Платон

Платону во сне вдруг почудился чей-то крик. Он открыл глаза, перейдя из состояния глухой, бездонной темноты, в сизый, перевёрнутый полумрак  комнаты. Приподнявшись над кроватью, он сел, свесив ноги. Было тихо. Ни единого звука, ни души… Деревня мирно спала, погрузившись в ночную даль. И в прям почудилось! Он перевернулся на бок, зацепив, рукой, забытую на краю матраса, потёртую старую книгу, которая суховато шурша, слетела вниз, распластавшись, серым пятном, глухо хлопнув о половик. Колко поёжившись от соприкосновения голых пяток с холодным полом, он отправил их на поиски мятых вельветовых тапок. Распуганные за ночь Митькой — шаловливым, полугодовалым котом, — тапки еще вчера вечером безвольно расползлись по истёртым, деревянным половицам и где-то затихли. Левый нашелся сразу, а правый, лежал в отдалении и, был для большого пальца одноименной ноги недосягаем. Нагнувшись, Платон дотянулся до него и надел.

Руку вдруг коснулось, что-то мягкое, уютно-урчащее и нежное до истомы. – Ах, ты ластёна! – Платон подхватил кота на руки и посадил на колени: — Что не спишь? Олух! Всё игрульки играешь? Кот заурчал громче, словно переключившись с моно на стерео и не слышно плюхнулся на мятую простыню, растворяя в темноте кровати своё гладкое чёрное тело.

Платон: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)