Счастливое время

А, в общем, жизнь в деревне почти не отличалась от сложившейся и устоявшейся веками: все пили (бабы тоже, вопреки многовековым традициям). Дети учились в сельской школе. Тут была разница – обучение длилось один год, набор в школу, в соответствии с завещаниями Великого Фурсенко,  проходил раз в пять лет. Набирали всех детей в возрасте от семи до двенадцати, обучали их читать, писать, считать и отпускали. Всё во имя практичности – зачем тратить на человека лишние ресурсы, если полученные знания ему всё равно нигде и никогда не пригодятся? Россия – великая лесная держава, леса на весь мир хватит, лес – возобновляемый ресурс, торгуя лесом, мы протянем долго, а для того, чтобы рубить лес, думать не надо. Да и писать, в общем-то, тоже не надо. Надо немного читать, чтобы понимать указы Господина Президента и немного думать, чтобы понимать смысл этих указов. Хотя и читать, видимо, не надо – есть и другие способы донести эти указы до массового сознания… Да и думать не надо… Короче, реформа образования далеко не закончена, много над чем надо подумать, много чего обмозговать. Ясно одно – не время нынче тратить бюджетные средства на всякие глупости.

Ирина Васильевна была из тех редких, практически вымирающих женщин, которые не пили. То есть, совсем не пили. На непропитые денежки она сумела приобрести корову, чем не вызвала зависти у окружающих, ибо корова давала молоко, а учёные ещё не изобрели животное, которое умеет давать водку. Тем не менее, личностью Ирина Васильевна была подозрительной, и поэтому соседи со дня на день ожидали, что с ней проведут душеспасительные беседы соответствующие органы. Органы уже давно были вызваны, но в силу каких-то обстоятельств, всё никак не могли доехать. Видимо, они тоже пили.

Фотокарточка мужа Игоря, красовавшаяся на стене избы всей изумительностью своих заплывших глаз и очарованием своей гнилозубой улыбки, почему-то не внушала веру в надёжное и светлое будущее. Тем не менее, будущее нависало где-то сверху, пугая своей неотвратимостью.

 Один. Четыре.

— Я повторяю, здесь никогда не росли пальмы, — заорал Тимчук, не сдержавшись, — не росли! Ты русский язык понимаешь?

— А тебе какая разница, росли, или не росли? – отвечал Клювдин, пытаясь не отставать по уровню децибелов, — Тебе привезли, вот и высаживай. Ты что, думаешь, тут кто-нибудь достоверность проверять будет?

— Я! Я всегда проверяю достоверность. И я никогда, слышишь – никогда я не посажу пальмы в Сибири!

— Да кроме тебя никто и никогда этого не заметит!

— Я замечу! И сам себя уважать после этого перестану. Короче, увози свои пальмы куда следует, а у меня завтра до девяти утра должна быть крупная партия стройных берёзок и сосенок. Головой отвечаешь. Ты сам знаешь, на что я способен.

Счастливое время: 3 комментария

  1. Спасибо! Прикольно вспоминать. Я в своё время в райкоме комсомола работал. И пару таких моментов не то что видел, сам учавствовал. С Признательностью! Сергей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)