Диалог опыта с юностью, или геодезия как философия.

— Отморожены ушки у кошки,- доложил я.- Такой она к нам уже и попала. Вообще-то, там мне очень много встречалось животных с такими дефектами. А когда мы жили на забойном пункте, где из живых оленей делают мёртвую оленину, там было штук двадцать собак всяких габаритов. Так у трети собак отсутствовало по одной лапе.

— Что, тоже отморозили?- участливо спросила Маша.

— Да фиг его знает, я и так, и сяк их расспрашивал, — не отвечали, только лаяли какую-то чушь. Какие-то там собаки странные. Вот, посмотрите на эту морду – типичный дебил!

На экране появилась фотка, запечатлевшая собачку средних размеров, по породе смахивавшей то ли на овчарку, то ли на лайку, то ли на коктейль из них.

— Какая хорошая, у-тю-тю!- засюсюкала, как на ребёнка, самая остроумная.

— Папа, это же Рекс, помнишь, ты про него рассказывал?

— Да, это Рекс, собака туповатая, но знаменитая.

— И чем же она знаменита? Спасла кого-нибудь?- выказала желание проникнуть в Рексову тайну блондинка-брюнетка.

— Да нет, это её спасали. Было это в Усинске. Там у фирмы, с которой сотрудничали мы, была база, на которой находились и наши балки. Там и проживал этот Рекс. Вначале он был нормальным псом, но однажды буры подшутили над ним. Они налили ему в миску тормозной жидкости, а он её и выхлебал. И с тех пор сам стал тормозить не хуже их буровой установки. Так вот, однажды, зимой, решили мы покормить Рекса – что-то у нас излишки еды тогда скопились. Зовём, зовём его, а он сидит у ангара и не реагирует. И сидит-то как-то странно: прислонился к воротам головой, чуть задрав морду к небу. Задумчивый такой, тихий. Ну, решили мы, что опять он притормаживает, соображая, как правильнее жить дальше. Но кому-то надоела эта неопределённость, и он отправился к этому полудурку, возомнившему себя Магометом. А через минуту орёт и машет руками, чтобы мы скорее к нему шли. Подходим и видим такую картину: сидит наш милый Рекс у стальных ворот, а язык его припаян к ним намертво. Видимо, лизнул он промёрзший металл из любопытства, а язычок-то к нему и приклеился. И так бедолаге плохо, ведь слышит же, что жрать зовут, а ему даже «Гав» не сказать! Пришлось тащить тёплую воду и отогревать металл вокруг любопытного языка. Зато жрал потом Рекс за десятерых!

— Я тоже как-то в детстве молоток на морозе лизнула,- похвасталась самая остроумная.

— Оно и видно, что язычок у тебя теперь такой остренький,- констатировала просто остроумная.

— А скажите мне, пожалуйста,- почему-то очень вежливо попросила блондинка-брюнетка,- что это за балки такие, о которых вы упомянули?

— Это домики на колёсах. В них тепло и уютно, если, конечно, есть свет и работают печки.

— А что, это не всегда так?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)