В копилку маразмов

Как известно, мощность как самих компьютеров, так и компьютерных программ непрерывно растет.

Первую специализированную шахматную программу мог обыграть даже школьник. Сегодняшние всем доступные шахматные программные версии, как правило, легко обыгрывают и чемпионов мира.

Однако есть еще уникальные ниши человеческой деятельности, пока не поддающиеся компьютеризации.

Богат и могуч русский язык.

Издавна совершенствуются, например, программы-переводчики, но адекватно передать все нюансы и оттенки русского языка, бессильны и самые последние разработки в области электронного перевода.

Не далее как вчера давно уехавший на запад один из моих друзей, активно читающий работы на русскоязычных литературных сайтах, прислал мне письмо с необычной просьбой.

Он познакомился с англичанкой, публикующейся там в местных литературных изданиях. Когда она узнала о его русском происхождении, то высказала интерес к последним тенденциям в русской поэзии.

И он попросил меня прислать английский перевод чего-нибудь самого нового из современной русской поэзии.

Получив его письмо, я как раз находился под впечатлением только что прочитанной последней работы одного автора, все тексты которого всегда с удовольствием читаю.
И даже самый первый поставил вчера ему пятерку!

Не мудрствуя лукаво, скопировал текст данного богатого обертонами и смысловыми переливами стихотворения в приемный портал интерактивного переводчика.

Уже через секунду компьютер выдал мне зрительно стройную концепцию английской версии данного стихотворения.

Вот оно:

Fatality of spring rain

Paul heaven fat flesh is ripe …

Oh, Lord, a little later

No ceremonies you start to business:

And the wind, wildly celebrating the triumph,

In the branches of the reservoir, the rain hurls through the windows …

And the body asks feral mind —

Walk down the street and there getting wet,

Then — in the streams of your hair,

Interrupting a reproach, irresistibly to join …

And this joy overcoming anger,

With the same winds riot kinship …

In nature, no obstinacy, believe me,

And this is understandable ruthlessness:

Her ignoble omnivorous

In his capacity, each a mere beast.


And two, to distinguish in a rain shelter

Rampant — on the call of his own instincts —

Freed from the horror Snuggle …

As children in Maeterlinck’s Blue Bird!

Сам я читаю английский со словарем, и именно этим переводчиком последнее время и пользуюсь.

Понимая, что русский язык не прост, да и сама процедура перевода – это сложнейший интеллектуальный труд (в этой связи вспомнились принципиальные сложности переводов шумерских текстов, причем сложность эта усугублялась глобальными различиями культур, обусловленными их временной удаленностью), захотелось сразу проверить, что же в плане смысловых вариаций прочтут по другую сторону наших с другом эпистолярных взаимоотношений.

Изменив направление перевода, перевел обратно английскую версию текста на русский язык.

Полученный шедевр в целом читать без смеха было невозможно.

Но, учитывая, что читать текст будет англоязычный литератор, знающий множество смысловых значений английских слов, можно было с оговорками отправить этот текст другу, объяснив, что, будучи сейчас в поездке, ограничен как временем, так и иными возможностями для более профессионального перевода текста.

Тем более, как я понял, знакомство это предполагало легкий флирт, и именно сыроватость текста и могла стать удобной платформой для углубления знакомства.

Но неожиданность отдельных эпизодов текста этого двойного перевода не давала мне покоя, хотя и стихотворные размер, ритм и рифма (о смысле я уже упоминал ранее) были компьютером безвозвратно утеряны.

Мне известно, что активное использование компьютерных технологий уже сейчас дает очень интересные результаты в визуальной и векторной поэзии (гипертекстовые, мультимедийные и динамические возможности, сетевые проекты).

Мелькнула мысль, что рифма, метр, ритм и прочие атрибуты стихосложения должны легко поддаваться машинной обработке именно вследствие их матричной структуры.

В поездке я был с программистом, поэтому предложил написать небольшой макрос к интерактивному переводчику, содержащего богатейшую встроенную библиотеку слов.

Для упрощения сразу задали необходимый размер и жестко определили структуру катрена.

А в качестве исходника решили взять достаточно этот бессмысленный текст, полученный после двойного машинного перевода.

Главным приоритетом для программы заложили условие транспонирование данного текста в стих, руководствуясь не столько смыслом, сколько заданной формой стихотворной матрицы.

Наш интерес к данной задаче подогревался двумя обстоятельствами.

Сначала машина разрушила стихотворную форму, попытавшись передать на другом языке смысл произведения.

А сейчас эта же машина должна была просеять все данные ей исходные комбинации смысловых (а по сути — бессмысленных) фраз и преломить их в стихотворную форму.

Было интересно, что в итоге может дать перемножение минуса на минус в машинной интерпретации.

Через полчаса совместного творчества макрос был написан.

С трепетом закладываем в него исходник – и о чудо!

На выходе стих!

Помещаем его здесь без комментариев. Компьютеру предъявлять претензии бесполезно.

Единственное, что мы изменили в этом тексте — это выражение «двое» пришлось поправить на «трое». Причина в том, что только у русских есть одна традиция, которая наиболее психологически комфортна именно на троих, а машина, возможно, об этом даже не подозревает.

Приносим искренние извинения автору, чей бесспорно очень талантливый стих мы столь безжалостно препарировали так многократно посредством не имеющей души машины.

Сразу оговоримся, что макрос имеет тенденцию к саморазвитию и в последующем сможет формировать достаточно высокохудожественные стихи.

Ну, а это первое произведение дорого нам именно вследствие своей начальной ипостаси.

Да, первый блин комом, но для копилки маразмов – вполне достойно!

С фатальностью неудержимо слиться!
Создателя припомнив – подождать,
Потом без церемоний всуе биться,
Триумфа предвкушенье обогнать.

И тело вторит озверевшим мыслям,
Прервав упреки разума тайком,
И с радостью превозмогая ПОСЛЕ,
И с грустью ДО – не удержав потом.

Потом… Потом ручьями космы,
И тем же ветром схожесть занесло…
Но мы же не отнюдь америкосы?
Хазары мы и викингов чреслО!

Природой объясним мы беспощадность,
Харизмою прикроем яд в себе,
В своем неблагородстве скроем жадность,
Всеядность подзаглушим оливье.

А трое, распознав в продуктах Алко,
Безудержно – инстинкты все поправ,
Без комплексов прильнув устами к банке,
Тот прав — у кого больше, тот и прав.

Переведя на всякий случай на английский язык и это стихотворение, я тоже его отправил другу с пометкой, что это компьютерная инсталляция того первого произведения, осуществленная программой собственной разработки.

Пусть знают, что кое в чем мы и до сих пор впереди планеты всей!

Пытаться повторно с английского переводить на русский и ЭТО, уже побоялись: мало ли какие идеи могли возникнуть, если прочесть двойной перевод уже ЭТОГО.

В копилку маразмов: 2 комментария

  1. Да, интересно-интересно… По этому поводу приведу лишь такой пример: иностранных студентов мучает много вопросов относительно средств к пониманию русского языка вообще и разговорного — в частности.
    Как-то два студента-лингвиста подслушали у ларька такую реплику — обращение одного пьяного — к другому:»Надень шапку на …, а то уши отморозишь». Как им объяснить то, что им никогда не понять?!

    А на ПРОЗеру — Фима Жиганец примерно так же на феню переводит. Он наверняка — тех и других — мог бы проконсультировать как спец.

    Есть на ПРОЗЕ и ещё один пример: не помню имя автора, знаю, что она болгарка, любит русский язык и пишет на нём стихи, а её друзья делают ей литературные «переводы», которые выкладываются все вместе, чтобы можно было сравнивать: иногда даже не находишь общих слов — такая разница. И этим занимаются люди, а не машины! Разница с переводом компа в том, что там всё художественно, а здесь — действительно голимый маразм!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)