Бенефис стр. 1-25. Евгения Палетте

1 часть
2 часть
3 часть
4 часть
5 часть

Когда Лизавета Петровна  вошла в приемную Главного врача, секретарь, уже изрядно полысевшая дама, с ветхим домиком бог весть на чем державшихся на затылке волос, не сразу поняла, зачем это она, Мячикова, пожаловала.
— Вы к ко-му? – словно на какое-то время забыв, а потом вспомнив последний слог, поинтересовалась она, взглянув на Лизавету Петровну одним из своих неопределенных взглядов. Но Мячикова все-таки почувствовала неприязнь. И эта неприязнь не оставляла сомнений – скандирующая птица-Феникс о приходе Лизаветы Петровны знала.
— Он за-нят, — опять сказала секретарша, взглянув на дверь справа и уже вставляя в пишущую машинку лист бумаги. О том, что разговор окончен, Мячикова должна была догадаться сама.
— Мне только что по рации отменили вызов, — не отступала Лизавета Петровна. – Сказали зайти к Главному.
— Он за-нят, по-ни-ма-е-те, — сухо и громко еще раз произнесла птица Феникс, растопырив свои еле видные глазки, что должно было означать крайнее изумление. Теперь секретарша снова вернулась к листу бумаги, который она, наконец, вправила в машинку. Занятая своим делом, она, тем не  менее, несколько раз взглянула на Мячикову, словно собираясь что-то сказать, но рот так и не открыла, хотя короткий прицельный взгляд и время от времени вздрагивающий кончик носа говорили о том, что эта дама что-то знает, и она это что-то не одобряет.
— Ез-жай-те на вы-зов.  Ез-жайте. По-том при-е-де-те.- еще раз сказала секретарша, уже не глядя на Мячикову, и, кажется, уйдя в работу. А Лизавете Петровне показалось, что секретарша разделяет не только слоги, но и буквы.
— Еще раз го-во-рю, ез-жай-те, — через минуту опять встрепенулась птица Феникс. Но из-за двери, справа, спросили –
— Это кто? Мячикова? Пусть войдет.
— И-ди-те, разрешила секретарша, и Лизавета Петровна вошла.

За тумбовым рабочим столом сидел Главный, и жевал. Он ел рыбку. Дело, судя по всему, близилось к завершению, и на кусочке газеты лежал полностью обглоданный рыбный скелетик. «Бедная рыбка» с непонятной тревогой подумала Лизавета Петровна.- «Хотя, что это я раньше времени» — и тут же о рыбке забыла. Теперь она смотрела на объедки, на жирную бумагу, на жующий рот, на желтоватое пятнышко, на белом халате,  вспомнив, как еще недавно, несколько дней назад, Главный говорил фельдшерам, что на белом медицинском халате не должно быть ни единого пятнышка. И расхожая эта заповедь показалась ей сейчас по-особому новой.

-2-
Внезапно внимание ее сосредоточилось и остановилось именно на этом последнем факте. «Бедный Главный врач»- неожиданно для самой себя пожалела его Мячикова, вспомнив о тех временах, когда на первом этаже трехэтажного здания «скорой» была организована
столовая, где подавались горячие обеды и ужины суточным линейным бригадам, и куда вся администрация, включая отдел кадров, бухгалтеров и истопников, B самых дальних
подстанций, подтягивалась к обеду. Просуществовало это всего два месяца, и когда оказалось, что будто бы съедено на несколько лет вперед, то не только линейные бригады, но и Главный врач, вместе с истопниками. лишились возможности что-нибудь перекусить  в соответствующей обстановке.

Бенефис стр. 1-25. Евгения Палетте: 2 комментария

  1. epalette2- Евгения прости, что вот только прочла. рассказ можно отнести к трудным темам современной действительности, Кто же все-таки главный герой? Накладывает ли профессия отпечаток на характер героя или место занимающее им на служебной лестнице? Прогрессируют ли некоторые во времени или живут соблюдая каноны своих привычек постсоветского реализма? Герои рассказа столь разнообразны по характерам, как и по восприятию современной жизни. Самое яркое и светлое впечатление оставляет характер Лизы. Самоотверженность Лизы, невзирая на все превратности ее судьбы, вызывает огромное уважение. Настолько хорошо прописан характер Лизы, что она по праву доминирует над остальными героями. Великолепно вырисовавшийся характер Главного врача, передает все полноту его сущности. Сначала начинаешь его ненавидеть, но протяжении повествования начинаешь понимать, что это прототип большинства подобных, занимающих не свое место людей. На каждом предприятии или в любой организации есть своя Серафима или Резеда, что печально, но это факт несомненный.
    Понравилось описание атмосферы между сотрудниками, как-то все знакомо. Выбранная тема, честно говоря удивила. Но врачи скорой помощи действительно стоят того, что бы о них написали. Эта на первый взгляд рутинная работа, сложна и опасна. Работа с пациентами всегда заведомо предполагает жалобы. В рассказе все естественно описано, натурально. Но честь и хвала Лизе, с ее профессионализмом и толерантным характером, с ее честностью и любовью к своей профессии, предполагающей в некоторых случаях, как храбрость, так и волю.
    Евгения, но ведь если заменить профессию, то с успехом можно все описанное отнести и к учителям и другим профессиям забытым нашим государством. Описанный тобой маленький эпизод в американской клинике, конечно контрастен, но такие больницы стали и у нас не редкостью, сами здания, а вот персонал вряд ли скоро поднимется до такого уровня мышления и взаимоуважения между коллегами.
    Распечатала. Буду с удовольствием читать дальше. Уже заинтригована.
    С уважением. Надежда.

  2. Я считаю,что Евгения Палетте талантливейшая писательница современности,произведение ..Бенефис.. прочитано мной и моими коллегами-врачами за один день на одном дыхании,исскуство владения словом госпожой Евгения Палетте изумительно.Уважение Вам,Благодарность и низкий поклон от меня и моих коллег госпожа Палетте.Спасибо.Баранчук Алесь и коллеги.Июль 2010 год.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)