Зрелище впечатляющее: повар берёт кусок теста, растягивает его и начинает вращать, пока оно не становится похожим на жгут или верёвку. Полученный жгут складывает вдвое, снова растягивает и снова вращает. Тесто крутится в воздухе, ударяется о потную, волосатую грудь повара, становясь всё тоньше и тоньше. Готовое изделие, состоящее из смеси теста, пота и волос, укладывается на большой стол, по которому то и дело снуют наглые, жирные тараканы. Наблюдать за дальнейшей судьбой этого кулинарного изыска времени уже не было, и мы отправились на учёбу в техникум, где уже собралась вся наша группа, состоящая из восемнадцати бухгалтеров.

Профессор, упитанный мужчина средних лет, был из города Ташкента. Он нам сразу же объявил, что ничему нас учить не собирается, что всё это бесполезно, кто хочет — тот сам научится, а кто не хочет – на того и вовсе жалко время тратить. Но он немного слукавил, занятия всё-таки были. Профессор оказался человеком весёлым и добродушным, а кроме того, он очень интересно преподносил довольно скучные бухгалтерские догмы, перемежая их анекдотами и случаями из жизни. По окончанию учёбы были экзамены. За день до экзаменов профессор нам прозрачно намекнул, что он тоже человек, и ему не чуждо ничто человеческое. Ну, человек, так человек, скинулись мы и купили ему ценный подарок. В результате экзамены вся группа сдала успешно, и все остались довольны.

В перерыве между занятиями мы всей группой ходили обедать в ресторан «Бухара», так как он находился недалеко от техникума. В ресторане за один рубль подавали комплексный обед, там всегда было людно и официанты не успевали обслуживать, так, что ждать приходилось довольно долго. Как-то раз мы с Анной случайно увидели, что около ресторана есть пристройка, на втором этаже которой находится кафе. Заглянули мы туда, и оказалось, что в этом кафе подают те же блюда и по той же цене, что и в ресторане, только нет очереди. С этого дня мы с Аннушкой обедали только в этом кафе. На раздаче стоял молодой улыбчивый узбек, он всегда с интересом наблюдал, как мы едим. Аппетит у нас был отменный, всё съедали быстро, только что тарелки не вылизывали. И вот мы стали замечать, что с каждым днём количество пищи, положенной в наши тарелки, увеличивается. Сначала подумали, что это случайно, но когда порции увеличились почти в два раза, поняли: тут что — то не так, но всё равно всё съедали. А узбек всё улыбался и наблюдал за нами, наверное, думал: сколько же могут съесть эти две женщины. Так мы и не поняли, то ли мы были подопытными какого-то поварского эксперимента, или повару просто было жалко нас, всегда голодных и замёрзших.

В воскресение занятий не было, и для нашей группы организовали экскурсию по городу. Нам дали старенький автобус и гида — щуплого мужчину в стареньком осеннем пальто и засаленной фетровой шляпе. Этот гид был сильно простужен, он всё время вытаскивал из кармана огромный носовой платок и громко сморкался. Насморк гида, его кашель и сопение портили впечатление от экскурсии, поэтому мы отправили болящего домой – лечиться, а сами решили самостоятельно всё осмотреть. А посмотреть в Бухаре есть чего: тут и древняя крепость Арк, и площадь Регистан, многочисленные мазары и медресе, мечети и минареты. Побывали мы и в роскошном дворце Ситора-и-Мохи Хоса, пристанище последнего бухарского эмира – красота сказочная. Ощущение такое, как будто находишься в каком-то волшебном месте, что всё окружающее нереально, мираж. Древний город, в котором когда-то жил великий учёный Ибн Сина, поразил нас своим великолепием. Вот руки золотые были у древних зодчих, строили красиво и качественно, этим строениям нипочём время, они и сейчас такие же величественные и очаровательные, как и столетия назад! На улице было холодно, ветрено, сыпал мелкий колючий снежок, но мы никак не могли оторваться от созерцания всего этого великолепия, всё бродили и бродили по городу, как зачарованные, рассматривая красочную мозаику фасадов, удивляясь тонкой, кружевной работе резчиков по дереву, любуясь на бирюзовые купола мечетей.

Но, всё хорошее кончается, усталые ноги и голодный желудок напомнили о том, что короткий зимний день подходит к концу, а нам пора возвращаться в гостиницу. По дороге мы зашли на базар, чтобы что-нибудь купить на ужин. Восточный базар великолепен в тёплое время года, но и зимой не пустует; мы купили большую, горячую слоёную лепёшку, отварную курицу и острый салат из моркови с подозрительным названием «чамча». Ещё базарные торговцы пытались нас соблазнить маринованным чесноком, свежим виноградом, дынями и арбузами, но безуспешно — больше мы ничего не купили. И как им удаётся все эти фрукты – овощи так долго сохранять? Скоро Новый Год, а арбузы и дыни, как будто только что с грядки.

Десять дней пролетели быстро, и, успешно сдав экзамены, мы всей группой решили отметить это событие. В Средней Азии бухгалтер – это не совсем женская профессия, даже, наоборот – она мужская, также как и повар или продавец (женщины у них дома сидят, детей воспитывают). Вот и наша группа, в основном, состояла из мужчин — узбеков и туркменов. Мужчины заказали в ресторане закуски, мы собрались в одном номере, выпили шампанского, плов покушали, чай попили, в общем, отметили неплохо. Зная приставучий и назойливый характер восточных мужчин, мы с подругой незаметно улизнули с вечеринки и закрылись в своём номере. Минут через пять в нашу дверь постучали, мы притаились и молчим. Незваные гости подумали, что нас нет, и ушли. Но потом они ещё раза три – четыре возвращались, стучали, стучали, в конце пнули в дверь, и ушли окончательно. Всё стихло, мы облегчённо вздохнули и легли спать.

На другой день с утра мы гуляли по магазинам, купили подарки, а заодно убедили молоденькую продавщицу из магазина верхней одежды, что моё пальто из искусственного меха сшито из натуральной белки. Она поверила, хотя тщательно его осматривала. Наверное, освещение было плохое, или натурального меха это юное создание никогда не видело.

В обед мы с Анютой сели в поезд и поехали домой. Прощай, холодная гостиница, до свидания, сказочный город Бухара. Может быть, мы ещё сюда вернёмся.

Командировка: 3 комментария

  1. да уж, такую командировку и врагу не пожелаешь.

  2. Похоже на школьное сочинение «Как я ездила в командировку». А почему? Нет развязки. Описываете какой-либо эпизод — вот и кульминация… Раз, и всё обрывается без всякой развязки. Например, по возвращении начальник вызвал в кабинет и спросил, хитро щурясь:» Ну, как съездили?» Девчата бодро:»Нормально!» — «Я и подумал, что туда нужно посылать женщин… Мужчина вряд ли бы ТАКОЕ выдержал!» Или что-то вроде того… А в общем — написано легко и весело! И юмору — хоть половником ешь…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)