Клинки, хранящие жизнь. Гл.10-14 к повести «Вэрмор-Найдёныш».

Глава 10. Всё ли в руках Создателя…

Тусклый свет факела в воинственных королевских руках освещал грубо выточенные каменные ступени лестницы, ведущей вниз. Они вернулись на Северную землю этим утром, и сразу по прибытию в свой замок король Ярдворд Ледоруб решил навестить свою покойную матушку, которую так и не мог пока похоронить, ибо она ещё вещала. Похоже, её колдовство ещё как бы поддерживало в ней жизнь после того, как её сердце остановилось навсегда.

Пришёл! Ледоруб остановился на последней ступени перед подземной развилкой: железной дверью и занавесом. Он распахнул бардовый с золотом занавес и вошёл в небольшую комнату, ставшую усыпальницей.

Пламя содрогнулось от холодного дуновения. Ярдворд сжал факел крепче.

Со стороны ложа с мёртвой королевой раздался властный женский голос:

­­­­­­— Почему ты не сделал, как я говорила тебе? Почему ты не взял то, что должно принадлежать тебе и не отомстил своему отцу и его семье, из-за которой он бросил нас?

— Потому что он давно умер! – спокойно ответил король. — А мы с моим племянником живы, и мы как правители обязаны заботиться о своём народе, а не губить их из-за… Нет, даже не из-за наших, а из-за ваших распрей. Сейчас родилось куда большее зло, с которым мы должны бороться, объединив усилия. Извини, конечно, но ты уже давно могла бы разобраться с Элехором и на том свете. У меня сейчас хватает и других забот.

— Каких ещё других забот?! – мёртвые уста изменились недовольством.

— Ну как каких? Война с возродившимся Морлогом для меня сейчас на первом месте, как и моя невеста Варгат, как и весь мой народ… Чего удивительного? В конце концов, решения здесь принимаю я, потому что я король, который привык самостоятельно править своими землями, а не через кого-то и при помощи чьих-либо решений и подсказок. Кстати, это ещё одна из основных причин, по которым мне было бы очень неудобно владеть землями моего племянника Аглена. Да, я такой! Правлю здесь я, а не ты, ты же официально умерла.

Факел задрожал от неведомого ветра с новой силой, воздух заколебался, и раздался истерический вопль:

–– Да как ты посмел?! Вы все умрёте! Все!

Но её сын по-прежнему оставался спокоен:

–– Да, все умирают, но во истину смерть – начало другой жизни. Это всегда так.

Внезапно под сапогами почувствовался толчок, потом ещё один. Пол шевельнулся, а в следующий миг комната заходила ходуном, с каменного потолка посыпались обломки, выпуская в пространство серую пыль. Находиться там стало совершенно невозможно и, к тому же, опасно. Ярдворд бросился к лестнице. За его спиной рухнула балка с занавеской, слегка помяв меховушки плаща, успевшего пролететь под ней. Король побежал по ступеням, чувствуя, как они осыпаются под ногами. Один из камней ударил по руке, и факел укатился вниз. Стало совсем темно. Ледоруб прибавил темп и не успел опомниться от происходящего безумия, как стоял уже в дверном проёме коридора, освещённого светом факелов, висящих вдоль мрачных стен. Он обернулся назад и увидел перед собой рассеивающиеся облака пыли и отвесную каменную горку, утопающую в чёрной пропасти, получившейся внутри скалы. Он перевёл дыхание и произнёс:

–– Прощай! Спи спокойно, мама!

В этот момент в просторном зале одной из башен КСБ, в полном одиночестве среди включенных компьютеров, работающих на магических кристаллах, сидя в одном из кресел перед какой-то таблицей на мониторе, мужчина в длинном сером балахоне открыл зловеще чёрные глаза, разрисованные чёрными татуировками, и медленно пригладил широкими, но худыми ладонями длинные прямые чёрные волосы, выделяющие бледный фон лица. На вид ему было лет тридцать пять, но на самом деле гораздо больше, потому что это был Четвёртый Создатель, в своё время исчезнувший и возглавивший КСБ. Здесь его звали Шаман.

–– Ну почему? Почему? – приговаривал он, –– почему ты не захотел сделать, как я просил? Новые земли пригодились бы нашей Северной земле, хотя… Союз и торговые пути – тоже не так уж и плохо! Кто знает…– он задумчиво улыбнулся, — а так же пора бы навестить Алое братство и узнать, как там поживает мой братец, которого они периодически вызывают. Мой родственничек – глупец, если думает, что они поклоняются ему… Главное, чтобы и у меня из-под контроля они совсем не выбились. А так и мой брат вместе с нашим новым эксклюзивным воином, этим, так сказать, Тёмным Властелином, этим Альтором Морлогом, который мне почти как сын родной, могли бы принести мне выгоду, а Северной земле пользу, если их правильно использовать…

За его спиной кто-то прокашлялся, и это вызвало лишь одну мысль: «Брат? Здесь?».

— Да, я, – ответил знакомый глубокий низкий голос, –– не расскажешь, что замыслил?

Шаман выглянул из-за спинки кресла. Его незваным гостем действительно был его брат, внешне очень похожий на него. Правда, одет он был иначе: длинное красное платье, длинный чёрный плащ, украшенный спереди двумя хвостами чёрных грифонов, с высоким стоячим воротником, скреплённый на груди золотым знаком Алого братства. В глазах брата-бога горел серебряный огонь.

— Алое братство вызвало тебя? – нервно поинтересовался Создатель.

— Ты удивлён? – на белом фоне лица появилась жутковатая клыкастая ухмылка, — ты всё ещё сомневаешься в моей силе и в том, что я могу властвовать в том мире, что и ты? Так же как ты. Или тебе не нравится то, кем я стал? Или тебе не нравятся порождения хаоса? Или ты считаешь, что я слишком часто меняю свой образ и имя, поэтому не достоин быть богом?

— Насколько я помню, в последний раз тебя звали Грэйстар, мерзавец, ты был у Альтора Морлога придворным магом в Хэвенбеле, а во время осады сбежал в Мир Вечной Жизни и присоединился там к Совету магов, почуяв, что Камень Власти для тебя недосягаем. Я пришёл сюда раньше тебя! И как только ты посмел притащить сюда своих порождений, своих демонов?! Дети богов! – он презрительно фыркнул.

–– Ещё скажи, что ты разрешил здесь появиться Алому Ордену только для того, чтобы выманить меня из моей стихии и наконец-то уничтожить как своего главного соперника, да?

–– А ты, подлец, думал, что я могу со спокойной душой позволить им называть тебя богом и возвысить нашу войну, позабыв о том, что я один из Четырёх Создателей?

Его братец в ответ только расхохотался и просто испарился.

Тем временем Ярдворд Ледоруб услышал звук приближающихся быстрых шагов и оторвал взгляд от бездны, чтобы встретить тех, кто спешил к нему через весь замок. Вскоре из-под одной из четырёх арок, ведущих в другие ответвления коридора, показались трое: Арэ в человеческом облике, Сумрачный Воин и Альсана.

— Мой король! – встревожено воскликнул Арэ.

— Всё нормально, – успокаивающим тоном выговорил Ярдворд, –– я в порядке. А замок… – он развёл руками, — Моя мать сама похоронила себя, не стоит тревожить её, нельзя реконструировать эту часть подземелья.

Полуэльфийка вздрогнула от прохладного потока воздуха и сжала на груди боковые края тёплого голубого плаща, отороченного мехом норки. Ощущение было неприятным, неуютным, и не понятно, откуда взялся такой сквозняк в этой закрытой от всех ветров части скального помещения. Взгляд серо-голубых глаз девушки вдруг стал задумчивым и отрешённым.

— Ярдворд, – чуть слышно произнесла она, — здесь всё совсем непросто!

–– Возможно, – как-то равнодушно отозвался король.

Знал? Или догадывался и не желал говорить об этом, но почему? Обычная королевская усталость от всех дел? Альсана переглянулась с Сумрачным Воином, который почувствовал её тревожные мысли.

— Господа, – отвлёк их Ледоруб, — я полагаю, вы ехали сюда за оплатой? Сейчас я выдам вам ваш заработок от этого похода, и в Ладоре остальным моим воинам скажите, чтобы приходили ко мне сами, если я их вовремя не застану в трактире.

— Как скажешь! – тонкие губы некроманта изобразили грустную полуулыбку, и он обратился к своему ученику — Арэ, пойди-ка позови Кордара сюда!

— Арэ, подожди! – остановил мальчика король, — Скажи, как там твой друг Бандана? Теперь его мама Лопата нормально относится к нему?

Глаза Арэ засияли радостью:

— Ваше Величество, Лопата даже начала восхищаться им, сама по себе как-то добрее стала! У Банданы всё хорошо!

— Это прекрасно! – каменное выражение лица Ярдворда смягчилось живой улыбкой, — Теперь можешь сбегать за айсгваном!

Вэрмор смотрел на яркое золотое солнце начинающегося лета, проглядывающее сквозь плывущие клубы дыма над крышей общей бани в деревне Онарод. Баню затопили специально для вернувшихся из морского похода воинов, да и кушанья наготовили немало, а вот и бочонок с холодным пивом от трактира к банной дверке покатили двое ребятинушек из дружины Софорта. Казалось бы, что жизнь прекрасна… Пока… Но эта неопределённость в сердце, пустота в душе… Ну а как ещё может себя чувствовать сущность, лишённая своего создателя?

На его плечо, объятое в один только тёплый балахон, уже знакомым лёгким прикосновением опустилась рука Лисицы.

— Я понимаю тебя… Эта пустота… Это так странно! – произнесла она.

— Я тоже понимаю! – рядом резко появился Шейторкид Волк. Он улыбнулся своей милой улыбкой, сверкнув белыми клычками, — Лисичка, а вы, девушки, с нами в баньке будете?

— Да, но в соседнем корпусе.

— А пиво пить? – он элегантным жестом поправил за уши торчащие из-под позолоченной повязки серые волосы.

— Посмотрим… Но не думаю, что Софорт и Хэрод будут в восторге от этой идеи…

Неожиданно для самого себя Вэрмор мысленно отдалился от разговора, окунувшись в воспоминания последних событий. Он вспомнил о том, что было пережито ими — сущностями во время штурма замка Аглена, об умирающей девушке в его руках, которую спасла чудодейственная сила молодого, так сказать, вражеского, короля, как этот король помогал лечить и своё, и чужое войско. В том сражении Вэрмор не мог принимать участия, поскольку его меч создан для справедливой битвы и ради спасения жизни, во имя всего жизнь дающего. И всё же, зачем нужна была эта война? А теперь предстоит и другая. Зло возродилось на Северной земле в Алом братстве, и куда только смотрит КСБ? И как только допускает такое Шаман? Или он этого хочет? Зачем? Но всё ли в его руках? Может, он пытается создать себе более совершенное оружие? Но сколько у него было подобных ошибок, и сколько ещё будет?

— Так странно снова быть живым, – произнёс молодой монах в чёрной рясе и с обычным знаком Алого братства на шее, сидя на травянистом берегу и глядя в зеркальную гладь озера Лэтир, освещённую солнцем. — Так странно выглядеть иначе.

У него были длинные вьющиеся искрасно-каштановые волосы, а лицо подобно фарфоровой кукле. Он был строен и совсем не похож на воина, больше на девушку. Он мог быть монахом и магом, но ни как не воином. Такая внешность мало сочеталась с той силой, которая кипела внутри него.

— Но это и к лучшему! – продолжал говорить он. — Здравствуй, Альти! Здравствуй, Мор… Вернее, теперь нас зовут Альмор. Надо запомнить! Альмор.

Он поднялся и осмотрелся по сторонам. Настоящая кладовая природы! Место получше этого на Северной земле только в Ладоре. Вокруг были густые заросли высоких кустов дикой смородины, а между ними маленькие кустарнички можжевельника и начинающей цвести черники, на солнечных участках ковёр из брусники и волчьей ягоды, шиповника, и вообще целый сад, разросшийся, дикий и прекрасный, окружённый кедровыми соснами, под которыми кедровки искали прошлогодние шишки. Но справа дальше поля и главный тракт через северную переправу, а слева высокие тёмные каменные стены лишь с одной аркой, обычно наглухо закрывающейся большими сколоченными из прочных досок створами, за которыми спрятался маленький своеобразный городок – монастырь Алого братства.

— И так, у нас остаётся меньше недели, чтобы попытаться заманить в Алый Орден ещё хоть кого-нибудь. Потом будет собрание, на котором брат Шамана явит всем свой лик. Тех, кому не понравится, скорее всего просто отпустят во имя вечной войны Двух Братьев… Надеюсь, Карарт, ты уже подготовил мою армию к этой войне! Интересно, сможет ли их оружие противостоять нашему огнестрельному? Ну, ничего, у меня и магия нехилая! Правда, немного не привычно не ощущать постоянно своих крыльев. Кстати, где-то на далёких землях восстанут и мои драконы против своих сородичей и их повелителей, светленьких Детей Богов, этих отпрысков молодых стихий и демонов. Что ж, Создатели, посмотрим, кто из нас истинно сильный владыка, если даже ваши лучшие создания служат мне! Ваше оружие всех вас и уничтожит. Думаю, что справимся! Надо же, — он озадаченно хмыкнул, — я разговариваю сам с собой… Так и с ума сойти не долго в этой глуши!

Глава 11. Есть ещё время для веселья.

Ярдворд Ледоруб в сопровождении Арэ, Сумрачного Воина, Альсаны и Кордара приближался к ладорскому трактиру. К лошадям короля и некроманта были пристёгнуты сумки с золотыми и серебряными монетами – зарплата для наёмных воинов. Подобного добра было полно в тайных пещерах Ледоруба. К седлу коня Арэ, в отличие от других, была пристёгнута сумка с чистыми вещами для Его Величества. В Ладоре, так же, как и в деревне Онарод, для вернувшихся воинов затопили баню, и король решил присоединиться, а вначале он, конечно же, поощрит своё войско. Но не успели они остановиться у порога трактира, как из-за двери заведения к ним навстречу вышел никто иной, как один из агентов КСБ – Альдекор. В знак приветствия он помахал рукой. Подождав, когда всадники спешатся, он подошёл к Ярдворду чуть ближе и громко шепнул:

Ваше Величество, там такое!

— Что там? – спросил Ледоруб, начиная отстёгивать кожаную сумку от седла своей гнедой кобылицы.

— Монах, Ваше Величество! – бывший пират взволновано пригладил зачёсанные в полухвост каштановые волосы, его изумрудные глаза блестели тревожными огоньками.

— Какой монах?

— Молодой монах Альмор. Призывает всех к услужению Двум Братьям, в их Орден зазывает. Разглагольствует о равновесии. Эту весть уже всем агентам КСБ доложили, но пока не совсем понятно, что происходит. Тайком говорят что-то о возрождении великого зла в лице переродившегося Альтора Морлога. Клянусь морским дьяволом, подвешенном на рее!

Сумрачный Воин обеспокоено обвёл взглядом короля и агента, и остановился на Ярдворде:

— Ваше Величество, позвольте мне самому разобраться с этим делом, а потом я всё доложу вам. Возможно, ещё одна война, ещё одно сражение предстоит нам уже совсем скоро. Но вы и ваши воины пока что должны отдохнуть, ещё есть время. Приблизительно сутки до подготовки и вызова подкрепления с ближайших земель. Когда я всё выясню, я обязательно вам всё доложу, надеюсь, КСБ не будет против? – он выразительно посмотрел на бывшего пирата, ставшего агентом КСБ.

— Ничуть! – с облегчением выдохнул Альдекор, избавляясь от неприятной для себя работы, ведь он когда-то сам нанимался на службу Альтору Морлогу ради собственной выгоды, когда был ещё пиратом.

— Вот и хорошо! – мягко сказал некромант и улыбнулся уголками тонких губ.

Кордар, по-айсгвански недоверительно нахмурившись, посмотрел на своего друга, понимая, что тот явно что-то замыслил, и, скорее всего это связано с той самой книгой из библиотеки короля Аглена.

Полуэльфийка Альсана тоже догадывалась об этом, но промолчала, зная, что пока что всё идёт так, как должно быть.

Король внял совету некроманта и беспокоить воинов вестями о войне пока не стал, но попросил КСБ распространить эту новость на другие земли с просьбой о помощи, опасаясь того, что его сил явно будет недостаточно, чтобы противостоять Морлогу, Тёмному войску и брату Шамана. Хорошо, если на помощь откликнется кто-нибудь из Создателей, а если нет? Не часто приходится воевать с богами и их созданиями, наделёнными божественной силой.

— Ты всё правильно сделал, – твёрдо сказал Софорт Лис в полдень следующего дня, похлопав Ярдворда по плечу, объятому в меховой плащ, поскольку в замке Ледоруба всегда было холодно, и успокаивающе улыбнулся своей хитрой лисьей улыбкой — как я понял, тот молодой монах, как тебя с некромантом увидел, так быстренько удрал… Забавно! Да, нам всем нужно вдоволь жизнью насладиться успеть, а тебе, друг мой, жениться!

— Спасибо за совет! – засмеялся король, сидя на обтянутом мягкими шкурами деревянном троне-полудиване с каменными ножками.

Полукругом за троном в каменном полу в специальной отопительной канаве горел огонь, отсвечивая в задней зеркальной стене зала, создавая свет около короля. Выглядело это очень эффектно, выделяло самую важную персону в этом помещении. На высоких стенах, обвешанных гобеленами, отражались огромные тени собеседников.

Софорт, не сводя внимательных светло-карих глаз с друга, с почётом поклонился и откомментировал:

— Я рад дать совет одному из самых угрюмых королей и убедиться, что если он и умрёт когда-нибудь, то, скорее всего, в порыве собственного смеха, или, расхохочешься врагу прямо вот так вот в лицо!

— Знаешь, если бы не было тебя, я бы так не смеялся! И если бы ты успел развеселить меня перед смертью, я был бы тебе очень благодарен!

— Я запомню. Яр, но я надеюсь, что ты нас не оставишь одних с этими из КСБ?

Ярдворд резко прекратил смеяться, и его лицо вновь стало подобно ледяному камню:

— Скажи, ты тоже не совсем доверяешь им и считаешь, что они как-то связаны с Алым братством, если дали им и официальное право на существование их Ордена?

— Да. Это очевидно. Алое братство нагло организовывает своё войско, прикрываясь Орденом. Но мне кажется, что твой некромант знает куда больше, чем мы, и возможно, даже больше, чем КСБ. А главное, наша борьба – его борьба! Кроме того, думается мне, что он и по каким-то личным причинам хочет помочь нам в войне с возродившимся злом и родственной ему силой.

Ледоруб расправил по плечам косички и локоны своих русых волос и задумчиво проговорил:

— Да, в этом явно кроется нечто большее… И Морлог пока не явил свою силу и не тянет сюда своё Тёмное войско. Похоже, что выжидает удобного момента. Немного времени у нас и правда есть! Надеюсь, Сумрачный Воин не ошибся… Лис, спасибо тебе за всё! Вино будешь?

— Эге, будешь. Но только после того, как мы тебя сегодня поженим! Или ты хочешь упустить свою прекрасную и воинственную Варгат? А она ведь так может… Подождёт, подождёт, решит, что ты пошутил, например, да и выскочит за своего пиратика, а у брата её вдвойне сердце кровью обольётся, и глупостей потом от всего семейства сверх самой высокой горы отгребай!

— Ты прав, лисий твой нюх! Уговорил!

На крыльцо одного из деревенских домиков в Ладоре вышли Лисица и Яра. Они обе были непривычно одеты в длинные платья с разрезами по бокам специально для верховой езды, что предавало им ещё большую красоту и женственность, впрочем, как и вплетённые в их волосы цветные ленточки. Вслед за ними вышла и Варгат. Она, как обычно, была в белом, но на сей раз это было длинное белое платье так же с разрезами, обшитое по краям белым богатым мехом, подпоясанное ажурным золотым поясом. Её светлые волосы были аккуратно расчёсаны и красиво переливались в лучах полуденного солнца. Две тоненькие косички, переплетённые с белыми лентами, поддерживали на её голове цветочный венок из невинных ромашек и простых колокольчиков.

— Глядите! – Лисица указала рукой на двоих всадников, выехавших из гор в поле, — это они! Вот видишь, Варгат, твой жених держит своё слово! Мой Софорт, конечно, тоже прекрасен, но из-за Лиса вчера после бани мы с Вэрмором договорились быть братом и сестрой…

Сумрачный Воин в этот день был в коричневой тунике поверх серой рубахи, подпоясанный позолоченным ремнём, и в серых трико, заправленных в лёгкие коричневые сапоги, поэтому лишь позолота придавала ему более праздный и официальный вид, его блестящие светло-русые волосы были аккуратно расчёсаны. Он окинул задумчивым взглядом праздничный Ладор. Гулянье по поводу свадьбы было в самом разгаре. Солнце начинало клониться к горизонту, а в деревне громко звучала музыка, смешиваясь со звоном бубенчиков на белых сапогах жениха и невесты, выплясывающих под ручку в середине хоровода. Некромант улыбнулся, взял с длинного деревянного стола, поставленного на полянке, один из посеребрённых кубков с красным вином, перчатками в другой руке отогнал от еды назойливую муху, отхлебнул напиток, вернул кубок на стол и направился в сторону главного тракта. Это сразу же заметили Альсана, Кордар и Йорни Рысь.

— Ты куда? – остановил его айсгван.

— Хочу прогуляться, от шума устал, – незатейливо ответил некромант, — хотите пойти со мной? Альсана?

Девушка поправила ремень перекинутых за спину поверх синего балахона ножен с необыкновенным деревянным мечом и молча кивнула, глядя в голубые глаза своего жениха-колдуна.

— Тогда дай мне руку, милая! – он протянул ей свою ладонь, уже объятую в коричневую кожаную перчатку.

Полуэльфийка вложила свою руку в его.

— Ты, как я понял, уже научилась контролировать свои способности, –продолжал говорить он, — молодец! Ну что же, друзья, пойдёмте, прогуляетесь вместе со мной, если хотите! Дочка? Кордар?

— Разумеется, хотим! – Кордар последовал примеру друга и взял Йорни за руку, — мы с твоей дочкой вас одних в такое время не отпустим!

Они обменялись дружескими улыбками и вместе направились по главному тракту в сторону леса, что с другой стороны гор. Естественно друзья побеспокоились за некроманта, по ту сторону гор-то и КСБ рядом может не оказаться, и не увидит никто, если вдруг кто-нибудь из Алого братства решит напасть самым подлым образом.

Софорт Лис, танцевавший в стороне от хоровода с Лисицей, краем глаза заметил их уход и потянул подругу за собой к центру общей пляски. Там он остановил Ледоруба и отозвал его поговорить у стола, ещё полного разных вкусностей, за бокалом холодного полусухого красного вина, отличавшегося мягкостью вкуса и тонкостью аромата, привезённого кем-то из бывших пиратов с далёких южных земель. Они удалились, оставив Лисицу плясать с Шейторкидом, а Варгат с Вэрмором, просто вытащили их в центр круга и вручили им своих девушек.

Внезапно из толпы вылетел разнаряженный в белое златовласый парнишка – брат Варгат. Он с силой оттолкнул Вэрмора от своей любимой сестрёнки.

—Ах ты наглёныш! – прокричал кнесов сын, — ты не имеешь права обнимать мою сестру! – его кулак устремился в лицо Найдёныша, но рассёк лишь воздух.

Вэрмор ловко увернулся и парой быстрых движений уложил буяна на твёрдую присыпанную песком почву, затем произнёс:

— Смирись, Багуар! Она теперь жена короля, и король мне сам её танцевать вверил! А любимая сестра и у меня есть! – он посмотрел на Лисицу сверкающим бирюзовым взором. Увидев также, что пляска остановилась, и все с интересом наблюдают напряжённую картину, он, спрятав всю неловкость глубоко внутри себя, договорил то, что буквально само рвалось с языка — Но, как видишь, я не бросаюсь на Шейторкида с кулаками! Мы не должны враждовать между собой! А особенно накануне встречи с настоящим общим Врагом!

— Вэрмор прав! И у нас действительно война на носу! – Шейторкид Волк навис над юным аристократом и, протянув ему руку, помог подняться, а потом всё также спокойно и дружелюбно добавил — а для особо буйных у нас шахты есть, там на происхождение не смотрят!

Хорошо, что он ещё не вспомнил о месте под названием Гардурий у северо-западного края Северной земли между реками Анот-Киир и Ландой рядом с башней КСБ Нин-Карот. Оно представляло собой огороженную территорию, усиленно охраняемую шестью небольшими башнями КСБ, разделённую на два корпуса: тюрьму для особых случаев и лечебницу для умалишённых.

— А я попадать в шахты не советую! – выкрикнул из круга Хэрод Ястреб.

Яра нашла взглядом среди притихшего хоровода кнеса Лейнсина и его жену, те явно вмешиваться не собирались, и тогда она вставила своё слово:

— Я согласна с Хэродом, нет в шахтах ничего особо привлекательного, кроме самих кристаллов. Поэтому лучше тебе завязать с ребячеством и стать настоящим воином, например, если так подраться любишь!

Обиженный Багуар стряхнул песок с рукавов белой кружевной рубашки, скорчил недовольную физиономию и молча побрёл к одному из деревенских домиков, в которым теперь жило кнесово семейство.

— Эй, подожди-ка меня! – окликнул его чей-то знакомый возглас.

Юноша остановился и обернулся. Его задержал бывший пиратик Байкор — сын капитана, который привёз их на Северную землю. Парнишка был одет в шёлковую рубашку балотно-зелёного цвета и такие же штаны, эта одежда превосходно сочеталась с таким же цветом камней, вставленных в позолоченные шпоры на чёрных ботфортах. Байкор быстро догнал своего бывшего соперника и предложил:

— А может, выпьем вместе за общую потерю? – он поправил за уши русые кучеряшки.

— Что ж, я не против! – кнесов сын думал недолго, хотя изначально ему хотелось послать новоявленного дружка ко всем чертям с его предложением, вспомнив об их неравной и позорной для него дуэли, когда сабля этого юного пирата могла запросто сломать его шпагу, и потому этот нахал только играл с ним, делая вид, что дерётся, но понимание всё же взяло верх.

— Тогда подожди, я сейчас! Скажу кое-кому парочку слов!

Байкор подбежал к перешёптывающемуся о происходящем хороводу, протиснулся в круг и остановился напротив красавицы Варгат. Его смазливое лицо было искажено ревностным негодованием: на лбу появилась хмурая складка, а на подбородке ироничная ямочка, синие глаза под густыми чёрными ресницами стали ещё более задумчивы и печальны. Именно с таким видом, и, положа руку на сердце, он произнёс свою речь, обращённую к молоденькой королеве:

Любовь моя, отважился ли вновь

Оговорить я вас такою славой?

Запью вином яд ваших слов,

Для вас останусь лишь забавой.

Быть может, братец ваш расскажет мне,

Как быть неопытным влюблённым,

Гореть, сжигая всё вокруг себя в одном огне,

Но встречи с вами миг я называю добрым!

Я заглушу в себе былую боль,

И никогда не видел я тех королев, что вас прекрасней,

Но поступлю, как мне прикажет ваш супруг и мой король,

И от того судьба любви моей опасней…

На этом он сделал многозначительную паузу, почтительно поклонился, на что и Варгат ответила ему надменным поклоном. Затем он одарил поклоном Вэмора со словами: « Я восхищаюсь вашим благородством! Хотя, мне не совсем понятно, что за силы покровительствуют вам, и почему вы так холодно относитесь к любви и богатству, и так пылко ко всеобщей дружбе?». После этого, зная, что не услышит ответа так сходу, он развернулся и поспешил к ожидавшему его другому страдальцу Багуару, пока тот не наделал очередных глупостей, которые были написаны на его аристократичном и немного квадратном со слегка впавшими щеками лице его удручённым выражением. Вместе они направились обратно к столу, и затихшее ненадолго веселье разгорелось с новой силой.

Пока одни веселились, те, кто ушли прогуляться, уже достигли леса предгорья. И вот, Альсана, Йорни и Кордар стояли под молодыми кронами лиственниц и редких берёз, перед непроглядной еловой тенью, окутанные лёгким вечерним туманом и ждали Сумрачного Воина.

— И долго он там ещё? – подбочившись пробурчал айсгван, — пока мы тут торчим, в Ладоре без нас допивают самое вкусное вино и танцуют. А друг наш… Тож мне смельчак выискался, шастает он в одиночку по лесу в такое время! Ещё и птицы смолкли!

— Успокойся! – Йорни Рысь ласково провела ладонью по его небритой щеке, покрытой щетинкой светлых волос,— он просил подождать, значит, мы должны ждать его здесь!

— Ничего с ним не случится! – уверенно сказала Альсана, — он сейчас уже вернётся!

И действительно, как только она это произнесла, послышался шелест травы и звук приминающегося зелёного мха под осторожной приближающейся поступью. Вскоре из-за густых еловых лап показался и сам некромант. В руках он держал книгу – ту самую, с которой исчез из замка Аглена алый маг.

— А сейчас предлагаю поспешить обратно в Ладор! – слегка улыбаясь проговорил он.

Глава 12. Единство, как в ночи пожар…

Заканчивался шестой день после свадьбы Ярдворда Ледоруба, но никаких вестей о начале войны или о прибытии помощи не было, и каждая сторона просто продолжала организовывать свои войска. Правда, Шаман думал, что Алое братство, которому он доверил воскресить Морлога как своего воина против собственного брата, не решится предать его, хотя допускал возможность того, что они могут помогать и его брату во имя равновесия и Вечной Войны Двух Братьев. Естественно, для Четвёртого Создателя эта предстоящая битва – новая возможность наконец-то разделаться со своим братом и извечным соперником. Однако ж, о заговоре Святой Киллаты с Межмировым патриархом-инквизитором он ничего не знал, как и об их истинных целях. Развязать войну между богами и их созданиями, держать власть над миром и мир под своим гнётом, добиться уничтожения этого мира, а потом возродить его и властвовать – вот истинная цель заговора. Кровавая алчная цель Алого Ордена.

За многочисленными деревьями над далёким морем розовым светом раскинулся закат, поблёскивая сквозь листву изящным кружевом, предвещая тёмную ночь второго месяца лета, поскольку белые весенние давно закончились. Найдёныш вышел из дружинного дома и направился на небольшой холм к задумчиво любующемуся этой красотой Софорту.

— Лис! – отвлёк его Вэрмор.

Лесной правитель медленно обернулся. О, как же он напоминал гордого матёрого лиса, да ещё эти его две седые пряди на длинных каштановых волосах прибавляли его молодому возрасту мудрое и благородное великолепие. Его хитрые светло-карие глаза на сей раз не смогли скрыть печали.

— Это время уже близится, — негромко проговорил он, — я чувствую.

— Ты это о войне? – поинтересовался юноша, поправляя меч в ножнах за спиной с перевязью поверх коричневой рубахи.

— О ней, малыш, о ней! – без утайки ответил Софорт. — А ты что, уже отужинал?

— Да, я уже поел, попил, – пробормотал парень, проверяя наличие пристёгнутой к ремню фляги.

Пронаблюдав это, повелитель вопросительно приподнял бровь:

— А собрался куда?

Вэрмор поднял на своего воеводу глубокий бирюзовый взор:

— Прогуляться хочу, с лесом поговорить, может, что интересное узнаю!

— Сейчас? Один?

— Да. А иначе я не смогу, одному проще!

Софорт Лис покачал головой:

— Это небезопасно!

— Знаю. Но иначе не могу. Кстати, тебя Лисица просила позвать, она тебя ждёт! – он неловко поправил за уши рыжие косички.

— Ясно. Ну что же, ладно, ступай, друг, но будь осторожен! Береги себя! И удачи!

— Я постараюсь. Спасибо! – улыбнулся парнишка.

— Вот и хорошо! – подмигнул ему Лис и про себя добавил — а я к Лисичке! – и пошёл в дом.

Ну а Вэрмор грустно вздохнул и побрёл по сырому после двухдневного дождя лесу в северном направлении, в сторону переправы.

Солнце почти село, скрывая тени в наступающем сумраке, когда Найдёныш уже оказался на ранее знакомых местах, у Полумёртвого болота. Самое время для того, чтобы наблюдать за магическими тайнами мира. Только сейчас сквозь общий белёсый туман над жутким болотом стала заметна зеленоватая дымка, а торф и ряска стали полупрозрачной светящейся зелёной водой, в которой просматривались бледные тела навеки заснувших воинов. Парень постоял, посмотрел на всё это. Но не найдя для себя в этом зрелище ничего особо интересного и нового, он отправился дальше бродить по лесному царству.

Вскоре на фиолетовом небе появились первые звёзды. Вэрмор ходил, тихо разговаривал с потемневшими силуэтами деревьев, слушая и понимая их неведомый для обычного человека язык. Всё было спокойно, но внезапно беседу прервал иной звук, похожий на чьё-то негромкое пение. Да, это действительно кто-то пел. Голос был похож лёгкий хрустальный звон, на весеннюю капель, на ударяющиеся о водяную гладь дождевые капли, на умеренный морской ветер и всплеск волн… Юноша сам не заметил, как последовал к этому голосу, к этой песне, подобной зову. Чем ближе становился голос, тем разборчивее становились слова:

Всё же кто же

Остановит мои слёзы и мечты,

Холод в коже,

Не согреет ветер летней красоты

Бирюзой своих очей

И огнём своих волос

Не войдёт во мрак ночей,

Не увидит моих слёз,

Ночь опасна в алом цвете,

Но пока что бел туман,

И при звёзд небесном свете

Не сразит бедой обман…

Найдёныш остановился среди старых широких берёз и склонившихся к воде тонких ив, на самом краю берега реки. Берег был довольно крутым, хоть и не высоким, тридцатью сантиметрами вниз уже была вода, она блестела сквозь туман отражением ночных светил. Голос затих, и парень стал бегать взглядом по краю воды, пытаясь разглядеть хоть чьё-нибудь живое присутствие.

Неожиданно за его спиной раздался звонкий девичий смех, а затем последовал и вопрос:

–– Ни меня ли ты ищешь, добрый молодец, именуемый Вэрмор-Найдёныш?

Вэрмор вздрогнул и резко обернулся, хватая незнакомку за тонкое запястье холодной мокрой руки:

–– Откуда ты знаешь моё имя? Кто ты?

Перед ним стояла невысокая хрупкая, вернее, миниатюрная девушка с синеватым цветом кожи, окутанная лёгким свечением. Её наготу скрывали красивые распущенные волосы цвета морской волны. На её милом лице немного резковато выделялись скулы, а глаза были загадочными, тёмными, словно видящими всё насквозь.

— Пусть тебя не удивляет то, что я знаю тебя, как и кого-либо другого в этом мире, каждый прикасается к воде, или вода прикасается к каждому, например, во время дождя. Я Богиня Воды. Я ждала тебя. Я хочу поведать тебе кое-что из того, что происходит, и что должно произойти.

Юноша отпустил её руку.

–– И что же ты хочешь мне рассказать? И зачем? И что я буду должен тебе?

— Сколько вопросов… Не торопи время, его и так мало! – она улыбнулась, — ты сам всё скоро увидишь! Следуй за мной!

Она повела его вдоль берега, а когда они дошли почти до парома северной переправы, не выходя на главный тракт, резко свернули, углубившись в лес. Это было немного отдалённое от видимости башен КСБ место. Очень скоро послышались голоса.

–– А теперь стой и наблюдай! – тихо сказала Богиня Воды.

Найдёныш немного раздвинул сосновые ветви и увидел двух интересных личностей, с одной из которых был знаком. Полуэльфийку Альсану он знал, а вот темноволосого парня в алом плаще, да ещё и с чем-то светящимся в руках, кажется, видел впервые.

— Хелгорд, – произнесла Альсана, — зачем мы переместились сюда? Нельзя было поговорить ближе к Ладору?

— Это так странно, – проговорил алый маг, зажимая в кулак сияющий камень. — Этот лес во владениях Софорта Лиса оберегается даже богами, недруги здесь не ходят. Думаешь, что если я помог Алому Ордену оживить Морлога в лице их монаха, то, значит, когда придёт время Великой Битвы, я буду на их стороне? А твой ненаглядный, которого ты не видела уже целых пять дней, твой некромант, не просил передать мне благодарность за то, что я вернул в его драгоценную книгу лист с заклинанием, который выкрал Тигват. Ярдворд Ледоруб считал Тигвата своим послом. Но Тигват давно тайно служил Алому Ордену. У него в замке Аглена была своя миссия – достать заклинание возрождения. Кстати, у Кордара в библиотеке эту книгу действительно забрал я, но по голове ему дал мой сводный брат лорд Адлос, которого я успел отправить через портал на его земли. Сам я таким образом уйти не успел, потому что моим силам оказали противодействие, и сделал это Мэган. Твой Сумрачный Воин не помнит про свои старые грешочки? Сын его Мэган вырос, стал некромантом, подался служить в Тёмное войско, чтобы когда-нибудь встретиться со своим отцом и отомстить ему за то, что он когда-то бросил его с матерью. Хотя, с мамой Мэгану определённо не повезло, с её характером!

— Что? – чёрные брови девушки от удивления взмыли вверх.

— Да, это истинная правда, могу поклясться на крови Богов! Не смотри, что твой милый выглядит так молодо. Мне ли рассказывать тебе о бессмертных сущностях? Тебе лучше рассказать ему про Мэгана. Хотя, мне кажется, Мэган уже успел изучить своего отца и передумал убивать. Уж не знаю, как он поведёт себя на поле боя. Да, мне удалось подружиться с Мэганом, и он стал таким откровенным… Я отдал ему ту самую книгу с твёрдым условием, что он как можно скорее передаст её твоему Сумрачному Воину и расскажет про Тигвата. Альсана, я не буду против вас! У меня свой интерес к этой битве! – его янтарные глаза загадочно сверкнули. –– А тебя я привёл сюда не только для того, чтобы сказать тебе это, но ещё и познакомить кое с кем, кого сам давно не видел.

— Ты это обо мне? – послышался голос, прозвучавший словно со всех сторон леса.

— Да, матушка, — сказал маг, — я хотел поговорить с тобой, прежде чем встречусь со своим отцом.

Тут же прямо перед ним замерцал туман, и проявился образ красивой молодой женщины с зеленоватым цветом кожи, с длинными гладкими как шёлк золотисто-зелёными волосами, украшенными венком из красных цветов. Одета она была в прямое зелёное платье, подол которого едва касался её босых пят, но ещё больше подчёркивал стройную фигуру боковым разрезом до бедра.

— Я рада видеть тебя, Хел, и тебя, вечная супруга Пламени, дарующая жизнь и смерть, любовь и гнев, знающая судьбы хранительница Великого Деревянного меча Эльфов, – она с одобрением посмотрела на полуэльфийку, — во имя равновесия, ты ещё сыграешь свою роль в истории миров. Но будь осторожнее, межмировой патриарх несёт опасность для тебя и твоего Сумрачного Воина, и он ради своей жажды власти попытается забрать у тебя меч – не отдавай! Все хотят власти… Но мой сыночек молодец, что помог благородному отряду попасть в гору Орадан и уничтожить амулет Власти, а вместе с ним самоуничтожились и все остальные осколки этого проклятого камня. Столько бед было из-за него! Правда, к сожалению, продолжает вредить и сама память о нём. Четвёртый Создатель всё ещё хочет отомстить всему семейству Великого короля Аглена Первого за присвоение амулета Власти, и прежде всего, потомкам короля Тэгланора, являющегося внуком старого Аглена и сыном Элехора, за то, что именно Тэгланор убил Морхарда, который был сыном Четвёртого Создателя, а всё из-за проклятого амулета. Именно Шаман в отместку Тэгланору возродил в его сыне Альторе, наследном короле эльфийского королевства Хэвенбеля и наследнике амулета Власти, злобную сущность своего сына Морхарда, ну и теперь решил возродить его снова. Но на сей раз это отличный шанс уничтожить Морхарда, Морлога, а ныне Альмора навсегда и исправить все его ошибки. Хелгорд, меня нужно представлять этой девушке?

— Разумеется! – тонкие губы Хелгорда преобразились в улыбку, — Альсана, познакомься, это Лесная Богиня Эльнет, – он сделал в имени богини правильное ударение на первый слог, а не на второй, как это было принято в Алом Ордене. — Она на самом деле приходится мне матерью. А тот, о ком ты уже, наверное, слышала, Карарт, этот воин и маг, которого создала Тёмная Богиня Лэрра, который, теперь эльф Ра Шинг и главнокомандующий Тёмного войска, он мой отец.

— И каковы твои намерения, относительно твоего отца, когда вы встретитесь на поле битвы? – поинтересовалась Эльнет.

Алый маг ответил, не задумываясь:

— Скорее всего, я попытаюсь его убить! Он должен заплатить за всё, что натворил!

Лесная Богиня опустила глаза:

— К сожалению, скорее всего, он попытается сделать то же самое с тобой. Так что, будь осторожен! А ещё, я должна предупредить! Владыки-Стихии очень недовольны Создателями и их помощниками, то есть, нами – молодыми богами-стихиями, потому что не можем поддержать порядок в мире, который они доверили нам. Если мы не исправим эту ошибку с Морлогом, — она подняла длинные густые тёмные ресницы, посмотрев на сына, и в её лиловых глазах блеснули слезинки, — да если даже и исправим, грядущая битва может разгневать Владык-Стихий ещё больше. Понимаешь, о чём я? Может начаться война Богов!

— Не беспокойтесь, – заговорила Альсана, — мы сделаем всё, чтобы поддержать равновесие, даже если оно пошатнётся войной Богов! Я постараюсь никогда не пускать в ход разрушительный гнев эльфов, гнев Лесной Души, то есть, свой Деревянный меч.

— Ну что же, – Эльнет развела руками, — тогда остаётся лишь надеяться и верить. Желаю вам удачи! – на устах её застыла улыбка, и богиня, замерцав, как и при появлении, растворилась в воздухе.

Хелгорд поправил выбившиеся из-под капюшона чёрные пряди волос и нарушил кратковременное молчание:

–– Вот видишь, как всё может обернуться.

— Да уж, – полуэльфийка поставила пальцы левой руки на пояс и задумчиво вскинула голову, при этом её золотисто-русые волосы опустились до пояса,— теперь многое проясняется… Хел, не проводишь меня обратно в Ладор?

— Ну, конечно же. А дама сейчас контролирует свою способность? – маг отпустил края своего плаща, и под алой тканью тут же сверкнули чёрные доспехи.

— Контролирует.

— Тогда, позвольте! – он взял её под руку, и вместе они медленно скрылись за деревьями.

Вэрмор перевёл взгляд на Богиню Воды:

— Как всё запутанно, но, тем не менее, для меня многое прояснилось. Спасибо тебе!

Девица усмехнулась и сию же секунду прильнула к Найдёнышу, нежно положив ладони на его плечи. Он, не удержавшись, обхватил её за талию и почувствовал, как она дрожит всем телом, как сильно бьётся её сердце.

— Вэрмор! – её взгляд стал умоляющим, — я не знаю, что ещё могу сделать для тебя… Но я знаю, что ты – сущность, и постараюсь сделать всё, чтобы тебя уберечь. Ты не представляешь себе, сколько ты можешь сделать для меня и своих друзей… И, пожалуйста, останься сегодня со мной!

Вэрмор понял, что подобное сильное чувство он испытывал лишь к Лисице до тех пор, пока не вручил её Софорту, сделав своей сестрой. Мысли об этом дружеском поступке часто терзали его и были причиной периодической меланхолии, но сейчас приятные энергетические потоки очищали и исцеляли его израненную благородную душу. Ладони Богини всё ещё лежали на его плечах, она в его объятиях ожидающе смотрела на него. Ну как он может ей отказать? Как может пойти против того, чего хотелось бы ему самому? И как же сладок её поцелуй…

В полдень следующего дня Ярдворд Ледоруб вошёл в почти пустующий в такой приятный тёплый день ладорский трактир и сразу же направился к самому длинному в этом заведении дубовому столику у окна, щедро залитому солнцем. Там его уже ожидал Софорт Лис в обществе Лисицы, Вэрмора, Шейторкида, Хэрода и Яры. Они потягивали пиво из больших кружек. Король и его гости как обычно поздоровались друг с другом скромными кивками. Затем Ледоруб, не мешкая, сел на свободный табурет напротив Софорта.

— Что расскажите, друзья мои? Какие новости? – с нетерпением спросил Ярдворд и только после этого громко обратился к трактирщику — Эй, Тагай! Что-то пустовато сегодня у тебя здесь! Принеси-ка нам ещё пива на всех! Кстати, где твоя прелестная помощница?

— Сейчас доставим-с к вашему столу, Ваше Величество! Всмысле, пиво! – раздался ответ со стороны стойки. Тагай Мясник как раз пытался открыть только что прикаченный из холодного погреба бочонок. –– А дочка моя помогает на кухне с тех пор, как сюда зачастил этот Кордар!

–– Не будь таким строгим, Мясник! – крикнул Шейторкид. –– Могу ручаться, что любой, кто посмеет тронуть твою дочурку, отведает не только твоего топора, а ещё и сладости волчьей пасти вместо поцелуя красотки!

–– Сам разберусь! – проворчал Тагай.

Ледоруб сделал вид, что не услышал замечания в адрес одного из своих воинов, а Шейторкид Волк поспешил согласиться с трактирщиком:

–– Ну хорошо, только не пойми меня неправильно, но ворчи на тех, у кого пусто в голове! То есть на тех, из-за кого сегодня пустует твоё заведение, в такой-то жаркий день! Им, похоже, за стенами монастыря больше нравится!

— Ярдворд, – начал Софорт, пока Волк прекратил разглагольствовать, — так и быть, не стану томить тебя ожиданием и тянуть время, оно и так уже достаточно протянулось. У меня хорошие новости! В Онарод прибыли послы, и в Таэрун продолжают прибывать корабли с людскими и эльфийскими войсками. Они заранее были упреждены о возрождении Морлога, ещё до нашей просьбы о помощи, понимаешь? Они согласны быть нашими союзниками и сражаться против возродившегося зла вместе с нами!

Король от радости подскочил с табурета:

— Дождались! Наконец-то! А кто там именно? Нам же теперь нужно столько всего обсудить!

Сурового вида чернобородый трактирщик оказался рядом как нельзя кстати, тем более с подносом, заставленным кружками с пивом. Ледоруб мгновенно подхватил одну из них:

–– Давайте за успех и крепкий союз, друзья!

И кружки ударились друг о друга, плеская пенистым напитком.

Лис, сделав несколько больших глотков, поставил кружку на стол и поднял приставленную до этого момента на полу к стене лютню.

— И так, дорогие мои, – он ударил по струнам, — порадую вас и песней! Я добавил в одну старую пару новых куплетов.

Из-под ловких пальцев лесного правителя полился героический мотив, и он запел:

Когда б нам было не до песен?

Наш мир прекрасен, мир чудесен,

И мы должны его спасти,

И в сердце храбрость пронести

В кровавый дождь на поле боя,

В себя поверив как в героя.

Усталость, прочь! Есть новый дар –

Единство, как в ночи пожар,

Горят сердца, рассеяв тьму,

Подобно солнцу одному!

Пусть враг силён, вновь возродившись,

Вдруг жизней, душ чужих напившись,

И в прошлом столько бед нёс он,

Что нет, не будет он прощён!

С земель других народ придёт,

Лишь мёртвый враг к ногам падёт!

И на этом месте вся дружеская компания начала подпевать:

Усталость, прочь! Есть новый дар –

Единство, как в ночи пожар,

Горят сердца, рассеяв тьму,

Подобно солнцу одному!

Крепись, вставай и в бой народ!

Наш мир нас к этому зовёт,

Создатели иль братья-боги

Войной рисуют нам дороги,

Где алый цвет грозит бедой,

И в каждом должен жить герой!

Усталость, прочь! Есть новый дар –

Единство, как в ночи пожар,

Горят сердца, рассеяв тьму,

Подобно солнцу одному!

Горят сердца, рассеяв тьму,

Подобно солнцу одному!

Глава 13. Знания рождают свет надежды.

Первые лучи солнца играли радужными бликами в бурлящей воде, летящей с десятиметровой горы едва заметным трёхступенчатым каскадом. Знаменитый Ладорский водопад на востоке владений Ледоруба, узкой речушкой впадавший в озеро Тангор, был главным источником, изначально поившим Ладор и орошавшим его поля да пастбища, потому что колодцы вырыли позже.

Утро было очень ранним, в Ладоре не спали только птицы, щебет которых глушил шум падающего с горы ручья, да Альсана. Мокрая от брызг водопада она стояла немного в стороне босыми ногами на камнях по пояс в воде, где не было особо сильного течения. Все её вещи и два меча лежали неподалёку от неё на берегу, на аккуратно расстеленном поверх сочной травы голубом плаще. Полуэльфийка опустила руки в воду и сложила их в форме чаши. Глядя в неё, она произнесла:

Спасибо тебе, жизнь дающая, милая,

Да пречистая, духом сильная,

Не смотря ни на что, живёшь ты так смело,

Очисть перед битвой мою душу и тело,

Наполни меня силой полною чашей,

Мы потом насладимся победою нашей!

В то же время Вэрмор-Найдёныш стоял так же, как и Альсана, по пояс в воде, но в Анот-Киир, на том самом месте, где впервые повстречался с Богиней Воды, где с берега кланялись ивы. Парень говорил:

Очисть перед битвой мою душу и тело,

Наполни меня силой полною чашей…

Тут в рассветном зеркале реки нарисовался образ той самой богини.

–– Мы потом насладимся победою нашей! – договорила она за него.

Вэрмор обрадовано улыбнулся. Спешить было некуда, поскольку с Софортом, которого он уже ввёл в курс дела, рассказав о своей связи с Богиней, и о том, что ему стало известно, благодаря ей, договорился присоединиться к дружине на подходе к северной переправе. По всем известным данным битва должна была развернуться в полдень в полях у озера Лэтир, но осаждать сам монастырь Алого братства, конечно же, никто не намеревался. Враги будут ждать, пока они соберутся, и тогда придут сами, дабы показать своё мнимое благородство и, так сказать, не запятнать свои честь и достоинство свинским поведением, явившись без предупреждения.

Встречать часть вражеских господ решили ещё и всем флотом. По согласованию Ярдворда, КСБ, Софрта и прибывших на боевых кораблях их союзников было решено выстроить в одну линию вокруг Северной земли все корабли, оснащённые боеспособными пушками. По этой причине порт Таэрун начал потихоньку пустеть ещё с вечера. Создавать оборону лучше заранее. Башни КСБ не смогут дать отпор воздушной армии Морлога, всяческим демонам и ордрагам – драконокрылым существам, мутировшим из орков, защищённым непростой бронёй, а вот у пушек есть шанс уничтожить хотя бы часть их полчищ, не подпуская к Северной земле, если они решат окружить материк перед полной атакой. Шаман решился уничтожить и брата, и Морлога, дремлющего в теле монаха Альмора, подобно вулкану. Брат его наивно полагался на своего могучего воина, однако ж, Морлог втайне предпочёл уничтожить всех, кто не захочет ему подчиниться. В этом случае без хорошей защиты не выжить.

В число оборонных кораблей вошла также и шебека сорокалетнего Оллисмина, который решил завязать с пиратством и начать новую жизнь наёмного капитана и честного человека, дабы не подавать сыну плохой пример. Олли – тот самый капитан, что привёз семейство кнеса Лейнсина на Северную землю, отец Байкора. Отец и сын имели сходство не только во внешности, в её привлекательности, но и в характере: оба храбры, предприимчивы, язвительны на язык, умелы в бою, но неисправимые романтики, обладающие кучей достоинств настоящего джентльмена. В этот день вместе с отцом и немногочисленной командой из агентов КСБ, то есть бывших пиратов, на борту родного корабля был и Байкор. Когда их судно, сложив паруса, встало на якорь между айсгванским фрегатом и линкором Контрольной Службы, этот юноша, гордо выпрямившись, стоял у левого борта под тенью реи. Да, справа было прекрасное море, а слева берег, башня и посёлок КСБ под названием Ирол-Лур, дальше лес, горы и замок Ярдворда Ледоруба; там Варгат, любимая Варгат!

Не отрывая взор от берега, Байкор выразительно произнёс:

Я обещаю вам, что все свои пороки

Сложу на плаху с головою в кротчайшие уж сроки!

Его руки само собой сжались в кулаки, когда он попытался затушить в себе вмиг вспыхнувшие горькие чувства.

–– Как жаль, – продолжал говорить он, –– что ничего не сказал тебе раньше, Варгат, жаль! Правда, я не уверен, что это могло бы что-нибудь изменить, но это и к лучшему. Ты не будешь особо страдать из-за того, что произойдёт сегодня. Слишком знакомый пейзаж! Угораздило же меня как-то поздороваться с тобой за руку, Альсана… Спасибо, Альсана, я к этому готов!

–– Байкор! – окликнул его голос Оллисмина, –– чего ты там бормочешь себе под нос? Подойди-ка сюда! Хочу познакомить тебя кое с кем, и ты узнаешь, почему наше милое судёнышко зовут «Оджес».

–– Да, отец, – отозвался парнишка, –– уже иду! Да будут утоплены мои печали! – он развернулся и направился к носу корабля. –– Что вы хотели рассказать мне, капитан?

Мужественный высокий Олли наблюдал за приближением сына внимательным взглядом голубых глаз, а между выбритыми квадратом усами и треугольной бородкой играла простодушная улыбка. Его русые с проседью волосы были спрятаны под синей банданой. Одет он был в такого же цвета рубашку, воротник и перевязанные на запястьях рукава которой виднелись из-под коричневой туники, подпоясанной широким ремнём; серые штаны были заправлены в коричневые ботфорты с золотыми шпорами; через плечо перекинута коричневая портупея с абордажной саблей у пояса. Рядом с ним стояла высокая стройная, даже жилистая, женщина с длинными вьющимися серебристыми волосами, с большими и выразительными зелёными глазами. На её красивом немного треугольном лице фактически не было морщин, которые могли бы выдать её настоящий возраст. Одежда её была своеобразной: лёгкая полупрозрачная переливающаяся оттенками разных цветов рубашка, голубой топ и шорты, обшитые мехом, синие сапоги до колен, застёгнутые на золотые пуговицы, золотые браслеты с зелёными камнями на ногах и руках, такое же колье у основания длинной, как у балерины, шеи. По всему её телу, за исключением лица, вился рисунок из переплетающихся стеблей и листьев лиан. В отличие от всех агентов КСБ на её лице не было ни намёка на тату. Оружия при ней тоже не имелось, но оно ей и ни к чему, поскольку она в совершенстве владела искусством рукопашного боя.

Капитан указал на неё элегантным жестом раскрытой ладони, обращаясь при этом к Байкору:

–– Сынок, а ты помнишь эту красивую женщину? Познакомься! Это твоя мать. Зовут её Оджес.

–– Что? – на лице юноши застыло искренне радостное изумление, резко выбившее его из прежних грустных мыслей.

–– Да, – подтвердил Олли, –– это правда. Я уж думал, что навсегда потерял её в море во время того ужасного шторма и битвы с кораблём гезов, этих жестоких и мерзких юго-восточных карликов с Границы Кинутых Голов, когда ты был совсем ещё крохой… Я так боялся тогда, что моя любимая может попасться к гезам, ибо это хуже смерти! Они не знают жалости, гезы похожи на святую мать Киллату, скорее всего, она одна из них. Они никому не подчиняются, живут на своём острове, как короли, всегда способны на интриги и подлость, промышляют работорговлей и грабежами, разговаривают на своём непонятном языке, тогда как мы, благодаря Четырём Создателям, говорим на едином, а своих женщин гезы держат в подземельях. Но, к превеликому счастью, судьба, или удача, распорядились иначе. Я рад! Оджес попала на пиратское судно капитана Ра Шинга, тёмного эльфа, который тогда ещё не был Карартом, потому что не бывал в подземельях Хэвенбеля и не находил заточённого там Карарта. После его мнимой гибели Оджес оказалась на Северной земле, плавала с торговыми экспедициями, а сейчас решила податься в КСБ, проходит практику. Она сама попросилась именно на наш корабль, узнав его название, и не зря. Я так рад! Я знал, что моя лодочка однажды принесёт мне счастье! Если бы ни надежда, судьба и удача давно бы посмеялись надо мной, и я бы прочувствовал это на собственной шкуре!

В эту самую минуту, пока на одном из оборонных кораблей проистекала такая трогательная сцена, Альсана уже стояла на берегу у края Тангора, облачившись в свой голубой балахон, штаны, сапоги и плащ, отороченные мехом норки. Оба её меча: обычный прямой средних размеров и деревянный с рукоятью, украшенной золотыми дубовыми лепестками – лежали у её ног. Она стояла, простирая руки к солнцу, и шептала:

–– Солнце милое, солнце ясное, жизнь дающее, помоги нам сегодня! Пусть твоё великое пламя наполнит нас силой да ослепит врагов наших, отразившись взором твоим в наших клинках. Пусть огонь твой станет оружием нашим и защитой!

Она на мгновение закрыла глаза и вдруг увидела уже знакомый образ, похожий на золотую тень на фоне солнца. Его длинные волосы развивались, подобно языкам пламени, а глаза горели ярчайшим светом.

–– Моё милое Пламя, – прошептала полуэльфийка, –– где ты?

Ей показалось, что он что-то ответил, но его голос заглушил внезапно ворвавшийся шум ливня, зазвучавший как музыка хрустального многообразия водяных капель. Девушка сразу открыла глаза, но никакого дождя не было, кроме звука в её голове, который постепенно затих.

–– Ну вот опять, – как по слогам выговорила она. –– Куда же ты зовёшь меня, ливень? – она взглянула на свой деревянный меч, –– ливень даёт жизнь дереву…

Её мысль оборвалась также внезапно, как и появился не великого роста старик в длинном белом одеянии, направлявшийся от ладорской деревни к замку Ледоруба. Альсана мигом подобрала мечи и лёгким бегом последовала за ним. Он шёл через поле, периодически опираясь на посох, верх которого был украшен выточенной головой дракона.

Разглядев незнакомца, пусть и со спины, Альсана остановилась и в удивлении застыла на месте:

–– Создатель Дракон?!

Он не обернулся и не ответил, но такое предположение не вызвало у девушки ни капельки сомнения. Конечно, она сама не понимала, почему, ведь об этом Создателе ей было известно лишь понаслышке, тем не менее, с той уверенностью, с какой она его узнала, и потому более не беспокоилась, что этот незнакомец может причинить Ярдворду зло или доставить беспокойство, он решила вернуться в ладорский трактир, чтобы немного подкрепиться перед битвой да поприбавить храбрости из нескольких глотков лёгкого вина.

Создателя Дракона у лестницы, ведущей в замок, встретил недавно проснувшийся Арэ, который направлялся к конюшне, что находилась при выходе из замка справа от ступенек. Мальчик, как и Альсана, узнал его. Он поприветствовал старика, не смотря на то, что был сыном простого кузнеца, со всей учтивостью и почтительностью, показав, какие хорошие ему достались учителя, и проводил его к своему королю. Ярдворд был немного удивлён внезапному появлению, но на самом деле надеялся на помощь кого-либо из Создателей. Дракон не пожелал обсуждать с ним поведение Шамана, а перешёл теперь уже к более важному – как поступить с теми, кто не может сражаться. Женщин с детьми и немощных стариков они придумали укрыть в замке, поскольку он, как и шахты, будет единственным надёжным убежищем, к тому же, под охраной. С таким сообщением в деревни Ладор и Онарод король решил немедленно отправить Варгат и Арэ. Однако ж, случилась ещё одна неожиданность, когда Ледоруб и Создатель провожали своих, так сказать, гонцов.

Арэ должен был приготовить двух лошадей и ждать возле лестницы, но королевская чета и их гость, выходя, увидели там не только их. Там были две высокие фигуры в чёрном. Одна из них была женщиной со светлыми волосами в доспехах и коротком плаще. Другой, судя по всему, эльф, с короткими торчащими в разные стороны зелёными волосами (эффект кислотных паров древних болот в Тёмном лесе). Одет он был в длинную тунику с четырьмя разрезами, в них проглядывали широкие штаны. Его металлический пояс украшали светло-зелёные камни, такой же в форме знака алого братства висел у него на шее на золотой цепочке. Широко распахнутый высокий стоячий воротник выделял его гордую шею и суровое выражение воинственного, хоть и по-эльфийски худого и бледного, лица.

–– Ифетар! Лэрра! – изумлённо воскликнул Дракон и побежал вниз по лестнице.

Король с королевой переглянулись и последовали за ним, но на всякий случай остановились на четвёртой ступеньке от земли. Они почувствовали себя четырнадцатилетними, возраста Арэ, и пока не рискнули вмешиваться в беседу Создателей, которые, поприветствовав друг друга надменными кивками, начали увлечённо разговаривать между собой.

–– Дорогая Лэрра, – мудрый старик обратился к Тёмной Богине, –– ты решила примкнуть к нам в этом сражении?

Женщина коварно улыбнулась:

–– Равновесие, дорогой! Хочу справедливости! Пора наказать предателей! Да и слишком много на себя берёт эта секта, называющая себя Алым братством!

–– Ифетар, – Дракон перевёл взгляд на эльфа, –– что это за маскарад?

В янтарных глазах Ифетара блеснули таинственные огоньки.

–– Ты про это? – он улыбнулся, и его тонкие длинные пальцы потеребили зелёный амулет, –– это, чтобы втереться в доверие Алому Ордену, я же нейтрально верю в то, что два брата когда-нибудь уничтожат друг друга. Я, Лэрра, Хелгорд, элаэры и мой отряд кислотных эльфов будем обманной частью Тёмной армии Алого Ордена, чтобы добраться до их командиров. Деятельность Алого Ордена необходимо пресечь любым способом! Госпожа Эльнет мне многое порассказала, а побочный сын Морлога Вортлэйк сбежал из Тёмного войска в Леса Элаэров, те, что соседствуют с нашими с тобой лесами, к своей возлюбленной Аморвен из Ариэна. Он тоже разговорчив. Я даже решил выбраться из своего Тёмного леса с невеликим отрядом моих бойцов. Они сейчас у ладорского трактира, ожидают моих дальнейших распоряжений. И, кстати, мне показалось, что местные жители не очень хотели бы, чтобы их дома, огороды и скот были уничтожены. Да, и лошадей поберегите, брать их в бой не стоит, ордраги только искалечат их своей шипованной бронёй. И, Ваше Величество, – он поднял испытующий взор на Ледоруба, –– хотелось бы узнать ваши намерения. Чтобы построить новые дома, вы вырубите свои леса или наладите поставки древесины с других земель, как для кораблей? Или запустите каменоломни? Или, быть может, вернётесь в пещеры, многие из которых, как и ваш замок, могут оказаться разрушенными этими ордражьими харями? Хватит ли на это сил у женщин, стариков и детей, если после сражения останутся только они, если и они останутся живы?

–– А что вы предлагаете? – наконец произнёс Ярдворд, и его холодный взгляд серо-голубых глаз встретился с горящим взглядом могущественного эльфа.

–– Я думаю, – продолжал всё тем непринуждённым тоном Ифетар, –– что можно было бы оставить в поселениях по магу, который бы поддерживал защитный энергетический купол, насколько у него хватит сил, если, конечно, у вас не найдётся внутренних источников энергии. Вроде, это не слишком серьёзное наше вмешательство.

–– У нас есть такие источники! – твёрдо сказал король. –– В наших горах, помимо драгоценных камней и руд, добываются такие магические кристаллы.

–– Прекрасное решение! – провозгласил Дракон. –– Тогда нам совсем не обязательно оставлять по магу, мы просто можем прикрепить заклинания к определённым источникам. Мы это можем, а нам помогут кристаллы. Правда, не думаю, что и нас могут убить в этой битве. Для уверенности у нас есть равновесие, в котором я отныне склоняюсь больше к светлой стороне.

–– Это действительно мудро, о Создатели! – со всей учтивостью согласился Ледоруб. –– Но стоит поспешить! До начала битвы остаётся пять- шесть часов, а мне ещё необходимо успеть за кристаллами в шахты. Именно туда я прямо сейчас и отправлюсь. Варгат, любимая, – он обернулся к королеве, –– проводи наших божественных гостей в Ладор и ждите меня там, – он закрепил свои слова нежным поцелуем на её губах. После этого сразу же обратился к мальчику –– Арэ, поезжай в Онарод через южную переправу и разгласи там всем о наших намерениях. Было бы хорошо, если бы ты также доложил об этом и своему учителю. Кстати, на переправе сегодня КСБ вместо паромщиков.

Арэ, пытаясь удержать свою радость под маской серьёзности, с поклоном, насколько было возможно поклониться, держа под уздцы двух лошадей, ответил:

–– Будет исполнено, Ваше Величество! – и глаза его заблестели от восторга, что его удостоили таким поручением. Он очень соскучился по быстрой езде верхом, да и Сумрачного Воина с удовольствием бы повидал.

–– Тогда всем удачи и до скорой встречи! – пожелал Ярдворд. –– Когда вернусь, нужно будет выдвигаться на поле предстоящей битвы, к монастырю Двух Братьев.

На этом они и распрощались. Ледоруб, оседлав свою гнедую, поскакал к шахтам, ученик некроманта помчался на серой кобылице в Онарод, а Варгат провожала Создателей в ладорскую деревню.

По дороге Ифетар тихо сказал Дракону:

–– Если будешь ещё говорить с живущими здесь героями, намекни Альсане на то, чтобы шла за тем, что зовёт её. Хозяин Ливня хочет вернуть свою дочь, а она найдёт Пламя. Я же и в их Совет магов вхож в Долине магов. Эх, прекрасна над нею вода у Саромских островов! Мир Вечной Жизни… Этот закрытый мир скрылся под водой, когда Камень Власти был уничтожен. Наши родные места, Дракон. И такие же родные для того, кого здесь называют Сумрачным Воином, и для всех потомков твоего ученика Аглена Первого. Кстати, мне бы ещё некому Вэрмору от Яротто, одного из воинов Хозяина Ливня, привет не забыть передать. Сущности… Дочь Хозяина Ливня можно будет освободить, лишь пронзив хранительницу, полуэльфийку Альсану, её же Деревянным мечом. Когда-то подобное произошло и с Вэрмором. Жаль, но такие разделённые сущности слишком уязвимы и могут полагаться лишь на собственные силы, и, разумеется, на верных друзей, как и мы…

–– Мне тоже кое-что известно об этом! – прошептал мудрый старичок. –– А этот Вэрмор – славный юноша, на короткой ноге с лесом и нашими помощниками – стихиями, и, также, как и мы с тобой, ценит дружбу, а многие люди на это неспособны из-за своей слепости и присущей им глупости неверия в истинное.

–– Что правда, то правда, – случайно подслушав, включилась в разговор Лэрра, –– и любит он особенно тех, кто в него верит, и тех, кто уж точно никогда его не предаст. Он правильно делает! А мы так снисходительны к своим созданиям… Сразу вспоминаю Карарта… Кстати, о его сыне Хелгорде! Он будет без своей главной поддержки. Лорд Адлос, брат Хелгорда, не сможет принимать участия в сражении, потому что сейчас оправляется от ран. Адлос и его люди пострадали во время налёта ордрагов, которые пытались что-то найти в их поместье, кажется, книгу. Их остановил маг Мэган, заявив, что Хелгорд присоединился к Тёмной армии со стороны Алого Ордена.

–– Создательские основы, – усмехнулся Ифетар, –– составленные несколькими магами на протяжении многих лет. Да, маги иногда пишут мемуары… Как управлять жизнью и смертью… Как создавать и разрушать… Они вплели в неё судьбы.

Они задумались, но продолжали идти за королевой через обширное зеленеющее поле.

«Так вот почему Аглен не смог убить Морлога полностью в пошлый раз, – подумал Дракон, – сущность этого чудовища сначала нужно выпустить наружу, пронзив его собственным его мечом, этим изогнутым чёрным мечом с зазубринами, а потом лишить его сил и убить, во имя равновесия, а меч уничтожить. Надо только успеть поведать об этом нашему воинству. Самое главное, чтобы меч был при этом монахе Альморе! Но что, если сущность Морхарда не была заточена в смертоносный меч Морлога, не делала его своим хранителем, не завладевала его рассудком, а была вселена каким-то создателем изначально как его собственная, и после его смерти её сразу же присоединили к Разуму как бы отдельного мира, к массе из информации множества душ, чтобы сделать это чудовище ещё сильнее? Скорее всего, именно так. Тогда он сам явит свою сущность, равную по силе и могуществу целому миру. Главное, каким-то образом лишить его этой силы, сделать это довольно непросто! Только потом его возможно будет убить. Морлог – Тёмный Дух, воплощённое зло, несущее страдания, разрушения и смерть. Просто при опасности его дух показывает свой истинный лик, как любой оборотень. Странно, что я думал об этом раньше, но не был уверен».

Глава 14. Клинки, хранящие жизнь.

Арэ возвращался с выполнения первого задания, порученного ему Ярдвордом Ледорубом, то есть из деревни Онарод. Он управился за час. Теперь ему нужно было выполнить второе – передать королевское решение своему учителю. Поэтому, одолев южную переправу с помощью стороживших её двоих агентов КСБ, он свернул через лес к горам, где когда-то было старое пещерное поселение местных варваров. Там же была и старая кузница его отца. Это была отдельная поросшая мхом избушка. Именно там трое друзей: Арэ, Бандана и Эсмеральдэс любили проводить время.

–– Стой, Дымка! Стой, хорошая! Приехали, родная! Я рад, что ты сегодня снова со мной!

Ученик некроманта спешился, прошуршав по высокой траве коричневыми расклешёнными штанами и чёрными ботинками, привязал лошадь к ближайшему дереву, и, толкнув плечом дубовую дверь, которая при жизни его отца обычно всегда была открыта, вошёл в кузницу.

Свет в избе был довольно тусклый, и она была поделена на две комнаты: первая с большим закрытым деревянным шкафом в одном углу, а в другом со столом и широкой скамьёй, на которой при желании можно и поспать, а вторая – рабочая. Так вот, из-за перегородки, где была вторая, откуда исходил бледно-зелёный свет, и вышел встречать гостя его уставший учитель. Да, вид у него действительно был очень усталым: щёки впали, голубые глаза оттенили тёмные круги. Казалось, молодой, стройный, прекрасный и воинственный господин очень похудел, да ещё и постарел сразу лет на десять, к тому же зарос чуть больше, чем Кордар. Арэ был поражён, он никогда ещё не видел его таким, но не успел мальчик вымолвить и слова, как Сумрачный Воин заговорил первым:

–– Арэ, я бесконечно благодарен тебе за предоставленный мне уют, ибо ладорский дружинный дом, где мы с Кордаром и остальными наёмниками обитали ранее (потому что там не нужно платить за ночлег), и тем более замок Ярдворда – совершенно неподходящее место для того, чем я здесь занимался. Сейчас мне снова нужна твоя помощь!

–– Что я должен делать? – с готовностью отчеканил парнишка.

–– Сейчас я дам тебе меч, которым ты должен будешь нанести мне смертельную рану!

Глаза мальчика округлились от ужаса:

–– Но, учитель…

–– Не перебивай! – некромант слегка улыбнулся, и голос его стал мягче и спокойнее, –– ты мой ученик, и только тебе я могу довериться. В этом нет ничего страшного, страшно будет, если ты не сделаешь этого! Тогда Морлога не смогут уничтожить, а это гораздо страшнее того, о чём я тебя прошу. У нас мало времени. Внимательно выслушай всё, что я тебе скажу! Хотя, я вижу на твоём лице кучу вопросов, я дам тебе на них ответ. Ты хочешь рассказать мне то, о чём просил известить меня король? Ладно, говори.

Арэ облегчённо выдохнул и поправил выбившиеся из-под чёрной повязки локоны русых волос. Он уже не верил, что мудрый наставник даст ему сказать.

–– Дракон, Лэрра и Ифетар объединились против Морлога! – сообщил юный помощник. –– Лэрра и Ифетар с двумя отрядами будут обманной частью Алого Ордена, как Хелгорд и Мэган, чтобы быть ближе к вражеским командирам.

–– Это хорошая новость! – некромант ожидающе скрестил руки на груди, –– что ещё?

–– Создатели решили поставить магическую защиту над поселениями, укрыв там всех, кто не может сражаться, также лошадей и скот. Это всё. Учитель, я беспокоился, как ты здесь? Боюсь, что мои руки не смогут сделать то, о чём ты просишь.

–– Спасибо, друг мой, за добрые слова и за беспокойство спасибо! А теперь выслушай меня! В деле, о котором я тебя прошу, моя рука бы не дрогнула, а тебе же нравится быть похожим на меня? – он приблизился к ученику и отечески ласково провёл рукой по его волосам, остановившись на плече, облачённом в кожаный коричневый балахон поверх чёрной рубашки, –– расслабься. Не переживай! Запомни, маг никогда не должен сомневаться в своих действиях! Я прошу о такой помощи именно тебя, у других наших близких друзей нет тех знаний и силы, которыми я успел поделиться с тобой. Если же я буду просить об этом какого-либо другого мага, то могу нарваться на предательство. Меня могут убить другим оружием, а меч, который я создал забрать. Или убить меня уязвимым, не позволив воссоединиться, а меч забрать, тогда всё пропало! Прости, я привык прогнозировать. Кстати, создавал я этот меч в основном с помощью магии, поэтому, снаружи никто ничего не слышал. Да, и нанести им себе смертельную рану сам я тоже не могу, потому что намерен на некоторое время сохранить свой человеческий облик, в котором я сейчас, живым.

–– Но как? Как я могу испачкать руки в крови учителя и друга?! – воспрянул Арэ, с беспокойным трепетом глядя на некроманта серо-голубыми глазами.

Тот, в свою очередь, не отрывая ладоней с плеч мальчика, усадил его на скамейку, а сам опустился перед ним на корточки.

–– Ты должен успокоиться, – ровно произнёс Сумрачный Воин, –– пойми, мне больше не на кого рассчитывать. Сам себя я пронзить не могу. Сущность меча отделится от меня в момент наступления смерти, эта сущность может не успеть сохранить мою жизнь и тогда станет слишком уязвимой, как Лисица и Вэрмор, то есть без создателя и без хранителя, – его взгляд стал туманным, –– а это очень плохо, Арэ. В таком случае я опять же могу не успеть спасти наших друзей и их души. Меня смогут убить. Поэтому я хочу обезопасить себя, воссоединив после разделения две сущности в более сильном теле. Ты удержишь во мне жизнь, мою сущность, как я тебя учил, до тех пор, пока не появится сущность меча, а вот он уже позаботится обо мне.

Взор ученика моментально просиял:

–– Я, кажется, понял, что ты хочешь сделать!

–– Замечательно! – учитель улыбнулся уголками губ, –– это радует! – он поднялся в полный рост. –– Приступим! У нас мало времени. Жди здесь.

С этими словами он направился в соседнюю комнату и очень скоро вернулся, неся в руках то, что было источником таинственного зелёного света – магические кристаллы, что добывались в шахтах, сразу восемь штук, поскольку были совсем небольшими.

Сумрачный Воин начал раскладывать кристаллы на столе и продолжал говорить:

–– Я раскрыл тебе чужие тайны, я про Вэрмора и Лисицу. Мы должны постараться уберечь их, они весьма полезны. Не знаю, но мне кажется, что меня с ними связывает одно место, которое я помню, – он остановился, ибо сердце его защемило от воспоминаний из далёкого прошлого, –– прекрасная Долина магов… С Альсаной она меня тоже связывает, – он опустил голову, теребя в руках пять кристаллов. –– Знаешь, когда-нибудь мне придётся сделать с Альсаной то, что ты сегодня должен сделать со мной. Так что, не дрейфь! – он обернулся и подмигнул парнишке, –– ты не единственный, кому придётся омыть руки в крови близкого ради его спасения, спасения друзей, спасения мира и жизни.

Сказав это, он сосредоточился на прежнем деле. Что-то нашёптывая он выложил остальные кристаллы на стол, образовав большой круг. Свет резко изменился, стал золотисто-зелёным.

–– Я сейчас! – некромант снова удалился в рабочую комнату и тут же вернулся, неся большой двуручный меч из тёмного металла, расписанный рунами, вызывающий одновременно восторг и ужас.

Не выпуская меч из рук, он взобрался на стол и аккуратно лёг на спину между кристаллами, совершенно не касаясь их.

–– Арэ, друг мой, подойди! Пора! – позвал он.

Мальчик поднялся с лавки и приблизился к своему учителю с противоположного бока.

–– Только помни, – молвил Сумрачный Воин, –– главное, не перерезай мне горло и не отрубай голову, я не смогу приставить её на место. Можешь метиться ближе к сердцу, но не в сердце. Бей так, чтобы тебе было легче удержать во мне жизнь, когда сущность Рунного меча выйдет из меня. Энергию кристаллов можешь использовать смело, это превосходные генераторы. Конечно, мой меч поглотит часть их силы, когда сущность будет отделяться, но тебе энергии будет более чем предостаточно. Меч отпускай сразу, как пронзишь. Начинай! – он протянул ученику рукоять.

–– Я понял! – решительно произнёс Арэ и обеими руками принял тяжёлый меч, который был почти что ростом с него.

Пареньку пришлось вернуться к скамье. Он встал на неё и занёс над учителем клинок. В этот момент его сердце ёкнуло, но он постарался подавить страх, успокоиться и быстро сосредоточиться. Свет, что излучали магические кристаллы, вновь изменился, стал изумрудно-зелёным. Арэ, глядя куда-то в пространство прямо перед собой, устремил клинок вниз…

Он услышал неприятный звук пронзающего плоть металла и вскрик. На его руки и одежду полетели тёплые капли крови. Он отпустил рукоять, оставаясь в лёгком трансе… Свет стал бледно-синим…

Вэрмор сидел под прохладной тенью берёз на берегу Анот-Киир, смотря на монастырские стены, возвышавшиеся по другую сторону реки. Богиня Воды сидела позади него и заплетала его мокрые рыжие волосы в косу.

–– О чём задумался? – спросила она.

–– О нас, – ответил парень, не оборачиваясь, – я должен защищать жизни, но я не знаю, что мне сделать для тебя…

Девушка звонко рассмеялась.

–– Вэрмор, просто продолжай исполнять своё предназначение.

–– Но тебе с того какая польза? Я знаю, что я должен помочь в этой войне нашим друзьям, постараться уберечь Альсану, и, если сражение окончится в нашу пользу, то потом отправиться вместе с ней в одни и те же края. Там Яротто, там тот, кого она зовёт своим Пламенем, там вечная жизнь и сохранённая вера, которая вымирает в других мирах. Правда, и тот мир сейчас нуждается в спасении и восстановлении равновесия. Я бы не знал всего этого, ели бы нас с Яротто не связывало предназначение. Но я разрываюсь! Лисица же не сможет отправиться со мной из-за Лиса, да и я должен защищать их обоих, защищать и лес Софорта, и саму Эльнет, где бы она ни была. Но как? Что мне делать?

Богиня завязала его косу кожаной лямочкой и перемесилась к Вэрмору на колени, при этом он почувствовал сквозь одежду её потеплевшее тело, а одет он был в льняную коричневую рубаху и штаны, заправленные в лёгкие сапоги. Таинственный зеркальный взор девушки встретился с бирюзовыми глазами Найдёныша.

–– Не стоит думать о будущем и не стоит вспоминать прошлое накануне битвы, – проговорила она, –– думай о том, что сейчас ты жив, и что можешь сохранить свою жизнь, жизни других, жизнь этого мира. Пойми, вода даёт жизнь, которую ты защищаешь, а большего мне и не нужно!

Парень взял её хрупкие руки в свои. Впервые он почувствовал себя так неловко, понимая, кто рядом с ним, осознавая её могущество, темнеющее в глубине её взгляда. Но он не отвёл глаз, а всколыхнувшиеся чувства заставили его говорить:

–– Богиня, скажи, ты любишь меня?

Миловидная женщина смущённо улыбнулась, но на её бледном лице не появился румянец. Она ответила спокойно и достойно:

–– Я люблю всех, кто в меня верит! А тебя… особенно! Прости, что я не похожа на обычных земных девушек…

От этих её слов сердце Вэрмора забилось пылающей страстью.

–– Я рад, что ты именно такая, какая есть!

Её руки выскользнули из его ладоней и обхватили его плечи, пальцы парня утонули в роскошных волосах цвета морской волны за её спиной, его губы встретились с её ласковыми губами, и они слились в долгом нежном поцелуе.

Спустя этот сладостный миг, Богиня отстранила от себя Найдёныша и остужающее сказала:

–– Вэрмор, тебе пора! Софорт Лис и остальные уже направляются к переправе.

–– Спасибо тебе! Я надеюсь…

Он не успел договорить, как девушка изящно вырвалась из его объятий, прыгнула в реку и растворилась всплеском воды.

Парнишка с тоской вздохнул, поднялся, потянулся, разминая спину, подобрал перевязь с ножнами и мечом, застегнул на поясе ремень с флягой и кинжалом, и побрёл в сторону северной переправы. День обещал быть жарким и долгим, если, конечно, не убьют, а тёплый летний воздух разбавит ветер от взмахов ордражьих крыльев.

Пока Вэрмор шёл через лес, услышал приближающийся по северо-западному направлению тракта топот сотен пар сапог по пыльной дороге, лязганье доспехов и ремней.

–– Будем надеяться, что это наши друзья! – сказал он про себя. –– Правда, к сожалению, некоторые из тех, кого мы раньше считали друзьями, кого могли встретить в ладорском трактире, выпить за одним столом или сыграть с ними в кости, по своей воле присоединились к Алому Ордену… Пусть не убьёт их мой меч! – он тяжело вздохнул, сглотнул слюну и прибавил шаг.

Клинки, хранящие жизнь. Гл.10-14 к повести «Вэрмор-Найдёныш».: 4 комментария

  1. На 6-й странице, в начале 11-й главы кусочек в начале текста фактически не читаем, почему-то другим форматом, но вот он:
    Ярдворд Ледоруб в сопровождении Арэ, Сумрачного Воина, Альсаны и Кордара приближался к ладорскому трактиру. К лошадям короля и некроманта были пристёгнуты сумки с золотыми и серебряными монетами – зарплата для наёмных воинов. Подобного добра было полно в тайных пещерах Ледоруба. К седлу коня Арэ, в отличие от других, была пристёгнута сумка с чистыми вещами для Его Величества. В Ладоре, так же, как и в деревне Онарод, для вернувшихся воинов затопили баню, и король решил присоединиться, а вначале он, конечно же, поощрит своё войско. Но не успели они остановиться у порога трактира, как из-за двери заведения к ним навстречу вышел никто иной, как один из агентов КСБ – Альдекор. В знак приветствия он помахал рукой. Подождав, когда всадники спешатся, он подошёл к Ярдворду чуть ближе и громко шепнул:

Добавить комментарий для Рыжков Александр Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)