«Все под Богом ходим…» (рассказ)

Алексей Курганов

«Все по Богом ходим…». (рассказ)

Михаилу Александровичу, другу, которого помню и люблю, посвящаю.

— Сейчас Наталью видела, — сказала жена, вернувшись с рынка. – Сказала, отец совсем плохой.
— Какая Наталья? – не понял Андрей.
— Здрасьте! Ахрипкина дочь! Хорош друг! (это она уже про него, про Андрея) Как человек здоровый был – друг без дружки ни дня прожить не могли. А как заболел… А-а-а-а, да чего тебе говорить! — и махнула рукой. Дескать, «а-а-а-а, да чего тебе говорить!»
— Так бы и сказала… — пробурчал Андрей. Ахрипкин! Иваныч! И на самом деле, как же он мог забыть! Нехорошо… Действительно, друг называется…
— Ладно, завтра утром, после смены, зайду, — согласился он. – Может, купить ему чего?
— Конечно! – сказала жена. – Больной же человек! Говорит, не встаёт.
— Чего купить-то?
— Ну, чего… — жена на мгновенье задумалась. – Кефирчику какого-нибудь… Пряничков. Яблочек… Чего ещё-то?
— А он чего? – спросил Андрей подозрительно. – Совсем, что ли, не поднимается?
— А я откуда знаю? Наверно. Наталья же сказала! Чего её врать-то? Как на пенсию проводили, так и расхворался. Нет, вас, мужиков, на пенсию нельзя отправлять! – вдруг сделал она неожиданный вывод. – Вы как лошади, без работы дохнете.
— Ага, — согласился Андрей. – Зато вы на как на пенсию выйдете – сразу кобылами скакать начинаете. И откуда только силы берутся! Примите наши поздравления.
— Не с чем пока. Мне ещё пять лет с хвостиком. Ну, ты меня понял? Проведаешь?
— Понял, — сказал Андрей. – Зайду.
— И смотри мне! – жена погрозила ему пальцем.
— Да ладно! – сказал Андрей в третий раз. – Чего я, дурак, что ли, совсем! Сказала же: кефиру, сушек…
— Каких сушек! – возмутилась жена. –Чем ты слушаешь! Сушек! Чем он их грызть-то будет? Я ж тебе сказала: пряничков, и какие помягше. Сушек… Ты ещё сухарей купи! Солдатских! Нет, прям как ребёнок, честное слово… Ты собаку покормил?
— Покормил,- буркнул Андрей. – Она воду поела.
— Какую ещё воду?
— Обычную. Аш два о. Которую я ей вчера наливал. Или ты. Я уж и не помню…
— И вот так – всю жизнь, — вздохнула жена. – Ладно. Иди уж, горе ты моё персональное…

С Ахрипкиным, с Иванычем, Андрей был знаком лет тридцать, не меньше. Столько лет бок о бок отработали на «скорой», в одной бригаде! Мишка, хоть и был по образованию фельдшером, а соображал лучше иного врача. Да оно и понятно: всю жизнь – здесь, на «скорой», да не на перевозке, а всегда то на кардиологии, то на реанимобиле. Поневоле научишься! Гололобов был младше его лет над двадцать пять. В сыновья годился… Когда он только-только после окончаний мединститута появился здесь, на подстанции, то главный врач, Евгений Васильевич, его сразу к Мишке определил. Как будто тот – старший. Наш самый опытный фельдшер, сказал «главный» с гордостью. Если, Андрей Николаевич, чего не знаете, то без всякого стеснения у него спрашивайте. Хлещще любого профессора во всех болячках разбирается. И протянул ладонь: желаю производственных успехов!

Тот, кто был «хлеще профессора», Андрею Николаевичу Гололобову по первости не очень понравился. Хмурый какой-то. Длинный как глиста. Зубы здоровые, жёлтые. Нос в характерных синих прожилках. Ну, это понятно… Андрей и сам в трезвенники не записывался и не собирался….
— Ахрипкин, — недовольным голосом представился «профессор». – Михаил Иванович. А вас как?
— Гололобов. Андрей Николаевич.
— Очень приятно. (Теперь голос у «профессора» была очень неприятный.) Пойдёмте, нашу «канарейку» покажу., — и первым шагнул на крыльцо.

Реанимобиль, имевший цвет жизнерадостного детского поноса (из-за чего его и прозвали «канарейкой») стоял в глубине двора, ближе к выездным воротам.
— Наше место здесь, — пояснил Михаил Иванович. – Чтобы никто выезд не перекрывал. Одно слово – реанимация, мать её…
— Много выездов?
— Когда как. На праздники больше. Перепьются, собаки, и кто на нож напорется, кто вешаться соберётся… Хватает… козлов… Спокойно им не пьётся!

Автор: Алексей Курганов

Мне 52 года, профессия - медик, врач. Живу в подмосковной Коломне. Пишу рассказы около тридцати лет, периодически публикуюсь в местных печатных изданиях, есть разовые публикации в центральных российских. Главный принцип: писать честно.

«Все под Богом ходим…» (рассказ): 1 комментарий

  1. Хороший рассказ. С подтекстом. Я всё понял.
    Но «забрало» несколько другое -«Скорая». Тётка моя была главврачём севастопольской «скорой». Естественно, студенческие 70-е были не «жирные». Хотелось и джинсов и «дисков». Вот я и подрабатывал. Да где? В кардиологической бригаде! Санитаром. В отличие от упомянутого в рассказе, «экипаж» севастопольской кардиологической включал:
    1.Врача
    2.Медсестру
    3.Санитара
    4. Водителя
    В мои обязанности формально входило- таскать ящик с лекарствами, кардиограф, вымыть машину после смены (смена- в ночь через две).
    На деле же, приходилось и закрытый массаж сердца делать с искусственным дыханием «изо рта в нос» (конечно- я тут был первым, кому охота потеть- пыхтеть, работая корпусом при массаже. А уж в нос дуть- тут меня очень зауважали, что избавил от неприятного действия. А мне, дураку, интересно было. Правда, от усердия я иногда рёбра «клиентам» ломал, но это было неважно, главное не дать умереть и довезти до больницы- дальше не наша забота уже).
    Никогда не забуду крик милиционера- острый панкреатит- ледяного молока посреди летней ночи хватанул! Ночь, а он заглушая сирену, так кричал! Не выкарабкался…
    И, помню, тащили с водилой на носилках тяжеленного мужика с инфарктом, а в машину- всем скопом поднимали!..
    В общем, хороший рассказ!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)