Завитки судьбы. Первый завиток.

Часто  мне случалось услышать причитания о нелёгкой женской доле.  Я лично не вижу  причин, чтобы такой вот пессимизм разводить.  Судьба , она конечно  затейница и много чего предложить нам старается, чтобы не заскучали. Только на то нам и разум даден, чтобы выбрать из того разнообразия путей-дорожек  предложенных судьбой  именно те,  которые нам надобны. Я в своё время выбрала и до сих пор выбираю, не о чём из прожитого не сожалея.  А на вздохи , взгляды жалостливые да комментарии типа того, что   жизнь якобы не удалась, внимания не обращаю. И на свою жизнь не жалуюсь  от того может,  что оптимисткой родилась и всегда в лучшее верю.  А ещё себе стараюсь не изменять,  не расплескать  души своей в житейских невзгодах.  Не забываю о том, что какая бы непогода не случилась, на её смену обязательно солнышко придёт и лучиками своими согреет.  Людей стараюсь любить, потому что каким  бы человек несимпатичным с первого взгляда не казался в нём обязательно что-нибудь хорошее да отыщется. Люди на мою симпатию обычно откликаются,  со своими горестями ко мне приходят,  но и  помочь мне не отказывают. Насмешили меня, Солнечной назвав.  Ничего во мне солнечного и не бывало никогда , разве что волосы в юности желтизной отливали, так когда же это было. А подруги смеются : » Смешная ты , Оленька. Просто тепло рядом с тобой да уютно. Вот всякий к тебе тянется, словно подсолнухи к солнцу.» В этом они правы . Всегда с детства вокруг меня было много людей, друзей да родственников. Никогда одинокой себя не чувствовала, даже когда родители внезапно рано померли. Были они у меня геологами и дома не засиживались. А меня бабуля растила. Она строгая была, Пелагея Павловна,  царствие ей небесное.  В прошлом офицерская жена, к порядку привыкшая, и меня по уставу воспитывала. Но любила безмерно и добра всяческого желала.  Получив весть о гибели сына своего , моего отца, и невестки , моя суровая бабушка скупую слезу уронила, посетовав : » Одни мы с тобой остались теперь, Оленька. Жить нам теперь нужно и за себя, и за родителей безвременно нас покинувших. Ты уж гляди, чтобы не стыдно им стало за дочку, когда взглянут  на тебя с небес.» Уверена, что родителям за меня краснеть не приходилось. Была я послушной, дружелюбной со всеми и устав знала «на зубок», хоть завтра в армию.  Бабуля была довольной.  Училась тоже неплохо, хотя особыми способностями не отличалась.  Пелагея Павловна велела по этому поводу не печалится,  повторяя : » Не всем же в учёных ходить.  Не в этом женское счастье.»  Но про женское счастье помалкивала,  в подробности не вдаваясь.  Вырастишь,  говорила ,  так сама разберёшься что к чему.  Зато люди меня всегда любили.  Учителя в школе жалели ,  друзья многочисленные опекали,  родственники всячески заботились. Никто иначе, как Оленькой, никогда и не называл.  Про завитки судьбы я тогда ещё и не догадывалась.

Впервые своим завитком судьба меня порадовала,  когда исполнилось мне восемнадцать годков.  Была я девушкой видною, можно сказать, симпатичною и вниманием парней не обделённою. Роста хоть и невысокого, но стройная.  Косы светлые ниже талии, глаза зелёные и чертами лица приятная. Вились  вокруг меня  парни , словно стая мотыльков возле лампочки. Большей частью красавчики, со спортивными фигурами.  К их уму я тогда не приглядывалась через недостаток опыта.  Бабка,  наблюдая это нашествие,  ворчала : «Гляди ,  девка,  не посрами.  И про устав не забывай. »  Я не забывала и со всеми ровно приятельствовала.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)