Дед Антипов. Философия фурункулёза. (рассказ)

— Помер, конечно. Всё правильно. Надо ведь к чему-нибудь одному: или шевелиться, или помирать. Чего так-то болтаться, ни рыба, ни мясо… Да он вообще чудной был, Миша-то! Всё конфетки ел, сосалки. Я ему, когда он ещё живой был, говорю: чего ты всё конфетки сосаешь? Тебе надо водку пить! Вон морда-то какая! На танке за неделю не объедешь, а ты всё как ребёнок с этими сосалками! Ума-то нету… А он мне: я водку не могу. У меня на неё непереносимость. Пятнами покрываюсь и чешусь как шелудивый. Я же говорю: чудак! На водку — и непереносимость! Когда же это у русского мужика на водку непереносимость была? Это же водка! Чистый алкоголь! Ума-то нету, вот и выдумал всякую хрень! Ты-то ещё долго здесь прохлаждаться будешь? Выгонять не собираются?
— Только легла, — недовольно сказал Манька. – У меня ещё анализы не пришли.
— Ага, — сказал Антипов. – Если не пришли, то значит полежишь. Ну, Мань, ладно! Заболтался я с тобою. Спроведал, теперь домой пойду. Тебе чего ещё принести-то?

— Ну как там она? – спросила Дашка.
— Нормально! – бодро ответил Антипов. – Ещё здоровше чем была! И судну ей не дали. Значит, здоровая! Притворяется!
— А болезнь какая?
— А я откуда знаю? – вдруг рассердился Антипов. – Я чего, доктор, что ли? У меня свой ум имеется!
Дашка переглянулась с Митькой и повертела пальцем у виска: всё понятно. Здравствуй, папа, Новый год!
— Надо ещё к ней сходить, — продолжил Антипов. — Хорошо там! Чистенько, аккуратненько. Девки в белых халатах, и все трезвые. И вежливо так спрашивают: вам чего, дедушка? Класться пришли? Нет, не так: ложиться пришли? С чего это они взяли, что я обязательно ложиться? А, может, и на самом деле полежать? А курей кто кормить будет?
— Покормим. Не сомневайся, — ответила Дашка. Она вообще-то не понимала, с какой это стати дед про укладку в больницу заговорил. Действительно, что ли, понравилось?
— А чего? — размечтался Антипов. – В манькину палату! Будем с ей рядом лежать, разговаривать! Тем более, что там соседняя койка вот-вот должна освободиться. Хорошее дело!
— Так она же в женском лежит, — сказал Дашка (нет, ну всё знает, всё! Прямо профессор какой-то! И, что самое интересное, откуда знает? Сама-то ведь у Маньки ни разу не была!).
— Да? – удивился Антипов. Такая простая мысль про женскую палату ему в голову как-то не приходила. – То-то я гляжу, мимо нас всё какие-то бабки шлындали! А одна, у которой койка скоро освободится, стонет всё и глаза закатывает, как припадочная. Это она наверняка скоро коечку освободит! — и добавил с непонятным удовольствием. – А чего? Время подойдёт, лежи-не лежи, а там… — и он палец вверх поднял, — …канцелярия без выходных работает. Там каждый записан, сколько ему отмеряно. Не забалуешь и больным не прикинешься! Да, жалко, что нельзя рядом с Манькой-то… Ладно! – махнул он рукой и пошёл кур кормить. Их у него пять штук и ещё петух, Филипп. Антипов его так в честь певца одного назвал, очень голосистого. Который «я твой мальчик, ты мой пальчик». Клювачий, гад! Распушится, закукарекает, крыльями замахает — и бросается как волк! Злей силуаяновичева Адольфа! Нет, не певец, понятно, а Филипп. Певцу-то, ему чего злиться? Кукарекай себе в микрофон про «пальчики-мальчики» да кукарекай, и деньги лопатой греби! Своего ума-то нету. Одни песенки на уме…

Автор: Алексей Курганов

Мне 52 года, профессия - медик, врач. Живу в подмосковной Коломне. Пишу рассказы около тридцати лет, периодически публикуюсь в местных печатных изданиях, есть разовые публикации в центральных российских. Главный принцип: писать честно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)