Еще одна ночь.

Он тогда серьезно обследовался, врачи не нашли никаких патологий. «Просто фибрильнулся». Сердце остановилось, потом снова пошло. А если бы не пошло?.. Он не силен в медицинских терминах, но суть была в том, что все его проблемы «от нервов». Время тогда было непростое, начало девяностых. Инженер в НИИ, четверо детей, неработающая жена. Было от чего волноваться.

Он в мыслях вновь вернулся к ней. Тогда, шесть лет назад, когда они начали переписываться, он не преследовал никаких целей. Просто – легкое общение, даже без элементов флирта. Потом они как-то стали близки, близки настолько, что даже начали допускать в общении то, что обычно не принято – элементы раздраженности, капризы, упреки. Как в настоящей семье. Она стала обретать черты реального человека, живого, с недостатками.

Тогда он вдруг понял, что остро хочет ее. Нет, не секса. Он хочет ее видеть, слышать ее голос, осязать ее кожу, дышать ее запахом. Ему показалось, что он влюбился. Но влюбился не в нее, а в образ, который он сам сочинил, который в реале может оказаться совсем другим. И обязательно окажется. Он понимал, что они – абсолютно не пара, из разных миров. Они никогда не смогли бы жить вместе, готовить еду, мыть посуду, ходить по магазинам, воспитывать детей. Семнадцать лет. Когда ему будет шестьдесят, ей будет сорок три, меньше, чем ему сейчас. Она всегда будет оставаться для него недопустимо молодой. И, рано или поздно, она поймет это. Первая романтика уйдет, останется стареющий мужчина, ревнивый и подозрительный. А вокруг будет яркий мир ее сверстников, с общими интересами, развлечениями, друзьями. И, рано или поздно, она уйдет. И это будет правильно.

Но общение продолжалось, чувство влюбленности не проходило. Очень ходил мрачный, рассеянный, всегда в состоянии тихой печали. И вот, как-то, они в очередной раз поссорились. Из-за пустяка. Они часто так ссорились, как в настоящей семье, хоть и не видели друг друга никогда. Но в этот раз она сделала ему больно. Многократно больнее, оттого, что он ее почти любил.

На следующий день они не переписывались, и на третий день тоже. Он вдруг понял, что это – конец. Что это – тот случай, который нельзя упускать. Надо заканчивать, и этот случай – просто рука судьбы. Он не может, не имеет право, пользуясь ее неопытностью, ломать жизнь ей, себе, своей, тогда уже второй, жене.

Он снова посмотрел на потолок. Как интересно, вопреки всякой статистике, почти каждый раз, как он смотрит на часы, они показывают симметричные цифры. Было 2:02. Самочувствие прекрасное, сна «ни в одном глазу», голова ясная, немного ноет сердце, но это – не в счет. На улице совсем тихо. И светло, от снега.

Долгих пять лет он помнил ее. Держал в уголке души, как маленького пушистого зверька, думал о ней иногда с тихой печалью. Она осталась светлым лучиком в его жизни, и он был благодарен ей за это. А жизнь шла своим чередом. Дети росли на глазах, тем более заметно. Что он редко виделся с ними – они остались в его первой семье. Быт налаживался, машина, квартира, дача… Появилась возможность отдыхать заграницей, и это ему понравилось. Но не было чего-то, о чего жизнь приобретает смысл, становится желанной. Не было любви, ласки, нежности.

Еще одна ночь.: 1 комментарий

  1. Мне понравилось) Нельзя упускать жизненные шансы, не надо бояться выглядеть глупо, смешно и нелепо. И, уж, тем более, НИКОГДА не надо думать за другого, по крайней мере в принятии важных решений. Не надо жить иллюзиями, мечтами и потомАМИ. Жить надо здесь и сейчас! ЖИТЬ!!!
    От меня 5!)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)