Фильм о кровопийцах

Позвоню-ка я своему другу Курилко, решил Иван Иванович. Курилко наверняка смотрит этот фильм, поскольку его рекламировали как мировой шедевр. Ох, уж этот Курилко, со своими позывами на интеллектуальное восприятие мира, снисходительно подтрунивал в мыслях над своим приятелем Забухаев. Голос Иван Иванович имел громкий, и подумал, что даже если будет разговаривать по телефону на кухне, его чуткая жена проснётся, и такой чудный вечер будет испорчен. А у Забухаева ещё оставалась в заначке четвертинка, а ещё половина фильма о кровопийцах была впереди. Не жизнь, а сплошное удовольствие, если жена не мешает.

Взяв мобильный телефон, Забухаев потихоньку отправился на лестничную площадку. Как и все сильные, но пьющие люди, Иван Иванович был уверен, что может выпить сколько угодно, и это будет не во вред его здоровью, психике и сознанию. Но вредный всесильный Зелёный Змий считал, очевидно, иначе, и он рассылал своих чёртиков и зелёных человечков, невзирая на свои симпатии или антипатии. Дело есть дело. Не фиг, с ним, Зелёным Змием, связываться.

На лестничной площадке смелому Забухаеву вдруг показалось, что в воздухе вокруг него начинают летать какие-то потусторонние личности. И они, подстёгиваемые внезапным забухаевским ужасом и алкоголем, становятся всё кровавее, кровянее и кровопиестее. А за коридорным окном стояла кромешная мгла! Мрак!

Забухаев дрожащей рукой набрал номер друга. Друг не отзывался. Спит что ли? Не может быть. Забухаев вновь и вновь набирал номер друга. Он, конечно, не мог знать, что после первого же его нажатия на «вызов», его друг Курилко лишился своего телефона. Что-то случилось! В разгорячённом мозгу Забухаева начали рисоваться страшные картины, в которых присутствовал его друг Курилко и, непременно, кровавые кровяные кровопийцы.

Иван Иванович озирался по сторонам. Казалось, концентрация страшных прозрачных субстанций вокруг него увеличилась. И все они были, как легко догадаться, и кровавые, и кровяные, и кровопийцы. Забухаев вновь схватился за телефон. Второпях он нажал вызов не того номера. Это был номер его жены.

Мадам Забухаеву разбудил звонок её мобильного телефона. Женщина пощупала ладонью место рядом с собой, оно пустовало. На кухне негромко работал телевизор. На дисплее телефона высветился вызывающий её номер. Это был номер её мужа.

Женщина опустила руку на пол и подняла тапок. Всем, кто употребляет слово «тапки» в женском роде, как считается более правильно, мои сожаления. Довольно много людей употребляет в разговоре мужской род этого слова, то есть, получается «тапок». Вот и у меня будет тапок.

Забухаева провела ногтем по подошве тапка, как опытный воин пробует остроту клинка перед решающей, но не первой в его жизни, битвой. Она встала и пошла на кухню, в одном тапке. Другой она держала как индеец томагавк. На кухне никого не было. Но зато стояла опустошённая бутылка «Праздничной», недоеденные шпроты, и маслины с анчоусами. Время солёных огурцов прошло, автоматически ностальгически отметила про себя женщина. Она проверила ванную и туалет, и, наконец, заметила чуть приоткрытую дверь на лестничную площадку. Её телефон на прикроватном столике продолжал трезвонить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)