Вечный Лабиринт. Глава 5

Сатана молча шагал вместе с Эйлой по парку. На лице его светилась спокойная улыбка. Каждый раз глядя на него, Эйла дрожала от ужаса: «Как он великолепно играет. Ни за чтобы не подумала, что это – Сатана». Тот кинул на Эйлу быстрый, читающий взгляд. Девушка сохраняла невозмутимость.

— А с чего ты взяла, что я играю, Эйла?! – внезапно воскликнул Сатана, став перед ней, загородив путь вперёд, — почему тебе тоже легче поверить во тьму во мне?

Эйла презрительно заговорила, хотя голос её дрожал, и всё существо её склонялось под иго неумолимого обаяния Сатаны:

— Знаешь, что было единственным в моей жизни, вызывающим слёзы? Память о временах геноцида! – голос Эйлы внезапно окреп. Вместо Сатаны она видела перед собой муки несчастных и искалеченных детей, — каждый раз, когда я случайно натыкалась на информацию об этих временах, у меня в душе клокотала ненависть к тебе! Ты же знаешь, что людей сжигали заживо, что детей мучали голодом и пытали! И ты знаешь, что виноват в этом ты один!

Сатана молча смотрел на Эйлу. На лице его не отразилось ни единой эмоции. Зато Эйла рыдала и по щекам её текли человеческие слёзы.

— Ты хочешь знать, почему я не верю в твою искренность? – гневно и издевательски выплюнула Эйла, — потому что тебя нет! Ты навечно мёртв… Тебе на всё плевать! – Эйла, задыхаясь от рыданий, опустилась на холодную плитку аллеи. Сатана печально посмотрел на Эйлу, вдруг, будто постарев на целую вечность.

— Поплачь, бедный ангел, — неслышно прошептал Сатана, не отрывая взгляда от Эйлы. Девушка не слышала его слов, продолжая кидать в сторону Сатаны презрительные взгляды.

— Адольф был одним из самых несчастных людей, которых я когда-либо встречал, — Сатана достал из кармана трубку и табак. Не спеша закурив, он выпустил в воздух струю терпкого дыма, — помнишь, ты провалила своё второе задание? Как ты думаешь, кто был-бы виноват, если бы несчастная девушка всё-таки умерла?

— Я и ты, — резко бросила Эйла, — что за глупый вопрос?

— Ты хотела её смерти? – флегматично поинтересовался Сатана у Эйлы.

Девушка помолчала, а потом сказала:

— Я бы предпочла её не убивать просто потому, что мне это не выгодно.

— А как ты думаешь, зачем мне её смерть? – спокойно улыбаясь, спросил Сатана.

— Откуда я знаю? – устало проговорила Эйла, — мне плевать…

— Незачем, — улыбнулся Сатана, — мне больше выгодно было-бы склонить её на свою сторону, а не убивать, делая мученицей.

— К чему ты ведёшь? – недоумевала Эйла, поднимаясь.

— Я должен был убить её, потому что она звала меня своим страхом. Она меня боялась до смерти. И кто был бы виноват в её смерти? Она сама… Если бы она меня не боялась, я бы к ней и не пришёл – нет смысла. Я могу управлять людьми лишь через их пороки…

— Зачем ты это делаешь? – широко раскрыв глаза, спросила Эйла.

— Я – Хаос, смерть… — пробормотал Сатана, — и я очень… очень хочу быть свободен. Моя задача – делать людей, их души сильнее. Моя задача – заставить их сопротивляться мне, бороться за Жизнь.

Эйла усмехнулась и округлила глаза:

— То есть, ты на стороне Гармонии?!

— Какой вздор, — улыбнулся Сатана, — я на собственной стороне. Я хочу, чтобы все эти души, демоны… освободились и оставили меня в покое. А если это не произойдёт, если будет происходить перевес в сторону Хаоса, если души станут попадать сюда чаще, то Хаос просто уничтожит Гармонию… и меня в том числе. Среди 100% моей сущности есть 1% проклятого Света. Так вот, Адольф очень хотел встречи со мной. И на его горе, он меня нашёл… Я пришёл к нему в классическом образе чёрта с рожками – иначе, он бы мне не поверил. Я заключил с ним договор, с условием, что творить он будет только зло. Почему я так сделал? Потому что он от меня другого не ждал… И договор был приведён в исполнение, — Сатана печально посмотрел в глаза Эйле, — я тоже когда-то был ангел и носил имя «Светоносный»… И мне больно от того, что я вижу на земле… Сказать по правде, я ненавижу этот мир. Каждое падение души в Хаос напоминает мне о моём собственном падении…

Эйла зачарованно слушала Сатану. В его глазах было столько скорби и тоски, что разум девушки поневоле уступил сердцу, и на какое-то время ей показалось, что Сатана на самом деле иной, не такой, каким кажется.

— Почему ты попал в обитель Хаоса? – тихо спросила Эйла.

— Мать, материя этого мироздания меня создала для этого. Я – как козёл отпущения, — усмехнулся он, — я – элемент Хаоса в Гармонии. Я – смерть. Я – создатель всех пороков, создатель Запретного Плода… Я был создан для того, чтобы управлять людьми через их пороки, хотя неизвестно ещё кто кем управляет – мы очень тесно связаны. Поначалу я был ангелом, как я говорил ранее. Среди ангелов я был самым развитым и самостоятельным. Эта самостоятельность довела меня до Хаоса. Дело в том, что меня не устраивают законы Гармонии. На мой взгляд, всё слишком строго… Я стал протестовать и подбивать ангелов на мятежи против тогдашних Богов-Создателей. За это меня сбросили в Хаос.

Говорил Сатана размерено и спокойно, как человек, говорящий правду, но заранее уверенный в том, что ему никто не поверит. Когда он закончил, воцарилось молчание. Только был слышен шум ветра, шорох листьев да скрип некоторых старых деревьев. Одна часть существа Эйлы хотела верить Сатане, другая изо всех сил этому сопротивлялась. Та часть Эйлы, что хотела верить – была сердцем, а та, что не хотела, конечно, разум. Девушка беспомощно посмотрела вокруг себя, скользнув взглядом по пустому парку, будто пытаясь найти поддержку и совет у невидимых покровителей. Но покровителей не было. Их отвергла сама Эйла, когда стала делать первые шаги на пути в Хаос. Ветер скользнул волосами по лицу Эйлы, и та вздрогнула, поправляя воздушные пряди. Вдруг она встретилась взглядом с Сатаной и замерла, опустив волосы. Взгляд падшего был напряжён до предела, казало, что всё его внимание сосредоточено на Эйле. Та умоляюще протянула:

— Я не знаю… — выдохнула Эйла, — чего ты от меня хочешь?

— Поверь мне, — тихо и быстро проговорил Сатана, не отрывая глаз от девушки. Эйла выругалась, опустила лицо в тонкие ладони и замолчала. В конце концов, она сердито взвилась:

— При чём здесь я?!

— Знаешь легенду о Лилит? Ты похожа на неё. Ты способна меня понять, — спокойно ответил Сатана.

— И что стало с твоей ненаглядной? Умерла от старости? – язвительно поинтересовалась девушка. Сатана вскинул вверх бровь и усмехнулся:

— Не от старости, — он вздохнул, — когда-то она попалась в сети, расставленные мной и Хаосом, так же, как и ты. Лилит тоже была ангелом. Я увидел в ней ту же способность, что и у тебя – стойкость против Света. Она была способна меня понять. Мне нужно было прощение… Нужно сейчас. Но прощение должно быть справедливым. Ведь я ни в чём не виноват! Это прощение должно заключаться в понимании… Многие прощали меня, как кающегося падшего, но этим только причиняли мне большую муку. Мне нужно прощение души, которая смогла стать мной, которая смогла бы меня понять. Если меня простит и поймёт всё мироздание, то я освобожусь… — Сатана улыбнулся, — но Лилит сделала непростительное. Она меня сначала полюбила. Любовь слепа – для неё каждый демон – ангел. Эта любовь оказалась для Лилит пламенем, она стала изменять её. Скоро Лилит перестала любить меня, она стала умирать, как душа. Теперь она просто один из многих мёртвых демонов…

Эйла в замешательстве пробормотала:

— Мне на миг показалось…

— Нет, Эйла, я никого никогда не любил. Я рождён для Хаоса – во мне нет способности любить. Во мне есть одна капля света, которая неискоренима, которой я живу. И которая заставляет меня мучиться, когда я причиняю кому-то боль. Я хочу покоя, Эйла… Хочу вечной смерти. Это моя единственная свобода.

У Эйлы заболело сердце, когда она слушала Сатану. Она смотрела на него внимательно и долго. Эйла по-прежнему видела перед собой не того Сатану, которого она знала когда-то. Она видела перед собой вечного мученика, пленника Хаоса, уставшего, падшего ангела, обречённого на вечные муки света в самом себе. Кинув на Сатану долгий, внимательный взгляд, будто пытаясь проникнуть в самую глубь его сути, взгляд, в котором читалось сострадание, Эйла ощутила желание спасти Сатану. Поймав себя на этом странном, неожиданном желании, Эйла стушевалась и испугалась. Наконец, она разозлилась, неверие к Сатане поднялось с новой силой:

— Ты просто пудришь мне мозги для того, чтобы я перешла на твою сторону и пополнила армию мёртвых демонов!

— Весьма предсказуемая реакция, — флегматично пробормотал Сатана, — я не ждал иного. Проклятая надежда, впрочем, всегда жива… Если бы только её не было, было-бы, пожалуй, не так больно, — едва слышно добавил Сатана.

— Ты не сможешь склонить меня на твою сторону, лицемер! – фыркнула в ответ Эйла.

— Раз ты заточена в Хаосе со мной, значит, я уже это сделал, — пожал плечами падший ангел и развёл руками, мол – сама виновата!

— И… я не стану убивать Анди, — твёрдо отчеканила Эйла, кинув быстрый взгляд на Сатану, следя за его реакцией. Он был невозмутим:

— Ты обязательно это сделаешь.

— Ты не заставишь меня! – дерзко вздёрнула подбородок Эйла.

— Я и не собирался, — успокаивающе протянул Сатана, а потом мрачно произнёс, как приговор, — очень скоро ты поймёшь меня.

— Вряд-ли, — едко бросила Эйла.

— Не стоит тратить время на пустые споры…

— В Хаосе нет времени, — вздохнула Эйла.

— Пустые споры не стоят даже отсутствия времени, это ведёт к безумию. Проверено на практике.

Эйла зашагала из стороны в сторону, сжимая пальцами виски. Наконец она осведомилась иронично:

— И на что стоит тратить отсутствие времени?

— Вечность, — поправил Сатана, — отсутствие времени – есть вечность. И тратить её нужно на что-то стоящее жизни, — Сатана резко бросил, — тебе пора возвращаться. Не пытайся больше молиться – на меня это не подействует. И забудь мои слова на счёт понимания, — Сатана мрачно усмехнулся, — ты такая же, как все.

С этими словами он щёлкнул пальцами и исчез, оставив Эйлу в одиночестве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)