Диверсант

Он стоял перед озером, с поверхности которого поднимался в небо едкий удушающий пар. Руки в выжидающем напряжении сжали заряженный автомат. Вроде бы ничего вокруг не намекало на потенциальную опасность: ни нависающий за спиной серой угрюмой стеной поросший мхом лес, ни бледное полуденное небо над головой, ни сухая земля под ногами с ломкой жёлто-коричневой травой, но опыт сотен боёв не давал расслабляться. Чёрная точка вертолёта быстро таяла на горизонте. Диверсанта только что выбросили здесь. Перед ним стояло задание — найти и обезвредить вражескую базу. Он не думал сейчас о том, почему именно его из сотни не менее опытных и высококвалифицированных бойцов выбрал Главнокомандующий. Диверсант не думал даже о ней и о её дочери, ставшей для него родной. Где-то в рюкзаке их фотография. Это единтственное, что на время выводило его из того состояния, в котором он жил последние лет пять. Состояния в котором он, преданный своей армии солдат готовый жертвовать свое жизнью ради блага государства и проливать реки вражеской крови. Единственное что выдавливало слёзную каплю, которая одиноко скатывалась по грубой шрамированной щеке. Пожелевшая от времени фотография…

Он думал о том, как пройти через озеро. Его интуиция подсказывала, что нужно идти напрямик. Он знал что не всё так просто и что по-любому должен появиться некто кто попытается сорвать его операцию. Он слишком много воевал, поэтому не верил в легкорешаемые задачи. В бинокль был виден противоположный берег который переходил в километровую каменную пустыню, которая заканчивалась горами. На обход озера по его рассчётам понадобилось бы часов десять. Но у него нет столько времени. Нужно плыть. Диверсант шагнул к озеру…

Низкий протяжный звук. Серебристая вода покрылась мелкой рябью и через миг начала бурлить будто в огромном чане. Он вскинул автомат и немного отступил назад. Из вспенившегося озера показалазь гигантская рептилия размером в пятиэтажный дом. Огромный ящур завизжал и устремил свой янтарный взор на диверсанта. Целясь в змеиную голову монстра диверсант стрелял, судорожно нажимая на курок. Несколько коротких очередей прошли мимо, но последняя опустошившая магазин угодила в глаз чудовищу, который лопнув растёкся жёлтым пятном по голове рептилии. Он не испугался. Возникнувшее ощущение дежавю добавила уверенности в его действия. Диверсант впервые столкнулся с таким существом, но неизвестно откуда знал, что ящура следует сперва ослепить. Мотая своей головой чудовище вижжало ещё пронзительнее. Ящур слегка подпрыгнув, разливая огромные водяные брызги, обрушил свой хвост намереваясь убить наглеца потревожившего водного демона. Монстр промахнулся и хвост рухнул всего в нескольких метрах от диверсанта. Этого было достаточно для того, чтобы грязекаменный поток, вырвавшийся из-под хвоста ящура отбросил диверсаната метров на тридцать. Нет, нельзя валяться в надежде на то, что может быть ящур сам здохнет от скуки. Диверсант встал на ноги. Жизненные силы в небольшом количестве покинули его, но это не помешало, что есть силы метнуть довольно мощную гранату в озеро. Граната упала где-то возле передней правой лапы пресмыкающегося, и глухо булькнув взорвалась окотив рептилию пенистым потоком. Диверсант понимал с внезапно засевшей в нём уверенностью, что это лишь отвлечёт рептилию. Выхватив из-за пояса два пистолета он устремился просто на ящура, который угрожающе раскрыв пасть по всей видимости собирался совершить ещё один смертоносный пируэт. Диверсант остановился и из чёрных стволов понеслись пули. Все они безнадеждно ударились о чешую монстра и отскочили словно сухие горошины. Хвост разъярённого чудища с оглушающим свистом пронёсся над головой, из раскрытой пасти понеслась туча мелких иголочек с синеватой слизью. Он успел откотится но всё же пару десятков колючек болезненно впились в ногу. По телу пошёл жар. “Это – яд!” — отчаянно прогремело в голове диверсанта. Успев перезарядить один из стволов, он начал решетить свинцом приблизившуюся к нему почти в упор голову рептилии. Приняв на себя всю обойму, второй глаз, разорвавшись, полностью ослепил ящура. В открытую пасть отправилась граната…

Диверсант был уже на противоположном берегу. Позади на чадящей удушающим смрадом озёрной глади плавали куски рептилии. В глаза бросилась тёмно-зелёная коробка лежащая у дерева. В коробке – шприц. Игла проникла сквозь израненную кожу. Антидот начинал действовать и тут же стало намного легче. Вынув иглы из ноги он пошёл дальше.

Странно ему не доводилось раньше встречаться с такими созданиями. Он даже в них не верил.Увиденное не вызвало у диверсанта никаких бурных эмоций, которые приподносят обычному человеку неожиданности. А человек ли он? Что значит быть человеком? Он знает что значит быть солодатом, но давно не был человеком. Он сомневался был ли он вообще таковым. Ему часто напоминают об этом сны. Самые мучительные картины, что когда-либо возникали в его сознании. Резкий срежет тормозов преследовал его каждую ночь. Он видел это снова и снова. Водная поверхность на миг покрылась каменной оболочкой и превратилась в асфальт. Светофор закраснел. Автомобили застыли перед зеброй. Она переходила дорогу. Остановившись она на миг обернулась. Улыбнувшись и прижав посильнее к себе маленькую дочь она помахала ему рукой. Расставались не надолго. Они должны были встретиться через три дня, но выскочивший ниоткуда “Фольксваген” лишил надежды на это. А он стоял неподвижно, как вкопанный. К двум сбитым окровавленным телам сбегались прохожие. А он всё ещё не понимал. Он видел в новостях как тайфун жестоко рушил индонезийсике посёлки, как беспощадно пожар сжигал леса в Соединённых Штатах, как взрывчатка заложенная теророистами сносила целые кварталы унося сотни жизней. Но всё это было далеко. Очень далеко за тысячи километров. Этого не должно было произойти. Не должно. Глупость происшедшего засела тупой иглой в голове. Взгляд остановился на откатившемся багровом от крови погнутом бампере. Похоледвшее сердце застыло…

Он шёл по пустыне. Ветер засыпал пылью глаза и обдувал диверсанта зноем, который стекал потовыми каплями по его морщинистому лбу. Над головой просвистела пуля. Диверсант тут же упал прижавшись к горячему песку. Снова свист пули, которая чиркнув песок прошлась рядом с локтём. “Снайперы!” — кто-то предупредительно крикнул в голове диверсанта. В одно мгновение ветер усилися. Сквозь псочную пелену, диверсанту удалось разглядить три чёрных силуэта на фоне которых вспыхивали одиночные огоньки снайперских винтовок.

Он скрылся за выступающим из песка камнем. Установив прицел диверсант прижался щекой в прикладу… Одна очередь и тёмная фигура снайпера сползла вниз. Два снайпера исчезли из поля зрения. Диверсант насторожился и подполз немного вперёд. В ушах завывал ветер. Начавшаяся пыльная буря, осыпала песком диверсанта. Было трудно что-либо рассмотреть. Он уткнулся лицом в песок, который перед самым носом затанцевал под ударом смертносного железа. Одна из пуль попала в плечо. “Автоматчик” — подумал диверсант. Интутивно, он что было силы швырнул свою предпоследнюю гранату, в сторону подмеченной краем глаза плящущей автоматной вспышки. Автоматчика накрыли клубы песка и дыма. То показывалась то исчезала голова третьего снайпера. Он почему-то суетился, почему-то замешкался, что-то мешало вражескому солдату спустить курок. Подобно дикому зверю диверсант ринулся вперёд, в невероятном прыжке диверсант сбил снайпера с ног. Повалив его на песок и усевшись ему на грудь он избивать его. У диверсанта была довольно мощная подготовка по рукопашному бою. Пару ударов по лицу лишили снайпера сознания. Короткая автоматная очередь…

Последняя капля жизни лишила его тело.

Он никогда не страдал такими приступами жестокости. Всегда пытался вести себя как благородный солдат, оставляя шанс врагу реабилитироваться. Солдат прежде всего человек. А он давно не человек…Может стоит достать фоторгафию… Нет его израненная рука даже не потянулась к рюкзаку.

Последнюю неделю сны о ней почти не беспокоили его, коротко вплывая туманными расплывчатыми образами, которые заставляли его принимать снотворные средства. Он мог тогда остаться… Он мог не подписывать этот военный контракт. Он мог сутками сидеть дома в своей холостяцкой квартире в мягком кресле перед голубым экраном телевизора и наблюдать за языками пожаров охватывающих леса в Штатах. Выходить на улицу только лишь за очередной пачкой сигарет и мучительно наблюдать за образами, которые сливаются из седого сигаретного дыма. Мог заливать себе внутрь дешёвый коньяк, тем самым пытаясь спастись от плавно подкрадывающегося сумасшествия. Ему срочно нужна была цель. Скользя опьяневшим взглядом по потолку он пытался выдумать себе ориентир. Ему долго этого не удавалось…

Шаги диверсанта приблизили его к горной гряде. Он стоял у подножия высокой горы, котороая упёрлась своей заснеженной вершиной в громыхающее грозовое небо. Первая дождевая капля ударилась о сухую землю. Повеяло приятной прохладой. Очень странный здесь климат… Диверсант наспех перемотал своё плечо бинтом с антисептиком.

Под ногами выстилалась каменистая тропа. Круто извиваясь она вела куда-то в глубь горно-лесного массива. Интуция подсказывала ему, что база уже недалеко. Его шествие напоминало уже не диверсию, а какую-то нелепую прогулку по тиру. Он – диверсант, должен проникнуть тихо, невидимо и неслышимо, подобно тени облака. Но скроее всего радары уже засекли опасную активность, и навстречу диверсанту уже несёться спецотряд.

Он вошёл в лес. Кривые деревья-гиганты неприветливо скрипнули.

Короткий едва слышимый треск… В метрах сорока от диверсанта, качнулись кусты. В небо торопливо поднялась беспокойная стая птиц. Их что-то напугало… На тропу выскочило несколько солдатов, которым удавалось сделать по пару неточных выстрелов по диверсанту. Меткие выстрелы диверсанта валили с ног врагов. Он побежал вперёд. Вражеские бойцы словно из ниоткуда появлялись на тропе, и как подкошенные стелились перед его ногами. Над головой всё сильнее плакало небо. Шелст танцующих под дождевыми каплями листьев сменялся громовым небесным ударом. Уже не нужный, с закончившимися боеприпасами только лишь надоедливо болтавшийся на груди автомат был выброшен. Падал последний враг из тех кто находился в поле зрения. Изрядно промокшее небесное полотно прочертила дымовая полоса, и всего в десяти шагах упал маленький искрящися металлический циллиндр, из которого тут же во все стороны полетели огненные шарики. Диверсант успел отскочить, и торопливо нырнутьв ущелье. Деревья тут же загорелись ярко-рыжим пламенем. “Ловушка!” — промелькнуло в голове диверсанта. Вражеские солдаты начали выбегать из-за толстых стволов огромных-деревьев, и заваливаясь на землю начинали обстреливать укрывшегося за каменной глыбой диверсанта, у которого оставалсь всего одна граната и и патронтаж для своих стволов. Пока солдат окутал едкий чёрный дым взорванной гранаты, диверсант немного высунувшись из-за камня осыпал выстрелами противников. Грянувший свинцовый град не адл диверсанту продолжить обстрел, пришлось снова скрыться. Выстрелов всё больше и больше. Подходило подкрепление. В мегафоне протрещало предлложение сдаться. Железная мушка роздробив пластмассу ударилась в лоб связисту. Это был последний патрон…

Как? Всё? Это конец… неужели всё так быстро закончилось. Снова взметнулась её белоснежная рука для прощального жеста. Скрежет разбивающегося “Фольксвагена”. Странное чувство… Какой-то дикий трепет внутри, и сердце бьётся … Каждый стук отдавался в голове неприятным эхо… Страх! Он безоружен. Но так и должно быть. И будет ещё много возможностей всё исправить. Он не боялся смерти. Он уже умирал… Он умер ещё тогда когда его стеклянный взгляд упёрся в погнутый бампер “Фольксвагена”. Умер когда подписал этот контракт. Он умер когда упал под его стрельбой первый противник.

Диверсант прижался спиной к камню. Накатила странная глухая тоска. Выдыхая сквозь окровавленный зубы пропитанный дымом лесного пожара воздух он пытался набраться боевого гнева. Ему ничего не оставалось делать – он боялся расплакаться от безысходности. Умереть с оружием в руках – вот что ему нужно. Диверсант вытянул кинжал. Оставалось только ринуться вперёд под обстрел, в надежде, что удасться ранить хотябы одного. Он колебался. Что ж. Жить ему теперь в документах на выдачу посмертных орденов.

Поздно…! Звонко ударившись своим железным корпусом о камень перед ногами диверсанта упал металлический шарик. Он знал, что это особый вид бобмы. Она сработает через четыре секунды. Не куда бежать … Да и не дойстойно. Диверсант резко вынул фотографию из небольшого кармашка на рюкзаке. На ней она с дочерью… улыбались. Нет, не так. Всё должно быть не так! “Простите меня” — шепнул диверсант. Чудовищно яркая вспышка смешала разорвавшиеся части тела диверсанта с землёй, навсегда похоронив его на поле боя. Пепел сгоревшей фоторгафии продолжал кружить в воздухе. Солдаты быстро разбежались. Дождь закончился. С неба спустились красноватые отблески, которые закружившись спустились на дымящую землю слившись в громадные буквы…

На экране монитора подпрыгнули неприятные для двенадцатилетней девчонки слова “Миссия провалена”. Надув щёки она недовольно хлопнула по клавиатуре.

  • Блин! Опять не получилось! Что за игра тупая!

  • Да не злись ты так. – донёсся из соседней комнаты голос маминого друга, который зачастил последнее время к ним в дом. Он вышел из комнаты и присев рядом с Настей спосил:

  • — Хочешь я тебе другую куплю? —

  • Ага! — радостно восклинула Настя.

  • Так, Настя, это что такое? У тебя итак этих игрулек целая полка. Совсем обнаглела. — разражённо сказала мама, которая только вола в дом, и по всей видимости разговор слышала.

  • — Анжела, не кричи на ребёнка. — мягко сказал дядя Серёжа.

  • — Ты её совсем разбаловал. Она итак на шею тебе села ещё и ножки свесила.

  • Настя с возмущённым видом удалилась из комнаты. Он взял Анжелу за руки и они присели на диван.

  • — Ты знаешь она у тебя такая взрослая.

  • — И наглая – грустно вздохнула она.

  • — Настя почти привыкла ко мне. Осталось совсем немного…

  • — Я рада за вас… — исркенне улыбнулась Анжела.

За окном послышался какой-то грохот. В комнату забежала перепуганная Настя:

  • Там, там … машина на светофоре, разбилась!

  • Неожидан дядя Серёжа встал и крепко прижал к себе Настю. Анжела вытерла сползавшую по щеке слезу.

  • — Всё хорошо будет. Всё хорошо. Ты слышишь, Настёна. Ты не выходи пока никуда гулять. Пойди лучше мультики посмотри …

Диверсант: 1 комментарий

  1. Невольно понимаешь всю нереальность происходящего и не понимаешь, но потом все становится на свои места. Вот только на предпоследней странице надо исправить «солдатов» на «солдат» и на последней «только вола в дом» — «вошла» и на следующей строке тоже посмотрите.
    С уважением.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)