Счастливое время

Пить надо много. Много пить – это государственная политика. Если много и правильно пить, жизнь кажется счастливой и беззаботной, главное в этом деле уметь вовремя и грамотно опохмелиться. Правильный опохмел ведёт к продолжительному запою, а продолжительный запой – гарант счастливой жизни народонаселения. В утреннее время суток, когда уже успеваешь опохмелиться, но ещё не успеваешь напиться, надо трудиться на благо процветания нашей Родины – валить лес. Этим занимались мужики вахтенным методом, потому что невахтенным не получалось, ибо все леса вокруг городов и прочих поселений были уже давно вырублены. Спецтехника при этом стоила дорого, требовала бензин и часто ломалась. Мужик не стоил ничего, требовал водку и почти не ломался, пока не умирал. Раз в полгода на длинном поезде, запряжённым угольным паровозом, он уезжал за несколько сотен километров на свидание к жене, где имел возможность зачать потомство, и, исполнив свою миссию, снова отправиться на заработки. Из потомства выживал примерно каждый десятый, поэтому такая частота зачатий вполне оправдывалась. Противозачаточные средства в связи с этим были запрещены категорически. Владимир Высоцкий в XX веке, предчувствуя наше светлое и великое будущее, писал про него такие строчки:

«Не пройдёт и полгода, как я появлюсь,

Чтобы снова уйти, чтобы снова уйти на полгода»

Пить водку – почётная обязанность каждого гражданина. Пить водку нужно ещё и потому, что вследствие её необычайно высокой калорийности, есть при этом нужно гораздо меньше, а, следовательно, возможностей прокормить население появляется гораздо больше. Правда, некоторые несознательные элементы, в основном женщины, отказывались пить водку, пытаясь объяснить это тем, что она каким-то образом затуманивает мозги, но  таких людей искореняли как класс, ведя с ними долгие душеспасительные беседы, подкреплённые специальными психотропными средствами, вызывающими зависимость от алкоголя.

С Игорем никогда не надо было вести душеспасительные беседы. Наоборот, он всегда чётко осознавал, что пьющий мужик – настоящая опора России, и хлестал водку литрами. К своим тридцати семи годам он уже обзавёлся заплывшими глазами, симпатичным красным курносым носом и циррозом печени – вполне нормальная симптоматика для взрослого работящего человека. Очередная полугодовая смена подходила к концу, и его уже заполняли мысли о том, как скоро он приедет домой, к жене, чтобы в качестве бонуса за продолжительную изнурительную работу получить от неё немного сексуального удовольствия. Он стоял на полусогнутых ногах около наполовину спиленной сосны и держал двумя руками рукоятку двуручной пилы. Хотя надёжнее было бы сказать в этой ситуации «держался за рукоятку». За противоположную рукоятку держался его напарник Коля.

— Ну что, ещё пару раз? – крикнул Игорь Коле, своему напарнику.

— Ага, — ответил Коля со стороны противоположной рукоятки.

Пила сделала несколько движений поперёк ствола дерева, высыпав на сырую землю жалкую горсть опилок, и вновь замерла. Со стороны так и казалось, что движения делает именно пила, а люди к ней привязаны.

Счастливое время: 3 комментария

  1. Спасибо! Прикольно вспоминать. Я в своё время в райкоме комсомола работал. И пару таких моментов не то что видел, сам учавствовал. С Признательностью! Сергей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)