Кавказские пленники

— Да меня Дудаевцы расстрелять хотели. Война началась, я по городу хожу везде смотрю, интересно же. Меня ваши – начал говорить лежащий на полу дух и осекся – солдаты поймали, расстрелять хотели. Потом Дудаевцы поймали ты, говорят, шпион русский мы тебя расстреляем. С меня какой воин я маленький, слабый, здоровье всё в зоне оставил, я и стрелять то не умею, я в стройбате служил, я с русскими дружил, на севере работал –

Из угла комнаты раздался другой голос, там стоял высокий мужчина с узкими плечами, с заметным, таким остреньким животиком. Его тонкая женская рука, которой он опирался о стол, была освещена светом свечи.

Голос был едким, раздражающим и каким-то сверлящим мозг, вызывающим тревогу и беспокойство.

— Ты Алик не просто солдат, ты на самом переднем крае воюешь, ты разведчик Алик, а разведчик всегда вне законов, даже военных – спокойно, но неприятно говорил мужчина и вдруг повысил голос, добавил в него ярость

— Или ты не Алик? Кто ты? Как связь держите? Что ты дальше должен был сделать? Куда отнести? –

— На рынке ребятам отдать – съежившись в ожидании ударов, выпалил Алик.

— Алик ты же говорил, что случайно, так просто зашел в здание, а что ты должен был отдать Алик?-

— Да мне ребята сказали …. «Можно гранат, патронов насобирать в Белом доме и продать, хоть и мало денег дадут, но ….. – не договорил чеченец.

Широкоплечий ударил его носком армейского ботинка в область почки. Алика опять скрючило, и он упал набок.

Услышав имя чеченца Костя вспомнил детство. Строителей из Чечни. На лето из автономной тогда республики в родное село Кости приезжали чеченцы, ингуши они строили, дома для колхозников, фермы для колхозных коров. С местными жили мирно.

У чеченцев был молоденький парнишка шестнадцати лет, звали Алик. Он подружился с местными парнями, и они вместе весенними вечерами. Игрались, упражнялись в искусстве ударов ногами в прыжке. Тогда карате было легендой, этаким спортом-тайной и пацанята, разбежавшись, прыгали и старались выбить ногой бревно из стены старой, сгнившей колхозной молоканки.

Костя разглядел третьего. Тот был какой-то серенький, средненький, стоял молча. Поманил к себе рукой Штыря, что-то прошептал ему на ухо.

Капитан подошел к Косте, показал на телефон.

— Один конец провода, к уху, второй к руке –

Костя, было, шагнул к телефону, но остановился, задумался.

— А как крепить? – спросил он.

-Булавкой ухо проткнул, застегнул, на руке вот здесь – показал Штырь на своей руке место между указательным и большим пальцем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)