Где всё начиналось?

— Гм. Но ты-то с каких делов офраерел, С.? Живых людей мочить начал… Ты же вор.

— Весь мир офраерел, Ч.

— Ты б за себя базарил, братела: чай, не прошляк с 7-й Пересыпьской, которого вальнул, а вор. И мир не офраерел, – ссучился.

— Вот-вот, Ч. А я – не юродивый и не Господь, чтоб крест таскать в одиночку.

— И за что ты его сделал?

— Застал в постели со своей шмарой.

— Так шмару же и надо было мочить?

— Она этот день на всю жизнь запомнит. А мочить надо было его.

— Чудеса… шоб я так жил! Но ладно: я не прокурор, и Н. уже не вернёшь. И время потом не вернёшь, которое сейчас свинчивается, – говоря это, Ч. вынул из кармана пресс сторублёвых купюр, отсчитал десять и положил рядом с наганом. – Цепляй, и мотай отсюда. Схоронись где-нибудь.

— Не по словам, а по делам их узнаешь их! – Выспренно прокоментировал Т. поступок Ч.

— Помалкивай, Т., и не вякай, когда не спрашивают. А ты иди, иди, С.! Плётку*** тож цепляй. У меня своя есть. Ты чего чичи**** таращишь, как таракан, объевшийся дуста? Не время! Бери лавэ***** и линяй!

С. оттёр резким движением ладони влагу с замокревших глаз, взял со стола деньги, наган, пожал руку Ч., К., мне и Т., и вышел, ничего не сказав.

— Ч.! – воскликнул Т., когда за С. закрылась дверь. – Хоть о покойниках плохое не базарят, но не бродяга он допущенный, и не прошляк, а испражнение педераста, легавый буду!

— Не тебе судить, Т. Ежели б с тобой такое случилось, тебя и к простым бродягам не допустили бы.

— Ч., я не за беспредел базарю, под который, – как член в рукомойник, – этот дырявый угодил по-непонятке…

— Т.! В лагерях среди арестантов есть чмошники, есть жлобы, и (вспомяни их, Господи, в Царствии твоем) даже такие, которые трахаются за пачку маргарина, – они тож арестанты…бродяги, то есть. А есть и такие, которые при рождении по ошибке акушеров попали не банку с формалином, а в барокамеру… так это для их скорбных мозгов – непонятка. А я ещё тогда, когда ты ходил в одних трусиках и был примерным мальчиком, говорил Н. на тобольской пересылке, – честный фраер – вору: с блядями будешь по-блядски поступать – сам блядью станешь. А С., прежде чем застрелить Н., вальнул бы тебя, дурака, узнай он, что ты коронованного жулика обозвал дырявым…

…Разгорячённый самогоном, чифирем и кокаином, Ч. рассказал следующее.

С 12 до 14 лет С. учился в спецшколе для детей с асоциальными наклонностями, с 14 до 17 сидел в ДВК, с 17 до 18 – в ВТК, с 18 и т. д. – в ИТК*(6)… общего, строгого, особого режимов за то, что он был вор. Господа! Просветитесь у писателей прошлых веков, объясняющих, ЧТО такое вор, и что такоё тать. С. был именно вор, крещённый в вора, – в законе, мирососерцании, духе и понятии, каковые бессмысленно обсуждать в рамках рассказа. Для экономии места почтим светлой памятью В. С. Высоцкого, угодника Божия, «понеже ильми же токмо Ты, Боже Правый, веси Судьбами вития сей взыска глаголы несуемудрые*(7)»:

ВОРОВСКОЙ ЗАКОН И ДУХ ЕСТЬ ДАННОСТЬ НЕ ОТ МИРА СЕГО,

А ТАТЬ – НИЗКОЕ И ГРЯЗНОЕ РЕМЕСЛО.

* Светлана Горячая, «Вечерний город», газета.

** Леонид Заславский, «ЮГ», газета.

*** Пистолет. Уголовное арго.

**** Глаза. Уголовное арго.

***** Деньги. Уголовное арго.

*(6) Детская воспитательная колония, воспитательно-трудовая… исправительно-трудовая колония.

*(7) Из православного молитвослова для заключённых.

Продолжение следует.

Где всё начиналось?: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)