Завитки судьбы. Второй завиток.

Только  старшекурсник Серёжа, будущий хирург, меня казалось не замечал. Было это невнимание для меня странным и непривычным. Одно утешало, что и других девушек он тоже замечал мало, не то чтобы специально весь женский пол игнорировал, а через постоянную занятость.  Серёжа состоял в Совете  студентов нашего института и постоянно занимался организацией всяческих студенческих мероприятий. Его стройная высокая фигура никогда не находилась в состоянии покоя. Всё время он куда-то спешил, выискивая в толпе студентов  своими большими карими глазами кого-то срочно нужного. Всё время с кем-либо разговаривал , уточняя различные организационные вопросы,  поправляя длинные русые волосы, отбрасывая их назад резким движением головы. Серёжа так был постоянно занят, что на учёбу у него просто не хватало времени. Но отчисление ему не грозило, потому что преподаватели относились к нему с пониманием и многие экзамены ставили » автоматом»,  просто по факту присутствия. Поговаривали, что быть ему вскорости Председателем Совета студентов,  а там и на самый «верх» уж дорога открыта.  Про » верх» я тогда понимала смутно, но при встрече с  Серёжей  трепетно замирала. Возникла во мне вдруг какая-то печаль. Глазами , помимо воли , я стала всякий раз его отыскивать. Словно подсолнух тянущийся к солнцу, так  я стала стремиться к встрече с ним .  А Серёжа по-прежнему , не замечая  печаль поселившуюся в моих глазах , всё- также пробегал мимо, только изредка кивая в знак приветствия. Первой заприметила мою тоску Пелагея Павловна. Глаз у неё всегда острым был, а сердце чувствительное.
— Что-то ты похудела да побледнела, Оленька. И щебетом с птичками больше не соревнуешься, рассказывая про жизнь студенческую. — Огорчилась как-то за завтраком бабуля, предрекая :
— Чует сердце, не к добру в тебе такие перемены. Поехала бы в деревню, Маришку проведала да родственничков, чуть бы и развеялась. — Посоветовала она мне.
Я бабушку послушалась и в деревню съездила, но не развеялась. Все мысли только про Серёжу да о том , как правы подружки опасаясь стать нелюбимыми. Потешилась я с годовалой Маришей, своей крестницей, поела Надюхиных пирогов с парным молочком  да с Гришей про здоровье перемолвилась. Он  как узнал , что я на доктора пошла учится, зауважал меня очень, но задумываться не посмел, Надюхиной скалки опасаясь. Я засиживаться не стала, засобиралась  домой. Учиться потянуло с немыслимой силой, даже не догадывалась о таком во мне стремлении к образованию.
Одного желания учиться оказалось мало. В институт я летела словно на крыльях. Но там начинались мучения. Наука  голове не  умещалась, потому что  всё место было занято большими умными Серёжкиными глазами. Подружка Аллочка , сидящая на лекции рядом, прошептала мне на ушко :
—  Оленька, голубка ты никак по Серёге сохнешь.
В ответ я только вздохнула, не находя сил опровергнуть очевидное. Аллочка подошла к проблеме творчески :
— Ну так его ангельским обликом не пробить. Надо менять имидж. Против зеленоглазой ведьмы этому напыщенному хлыщу ни за что не устоять.
Я растерялась, не представляя как устроить перевоплощение, смутившись также той странной характеристике, которую дала решительная подруга моему любимому. Но Аллочка знала о чём говорила и после окончания занятий потащила меня в парикмахерскую. Руки мастера сделали чудо и через час исчезла солнечная Оленька, а появилась на её месте роковая зеленоглазая брюнетка. Мои волосы утратили половину своей длинны и свободными, цвета вороного крыла,  прядями рассыпались по плечам. Себя я не узнавала, но с Аллочкой согласилась :
— Красота требует жертв, а любовь тем более.
По дороге домой опасалась я только бабушкиной реакции. Пелагея Павловна , увидев меня, только вздохнула :
— Ну, началось.  Круто же закрутил  тебя этот завиток , Оленька. В зеркало смотрись с опаской, пока не попривыкнешь, как бы не напугалась самой себя ненароком.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)